Покровское кладбище. Слава и забвение.

Яков Михайлов

(1803 — 1860)

Но вы — род избранный, царственное священство, народ святый, люди, взятые в узел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой Свет.

1 Пет. 2, 9

В истории Рижской епархии сороковые годы XIX века — это время массового присоединения латышских и эстонских крестьян к Православию. Непосредственным толчком к началу массового перехода послужил конфликт между гонителем гернгутеров пастором Треем и Рижскою гернгутерскою общиною в 1844 году. По ложному доносу пастор Трей в конце концов закрывает молитвенный дом гернгутеров. Тогда руководитель общины Давид Баллод — человек честный, благочестивый и весьма авторитетный среди крестьян, обратился к епископу Филарету I от имени 120 человек с просьбой о присоединении их к Православию. 12 марта 1845 года последовало Высочайшее соизволение на присоединение просителей, а также и на совершение для них богослужения на латышском языке.

В конце апреля 1845 года произошло первое присоединение латышей к Православию. В числе присоединившихся был и Д. Баллод. Весть о присоединении к Православию Баллода быстро разнеслась в народе. По всей Лифляндии, особенно в юго-восточной ее части, поднялись крестьяне. Голод несомненно усиливал народное движение. Однако о хлебе крестьяне почти не говорили. Ни палки, ни бритье голов, ни лишение скудного имущества не остановили и не удержали искавших утешения и спасения в вере Православной! Народ понял, что ни бароны, ни пасторы не могут препятствовать переходу крестьян в Православие.

Для латышского богослужения в Риге была отведена Покровская кладбищенская церковь. Не хватало священнослужителей. Ситуация складывалась так, что епископу Филарету пришлось рукополагать в священники и некоторых местных лиц, хорошо знавших латышский язык. Так был рукоположен во священники кассир графа Шереметева (бывший дворовый) Яков Михайлов. 25 лет служил он бухгалтером на мызе Пебалг (Пиебалга) и потому владел свободно немецким, латышским, французским и латинским языками. Епископ Филарет выхлопотал у графа Шереметева вольную, и в 1843 году Я. Михайлов уже занимается редактированием переводимых на латышский язык богослужебных книг, за что был удостоен благодарности Св. Синода. В 1844 году он проходит в Псковской Духовной семинарии подготовку к священнослужению, 21 апреля 1845 года рукополагается Рижским епископом Филаретом в диаконы, а 22 апреля — в священники. Назначается настоятелем Рижской Покровской церкви и впервые в истории Православной Церкви 22 апреля служит божественную литургию на латышском языке. В «Рижских Епархиальных Ведомостях» есть запись: «Генерал-губернатор Евгений Александрович Головин неоднократно свидетельствовал пред Преосвященным Филаретом: «Полное одобрение благоразумию и усердию этого священника. Несмотря на разные противодействия со стороны лютеран, о. Яков в самый короткий срок успел присоединить к Православию до 1670 душ лютеран-латышей. Исполнял дело присоединения с примерным благоразумием, ревностью и усердием. Он прослужил в Покровской церкви 15 лет и умер в январе 1860 года (в разных источниках две даты смерти 1859 и 1860, на самой могиле тоже ошибка). Когда Покровская церковь торжественно праздновала свой двойной юбилей — 50-летие каменного храма и 150-летие со дня ее основания, архиепископ Иоанн Поммер (ныне прославленный в лике святых) остановил свое внимание на одном из самых ревностных ее служителей Якове Михайлове, который, будучи уроженцем чисто русской области — Псковской губернии, — изучил чужой ему язык и посвятил себя служению тем, кто нуждался в его помощи. «Он был основоположником нового порядка, при котором стали совершаться богослужения на латышском языке, и, таким образом, является одним из первых деятелей, объединивших вокруг себя, а вернее вокруг церкви, русское и латышское население».

Пройдет время и эта земля примет и Владыку Иоанна Поммера, и будут они рядом покоиться — два Христова воина, одинаково стоявших в трудное время за веру Православную.

«Все не случайно, — говорил Иоанн Поммер, — в мире нет ни росинки случайного. Все промыслительно, все чудесно. Видение мира в Боге воскрыляет. Дух Божий ставит нас лицом к тайне Будущего Века. В жизни все бывает не даром. В жизни есть мудрость живого Божиего Промысла. Он открывает человеку иногда не только неизбежное, но и возможное, еще зависящее от самого человека, от его нравственных путей».

Да будет блажен твой путь… Вечная память пастырю прихода! Помолимся о нем, братие, да вознаградится ему потеря временной жизни жизнью вечною, блаженною!

Не так давно на могиле о. Якова усилиями Пушкинского общества был восстановлен крест (справа от часовни).

mihailov

(Составлено по материалам: Рижск. Епарх. Вед., 1907, № 16; 1909, № 11; Сегодня, 1929, № 273; Гаврилин А. Очерки истории Рижской епархии. Рига, Филокалия, 1999)

 

С. Видякина