Жения Бругане

Жения Бругане

Жения Бругане  (девичья фамилия Коптева) (17.11.1903, Ломжа, Польша – 03.01.1985, Рига) – латвийская арфистка и педагог. Одна из самых выдающихся исполнительниц  Латвии.

Евгения Сергеевна Коптева родилась в небольшом городке Ломжа, на территории Польши, входившей  в состав Российской империи. Ее отец, Сергей Коптев, был губернатором этого города, а мать, Елизавета Коптева, была занята воспитанием двоих детей – Владимира и Евгении. Евгения была еще ребенком, когда ее отец, выйдя в отставку, переехал с семьей в Москву.  

Уже в раннем детстве Евгения проявила большое природное музыкальное дарование и прекрасный слух. В 9 лет ее, как вундеркинда, приняли на младшее отделение  Московской консерватории по классу арфы, к замечательному педагогу, профессору Марии Александровне Корчинской,  у которой впоследствии училась и выдающаяся российская арфистка Вера Дулова. По окончании обучения в консерватории, в возрасте 17 лет (т.е в 1920 г.), получив диплом, Е.Коптева время от времени выступала  с сольными концертами. А постоянную работу нашла по специальности  в военном симфоническом оркестре там же, в Москве. Однако этот период длился очень недолго: в ее жизни наступили коренные перемены.

Старший брат Евгении, Владимир, познакомил сестру со своим другом, инженером-строителем по имени Артур Бруган. Спустя короткое время после знакомства, Евгения и Артур решили пожениться, и осенью 1920 года, они переехали  из разоренной России на его родину, в Латвию. Вначале жили на хуторе, недалеко от города Валки, у родителей Артура, но вскоре молодожены перебрались в Ригу. С тех пор вся творческая биография выдающейся арфистки была связана со столицей Латвии, где она получила известность под именем Жения Бругане (Ženija Brūgāne).

Первым ее постоянным местом работы в Латвии стал Рижский Художественный театр (Dailes teātris), под руководством выдающегося латышского режиссера Эдуарда Смильгиса: Ж.Бругане была первым, и в течение 12 лет, бессменным работником музыкальной части театра (1921-1933). Она оформляла драматические постановки игрой на арфе или фортепиано, непосредственно во время спектаклей. В этом ей помогала широкая эрудиция в области  мировой музыкальной литературы и великолепная память, дававшая возможность цитировать классические сочинения. С другой стороны, в оформлении спектакля большую роль играла  и способность к импровизации, которая позволяла ей самой непосредственно для определенных нужд и конкретных сцен,  при необходимости, создавать новое, оригинальное музыкальное сопровождение, наряду с музыкой, которую писал для этого театра музыкальный консультант, композитор Бурхардс Сосарс (Burhards Sosārs). Одной из первых ее работ в театре стало сопровождение на арфе спектакля В.Шекспира «Сон в летнюю ночь», премьера  которого состоялась 20 апреля 1922 года.

А свой природный талант, способность к  импровизированию, Ж.Бругане использовала и в последующие годы (особенно 1950-1960-е гг), когда артистку  приглашали делать музыкальные сопровождения–иллюстрации, импровизацией на арфе, для различных драматических радиопостановок.

И все же она очень стремилась работать в оркестре. Такая возможность появилась, наконец, в 1933 году, когда Жения Бругане, выдержав конкурс, получила место арфистки, и перешла на работу в симфонический оркестр Латвийского Радио (работала с1933 по1978 годы). Программы концертов этого оркестра всегда были разнообразны, соответственно и репертуар Ж.Бругане содержал множество сольных фрагментов из мирового музыкального симфонического наследия (например, из «Шехерезады» Н.Римского-Корсакова,  каденции из балетных сюит П.Чайковского, Л.Минкуса А.Глазунова и многое другое), а также музыки современных композиторов. Репертуар оркестра постоянно менялся, пополнялся и расширялся, соответственно изменения происходили и в репертуаре арфистки. С именем Ж. Бругане,  как и всех артистов оркестра, связаны   премьеры многих симфонических сочинений латышских композиторов. Соло ее арфы слышны, к примеру, в записи знаменитой 4-й симфонии Иманта Калныньша.  

Особенности звучания и проявления красоты тембра любого музыкального инструмента  зависят от мастерства артиста, прикасающегося к инструменту. Но от этого естественно, зависит и звучание всего оркестра в целом. Звуки арфы из-под  пальцев Жении рождались полно и прекрасно. Ей порой было недостаточно того, что было написано в партитуре для ее любимой арфы и она, по собственному признанию, частенько украдкой, по ходу исполнения, добавляла какие-то детали к музыке оркестровой партии, которую исполняла. По-детски бывала горда и счастлива, если дирижеры не слышали ( или делали вид, что не слышали) этого ее своеволия.

О том, что музыканты ценили ее за высокий профессионализм исполнения и знание тонкостей особенности игры на арфе говорит и тот факт, что многие латышские композиторы частенько прибегали к ее советам и прислушивались к  рекомендациям при записи партий для арфы в крупных сочинениях, и тем более, когда создавались камерные произведения. Она нередко становилась первой исполнительницей новых опусов в Латвии. Так, например, Концерт для арфы с оркестром Яниса Кепитиса (1938) был сыгран впервые именно ею.

В составе оркестра арфистка выступала в разные годы под управлением многих выдающихся дирижеров – как латвийских, так и гастролеров: это Янис Медыньш, Леонид Вигнерс, Василий Синайский, Марис Янсонс, Арвидс Янсонс, Кирилл Кондрашин,  Геннадий Рождественский, Юрий Симонов и множество других замечательных мастеров.

На протяжении всей своей творческой карьеры, Ж.Бругане периодически выступала и с сольными концертами, а также участвовала и как солистка в сборных  концертах.

Еще одна сфера деятельности Жении Бругане - преподавательская. Ею она занималась сравнительно недолго, будучи доцентом Латвийской консерватории, с 1940 по 1948 годы. Чуткая наставница доброжелательно и объективно относилась к своим ученицам, передавая им свой опыт и умение. Среди ее учениц – дочери, впоследствии известные латвийские арфистки Тамара и Инесе, игравшие соответственно в оркестрах Национальной Оперы и симфонического оркестра;  ее ученицей  была и арфистка Ария Буша, долгие годы игравшая в оркестре театра оперетты и ряд ругих.

Ж.Бругане была одной из наиболее ярких и талантливых артисток Латвии. Ее игра всегда отличалась высоким профессионализмом и большой эмоциональностью исполнения. Она обладала высокой техникой игры, у нее было выработано потрясающее чувство ансамбля, так необходимое артисту для игры в коллективе. Вероятно поэтому не только газетные критики отмечали яркость ее исполнения: она была признанным музыкальным исполнителем высочайшего класса и среди ближайших коллег Свидетельством тому могут быть слова о ней, сказанные в частной беседе замечательной латвийской арфисткой, Варварой Качаловой: «Жения Бругане была арфисткой мирового порядка» .

Велики общемузыкальные заслуги Жении Бругане. Ее природный талант, помноженный на высокую трудоспособность, умение концентрироваться в нужную минуту, яркость  и уверенность ее выступлений, сделали ее одной из выдающихся арфисток Латвии. Она ярко и уверенно исполняла сольные фрагменты в симфонических произведениях, что всегда подкупало слушателей.  

Звуки  арфы, рождавшиеся под пальцами Жении Бругане, в 1960е годы, каждое утро доносились до сотен тысяч латвийцев, потому,что трансляция радиопередач по первой программе Латвийского радио начиналась со звуков мелодии знаменитой латышской народной песни  «Pūt vējiņi»   именно в исполнении на арфе, записанном Женией Бругане. Однако далеко не всем было известно имя исполнительницы.

Каждый человек проходит через испытания и невзгоды, что не миновало и Жению Бругане. Но лишь поистине состоявшийся в своей музыкальной профессии человек может так спокойно и откровенно сказать, как  сказала в одном из своих интервью, в канун своего 70-летия,  замечательная арфистка: «Арфа – это моя жизнь».

P.S. Ж.Бругане, фактически стала родоначальницей  семьи выдающихся латвийских музыкантов: дочь, Тамара Бругане-Буша, арфистка, в течение многих лет  играла в оркестре Национальной Оперы; вторая дочь, Инессе Бругане, арфистка, играла в Латвийском Национальном симфоническом оркестре; внучка  (дочь Тамары), выдающаяся латвийская флейтистка Агнесе Аргале (Буша)  годы была артисткой Национального симфонического оркестра. В сезоне 1978/1979 годов, представительницы трех поколений этой замечательной семьи - Жения, Инесса и Агнесе все же успели поработать в месте в симфоническом оркестре.

Жения Бругане похоронена на 1-м Лесном кладбище.

 

 

Сочинения Жении Бругане::

Миниатюры для арфы соло, в том числе - «Колокола» и «Гавот» (1940).

Звания:

Заслуженная артистка Латвийской ССР (1955).

Награды:

Орден «Знак Почета».

 

Информация:

Госархиф, фонд 1655, опис.1, дело №181.

Исторический архив фонд 2996. опис2, дело 44726.

Jaunākas ziņas 1937, Nr194.

Literatūra un māksla 1985, 11 janvārī. некролог

Марина Михайлец

Иллюстрации к теме

Связанные темы

Янис Иванов

Евгения Лисицына

Георгий Пелецис

Игорь Бочарников

Юрий Каспер

Маргарита Тунс

Всеволод Пастухов

Сергей Осокин

Юрий Глаголев

Владимир Глаголев

Всеволод Чешихин

Владимир Добровольский

Татьяна Курышева

Пётр Печерский

Надежда Карклиня

Иван Краснопёров

Сергей Краснопёров

Василий Васьков

Дмитрий Кульков

Андрей Осокин

Варвара Качалова

Инна Крутикова

Василий Синайский

Лия Красинская

Иван Микельсон

Николай Качалов

Валентин Боголюбов

Владимир Волков

Валентин Николаев

Борис Потулов

Зинаида Посникова

Маргарита Тойман

Надежда Васькова

Пётр Посников

Клементина Хибшова

Юрий Пешков

Валентин Уткин

Александр Фёдоров

Станислав Накрошаев

Олег Барсков

Валерий Зост

Артемон Кондрашов

Лариса Малькова

Юрий Спигин

Владимир Князевский

Игорь Яковлев

Виталий Долгов

Николай Миклашевский

Ольга Боровская

Виктор Мирошников