Виктор Чернобаев

Виктор Чернобаев

Виктор Григорьевич Чернобаев (13/25 сентября 1891, Феодосия, Таврическая губ. – 9 января 1947, Рига) – доктор филологических наук, профессор Латвийского государственного университета

В.Г. Чернобаев родился в Феодосии в семье врача. В 1909 году окончил Петербургскую гимназию императора Александра I   и в том же году  поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, где занимался под руководством академиков  П.А. Лаврова, А.А. Шахматова, С.Л. Пташицкого. В 1913  году Чернобаев  получил диплом и был оставлен на кафедре славянской филологии. В 1916-17 годах  он  выдержал магистерские испытания, а в феврале 1918 года прочитал на  заседании факультета пробные лекции.

В 1921-1922 годах Чернобаев - ассистент  Петроградского госуниверситета, с  1922-1932 - доцент того же университета (в 1924 году переименован в Ленинградский государственный университет). До осени 1941 года В.Г. Чернобаев являлся профессором Ленинградского госуниверситета. Одновременно с 1930 по 1938 год .Чернобаев – профессор Педагогического института им. Герцена, в 1931 – 1934 годах -  научный сотрудник Института славяноведения АН СССР, с 1934 по 1936 год – ученый специалист Института литературы Академии наук СССР и с 1938 по 1941 год  – заведующий кабинетом славянских языков  Института языка и мышления АН СССР.

23 сентября 1935 года Лингвистическая квалификационная комиссии при  Ленинградском институте истории, философии и лингвистики (ЛИФЛИ) постановила признать справедливым присвоение профессору Чернобаеву (без защиты диссертации) степени доктора языкознания (по славянским языкам и литературе). Документы  были посланы в Москву на утверждение во Всесоюзный комитет по делам высшей школы при Совнаркоме СССР.

5 февраля 1938 года В.Г. Чернобаев был утвержден в ученой степени доктора филологических наук без защиты диссертации.

Отсутствие партийного билета не стало препятствием в научной карьере Чернобаева, хотя наград и почетных званий он не получал. Однако ему удалось побывать в загранкомандировках в Чехословакии и Польше, что требовалось для его научной работы, ибо его специализацией была славянская филология.

Начало войны застало В.Г. Чернобаева с малолетней дочкой Ольгой (род. 4 октября 1937)   в г. Пушкин, который в сентябре 1941 года был оккупирован немецкими войсками. Из Пушкина немцы первоначально отправили Чернобаева в Гатчину, а оттуда в 1943 году – в Ригу.

В 1940/41 учебном году при Латвийском университет было создано славянское отделение, которое продолжало  работать и в годы оккупации (Латвийский университет был переименован в Рижский). Так как ранее в Латвийском университете не было славянского отделения, то ощущалась острая нехватка специалистов в этой области. Поэтому появление в Риге профессора Чернобаева оказалось как нельзя кстати. Однако университет настороженно отнесся к «советскому профессору».  20 декабря 1943 года на заседании факультета филологии и философии  было принято решение допустить В.Г. Чернобаева к преподаванию в качестве внештатного лектора 1-й категории сроком на 1 год с нагрузкой 8 часов в неделю (4 часа - русская стилистика и 4 часа - славянская диалектология). Однако уже в следующем учебном году Чернобаев числился полноправным профессором.

И после освобождения Риги от нацистских захватчиков В.Г. Чернобаев продолжал работать в университете. Наркомат просвещения Латвийской ССР утвердил его профессором - заведующим кафедрой славянской филологии Филологического факультета Латвийского госуниверситета (ЛГУ).

Ректорат ЛГУ ходатайствовал, чтобы квартира по ул. Лачплеша 52/54, где  проживал профессор Чернобаев не была занята воинскими частями.

Одновременно с преподаванием в университете Чернобаев по совместительству работал в Латвийском педагогическом институте, а также  старшим научным сотрудником в Институте фольклора.

Примечательна общественно-политическая характеристика, данная В.Г. Чернобаеву секретарем парторганизации ЛГУ (22 июля 1946 года):

«В настоящее время В.Г. Чернобаев ведает кафедрой славянской филологии и читает соответствующие предметы. Он – опытный преподаватель и знаток своего дела. Методологически близок к марксизму.

Четких формулировок как в философском, так и в политическом отношениях избегает. Аккуратно посещает все специальные научные доклады, которые делаются на факультете. Но от выступлений в прениях воздерживается. В общественной работе В.Г.Чернобаев мало активен».

По воспоминаниям бывших студентов, В.Г. Чернобаев пользовался авторитетом как в преподавательской, так и в студенческой среде.

Однако тяжёлая болезнь и смерть не дали в полной мере раскрыться таланту В.Г. Чернобаева.

После  его смерти остались сын – 16 лет и дочь 9 лет.

Похоронен Виктор Григорьевич Чернобаев на Покровском кладбище в Риге.

Татьяна Фейгмане

 

Список публикаций В.Г. Чернобаева:

1.Две славянские переработки одного английского оригинала  (Язык и литература, т.2, Ленинград, 1927).

2. К вопросу о судьбе т.н. «восточной» повести в Чехии и Польше  (Сборник II отделения Академии наук, Ленинград, 1927).

 3. Столетие III части  Dziadow  Muykebura. Сборник в честь академика А.С.Орлова, Ленинград, 1934).

4. Западно-европейские источники Досифея Обрадовича (Прага, 1925, Slavia ).

5. Неизвестная рукопись произведений Яна Атоса Кошенского в  Ленинградской Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина (Труды Ленинградского Педагогического института им. Герцена, Ленинград, 1934 – отзывы в чешской научной прессе).

6. Политические пародии в старой польской литературе и на Западе (Труды Института литературы Академии наук СССР, монография по первоисточникам).

7.Пушкин и Онизар (Пушкинский Временник, Ленинград, 1937 – отзывы в советской и иностранной прессе).

8.К истории отрывка  «Альфонс садится на Конди» (Пушкинский Временник, Ленинград, 1936 – отзывы в советской прессе).

9.Ян Неруда и чешская литература 19 века (Ленинград, 1937, Гослитиздат)

10.Владислав Реймонт и его «Мужики» (Ленинград, 1935, Гослитиздат)

11.Западная граница белорусского языка и вопрос о т.н. переходных говорах   (Известия Отделения литературы и языка, Москва, 1941).

12.Русско-польский словарь, два издания, 1940 и 1940, Москва.

13. Труды 3-го конгресса славянских филологов (Известия отделения литературы и  языка, т.3, Москва, 1941).

14.Полонизмы в украинском литературном языке  19 века (читано в Институте языка и мышления Академии наук СССР в феврале 1941 г.)

Источник: 

ЛГИА, ф.7427, оп.12, д.60

 

Таким запомнился профессор  В.Г.Чернобаева  его бывшей студентке Надежде Фёдоровне Ильянок (записано в 2013 году):

«Старославянский язык, мне казалось, что это нечто очень отдаленное, «древнее», скучное… Но профессор Чернобаев, который вел его, сразу насторожил. Было в нем нечто от Пушкинского Пимена из трагедии «Борис Годунов» с его священным обетом. Он читал лекции не монотонно, а с благоговением, увлеченно… Да, он был уже в солидном возрасте, но каждая его лекция была трепетом души, гордостью за основателей нашего русского языка. Невольно всплывали в памяти стихи нашего великого поэта:

На старости я сызнова живу,

Минувшее проходит предо мною…

Да ведают, потомки православных

Земли родной минувшую судьбу…»

 

 

Покровское кладбище.Слава и забвение. - Рига, 2004

Виктор Григорьевич Чернобаев (1891 — 1947)

Жизнь есть небес мгновенный дар;
Устрой ее себе к покою
И с чистою твоей душою
Благославляй судеб удар.

Г. Державин

 

Воспоминания Бориса Федоровича Инфантьева:

«Виктор Григорьевич Чернобаев впервые оказался на латвийской земле в грозные военные годы в 1943 году. Его взяли в плен, если так можно выразиться, немецкие солдаты под Ленинградом и привезли в Ригу вместе с Н.И. Колюбакиной и малолетней (четырехлетней) дочерью. Такую информацию получили слависты университета. Известно было, что в Латвийский университет его прислало военное командование с сопроводительным письмом самого Гебитскомиссара Дрехслера с предложением предоставить работу в Латвийском университете как представителю русской интеллигенции, чуждой коммунизма.

Хотя В.Г. Чернобаев был профессором и доктором, чуть ли не единственным специалистом по западнославянским литературам и языкам, в Латвийский университет он был принят в качестве лектора. Филологический факультет во главе с профессором Эндзелином оказал Чернобаеву профессорское почтение, присутствуя на его первой лекции. Но профессору запретили читать лекции по своей специальности, он вел курс русской стилистики, который уже был прочитан в предыдущем году лектором Круглевской, и руководил семинаром по белорусской диалектологии.

 После восстановления в Латвии советской власти в 1945 году В.Г. Чернобаев возглавил в Латвийском университете кафедру славистики. Одновременно он был приглашен в Институт фольклора руководить сектором изучения русско-латышских фольклорных связей.

 

Уже тогда (это был 1946 год) профессор был неизлечимо болен, но успел дать поручение своему лаборанту (а с 1946 года и научному сотруднику) Б. Инфантьеву собирать материалы для исследования по темам: «Русские и латышские варианты сказок…», «Связи латышских фольклористов с русской наукой». Собранные материалы явились первой публикацией в области русско-латышских литературных связей в послевоенное время. Таким образом, В.Г. Чернобаева можно с полным правом считать зачинателем исследований в области русско-латышских фольклорных и литературных связей. Заслуга Виктора Григорьевича еще и в том, что он немало потрудился над подготовкой новых кадров ученых, став первым руководителем первых аспирантов по славистике в Латвийском университете».

Воспоминания о профессоре Викторе Чернобаеве продолжает его дочь Ольга.

Один из зачинателей славистики в России, педагог, историк литературы, лингвист, фольклорист, переводчик.

Родился 25 сентября 1891 года в Феодосии (Крым) Таврической губернии в семье преподавателя и врача. Окончил 2-ю Петербургскую гимназию. С 1909 по 1913 год обучался на историко-филологическом факультете Петербургского университета. Был оставлен по окончании на факультете «для подготовки к профессорской деятельности по кафедре славянской филологии». В годы Первой мировой войны преподавал в царскосельской Мариинской женской гимназии. В 1917 году получил степень магистра. До войны 25 лет занимался научно-педагогической деятельностью в вузах Ленинграда. Неоднократно командировался за границу (Чехословакия, Польша, Югославия). В 1935 году ему по совокупности работ присуждена ученая степень доктора филологических наук (утверждена в 1938 г.). Им составлен «Русско-польский словарь», изданный впервые в 1940 году.

17 сентября 1941 года город Пушкин, где мы жили на ул. Революции, 27, был оккупирован. Прифронтовая зона освобождалась от жителей. Нас в товарном вагоне повезли в сторону Германии. Так мы (отец, я, Н.И. Колюбакина, наша соседка и сослуживица отца, тетя поэта Д.Хармса, жившая в том же доме) оказались в Риге. В справке, полученной мной из архива, сказано, что числились мы в списках Саласпилсского лагеря. Как мы спаслись, мне неизвестно. Думаю, что немцев не интересовал пожилой и больной человек, неспособный к тяжелой физической работе. Так мы остались в Риге.

Отец стал читать лекции в ЛГУ, в Педагогическом институте, работал в Институте фольклора, с конца 1945 года ездил читать лекции в Ленинград. Мы должны были вернуться туда весной 1947 года. Но после тяжелой болезни (рак) В.Г. Чернобаев скончался 9 января 1947 года в Риге в своей квартире на ул. Кр. Барона, 33/35. После первой панихиды на квартире, сестры женского Свято-Троицкого Сергиева монастыря начали чтение псалтири, которое продолжалось до погребения. Это были первые похороны в университете после войны. Гроб был помещен для прощания с покойным в ауле ЛУ, играл орган.

А затем весь похоронный кортеж двинулся к Покровскому кладбищу пешком. Меня везли на извозчике, так как в 9 лет от горя не было сил идти, к тому же был сильный мороз. Панихиду у могилы совершил о.Николай Харитонов (по воспоминаниям Н.К. Фельдман-Кравченок). Я осталась круглой сиротой. Но, по милости Божией, попала в изумительную семью друга отца, тоже петербуржца, профессора-юриста Александра Николаевича Круглевского, правнука декабриста К.Ф. Рылеева.

Закончить воспоминания о моем отце я хотела бы словами Д.С. Лихачева. Они были знакомы и с большим уважением относились друг к другу. «Люди, служившие другим, служившие по-умному, имевшие в жизни добрую и значительную цель, запоминаются надолго. Помнят их слова, поступки, их облик, их шутки, а иногда чудачества. О них рассказывают. В жизни надо иметь свое служение — служение какому-то делу. Пусть дело это будет маленьким, оно станет большим, если будешь ему верен».

Могила находится в секторе Л, № 2.

О. Чернобаева-Салдоне, дочь В.Г.Чернобаева

Фото из семейного архива О.Чернобаевой-Салдоне