Елизавета Кнауф-Магнусгофская

Елизавета Кнауф-Магнусгофская

Елизавета Августовна Кнауф (Магнусгофская)  (02.02.1890, Рига — 23.04.1939, Рига) —  литератор, прозаик, поэтесса.

Её биография полна загадок и белых пятен. Известно, что она участвовала в Первой мировой войне, судя по всему, в качестве сестры милосердия. Многие факты из её биографии представляется возможным восстановить по её стихотворным произведениям. Исходя из сведений, данных автором в поэтическом сборнике «Лепестки сирени», в 1909 году Е.А. Кнауф находилась в Риге, в 1915 — также в Риге, период с 1916 по 1918 год она провела в Юрьеве (Тарту), в 1918 году попала в Петроград, где, по-видимому, оставалась до 1919 года или же приезжала туда повторно. В 1920 году Елизавета Кнауф оказывается в Казани, затем судьба заносит её в Царицын, потом в Астрахань. В 1921 году она оказывается в Казанской тюрьме, арестованная, вероятно, как противница большевизма. Сложно утверждать, каким образом ей удалось спастись, но в этом же году она попадает в Латвию и обустраивается в Риге, откуда она родом.

Е.А. Кнауф была прибалтийской немкой. Первый латвийский паспорт она получила уже 16 июля 1921 года. В нём имеется упоминание о её членстве в Латвийском комитете беженцев с указанием на 1922 год. На 17 октября 1921 года она была прописана по адресу улица Маскавас, 42, квартира 6, но впоследствии она неоднократно меняла место жительства. Например, с июля 1928 года по август 1931 года (согласно паспортным данным) она проживала в Вецаки, на улице Даугавас. Этому популярному среди рижан курортному району, расположенному недалеко от устья Даугавы она впоследствии посвятила несколько ярких очерков. 

Е.А. Кнауф активно участвовала в издании книги-посвящениия «Литераторы и художники — воинам». Книга была адресована участникам войны широкого национального спектра:  вышла на русском и латышском языках, но не на немецком, хотя известно, что многие представители балтийских немецких семей сражались против кайзеровской Германии в составе русской армии.

Е.А. Кнауф-Магнусгофская устроилась на работу в «Слово», газету, созданную в 1925 году; там она возглавила отдел переводов иностранной прессы. Многие сотрудники газеты «Слово» были впоследствии выведены ею в книге воспоминаний «Земные звёзды».  В 1925 году она опубликовала сборник лирических текстов под названием «Лепестки сирени». В 1929 году вышли две книги Кнауф — сборник мистико-провиденциальных рассказов — «Не убий» - в издательстве «Саламандра» Николая Белоцветова, и сборник мистико-исповедальных текстов «Свет и тени» - в издательстве «Марс». Предисловием к этому сборнику послужило краткое факсимильное письмо генерала Петра Николаевича Краснова. Полное название книги звучит так: «Свет и тени. Записки сестры милосердия. Военные рассказы», а сюжетика текстов обусловлена личным опытом военных переживаний автора. 

В 1930 году вышла книга оккультных рассказов «Тринадцать»; некоторые рассказы характеризуются гротескно-травестийным настроением. Необычность и своеобразная экзотичность тематики привлекли внимание рижских читателей к новому произведению Кнауф-Магнусгофской. Эпиграфическим вступлением к этому сборнику послужила фраза «Латвийскому астрологу Ральфу Бэтеру посвящаю мой скромный труд». Книга воспоминаний о недавнем прошлом «Зимние звёзды» вышла в 1932 году. 

Также Елизавета Кнауф писала краеведческие заметки, выдержанные в традиционном для неё духе стремления к мистическому открытию: «Исторические памятники Вецакена» и «Возле старого устья Двины» (вышли в свет в 1929), которые были посвящены заповедным рижским местам, имеющим историческую ценность, но незаслуженно неисследованными. Заслуживает внимания и очерк «Тринадцать лет», посвящённый мистическому переосмыслению даты объявления Германией войны России. Характерной особенностью творчества Магнусгофской было стремление намерению мистифицировать событийную канву, наполнить повествование элементами загадочности и оккультизма, что привлекало поклонников её творчества. Часто на уровне ассоциативного восприятия в описании природных стихий проскальзывали апокалиптические настроения. Все очерки были напечатаны в газете «Слово», просуществовавшей четыре года и закрытой в 1929 году.

Вот цитата из очерка «Тринадцать лет», в которой описывается момент предвоенной ситуации, день накануне начала военной эпохи:

«В этот вечер солнце заходило в облака. Осталось в памяти, как в этот роковой вечер вся Рига была залита кроваво-красным цветом заката. Подъезжающие с моря видели старинные колокольни, замок и набережную, задёрнутыми какой-то красной пеленой.

Бывают же такие... знамения...

Как перед началом революции. За месяц или за два над Юрьевом, который до эвакуации был административным центром Лифляндии, виднелось зловещее северное сияние. Никогда не видали мы ничего подобного на наших широтах: из самого зенита расходились красные колеблющиеся столбы и было впечатление, что потоки крови льются с небес на землю».

В то же время надо отметить, что не весь очерк выдержан в подобном ключе, далее следует историческое повествование с акцентированием внимания на бытовых подробностях надвигающейся военной катастрофы и лирико-ностальгические отступления, построенные на противопоставлении плана радужного безоблачного прошлого, неспокойного, тревожного настоящего и неизвестного трагического будущего.

Ярко выраженная мистическая составляющая литературного творчества Кнауф, а также стремление к мистификации собственной биографии была обусловлена активным её участием в деятельности теософического кружка, идеи которого она вполне разделяла с давних времён. 

О дальнейших годах жизни Е.А. Кнауф-Магнусгофской известно мало.

Её гражданский паспорт был аннулирован в 1939 году по причине смерти 23 апреля. Тем не менее, есть упоминание о её смерти в 1942 году в период нацистской оккупации в Рижском доме престарелых.

Александр Филей

Фото: ЛГИА, ф.2996, оп.10, д.31722.

Иллюстрации к теме