Русские в довоенной Латвии

Татьяна Фейгмане

Глава II. Cокольские общества

В конце 20-х начале 30-х годов в Латвии  стало распространяться сокольское движение, в те годы весьма популярное среди русской эмигрантской молодежи. Это движение зародилось в Чехии в середине прошлого столетия. В условиях, когда Австро-Венгерская монархия проводила политику онемечивания чехов,  М.Тырш и И.Фюгнер выдвинули мысль,  что  дух и сила народа находятся в прямой зависимости от физической и моральной силы отдельных, входящих в него индивидов (163). Ими была выработана особая система гимнастических упражнений. Сокольство довольно быстро завоевало популярность не только в Чехии, но и среди других славянских народов. В России сокольство достигло расцвета в годы предшествовавшие первой мировой войне. Новый всплеск интереса к нему проявился уже в эмиграции, когда русская молодежь оказалась перед лицом реальной опасности растворения среди других народов. Идейные основы сокольства были сформулированы на съезде Русского сокольства в Праге в 1932 г. Это прежде всего: а) гимнастическо-воспитательная система М.Тырша, б) братство и самосовершенствование, в) действенная любовь и служение русскому народу (164). Важнейшей задачей сокольства была борьба за сохранение национального самосознания в условиях вынужденного отрыва от родины и подготовка молодежи к предстоящей работе на благо России.  Одновременно русское сокольство подчеркивало свою надпартийность и надклассовость.

В Латвии первое сокольское общество было создано в Даугавпилсе в 1928 г. Чуть позже аналогичные общества появились в Риге  (1930 г.), Лиепае (1932), Резекне (1933) и в Елгаве (1934 г.). Наиболее крупной  сокольской организацией в Латвии была рижская. Главным звеном в работе общества были регулярные гимнастические занятия (3 раза в неделю). По воскресеньям для членов общества читались лекции на общеобразовательные темы. При рижском Соколе существовала библиотека, а также Бюро труда для оказания помощи  безработным членам общества, в числе которых было немало выходцев из рабочей среды. Сокола занимались также сбором вещей, продовольствия, денег и раздачей собранного среди нуждающихся жителей Риги (165). Члены общества именовались братьями и сестрами и объединялись в "гнезда".  Особенно гордились сокола своей формой. У общества была эмблема. В качестве флага использовался российский трехцветный стяг.

Сокола участвовали в различных спортивных и культурных начинаниях.  Например,  в 1935 году: 24 февраля был организован показательный вечер в Елгаве, 4 мая сокола участвовали в традиционном вечере в помещении Рижского ремесленного общества, 10 мая Р.Маслов и Н.Индрушенок выступили  с гимнастическими упражнениями в Национальной опере на торжестве присяги олимпийских гимнастов. В условиях авторитаризма сокола отмечали и такой новый праздник как 15 мая - годовщину улманисовского переворота. 24 мая члены общества участвовали в Дне русской культуры в парке Миера, где они показали специально подготовленные гимнастические упражнения. 26 октября состоялся специальный вечер по случаю пятилетия общества, а 27 октября - торжественный акт с участием представителей всех латвийских сокольских обществ. 18 ноября сокола участвовали в праздновании Дня независимости(166). Незабываемым событием было участие в сокольских слетах в Праге.  В 1932 г. двое рижских соколов - Николай Жин и Павел Валуев, даже рискнули отправиться в Прагу на велосипедах (167).

Вместе с тем внутренняя жизнь Сокола была непростой.  Руководители  этого общества, в большинстве своем, придерживались правых,  нередко монархических взглядов. Столкновение личных амбиций и склоки не раз сотрясали сокольские ряды. В 1933 г. в  рижском Русском соколе произошел раскол. Вышедшие из него члены основали параллельную организацию Русская сокольня. Официальной причиной раскола послужил выход одного из лидеров русского сокольства в Латвии Н.Н.Лишина из подчинения Пражскому сокольскому центру и его переход в подчинение аналогичному Белградскому центру, имевшему откровено выраженную монархическую окраску (168).

После установления диктатуры сокольские общества не были закрыты. Однако в 1936 г. Министерством внутренних дел был поднят вопрос об объединении Русского сокола и Русской сокольни. Попытка объединения этих обществ встретила противодействие в лице Н.Н.Лишина (169) и закончилась тем, что он должен был отказаться от руководства Русским соколом, а его место занял бывший гласный Рижской думы М.Д.Кривошапкин, который, однако, лишь формально возглавил общество, будучи занятым на службе в городской управе, а также участием в работе других русских обществ. Фактически, бразды правления по-прежнему оставались в руках Н.Н.Лишина. На переговорах об объединении Русская сокольня выдвинула следующие требования: 1)Русский сокол должен отказаться от принадлежности к Белградскому центру,  а Русская сокольня - Пражскому центру, 2) объединение может произойти только в случае, если в объединенном обществе не будет Н.Н.Лишина. Эти предложения Русский сокол счел неприемлемыми и выставил свои условия: 1) Русский сокол не может прервать связи с Белградским центром, 2) вопрос об объединении нельзя увязывать с отдельными личностями (170). В итоге, оба общества вынуждены были объединиться. Всего в объединенном обществе оказалось 350 членов (171). В 30-е годы Сокол был одним из самых популярных обществ среди русской молодежи.

Сокол всегда вызывал  известное недоверие у государственных структур. Такие его деятели, как К.Григорьев, Б.Алексеев и С.Гегелло, не говоря уже о Н.Лишине, представлялись властям сторонниками единой и неделимой и, тем самым, опасными для Латвии людьми.  В то же время С.Верба, В.Лавринович, Л.Колосова считались лояльными латвийскими гражданами (172). Тем не менее Сокол  продолжал работать вплоть до советской аннексии. Вероятно, это было связано с тем, что после установления авторитарного режима отношения между русскими монархистами и властями потеплели. К тому же, можно предположить, что власти пытались сбить растущее недовольство русской молодежи, направляя ее энергию в организации правого толка.