Русские в довоенной Латвии

Татьяна Фейгмане

Глава II. Общества социал-демократической ориентации

До установления  авторитарного режима социал-демократы пытались укрепить свои позиции среди русского населения, особенно рабочих. Для этой цели при ЛСДРП был создан и функционировал специальный  Русский отдел. В свою очередь при нем были созданы Краснодвинский русский район и Рижский русский район (на Московском форштадте). Для привлечения русских рабочих использовались разного рода общественные организации. Одним из наиболее известных подобного рода обществ быд рабочий клуб Освобождение труда. Клуб просуществовал с 1927 по 1934 год. Вместе с другими русскими организациями социалистического направления он снимал помещение на ул.Маскавас 140. Хотя работа клуба носила культурно-просветительный характер, его политическая окраска не вызывала сомнений. Например, 28 сентября 1928 г. был организован вечер, посвященный Л.Н.Толстому. На нем был прочтен доклад о великом русском писателе, однако выдержан он был в марксистском духе. По окончании доклада и прений выступил оркестр балалаечников под управлением С.М.Красноперова, музыкальная карьера которого началась на социал-демократических вечерах. Завершился вечер  4-м актом пьесы Л.Н.Толстого Власть тьмы, исполненной членами драматического кружка (196).

Одним из традиционных мероприятий, организуемых при активном участии клуба, были Дни рабочей культуры, которые противопоставлялись Дням русской культуры. Русский отдел ЛСДРП по ряду вопросов занимал более левые позиции, чем руководство партии. В частности, его члены были активными пропагандистами теории "двух культур" - пролетарской и буржуазной. С этих позиций русские социал-демократы обрушивались на Рижское русское просветительное общество. "Либеральные элементы, уклоняющиеся от политики и ставящие своей целью поднятие просвещения среди русского населения. создали русское просветительное общество, - отмечалось в социал-демократической газете Трудовая мысль. - но мягкотелость русской либеральной интеллигенции сказалась в том, что она всячески расшаркивалась перед правыми элементами, поспешившими вступить в это общество, чтобы поворачивать руль неуклонно вправо <...> Сплошной квасной национализм с начинкой церковности, вот что предложило теперь русское просветительное общество" (197). Что же предлагали социал-демократы? Например, в 1929 г. при содействии клуба Освобождение труда, в помещении Народного театра, Д.Марковым был поставлен Скупой рыцарь, после спектакля выступил оркестр С.М.Красноперова, а под конец был заслушан доклад А.Петревица - одного из руководителей ЛСДРП, основной тезис которого сводился к тому, что нет культуры вообще, а есть культура для богатых и и есть культура для рабочих (198). Аналогичные праздники организовывались и в последующие годы. В том же 1929 г. в Гребенщиковской школе (ул.Маскавас 112) был организован детский утренник на русском и латышском языках, концерт-лекция памяти Я.Райниса (199). Члены клуба участвовали в "чайных вечерах",  в ходе которых слушали доклады, в основном на политические темы. Эпизодически клуб получал субсидии для  нужд культурно-просветительной работы.   В 1929 г. клуб Освобождение труда получил пособие в размере 1000 латов от Культурного фонда (200). В начале 30-х годов в состав правления клуба входили И.Лебедев, Е.Дзейвер, А.Новиков, М.Архипов и В.Гервятовский (201).

Под руководством Д.Маркова работал драматический кружок Синяя блуза, дававший представления не только на Московском форштадте Риги, но и гастролировавший по Латгалии. Предпринимались попытки даже создать русский  Рабочий театр. Параллельно с Синей блузой существовала Театральная рабочая мастерская или ТРАМ. В 1932 г. обе труппы объединились под названием ТРАМ, сохранив режиссуру за Д.Марковым. Хотя постановки названных трупп не блистали профессионализмом, они все же вносили некую толику в приобщение к культуре русского рабочего населения.

Физическому развитию русской  молодежи призвано было служить отделение Ивановские ворота при Рабочем спортивном союзе. При Ивановских воротах работали секции греко-римской борьбы, тяжелой атлетики, бокса, пинг-понга, гимнастики, сухопутных и морских пионеров, шахматная. Летом, в дополнение к вышеуказанным, работали секции легкой атлетики, футбола и плавания, а зимой - конькобежная и хоккейная (202).

Русская молодежь участвовала в работе таких известных социал-демократических организаций, как Трудовая молодежь, Рабочий спорт и страж. В противовес скаутам  и гайдам социал-демократы пытались организовывать пионерские отряды. Первые такие отряды появились в 1924 г. В 1930 г. в Риге были два русских отряда красных пионеров, в которых насчитывалось более 70 человек. Работа с пионерами преследовала две цели: физическое и идейное воспитание подростков (203).

Для помощи детям рабочих в 1923 г.  было создано общество Друг детей. Общество содержало бесплатный детский сад на 100 детей, несколько детских уголков и клубов. Русское отделение общества устроило детскую площадку, организовало детские экскурсии и праздники. В 1931-32 годах содержало столовую для детей безработных.  Около 100 детей было обеспечено горячим обедом, после  которого со школьниками в течение 3 часов работал педагог (204). Время от времени названное общество получало пособие из городской казны.

 

* * *

Палитра русской общественной жизни в Латвии была достаточно насыщенной и разнообразной. Демократическое законодательство,  действовавшее в Латвии до установления авторитарного режима, способствовало широкому развитию общественной самодеятельности. И русское население пользовалось этой возможностью.  "Единение, самодеятельность, взаимопомощь - вот путь к утверждению национальной самобытности <...>» (205), - полагал Б.В.Евланов.  Своим участием в общественной  жизни русская интеллигенция как бы компенсировала свое робкое включение в политическую жизнь страны, в латвийское общество в целом. Гражданская активность русского населения в довоенной Латвии проявлялась, главным образом, в работе многочисленных обществ, охватывавших различные стороны жизнедеятельности. Вместе с тем, было бы ошибочным как идеализировать, так и недооценивать достижения в этой области. Русская общественная жизнь была несравнимо беднее той, какой жило немецкое или еврейское меньшинство. И сами русские не раз признавали свое неумение или нежелание самоорганизоваться для защиты своих же национальных, культурных и профессиональных интересов. Известный общественный деятель тех лет - Н.Н.Бордонос так характеризовал положение в русских обществах: "Правление  одного из обществ пишет, что препятствие к более широкому развитию деятельности общества заключается  в нашей русской, очевидно, врожденной неорганизованности и несочувствии к добрым начинаниям.  Из другого угла Латвии пишут, что посещаемость общих собраний  обычная, русская: ниже среднего. Нередко на приглашение поступить в члены общества следует вопрос:  А что оно даст? Собирание членских взносов является тяжелым подвигом  для сборщиков. Попробуйте получить два лата с лица состоятельного - сборщика заставят прийти 3-4 раза. Теперь, мол, мне некогда!» (206).

И все-таки русские общества внесли существенную лепту в сохранение русским населением Латвии своей национальной и культурной идентичности, в развитие у него национального самосознания, чувства причастности к русской культуре, уважения к русским традициям. Русская диаспора в Латвии сумела найти такие формы самоорганизации, которые помогали ей сохранять свою самобытность в инонациональной среде, в условиях почти полного отрыва от этнической родины.