Русские в довоенной Латвии

Татьяна Фейгмане

Глава II. Русские профессиональные общества

Многие русские общества (как и другие национальные общества) нередко создавались по профессиональному принципу. Пожалуй, самым  выдающимся из подобного рода обществ был Союз русских учителей  Латвии, возникший еще в январе 1919 г. В период с января по май 1919 г., когда  бразды правления  находились в руках большевистского  правительства, это была единственная действовавшая в то время русская организация. Первым председателем Исполнительного комитета Союза была  О.Н.Лишина.  В числе первоочередных  задач Союза была защита интересов русской школы. После возобновления работы Народного Совета в Риге (13 июля 1919 г.), члены Союза русских учителей  по мере возможности участвовали в разработке законопроекта Об организации школ меньшинств в Латвии. После создания в 1920 г. Русского отдела при Министерстве образования Союз русских учителей  передал в его ведение школьное дело, сохранив за собой функции профессиональной и научной организации. О.Н.Лишина стала начальницей Русского отдела,  а Ф.А.Эрн  возглавил Союз русских учителей. С 1925 г.  этим обществом, бессменно, вплоть до его ликвидации, руководил учитель естествознания Н.Н.Кузминский (97). В разное время в состав правления входили такие известные педагоги, как Г.И.Гроссен, И.И.Келер, А.П.Моссаковский, Ю.Д.Новоселов, Е.М.Тихоницкий, Г.И.Тупицын, И.П.Тутышкин, Б.Н.Шалфеев. Всего в этом Союзе состояло более 200 учителей. Союз русских учителей работал в тесном контакте с Русским отделом (хотя между ними было немало трений), с другими русскими обществами, с Союзом учителей Латвии. Эта организация характеризовалась как в высшей степени демократическая (98). Среди членов Союза, по данным Политуправления, были представлены все политические настроения, имевшие место в среде русского учительства.  Имела место и некоторая борьба политических группировок. Правое крыло русского учительства, по мнению политической полиции, представляли О.Лишина, Н.Бордонос, Ф.Циммерман, либерально-демократическое - И.Келер, Н.Кузминский, Е.Тихоницкий, А.Шершунов и др., левое - А.Декснис, З.Яшин, Г.Тупицын, П.Платишенский. Вместе с тем, по  данным  указанного ведомства, после 15 мая 1934 г. члены этой русской организации от политических споров и интриг перешли к  чисто педагогической,  профессиональной деятельности (99).

Союз русских учителей оказывал материальную помощь своим членам, много внимания уделял развитию духовных запросов русского учительства, его сближению на почве педагогических вопросов. Среди конкретных дел Союза, стоит заметить, что лишь благодаря его усилиям, многим русским учителям, не имевшим латвийского подданства, удалось сохранить свои места. Правда, в 1924 г., не без попустительства возглавляемого в то время Ф.Н.Серковым Русского отдела, был уволен основатель и директор Рижской правительственной русской гимназии Е.М.Тихоницкий. Вообще 1924 г. характеризовался повышенной напряженностью в отношениях между Русским отделом и Союзом русских учителей. В итоге русской общественности удалось добиться замены непопулярного Ф.Н.Серкова. После того как Русский отдел  возглавил И.Ф.Юпатов - отношения нормализовались, однако Союз оставил за собой право критики работы Русского отдела и пользовался им. Так, в 1929 г. И.Ф.Юпатов был подвергнут критике за недемократичную, бюрократическую политику, игнорирование мнений педагогических советов, обвинен в задержке занятий на  Русских педагогических курсах, в плохой организации летних курсов для учителей и т. п. (100).

Одним из самых заметных начинаний Союза русских учителей  было его активное участие в созыве и проведении Общелатвийского съезда русских учителей в 1924 г. (см.III главу).

"Эту организацию следует считать самой деятельной и плодотворной для русского населения в Латвии, -  отмечает в своих воспоминаниях Г.Гроссен. - <...> Задачи и цели союза состояли в объединении русского учительства, помощи его членам и в содействии Русскому отделу <...> Заседали мы почти два раза в месяц и оказывали действенную помощь учительству Латвии, так как у нас было что-то 70 тыс.латов в кассе: мы выдавали нашим членам безвозмездные ссуды <...>, выдавали нуждающимся пособия на лечение, на похороны, поддерживали вдов и сирот, оказывали разовую поддержку <...> И кроме того, вели просветительную работу, к нам поступали из отдела на отзыв те или иные проекты преобразования школьных программ, мы вырабатывали и свои проекты, которые проводили в жизнь. Мы устраивали вечера для членов союза, особенно елки и празднование масленицы<...>  Наши представители были в школьной управе, в больничной кассе и в правлении Русского театра, куда я был командирован. Наконец мы приобрели большую библиотеку русских книг, которая нам недешево стоила. Эту библиотеку мы все время поддерживали" (101).

Однако в условиях диктаторского режима роль Союза русских учителей заметно упала, сокращалось и число его членов, что было проявлением общего упадка русского школьного дела в Латвии. В конце 1939 г., согласно решению министра общественных дел, Союз русских учителей  перестал существовать как самостоятельное общество и влился в состав Русского просветительного общества (102).

Заметное место среди профессиональных обществ принадлежало  Русскому  юридическому обществу, объединявшему юристов, получивших образование в России. "Обществ русских юристов в Западной Европе было в те годы немало  <...>, - отмечала С.Н.Ковальчук. - <...> Но только в Риге удалось объединить энтузиазим правоведов с целью создания периодического вестника научной и практической юриспруденции. Закон и суд стал печатным органом молодого  Русского юридического общества в Латвии, которое было зарегистрировано в Рижском окружном суде 27 марта 1929 года. Кстати, это было третье по счету, после немецкого и еврейского, юридического общества в Латвии. Председателем правления общества был избран О.О.Грузенберг (103), его заместителями (товарищами председателя) стали П.Н.Якоби и известный в прежней России адвокат-криминалист И.С.Шабловский" (104). С 1929 по 1938 год вышло 90 номеров журнала Закон и суд.  Помимо издательской деятельности общество устраивало лекции и доклады на юридические темы, участвовало в общерусских начинаниях (105). С 1929 по 1932 г. Русское юридическое общество возглавлял О.О.Грузенберг, с 1933 по 1934 г. - И.С.Шабловский и с 1935 г. до его закрытия - А.С.Бочагов. В  конце 30-х годов общество, а вместе с ним и издававшийся им журнал, были ликвидированы под предлогом необходимости слияния профессиональных обществ, разделенных по национальному признаку. "О том, насколько нас поразил отказ  в перерегистрации нашего издания, говорить не приходится" (106), - отмечал П.Н.Якоби в своем письме известному русскому юристу А.В.Маклецову.

1923 г. стал годом основания Общества русских инженеров. Это общество  занималось защитой профессиональных интересов своих членов и оказанием им материальной и профессиональной помощи (107). В обществе насчитывалось несколько десятков членов (в 1937 г. - 30), которыми могли быть только дипломированные инженеры (108). Первоначально это была чисто русская эмигрантская организация, но со времененм ее состав изменился (109). В конце 30-х годов общество было переименовано. Оно стало называться Рижским русским обществом "Розмысл".

Еще в 1888 г. было основано Общество русских врачей.  В его задачи входил обмен  медицинским опытом и оказание помощи малоимущим больным (110). В начале 20-х годов работу общества приходилось восстанавливать почти с нуля. Большую роль в возрождении этого общества сыграл В.И.Пузыревский. Среди членов общества в 20-30-е годы были такие известные врачи, как профессор Э.Гартье, Н.Австриц, В.Кухаренко, М.Лосский, Ф.Лукин, Ф.Майкапар, К.Орловская, Н.Столыгво, Н. и Е.Шмелинг, П.Страдыньш, Б.Хатцкельсон (111). По своему составу общество было многонациональным. Оно объединяло не столько русских врачей, сколько врачей, говоривших на русском языке. В составе общества было много еврейских врачей. В 1938 г. в Обществе русских врачей состояло 49 человек. Общество содержало  Амбулаторию русских врачей (ул.Элизабетес 20).

С 1922 г. работала Коллегия русских врачей. Ее целью являлось содержание больницы для оказания врачебной помощи русскому населению Риги. Первоначально для этого было снято помещение на ул.Маскавас 55.  В конце 20-х годов Коллегия вошла в соглашение с Русским больничным обществом  "Братская помощь", итогом которого явился перевод больницы в более просторное помещение на ул.Нарвас 1. Число коек было доведено до 50. Однако в связи с разразившимся экономическим кризисом от этого помещения пришлось отказаться. После этого больнице суждено было поменять еще несколько адресов (ул.Лачплеша, 161,  ул.Кр.Барона, 33, бульв.Райниса, 4). В ней лечились не только русские. но и лица других национальностей. Бесплатно в ней могли  получить помощь те, кого направляло Общество оказания помощи неимущим больным, возникшее в 1924 г. Медицинскую помощь нуждающимся русским, не состоявшим в больничной кассе, оказывало  общество Русское больничное общество "Братская помощь", существовавшее с 1900 г. (112). В конце 1937 г. Коллегия русских врачей самоликвидировалась и передала больницу Русскому больничному обществу, существовавшему еще с 1889 г. Это общество также преследовало цель оказания помощи неимущим больным. Например, в течение 1935 г. в амбулатории этого общества была оказана помощь 244 больным. 20 человек, нуждавшихся в клиническом лечении, были помещены в больницу. За их лечение было внесено 1529 латов. За помощью обращались в основном жители Латгальского предместья (Московского форштадта), причем разных национальностей: 186 русских, 77 поляков, 5 латышей, 3 немца (113). Для  руководства русской больницей была создана специальная  "врачебная комиссия", в которую входили Н.Шмелинг, В.Стародубский, А.Курочкин, С.Межинь, Е.Дзейвер-Евстигнеева, Е.Кюзис, Е.Лукс и Е.Шмелинг (114).