Русские в довоенной Латвии

Татьяна Фейгмане

Глава III. Русское профессиональное образование

Русское ремесленное, или профессиональное образование, не получило должного развития, хотя русская общественность и педагоги не раз обращали внимание на особую значимость этой формы обучения для русского населения.  Только в 1926 г. русским депутатам  удалось добиться ассигнований для открытия ремесленных классов, столь необходимых русской молодежи, которая, в большинстве своем, не имея возможности учиться дальше, пополняла ряды рабочих. От наличия квалификации во многом зависело будущее этих молодых людей, и не только их, но уже и их детей. Ведь положение квалифицированного рабочего всегда было во всех отношениях, прежде всего - в материальном и в конкурентоспособности на рынке труда, более предпочтительным в сравнении с теми, кто не имел квалификации.

В 1926 г. Правительственные русские ремесленные классы были созданы в Риге, Даугавпилсе и Резекне. В Риге и Даугавпилсе учащихся обучали столярному и слесарному делу, в Резекне - столярному, слесарному, кузнечному делу, а также ремонту сельскохозяйственных машин и орудий (148). В 1928/29 учебном году в русских ремесленных классах в Риге обучалось 30 человек, в Даугавпилсе -31, в Резекне - 65 (149). В 1933 г. в этих классах обучалось уже около 200 учащихся (150), окончивших полный курс основной школы. Однако после ликвидации Русского отдела субсидирование этих классов было прекращено, и они закрылись (151). У русской молодежи осталась лишь возможность обучаться ремеслу в латышских ремесленных школах, но этим шансом она не всегда могла воспользоваться ввиду недостаточного владения латышским языком, а также перегруженности этих школ. И все же, по данным "Русского ежегодника на 1938 год" в 1936/37 учебном году в латышских низших ремесленных и сельскохозяйственных школах русских учащихся было 286, а в средних профессиональных - 226 человек (152).

Среднее техническое образование на русском языке можно было получить в техникуме Н.А.Около-Кулака. Техникум был создан в 1921 г. по инициативе и на средства инженера Николая Адамовича Около-Кулака (1859 - 1927). До первой мировой войны Н.А.Около-Кулак занимал должность заведующего рижскими мастерскими Риго-Орловской железной дороги и снискал признание одного из деятельнейших инженеров. Он был также изобретателем и конструктором. Запомнился он рижанам и своими мотоциклетными прогулками по улицам Риги и Рижского Взморья (153). В независимой Латвии свою энергию он направил на развитие русского технического образования. У него были даже планы  возобновить работу Рижского политехнического института (154), однако пришлось ограничиться техникумом. В свое учебное заведение ему удалось подобрать квалифицированных педагогов и инженеров: С.Житкова, Э.Мартенса, Н.Федорова, В.Соколова, А.Клейнберга, Ю.Грюнемана (155) и др. На 15 ноября 1925 г. в техникуме было 130 учащихся, из них 32 латыша, 5 немцев, 72 русских и белорусов, 6 поляков, 15 евреев (156). В последующие годы наблюдалось заметное падение числа учащихся. Учащимся, помимо технических знаний, давали основательные знания иностранных языков с тем, чтобы они могли продолжить образование за рубежом. При жизни Н.А.Около-Кулака состоялось пять выпусков, на которых было выдано, в общей сложности, 70 аттестатов (157). После смерти основателя техникума заботу о нем взяло на себя Общество русских инженеров. В 1936 г. из-за финансовых трудностей техникум пришлось закрыть (158). В латышских же техникумах русских учащихся было немного. Например, в 1939/40 учебном году в них обучались 77 русских учащихся или 3,54% от общего числа учащихся техникумов (159).

 

в) Подготовка учителей

 

 Подготовка новых педагогов была жизненно важным вопросом для русской школы. От притока новых квалифицированных сил во многом зависела ее дальнейшая судьба. И русская общественность понимая, что будущее русской школы в ее учителях, старалась по возможности решить эту непростую для русского зарубежья задачу.

Следует выделить два уровня подготовки учителей: для основных школ и для гимназий. Поначалу подготовка учителей для основных школ осуществлялась лишь на летних учительских курсах. В 1926 г. эта миссия была возложена на Правительственные русские педагогические классы в Риге. Сперва они были одногодичными, а с 1928/29 учебного года  двухгодичными. На эти курсы по конкурсу аттестатов принимались выпускники гимназий. На каждом курсе было по 30 слушателей, причем 20 из Латгалии и 10 из Риги и Лиепаи. Годовая плата за обучение составляла 20 латов. Малообеспеченные слушатели  он нее освобождались (160). С 1926 по 1929 г. курсами руководил И.П.Тутышкин, а с 1929 г. до их ликвидации в 1932 г. - Е.М.Тихоницкий.

 Поскольку наиболее острый дефицит в педагогических кадрах ощущался в Латгалии, Русский отдел поставил целью создать в этом регионе Учительский институт. В 1927 г. решение о создании института было принято. Сейм ассигновал на это 17 тыс. латов. Однако возникли разногласия о местонахождения института. Быть ли ему в Яунлатгале или в Резекне. Но так как в Яунлатгале не нашлось для него подходящего здания, то было решено временно открыть Педагогический институт в Резекне (161).

В институт принимались лица, окончившие полный курс основной школы. Обучение в нем длилось 5 лет (162). Выпускники института получали среднее образование и право на преподавание в основной школе. Плата за обучение была невысокой - 20 латов в год. В 1927 г. временно исполняющим обязанности заведующего институтом был назначен тогдашний директор Резекненской правительственной русской средней школы Н.П.Красноперов (163). С 1929 г. институтом руководил И.П.Тутышкин. Работа института была предметом постоянного обсуждения как в Русском отделе, так и в кругах общественности. Не умолкала дискуссия о месте его нахождения. Даугавпилсское Русское национальное объединение полагало, что институту   следовало бы находиться в Даугавпилсе, так как там, по усмотрению его членов, имелся более квалифицированный педагогический персонал. Помимо того, в городе есть свой театр, часто гастролирует Русская драма, имеются Латгальская консерватория, русская драматическая студия, Государственный учительский институт, 7 средних учебных заведений, 23 основные школы, из которых 6 русских (164). Предлагалось также преобразовать Резекненский институт в Правительственное среднее учебное заведение для Яунлатгальского уезда (165). Некоторые же педагоги, в их числе А.П.Моссаковский, более целесообразным полагали перевод данного учебного заведения в Ригу (166). В 1931 г. в Педагогическом институте обучалось 126 учащихся. Из них: из Даугавпилсского уезда - 21, Резекненского уезда - 43, Яунлатгальского уезда - 50, Лудзенского уезда - 9, из Лиепаи - 2, из Риги - 1 учащийся (167). Работа института способствовала притоку новых педагогов в основные школы, главным образом, Латгалии. Однако в 1935 г.  институт был закрыт. А подготовка учителей для школ меньшинств была вменена в обязанность Рижскому учительскому  институту. В классы для меньшинств принимались лица всех национальностей, окончившие гимназию. Преподавание в этих классах велось на латышском языке. Но в качестве обязательного предмета  преподавался родной язык. В 1937/38 учебном году в этих классах обучались 17 русских девушек и 5 юношей (168). В 1939/40 учебном году в различных учительских институтах обучались 33 русских учащихся, в Английском институте - 15, во Французском институте - 3, в Институте физического воспитания - 1, на курсах детских садовниц Н.Драудзинь - 2, на аналогичных курсах Русского просветительного общества - 5 (169).

Известная роль в подготовке новых педагогов  принадлежали также Русским университетским курсам, а позднее Русскому институту университетских знаний, речь о которых пойдет ниже.

Более сложной задачей была подготовка учителей для средних школ. В 20-30-е годы основную массу педагогов составляли еще те, кто окончил высшие учебные заведения в дореволюционной России. Но смена поколений в русской школе была неминуемой. На смену должны были прийти новые учителя, выросшие и получившие образование в совершенно иных условиях, чем их старшие коллеги. И эта, назревавшая проблема, тревожила русскую общественность. Как отмечал Е.М.Тихоницкий, "если математические и естественные предметы могут быть заменены русской молодежью, прошедшей соответствующие факультеты Латвийского университета, то нельзя надеяться на кандидатов по русскому языку и истории, так как кафедр этих предметов нет в Латвийском университете. Русскому меньшинству пора подумать о подготовке преподавателей названных предметов для средней школы" (170).