Виктор Третьяков

Виктор Третьяков

Виктор Васильевич Третьяков (17 октября 1888, Киевская губерния — 14 августа 1961, Рига) — поэт, переводчик латышской поэзии, художник и журналист. Представитель постгумилёвской поэтики в русской эмиграции.

Виктор Васильевич Третьяков родился 17 октября 1888 года в Киевской губернии, в семье судебного чиновника. Получил образование в Киевской Александровской гимназии. После окончания гимназии учился на филологическом факультете Санкт-Петербургского университета (с 1914 года Петроградский университет). Однако через некоторое время предпочтения Третьякова в сфере образования изменились — прервав учёбу в университете, он с успехом сдал экзамены и поступил в Императорскую Академию Художеств, испытывая влечение к изобразительным искусствам. 

Что касается литературного творчества, то трамплином для реализации поэтических способностей стало для Третьякова тесное знакомство с выдающимся поэтом-акмеистом Николаем Гумилёвым (1886-1921). В 1910-е годы В.В. Третьяков  был участником руководимого Н.С. Гумилёвым литературного объединения «Цех поэтов». Стихи Виктора Третьякова удостоились признания со стороны таких знаменитых поэтов, как Александр Блок, Михаил Кузмин, Фёдор Сологуб.

С первых дней участия Третьякова в «Цехе поэтов» он демонстрировал, что является страстным поклонником творчества Михаила Кузмина, зная большинство его стихотворений наизусть.

Позже, в 1930 году, М. Кузмин, характеризуя Третьякова как поэта, писал: «В лице В. Третьякова мы имеем настоящего поэта, понимающего серьёзные задачи поэзии. Нахожу в его стихах черты своеобразия».  

Свои первые лирические произведения Виктор Третьяков начал публиковать в литературном отделе газеты «Киевская мысль». Его дебютный поэтический опыт состоялся в 1915 году, стихотворение называлось «Карусели» («И памятны мне карусели...»). Позднее оно было опубликовано в латвийском периодическом издании «Театр и жизнь».

В 1910-е годы,  наряду с сочинением собственных стихов, Третьяков занимался переводами произведений английского поэта-романтика Уильяма Водсворта. Также он активно занимался живописью, нередко снабжая собственными рисунками и графическими зарисовками свои лирические произведения.  

Революционные события октября 1917-го года и последовавшая за ними Гражданская война резко изменили жизнь Третьякова и многих его современников - представителей интеллигенции - в худшую сторону. В 1921 году выпускник упразднённой большевиками в 1918 году Императорской Академии Художеств был вынужден эмигрировать в Латвию. Благодаря тому, что в  Латвии проживал его отчим Эдуард Вейспал, Виктору Васильевичу сравнительно легко удалось пройти процедуру оптации.

Первое стихотворение В. Третьякова, написанное едва ли не сразу после приезда в Латвию, «Письмо из Кеммерна» было опубликовано в газете «Сегодня» в 1921 году (№ 175). В этом стихотворении восхваляется возрождение курорта Кемери и повествуется о том, о чем писали газеты того времени накануне летнего сезона:

                   ...Как феникс восстает курорт

                   Из угля, зарослей, развалин

                   И снова запах серных вод,

                   Здоров, бесстыден и нахален,

                   Больным надежды подает.

В 1922 году в газете «День» (№ 2) было опубликовано стихотворение В. Третьякова «У самого моря живу...», посвященное Рижскому взморью:

                   У самого моря живу

                   По утрам взбираюсь на дюны,

                   Вижу бледную синеву —

                   Простор спокойный и юный.

                   Смесились вода и воздух

                   В одно бесконечное небо,

                   Забвенье, зеркальность, отдых -

                   Им душа отдается слепо...

Проживая в столице Латвии, Виктор Васильевич продолжает заниматься переводческим ремеслом, регулярно публикуя в газете «Сегодня» переводы произведений латышских поэтов, тем самым зарабатывая себе на жизнь. Его переводы 1920-х годов отличались новизной и свежестью поэтической интерпретации. В 1931 году тиражом в 1000 экземпляров была издана первая часть книги переводов: «Латышские поэты в переводах Виктора Третьякова»; сборник был напечатан типографией «Вардс».   

Латвийские русские периодические издания, в основе своей рассчитанные на эмигрантскую ностальгирующую русскоязычную аудиторию, охотно публиковали его культурно-критические статьи о модернистских тенденциях в петербургской живописи и литературе. Редакция газеты «Сегодня» предложила ему начать публикацию серии научно-критических очерков, посвящённых современному состоянию русской поэзии. Также Третьяков являлся автором литературного эссе, которое было написано в связи с выходом книги Александра Блока «За гранью прежних дней».

Нередко В.В. Третьяков фактически с позиции историзма описывал культурную и литературную жизнь русской Риги, органически связывая и сопоставляя её с образом культурной и литературной жизни Петербурга, который  канул в небытие. Несколько своих статей в газете «Сегодня» он посвятил описанию встреч с известной поэтессой и мемуаристкой Ириной Одоевцевой (1895-1990), рижанкой из семьи остзейских немцев, супругой одного из крупнейших поэтов русской эмиграции Георгия Иванова.

Виктору Третьякову принадлежит заслуга в создании литературной студии при популярном периодическом издании «Сегодня» по аналогии с гумилёвским «Цехом поэтов».

В 1926 году Третьяков как журналист освещал мероприятия в рамках VI Вселатвийского праздника песни и музыки. Русские творческие коллективы и музыкальные ансамбли также принимали активное участие в празднике, а все сведения о его ходе публика получала из оперативных и подробных заметок В.В. Третьякова.  

Первый сборник стихов Виктора Третьякова вышел в свет в 1930 году в берлинском издательстве «Петрополис», он получил название «Солнцерой».

В 1934 году Виктор Васильевич предпринял попытку издания собственного литературно-религиозного журнала «Основы», однако вышло только шесть номеров.

В 1937 году была издана сказка в стихах под названием «Дед лесной», иллюстрации к ней рисовал сам автор.

В 1940 году в газете «Сегодня»  (№ 117) было опубликовано стихотворение В. Третьякова «Тут внизу уже сумерек тень», литературные образы которого восходят к предсимволистской и символисткой поэтике:

                   Тут внизу уже сумерек тень,

                   Надо мной голых веток узор

                   И на них угасающий день

                   Устремил розовеющий взор.

                    <...>

                   Я смотрел на деревья вдали

                   И вершинам завидовал их -

                   Перед ними в разливе зари

                   Волшебство кругозоров иных...

 

В 1940 году была издана вторая часть сборника поэтических переводов: «Латышские поэты в переводах Виктора Третьякова».

В том же году вышел второй сборник лирических произведений Виктора Третьякова «Берег дальний». Издание этого сборника стало возможным благодаря финансовой поддержке, оказанной эстонскими почитателями творчества поэта. Сборник вышел в Таллине с помощью Академического союза объединённых искусств. Невзирая на начавшуюся Вторую мировую войну и общую политическую нестабильность, на поэтический сборник «Берег дальний» было опубликовано несколько рецензий в парижских газетах. Таллинские литературные критики также оставили хвалебные отзывы об этом сборнике.

После окончания войны в 1945 году В.В. Третьяков получил предложение заняться преподавательской деятельностью в Латвийском государственном университете (ЛГУ). С 1945 по 1948 год он преподавал на славянском отделении филологического факультета ЛГУ, занимая должность доцента, однако потом он был отстранён от преподавания.   

В 1959 году в Москве была издана двухтомная «Антология латышской поэзии». В неё вошли переводы стихов Эдуарда Вейденбаума, Карлиса Скалбе, Павилса Розитиса и других выдающихся латышских литераторов, сделанные В.В. Третьяковым.

После увольнения из ЛГУ имя поэта и художника Виктора Третьякова практически было предано забвению. Правда, незадолго до его смерти в газете „Cīņa” (23.02.1961 г.) была опубликована заметка Карлиса Эгле Krievu un latviešu kultūras tuvināšanai/ «Для сближения русской и латышской культур», посвященная переводам латышской поэзии на русский язык. Чтобы в этой заметке упомянуть имя впавшего в немилость эмигранта, автору пришлось указать, что сразу после провозглашения советской власти в Латвии В.В. Третьяков организовал в Риге художественную студию для рабочих, и что его любимыми латышскими авторами являются Райнис и Андрей Упит, однако на самом деле Упит никогда не был среди любимых писателей Третьякова.

Последние годы своей жизни Виктор Васильевич практически ни с кем не встречался, жил в одиночестве; пожалуй единственный, с кем он поддерживал отношения, был писатель, переводчик и литературовед Юрий Иванович Абызов.

 

                                                                                              Ирена Асе

 

P.S. У Виктора Третьякова ещё в Киевской Александровской гимназии обнаружилась тяга к рисунку, и некоторые его эскизы и наброски удостоились похвалы. Позднее некоторым из гимназистов (в их числе Третьякову) было рекомендовано посетить выставку юных воспитанников Киевского художественного училища. С творчеством одного из них  - Анатолия Петрицкого - Третьяков был знаком. Ему импонировала свобода, размашистость и насыщенный колорит живописи Петрицкого.

У родственников с материнской стороны, в частности у Мальцева Сергея Ивановича, владельца заводов в Брянске, имелись солидные коллекции работ художников-передвижников. Тем не менее Третьяков,  будучи студентом филологического факультета Петербургского университета, а позднее Императорской Академии художеств, бывая на выставках русских художников нового поколения, больше интересовался работами членов Союза русских художников (основан в 1903 году) и живописью членов объединения «Мир искусства» (основано в 1898 году), а не передвижниками.

Приехав в Латвию,  Третьяков включился в местную художественную жизнь. В Риге выставки следовали одна за другой: В. Пурвита, Н. Богданова-Бельского, В. Масютина (1921), «Выставка русских художников» (1922), М. Добужинского (1923) и др. В газете «Сегодня»  публиковались  статьи Третьякова об этих вернисажах, правда, в основном репортажи-зарисовки с мест событий без серьёзного искусствоведческого анализа.

Виктор Васильевич Третьяков, наряду с литературной деятельностью, продолжал искать своё место и в изобразительном искусстве.  Делал зарисовки, работал над портретами, в том числе с натуры:  поэта Яниса Райниса, скульптора Теодора Залькална и других известных в обществе лиц. Над живописным полотном с условным названием «Сосны у моря», рассматривавшимся как иллюстрация к одноимённому стихотворению Райниса, Третьяков работал продолжительное время. Два эскиза  с этой работы, вместе с другими картинами (всего - 12 единиц), были представлены на предъюбилейной выставке к 130-летию со дня рождения  Виктора Васильевича Третьякова в Латвийском обществе русской культуры в 2016-2017 годах.

Третьяков  работал в области книжной иллюстрации; иллюстрировал свои собственные стихи. В своих работах художник любил изображать латвийские пейзажи: свои любимые места у реки Гауя, где была его дача. Писал он также и Рижское взморье.

Картины Третьякова находятся, в основном, в нескольких частных коллекциях. И, хотя в своё время, при жизни он выставлялся неоднократно, но не все работы подписывал, надеясь, что через какое-то время ещё к ним вернётся для шлифовки.

Анатолий Ракитянский

Сочинения:

Солнцерой. Берлин: Петрополис, 1930.

Берег дальний. Таллин, 1940.

Латышские поэты в переводах Виктора Третьякова. [Ч. 1] Рига, 1931; [Ч. 2], Таллин, 1940.

 

Литература:

Кузмин М. В. Третьяков. Юбилей для немногих // Сегодня. 1930. № 312.

Абызов Ю. Русское печатное слово в Латвии 1917–1944. Библиографический словарь. Ч. IV. Стэнфорд, 1991. С. 61.

Абызов. Ю. И. От петроградских акмеистов к латышским поэтам // Даугава. 1992. № 1.

Молодяков В. Неизвестные поэты: когда еще блистал Сафонов // Простор. 1994 № 4.

Равдин В. На подмостках войны: Русская жизнь в Латвии времен нацистской оккупации (1941–1944). Стэнфорд, 2005. С. 162, 196

Бадин Ж. Е. Латвийский мир Виктора Третьякова // Русские творческие ресурсы Балтии.

Иллюстрации к теме