Вера Панченко

Вера Панченко

Вера Иосифовна Панченко (6 мая 1934, Читинская обл.) - поэт и переводчик.

В.И.Панченко родилась на станции Бушулей Читинской области. В 1956 году окончила Читинский государственный педагогический институт. Работала журналистом – сначала в районной газете «Хилокский рабочий», затем в областной  газете «Комсомолец Забайкалья». По приезде в Ригу – в республиканской газете «Советская молодежь», затем несколько лет подряд ездила в Восточную Сибирь и на Дальний Восток, где работала в геологической и геофизической партиях, на обработке сайры (остров Шикотан). В 1973 году была принята в Союз писателей Латвии – тогда СССР, Латвийское отделение. С 1981 и до выхода на пенсию (1989) работала консультантом-референтом по русской литературе в штате Союза писателей Латвии.

Поэт-переводчик. Переводила латышских поэтов Мирдзу Кемпе, Лию Бридаку, Лаймониса Видземниека, Александра Чака, Инару Рою, драматурга Петера Петерсона и других.

Член Союза российских писателей.

 

 Автор семи поэтических сборников:

«Мое имя» (Рига, 1966), «Однолюбы» (Иркутск, 1968), «Ветка снега» (Рига, 1973), «Вкус познанья» (Рига. 1977), «Мельница» (Рига, 1981), «Прозрачные колокола» (Рига, 1984), «Из пазухи дня...»  (Рига, 2011) и семи неизданных.

 

Неизданные сборники:

1. «Ковшик»                                     1985 - 88,

2. «Тавро»                                         1989 – 94,

3. «Становье»                                   1995 – 97,

4. «Весло»                                         1998 – 99,

5. «Каменья дней»                            2000,

6 «Не расцветай, бутон печали...»    2001 – 02,

7. «Тропинка взгляда»                      2003 – 05.

 

 

Юрий Касянич

Аннотация к книге стихов Веры Панченко «Весло». 

В ее стихах – всегда – жизнь.

А жизнь – всегда – свет. Свет неба, свет свечи, свет окна... Вера Панченко озабочена тем, чтобы свет не угасал.

Пространство ее поэзии организовано строго, лапидарно, в нем есть что-то от классической завершенности дорического ордера или вдумчивой нюансировки сада в версальском стиле. Слова высажены точно, с паузами и промежутками,  которым должно быть заполненными светом.

«Ах, как много по свету работы

Для уставшей от снега души»

Об этом ее стихи.

Будь это пейзаж, балтийский ли, как шкатулка, янтарно подсвеченная изнутри, сибирский ли, где величественно замешаны умбра и хром тайги, северный ли, пронизанный жемчужным одиночеством...

Или восхищение рассветом: и ярким, взлетающим, как воздушный шар, в мгновения любви, и пасмурным, что мягкой утешающей пеленой окутывает взгляд в минуты печали...

Или благодарность жизни за годы, которые осиянны любовью, творчеством, друзьями, детьми, и за новые горизонты, которые порой вспыхивают удачами, а иногда и лгут, осыпаясь недолгими искрами обещаний.

«Я в лепестки лицом – пора ученья

У тех, кто всеми замыслами свеж

И отдает всю жизнь на излученье...»

Как истинному поэту, Вере Панченко дан талант одушевлять неодушевленное. Не всем подвластно некое подобие волшебства, позволяющее расширить сообщество тех, кто осознанно соседствует с нами в пространстве бытия. Вот, скажем, такие строки: «Тепловоза разумная речь, Как у всех крупнотелых приматов...» С какой трогательной и наивной правотой написаны эти строки!

Против катастрофического падения планки в искусстве, против зашкаливающего постмодернистского ерничанья и поднимает свой голос Вера Панченко: «Я на Шекспира пришла, но – дана клоунада».

Она любовно вкладывает в строки своих стихов слова, которые заставляют остановиться: плавь, дерть, сулея, комонь – и задуматься, о том, насколько богат русский язык и какую малую толику его мы слышим в людском потоке вдоль улиц или в сериальном потопе с экранов телевизоров. В поэтических строках с бесконечной и благодарной любовью к языку сквозит тревога за его будущее.

 «Слова... питать достоинством души», как пишет поэт в одном из своих стихотворений, – едва ли не высший критерий, который непременно должен присутствовать в творчестве. Критерий, которым – да и, будем честны, не им одним – нынче все чаще пренебрегают за ненадобностью. Похоже, такие краеугольные характеристики человека, как «душа» и «достоинство», стремительно теряют актуальность, как модели мобильных телефонов, и не исключено, что в новых словарях, изданных для поколений «превед-медведов», статьи с этими словами будут начинаться классификационной пометкой «устар.»

В одной из своих книг Вера Панченко написала:

«А душа – это знак водяной,

Проявляется с помощью света».

В поэзии Веры Панченко немало водяных знаков.

И одним, несущим свет в себе, они откроются новыми гранями простой и вечной жизненной философии, а другим, ушедшим в сумрак, добавят света, помогая вернуться на дорогу.

О ней:

Борис Марков. Наши славные земляки