Петр Корецкий

Петр Корецкий

Пётр Анатольевич Корецкий (22 июня/по другим данным 6 февраля 1877, имение "Кавша"- 19 ноября 1929, имения "Кавша", Силаянская волость Резекненского уезда) - депутат I Сейма.

Для биографии Петра Корецкого характерны разночтения. Согласно данным  Латвийского Сейма он родился 22 июня 1877 года, в Википедии же  другая дата - 6 февраля. В "Русском календаре на 1925 год" отмечено, что детство и юность Корецкого прошли в Режицком уезде. Между тем, в некрологе по случаю его смерти, опубликованном 23 ноября 1929 г. в газете Сегодня, указывалось, что родом он из Екатеринославской губернии, и именно там он провел свою молодость. Однако, данная версия весьма сомнительна.

П.А. Корецкий окончил юридический факультет Петербургского университета, а позднее Константиновское военное училище. До 1917 г. работал юрисконсультом в Екатеринославе (с 1926 года - Днепропетровск, с 2016 - Днепр).  Бежал от большевиков в Одессу, где работал в осведомительном агентстве Белой армии. Позднее эвакуировался в Константинополь, откуда перебрался в Болгарию, а в 1921 г. вернулся в Латвию, где ему принадлежало имение в Латгалии.

В том же году возглавил Резекненское отделение Национально-демократического союза (НДС), ведущей в то время русской общественной организации. На выборах в 1-й Сейм были представлены три русских списка: Единый русский список, ЦК по делам старообрядцев и Русское беспартийное объединение. От первого списка депутатами были избраны: А.С. Бочагов и П.А. Корецкий, от старообрядцев депутатом стал М.А. Каллистратов, а Русское беспартийное объединение (В.А. Пресняков) не получило поддержки избирателей и сошло с политической сцены. В ходе работы Сейма распался и тандем Бочагова-Корецкого, хотя по многим вопросам они были единомышленниками.

Русским депутатам в 1-м Сейме не удалось в достаточной степени защитить имущественные интересы Латвийской Православной церкви. Несмотря на протесты русских депутатов и русской общественности была снесена часовня перед вокзалом. К числу положительных моментов в деятельности Корецокого можно отметить его выступления против предложения о введении  процентной нормы при принятии в университет, за либерализацию Закона о подданстве, против ликвидации кафедры русского языка и литературы в Латвийском университете. В ходе обсуждения в Сейме инцидента с нападением членов Национального клуба  на участников собрания социал-демократической молодёжной организации Рабочий спорт и страж (Strādnieku Sports un Sargs), П.А. Корецкий выступил с осуждением этого акта.

Вместе с тем конфликт между тремя русскими депутатами развивался по нарастающей. С одной стороны П.А. Корецкий (и сочувствовавший ему А.С. Бочагов), с другой - М.А. Каллистратов.

Наиболее отчётливо русские избранники проявили своё "лицо" в двух эпизодах. Во-первых, в 1924 году в ходе споров о том, кто должен занять место начальника Русского отдела Министерства образования (прерогатива в выдвижении кандидатуры на эту должность принадлежала русским депутатам). От того, кто будет стоять у руля русского образования, во многом зависела его судьба, а также выделение субсидий на культурные нужды. Корецкому и Бочагову удалось отстранить с этой должности уважаемого профессора И.Ф. Юпатова и добиться назначения своего ставленника Ф.С. Серкова. В противовес коллегам Каллистратов боролся за возвращение И.Ф. Юпатова на этот пост и в итоге победил.

Во-вторых, благодаря опять же Корецкому и Серкову, в начале 1925 года вспыхнул конфликт: какой из двух действовавших в то время русских театров признать театром русского национального меньшинства. Театр Русской Драмы успешно работал в ещё дореволюционные времена, а в 1921 году возобновил работу и пользовался любовью зрителей. Между тем, в 1924 году в Ригу приехала известная русская актриса Е. Рощина-Инсарова и создала свой Камерный театр. Однако государственная субсидия выделялась из расчета на один театр. И поэтому вопросу позиции русских депутатов разнились. Корецкий и Бочагов - поддеживали театр Рощиной-Инсаровой, Каллистратов же - был на стороне Русской Драмы. В итоге субсидия оказалась поделённой между двумя театрами и недостаточной как для первого, так и второго. Только после того как на выборах во 2-ой Сейм Корецкий и Бочагов потерпели фиаско удалось восстановить в должности профессора Юпатова и признать Русскую Драму единственным русским национальным театром.

Однако Корецкий не оставлял надежд стать депутатом следующего Сейма. В 1924 г. он основал Народно-трудовую партию. В ходе предвыборной кампании в 1925 г. Корецкий издавал газету Народ. При посредничестве известного монархиста Ф. Фехнера  в предвыборный список Народно-трудовой партии в Латгалии был включен под первым номером князь А.П. Ливен, однако ввиду оплошности П.А. Корецкого, этот список не был допущен к выборам. - ЛГИА, ф.3235, оп.1/22, д.687/1, л.12. Деятельность братьев Фехнер в Латвии. 

На выборах во 2-й Сейм пути Корецкого и Бочагова разошлись. Но ни одному из них не удалось попасть в Сейм.

"Русская народно-трудовая партия" П.А. Корецкого смогла выставить свой список только в Курземе, где получила 241 голос, что было явно недостаточно для завоевания депутатского мандата.

Корецкому лишь единожды удалось стать депутатом. Его депутатство оказалось неудачным и завершилось крахом политической карьеры.

После провала на выборах П.А. Корецкий и его "партия" исчезают с политического горизонта.

Последние годы жизни бывший депутат провёл в своём латгальском имении. 

Сын Алексей родился в 1905 году. На момент смерти отца жил в Париже.

Пётр Анатольевич Корецкий скончался 19 ноября 1929 года.

 

Татьяна Фейгмане

 

Источники информации:

http://flriga.lu.lv/tzpi/materiali/Saeimas_stenogrammas/I_Saeima_1_sesija_1922-1923.PDF

Русский календарь на 1925 год. Рига. Типография Р. Минкина, стр. 14-37.

П.А. Корецкий. Некролог. - Сегодня, 1929, 23 ноября, № 325.

Т. Фейгмане. Русские в довоенной Латвии. Глава 1.