Иван Юпатов

Иван Юпатов

Иван Ферапонтович Юпатов (16 / 28 февраля 1865, Рига - 1944, Рига) - профессор, начальник Русского отдела Министерства образования. Депутат 2-ого Сейма Латвии.

Иван Юпатов был родом из известной в Риге старообрядческой семьи. Его родителями были рижские мещане Ферапонт Лукьянович Юпатов и Марфа Ивановна Юпатова. В семье было трое сыновей.

Согласно латвийским паспортным данным Иван Юпатов родился 28 февраля (по новому стилю) 1866 года, в то же время согласно сведениям, предоставленным в Городскую управу в 1879 году его матерью, Иван родился 16 февраля (по старому стилю) 1865 года. Помимо Ивана в семье были ещё  два сына: Ларион, род. 29 мая 1860 года и Порфирий, род. 8 февраля 1866 года.

Иван Юпатов окончил Рижскую Александровскую гимназию в 1883 году. Затем закончил курс двух высших учебных заведений: Новороссийского университета в Одессе со званием кандидата математических наук и Санкт-Петербургского технологического института со званием инженера-механика. По направлению Министерства образования стажировался на заводах Германии, Бельгии и Швейцарии. По возвращении из заграничной командировки Юпатов 5 лет преподавал в Петербургском технологическом институте. Следующим этапом в его карьере стал Варшавский политехнический институт, где он состоял ординарным профессором и директором. В 1910 году Иван Ферапонтович Юпатов был командирован в Новочеркасск на должность профессора и ректора, строившегося Донского политехнического института.

В годы Первой мировой войны профессор Юпатов служил чиновником в Министерстве промышленности и торговли. В 1916 году, по поручению указанного министерства, им был разработан проект нового Политехнического института в Одессе. В то же время профессор не прерывал сношений с Донским и Варшавским политехническими институтами. Известно, что в конце 1917 года он принимал экзамен по сопротивлению материалов в бывшем Варшавском политехническом институте (в 1915 году был эвакуирован в Нижний Новгород, а в 1917 году переименован в Нижегородский политехнический институт).

О деятельности  И.Ф. Юпатова в период Гражданской войны в России информацию пока не удалось обнаружить.

В 1922 году И.Ф. Юпатов вернулся в Ригу, где, как видно, не смог рассчитывать на профессорскую должность и продолжение научной деятельности. Поэтому предложение возглавить Русский отдел Министерства образования для него оказалось весьма кстати.

В начале 1920-х годов русская школа в Латвии вступила в качественно иной этап своего развития. Из господствующей она превратилась в школу одного из национальных меньшинств, к тому же еще и отрезанного от своей этнической родины. Русская школа оказалась перед ранее неведомой ей задачей борьбы за выживание за пределами России. Вместе с тем, благодаря принятию законов О просветительных учреждениях Латвии и Об организации школ меньшинств в Латвии (8 декабря 1919 года), русская школа в Латвии оказалась в относительно более благоприятном положении в сравнении со школами в других странах русского рассеяния.

В начале 1920 года в Латвии, при Школьном департаменте Министерства образования, были созданы: русский, немецкий, еврейский, польский и белорусский отделы. Основные направления работы национальных отделов, в их числе и Русского отдела, заключались в определении сети и открытии основных, средних и профессиональных школ, заботе об улучшении материального и правового положения учителей, повышении их квалификации; в подготовке преподавателей для основных школ; контроле за деятельностью школ; в определении субсидий национальным учреждениям культуры и в утверждении и освобождении от работы учителей средних школ.

Первым начальником Русского отдела Министерства образования стала хорошо известная в Риге владелица женской гимназии Олимпиада Николаевна Лишина. На этом посту она пробыла всего около года - до января 1921 года.  С апреля 1921 по ноябрь 1922 года во главе отдела находился опытный и хорошо известный в Риге учитель математики Федор Александрович Эрн. Однако ввиду преклонного возраста и ухудшающегося состояния здоровья он не смог далее продолжать работу.

После отставки Эрна должность начальника отдела длительное время оставалась вакантной. Только в августе 1923 года ее согласился занять профессор Иван Ферапонтович Юпатов, который сразу же активно взялся за дело. Однако ему пришлось столкнуться с немалыми препятствиями, главным образом, в лице двух из трёх русских депутатов 1-го Сейма. По настоянию А.С. Бочагова и П.А. Корецкого Юпатов вынужден был оставить пост, который занимал с 9 августа 1923 по 26 июня 1924 года.

В дни, когда решалась судьба начальника отдела,  с 26 по 30 июня 1924 года в Риге, по инициативе Русского отдела, состоялся беспрецедентный съезд русских учителей Латвии.  На съезде присутствовало 206 делегатов. Съезд начался с поддержки кандидатуры Юпатова на посту начальника Русского отдела. Однако, направленная съездом делегация к министру образования вернулась ни с чем. Ей было заявлено, что вопрос уже решен, и  начальником Русского отдела будет Серков.

На съезде состоялся обстоятельный разговор о положении, в котором оказалась русская школа в Латвии. С докладами выступили многие известные педагоги. Выступил и Юпатов, не скрывавший своей озабоченности тем, что основная школа оказалась вне компетенции Русского отдела, что, на его взгляд, было недопустимо. Юпатов предложил для подготовки учителей основных школ организовать дополнительный, одногодичный педагогический класс при одной из русских правительственных гимназий. Профессор счёл нужным выступить и против предполагаемого увольнения с работы учителей, не имевших латвийского подданства.

В октябре 1925 года состоялись выборы во 2-ой Сейм. Бочагов и Корецкий не прошли в новый состав Сейма. В то же время депутатское кресло занял И.Ф. Юпатов. Изменения в расстановке русских политических сил привели к смещению Серкова и восстановлению в должности начальника Русского отдела профессора Юпатова. У руля руководства русской школой он находился вплоть до ликвидации Русского отдела и школьной автономии в целом после государственного переворота 15 мая 1934 года и установления диктатуры Карлиса Улманиса.

Юпатову, за время его службы в Русском отделе, приходилось неоднократно отбивать атаки на школьную автономию,  защищать интересы русской школы и русских учителей.

Известный в своё время журналист Генрих Гроссен так характеризовал профессора  Юпатова: «С седой бородкой, в очках с золотой оправой, человек старого закала, консерватор, но с практической стрункой, он старался не входя в конфликт со своими убеждениями, идти в ногу с новыми требованиями. Классическое образование ставил он высоко, но и реальное направление не оставлял в тени. Ему приходилось немало бороться с господствующим латышским шовинизмом, который постепенно сдавливал меньшинственные школы, вытеснял число русских предметов и заменял их латышскими уроками истории и географии».

Будучи человеком «старого закала» Юпатов не всегда успевал идти в ногу со временем, тем не менее его вклад в русское школьное дело в Латвии – неоспорим. Благодаря Ивану Ферапонтовичу Юпатову и возглавляемому им Русскому отделу Школьного департамента Министерства образования, выросло поколение русской молодёжи сумевшее сохранить язык и традиции своего народа в преимущественно инонациональной среде.

И.Ф. Юпатов стартовал на выборах во 2-ой Сейм (3-4 октября 1925 года) от Старообрядческого списка. По Латгальскому избирательному округу от этого списка прошли два кандидата М.А. Каллистратов (повторно) и И.Ф. Юпатов. Всего во 2-ой Сейм было избрано 5 русских депутатов.

Одним из первых вопросов, который предстояло решить новому Сейму, это определить состав нового правительства. Мнения русских депутатов разделились: архиепископ Иоаннн (Поммер) и И.Ф. Юпатов поддерживали правую коалицию, М.А. Каллистратов, Л.В. Шполянский и Е.М. Тихоницкий склонялись к левой коалиции во главе с социал-демократами. В итоге, правительство удалось сформировать только в ночь с 22 на 23 декабря 1925 года. Голоса русских депутатов разделились. И.Ф. Юпатов и Е.М. Тихоницеий предпочли не участвовать в голосовании.

Начало работы 2-го Сейма ознаменовалось попыткой внести изменения в закон Об образовании, удалив из него раздел о школах меньшинств. В этом вопросе все русские депутаты заняли единую позицию в защиту русской школы. Естественно, что и Юпатов был в их числе. Едины были русские депутаты и в отношении  послаблений в законе  О подданстве (20 мая 1927 года).

Весной 1926 года разгорелись серьезные трения при обсуждении государственного бюджета, приведшие к падению правительства. Каллистратов, Шполянский и Тихоницкий голосовали против принятия бюджета, И.Ф. Юпатов и архиепископ Иоаннн (Поммер) придерживались иной позиции. Это голосование свидетельствовало о наличии принципиальных расхождений среди русских депутатов, в их числе и старообрядцев.

Отсутствие единой позиции отчётливо проявилось 17 декабря 1926 года при голосовании за правительство М. Скуениекса, включавшее представителей ЛСДРП. Опять же левое правительство  из числа меньшинств поддержали Каллистратов, Тихоницкий и Шполянский. Остальные меньшинственные депутаты, включая архиепископа Иоанна и И.Ф. Юпатова в голосовании не участвовали.

В ходе работы этого правительства (около 1 года) различия в позициях русских депутатов стали ещё более очевидными. Прежде всего, это относится к прениям относительно ратификации Торгового договора с СССР.  Если Каллистратов и Шполянский выступали поборниками этого договора, то И.Ф. Юпатов придерживался диаметральной точки зрения. Он пытался доказать экономическую нецелесообразность этого договора. Он опасался, что советский заказ на 40 млн. латов для Латвии проблематичен и опасен, так как потребует расширения предприятий, для чего нет необходимого капитала, технических сил, рабочих, а также постоянного рынка. Благоприятные условия для развития промышленности в Латвии остались в прошлом. Возможную основу для сотрудничества с восточным соседом он видел в использовании латвийских портов и железных дорог, однако у СССР пока нет экспортного товара. (С небольшим перевесом Сейм ратифицировал Торговый договор).

И.Ф. Юпатов был в числе тех депутатов, кто активно ратовал за отставку правительства М. Скуениекса. Значительную часть своего выступления он посвятил угрозе расширения коммунистической пропаганды в Латвии в связи с вступлением в силу Торгового договора с СССР.

После отставки правительства М. Скуениекса (13 декабря 1927 года) Юпатов, не будучи поклонником данного Кабинета министров, заметил, что всякое правительство будут сильно только тогда, когда оно поймёт, что меньшинства составляют четверть всего населения.

Естественно, вопросы образования занимали ведущее место в выступлениях депутата. В частности, профессор полагал, что экзамены при поступлении в университет не нужны, рассматривал их как проявление недоверия к школьным педагогам. Отрицательным было и его отношение к вступительному экзамену по государственному языку, из-за которого многие оставались без высшего образования, или уезжали учиться за границу. Он также был сторонником большей открытости высшей школы, её доступности для желающих учиться.

Почти по всем вопросам позиции двух старообрядческих депутатов разнились. Поэтому, никого не удивило, что на состоявшемся 2 августа 1928 года Вселатвийском старообрядческом съезде, произошёл давно назревавший раскол. И.Ф. Юпатов и его сторонники покинули Центральный комитет по делам старообрядцев и создали новую организацию Совет старообрядческих соборов и съездов. Это означало, что на предстоящих выборах в 3-ий Сейм, у старообрядцев будут два отдельных списка.

Если лидер левых старообрядцев М.А. Каллистратов не только занял место в Сейме, но и помог стать депутатом своему товарищу Г.Е. Елисееву, то правые, войдя в блок с православными избирателями получили лишь одно место. И депутатом стал не И.Ф. Юпатов, а его сподвижник С.Г. Кириллов.

В  1925 и 1928 году Юпатов был избран гласным (депутатом) в Рижскую городскую думу. На последних выборах (до установления диктатуры) в 1931 году от Старообрядческого списка прошёл Василий Кудрячёв, обошедший Юпатова по числу поданных голосов, оставив его в статусе кандидата.

После государственного переворота 15 мая 1934 года и установление диктатуры И.Ф. Юпатов отошёл от активной общественной и политической деятельности.

У И.Ф. Юпатова был сын Борис, 1906 г.р.

Иван Ферапонтович Юпатов скончался в Риге в октябре 1944 года (точная дата кончины неизвестна). Похоронен на Ивановском кладбище.

 

Татьяна Фейгмане

Источники информации:

ЛГИА, ф. 2125, оп. 1.

Likums par Latvijas izglitības iestādem.  – Valdības Vēstnesis, 1919., 17. decembrī; Likums par mazākuma tautību skolu iekārtu Latvijā. - Valdības Vēstnesis, 1919., 18. decembrī.

Latvijas Republikas Saeimas velēšanu rezultāti 1925. gadā. – Rīga: Valsts Statistiskā Pārvalde, 1926.

Latvijas Republikas Saeimas velēšanu rezultāti 1928. gadā. – Rīga: Valsts Statistiskā Pārvalde, 1929.

LR II Saeimas stenogrammas. – Rīga: Latvijas Republikas Saeimas izdevums, 1925.-1928.

Rīgas pilsētas domnieku velēšanas 1928. g. – Rīgas pilsētas statistiskā biroja publicejums.

ВЕСТНИК СОВЕТА СТАРООБРЯДЧЕСКИХ СОБОРОВ И СЪЕЗДОВ В ЛАТВИИ. №1. – Двинск, 12 сентября 1931 года, стр. 19.

В. Барановский, Г. Поташенко. Староверие Балтии и Польши. Историко-биографический справочник. – Вильнюс, 2005, стр. 457-458;

Поморский вестник, № 22-23, декабрь 2009 – февраль 2010. Рига: издание Старообрядческого общества Латвии, 2010, стр. 131-132.

Генрих Гроссен. Жизнь в Риге. – Даугава, 1994, № 1, стр. 163-164.

Татьяна Фейгмане. Русские в довоенной Латвии. - Рига, 2001. С.384.

Иллюстрации к теме