Зинаида Чернова

Зинаида Чернова

Зинаида Петровна Чернова (ур. Якоби; 23 апреля 1908, Витебск – 21 января 1995, Порт-Тобакко, шт. Мериленд) – дочь известного правоведа, общественного деятеля и публициста П.Н. Якоби.

Вместе с родителями, братьями и сёстрами поселилась в Риге в начале 1919 года. Образование получила в гимназии О.Н. Лищиной.

Во многом благодаря воспоминаниям Зинаиды Петровны, её дочери Людмиле удалось написать воспоминания «Правовед П.Н. Якоби и его семья». – Москва: Русский путь, 2014. – 190 стр. с илл.

Людмила Флам так пишет о своей матери: «У мамы были несомненные способности к рисованию и ваянию, она прекрасно схватывала сходство людей, но, окончив в Риге гимназию Лишиной, за неимением средств, вместо того, чтобы учиться живописи, сразу приступила к поискам заработка.

Ещё совсем молодой и неопытной, она как-то решила взять пансион в Белом замке в свои руки. Дала объявление в газете, пообещав первоклассную кухню. Но нанять заблаговременно необходимый персонал не могла – не было денег». (Людмила Флам. Правовед П.Н. Якоби и его семья, стр. 105).

В это лето она смогла продержать пансион так, что гостям захотелось приехать и на следующее лето. Но теперь уже пансионом заведовал сам владелец Белого замка – Николай Мицкевич.

Некоторое время Зинаида Петровна работала репетитором, потом поступила в немецкое страховое общество.

Самые близкие отношения у Зинаиды были с сестрой Верой. В свою очередь, Вера занималась в балетной студии Александры Фёдоровой с Галиной Черновой. Девушки подружились и Галина стала появляться в доме Якоби.

Таким образом, там появился и её брат Сергей – сын инженера и сам инженер.

27 апреля 1930 года Зинаида и Сергей обвенчались в Рижском Кафедральном соборе Рождества Христова.

После свадьбы Зинаида стала шить платья на заказ. Это оказалось большим подспорьем, так как дела на фабрике Чернова-отца шли не блестяще. Молодая семья жила бедно, ютилась в деревянном домике на улице Мартас. Потом переехали к родителям Сергея на ул. Бривибас.

Со временем семья Черновых стала жить лучше: Сергей устроился инженером на вагоностроительный завод, а мама открыла салон мод.

14 июня 1931 года в семье родилась дочь Людмила (в замужестве Оболенская, Флам).

По воспоминаниям дочери «из всех сестёр Якоби мама была самой практичной, решительной и смелой. Я была не раз свидетелем того, как она в критические минуты военного времени заступалась за людей, никогда не поддавалась панике или отчаянию, стараясь найти выход из любой ситуации. Во время немецкой оккупации мать моя приняла деятельное участие и в акции спасения детей из концентрационного лагеря Саласпилс. Немцы поместили туда детей,  вывезенных из уничтоженных ими белорусских деревень в той полосе, которую они «зачищали» от партизан. Причём (жуткая подробность!) стариков запирали в хаты и живьем сжигали в них.

Женщины и дети были угнаны под Ригу, в Саласпилс. Потом их разлучили, отправили матерей якобы на работу в Германию. На самом деле, как позже выяснилось, если не все, то многие попали в лагерь смерти Треблинка и вскоре там погибли. Травмированные и голодающие дети были оставлены немцами в Саласпилсе на умирание.

Почти чудом, при участии митрополита Сергия (Воскресенского) и Русского комитета, удалось получить от немецких властей разрешение раздать детей по частным семьям при условии, что это будет проведено без особой огласки. Тем не менее весть о том, что такого-то числа в рижский православный женский монастырь станут привозить погибающих детей, мгновенно облетела город. Детей брали и русские и латыши, и молодые семейные пары и люди преклонного возраста. Участие мамы в переговорах с немцами помогло урегулировать разногласия, возникшие в связи с деталями доставки детей в Ригу. Их, завшивевших, истощенных до предела и страдающих дизентерией, стали привозить из Саласпилса в монастырь на грузовиках. Мама и другие помощники выносили их на руках и помогали распределять среди приемных родителей. Помню, продолжалась эта акция несколько дней, но в первый же день мама привезла домой шестилетнюю еле державшуюся на ногах девочку Тасю». (Людмила Флам. Правовед П.Н. Якоби и его семья, стр. 114-115).

Покидая Латвию в 1944 году, Черновы взяли с собой в эмиграцию и Тасю (Хламенок; 1935-2001). В США Тася вышла замуж за физика Томаса Джолли, преподавала французский язык. В 1970-е годы Тася с мужем взяли на своё попечение семью беженцев из Вьетнама.

Из Риги семья Черновых сперва попала в Германию, затем в Марокко, в конце концов  обосновалась в США (1954).

Людмила Флам вспоминает: «Мы уехали из Риги в Германию в июле 1944 года. Уезжать не хотелось, но террор советской оккупации 1940-1941 годов   не был забыт. Перспектива оказаться в Германии мало прельщала, обнадеживало только, что дни Третьего рейха близились к концу. Расчет делался на возможность попасть к западным союзникам.

Сперва нас занесло на юг Германии, в старинный, совсем «фаустовский» университетский город Фрейбург. Скоро его разбомбили дотла, и мы, с бабушкой Сусанной Яковлевной подались к тёте Кате Мицкевич в Познань.

Когда туда стала подступать советская армия и слышна была канонада, двинулись через Берлин на юг, в сторону Швейцарии, но из-за болезни моей приёмной сестры застряли недалеко от Лейпцига. Там и дождались прихода американской армии.

Потом был лагерь для перемещенных лиц в Манхейме, где нас два раза в день кормили гороховым супом и где мы стали свидетелями попытки насильственной репатриации советских граждан. Будучи латвийскими гражданами, мы сами репатриации не подлежали, но в лагере жило много украинцев, которые согласно Ялтинским соглашениям должны были быть отправлены домой. К счастью, наш американский начальник лагеря, увидев шествие людей в белых саванах, готовых скорее умереть, чем попасть на родину, на свой страх и риск приказал военным частям убраться из лагеря прочь.

Через некоторое время мы переехали в Мюнхен. Там отец с двумя компаньонами открыл небольшое собственное дело, а я поступила в русскую гимназию «Милосердный самарянин»(1945-48). Для иностранцев в разрушенной Германии радужных перспектив не открывалось. Все стремились уехать, кто куда: в Бельгию на рудники, за океан ли в Южную или Северную Америку либо в Марокко.

После того как по нашим бумагам и под нашим именем в США уехала другая семья (такие случаи бывали!), выбор родителей остановился на Марокко, где уже находились бабушка и мамины сёстры. Отец подписал контракт с одной французской фирмой в Касабланке на тяжелую физическую работу. Мама и тут установила свою швейную машинку. Связи мамы помогли отцу, отработав контракт, получить через год работу по специальности.

В то время в Касабланке обосновалась достаточно большая русская колония, и я активно  занималась русскими скаутами. Но и Марокко оказалось временной остановкой на беженском пути. Страна перестала быть французским протекторатом, и для большинства европейцев в ней больше не было места, они стали разъезжаться: французы во Францию, русские по большей чти в Америку». 

В 1952 году Людмила уехала в Мюнхен, где стала работать в европейском отделении радиостанции «Голос Америки».

Зинаида и Сергей Черновы с Тасей (1954) переехали в Америку и осели поблизости от Мицкевичей в городе Нью-Хейвен, шт. Коннектикут.

Сергей Николаевич Чернов сперва работал чертёжником, одновременно, по вечерам занимался в университете и добился признания своего диплома инженера. После чего открыл свою фирму. Зинаида Петровна впервые в жизни могла больше не работать и увлеклась живописью.

Последние годы жизни супруги Черновы провели во Флориде. Там 2 июня 1992 года скончался Сергей Николаевич Чернов. А свой последний час Зинаида Петровна встретила в доме дочери Людмилы в шт. Мериленд.

Зинаида Петровна Чернова скончалась 21 января 1995 года.

 

Источники информации:

Людмила Флам. Правовед П.Н. Якоби и его семья. Воспоминания. - Москва: Русский путь, 2014.

Родные отражения. Каталог персоналий автографов. Составитель И.Е. Иванченко. - Москва, Вече, 2014, стр. 126-127.

 

Людмила Флам

 

Иллюстрации к теме