Сергей Трофимов

Сергей Трофимов

Сергей  Иванович Трофимов (19 сентября 1894, Псковская губ. - 22 июня 1941, Рига) - русский политический деятель в межвоенной Латвии.

Сергей Иванович Трофимов родом из села Емилово Вышгородской волости Островского уезда Псковской губернии. Отец – Иван Кириллович Трофимов (1865 - ?) был известным земским деятелем и крупным землевладельцем. Мать – Вера Дмитриевна (1870 - 1962) так же была родом из Вышгородской волости.

В семье Трофимовых было 6 сыновей и 2 дочери. По-разному сложилась их жизнь.(Об этом будет сказано ниже).

Годы ученичества Сергея Трофимова прошли в Емиловской сельской школе. В 1913 году Сергей окончил в Пскове гимназию имени Александра I.  В том же году поступил на медицинский факультет Юрьевского (Тартуского) университета. Видимо сказалось влияние его дяди Владимира Кирилловича Трофимова. Но стать врачом ему не довелось. Будучи призванным в армию он оказался на Кавказском фронте. Под Батуми попал в плен к туркам. Лишь в конце 1918 года смог вернуться домой. И почти сразу же поступил рядовым в Северо-западную армию генерала Юденича. Успев познать азы медицины, помогал больным и раненым.

Согласно мирному договору между Латвией и Советской Россией от 11 августа 1920 года территория, на которой жила семья Трофимовых, отошла к Латвийской Республике.

Вернувшись к мирной жизни, Сергей Трофимов поступил фельдшером в сельскую амбулаторию. Осенью 1922 года он, с намерением продолжить образование, отправился в бывший Юрьевский, а ныне Тартуский университет. Однако оказалось, что документы, подтверждавшие его учебу, пропали. Тогда Сергей Трофимов решил поступить на юридический факультет. В 1926 г. он получил диплом юриста. В этом же году обвенчался с выпускницей медицинского факультета Тартуского университета – Лидией Федоровной (ур. Глазовой). Но семейное счастье длилось недолго. В 1927 году, во время родов, Лидия Федоровна скончалась, оставив вдовцу дочку Лидочку (1927-2000). Девочка фактически оказалась на попечении дедушки и бабушки. После войны, когда большая часть семьи была репрессирована, Лидия оказалась в незавидном положении. Сведения о её судьбе весьма скудные. Известно, что она была рабочей на обувной фабрике «Пирмайс майс» в Риге. Судя по фамилии «Гусева», была замужем. Однако сведений о муже и наличии детей – нет.

Сергей Трофимов был филистром корпорации «Fraternitas Slavia».

Вероятно, не видя перспектив на ниве  юриспруденции (его диплом  не признавался в Латвии; приходилось работать секретарем правления кооперативного страхового общества), Сергей Трофимов обратился к политике. Тем более, что он видел в ней свободную нишу. В то время русские латвийцы фактически не имели сколь-либо серьезных политических партий. Структуризация русских политических сил протекала вяло. С.И. Трофимов понимал, что, будучи коренным жителем Яунлатгальского уезда, у  него есть весомый козырь. В этом уезде была сосредоточена почти четверть русского населения Латвии.

5 августа 1928 года в Резекне состоялся 1-й съезд новой партии – Русского крестьянского объединения (РКО). Это была первая серьезная заявка на создание русской крестьянской партии в Латвии. Председателем партии стал С.И. Трофимов. В руководство партии из числа деятелей общелатвийского масштаба вошли: Борис Энгельгардт и Борис Евланов Осенью того же года партия стартовала на выборах в 3-ий Сейм. Однако выборы для Трофимова и его партии оказались неудачными: в Сейм никто не прошёл.

Однако в 1928 г. Трофимову удалось стать председателем Аугшпилсского (Вышгородского) волостного правления. В 1931 г. он вновь был избран на эту должность.

С.И. Трофимов продолжал упорно искать свое место в политическом спектре Латвии. Русские политики стояли перед дилеммой: с одной стороны, по своим взглядам они тяготели к право консервативному крылу, с другой стороны, не могли не учитывать настроений своего электората, в массе своей консервативного, но ввиду известного дискомфорта в области национальной и аграрной политики тяготевшего к левому крылу.

Надо было найти «золотую середину», и Трофимов попытался это сделать. Определение программных установок было сложной задачей. Опыт российских дореволюционных партий не оставил глубокого следа и к тому же был неприемлем в новых политических условиях. Поэтому русские политики невольно вынуждены были обращаться к политическому опыту других стран русского рассеяния. В 1927 году  Сергей Трофимов познакомился с Сергеем Масловым и через него установил связь с Трудовой крестьянской партией (ТКП) в Праге. Именно эти краткосрочные  контакты с Масловым сыграли роковую роль в судьбе Трофимова и не только его. На конец 1920-х - начало 1930-х годов приходится пик активности ТКП (в связи с развернувшейся в СССР коллективизацией). Естественно, что люди, жившие в советском приграничье, оказались в поле их зрения как потенциальные «проводники» своих идей на территорию СССР.

16 февраля 1930 г. в Яунлатгале (Пыталово, с 1925 по 1937 г. – Яунлатгале, с 1938 по 1945 – Абрене, ныне город Пыталово Псковской области РФ) состоялся 2-й съезд трофимовской партии. На нем отчетливо слышались отголоски идейного влияния ТКП.

25 января 1931 г. состоялся 3-й съезд партии, в котором участвовало 130 полноправных делегатов. О серьезности политических намерений Трофимова говорило то, что значительную часть своей речи он посвятил поиску возможных союзников. 9 августа 1931 г. в Резекне состоялся 4-й съезд РКО. Основные предвыборные положения партии сводились к следующему: сокращение государственных расходов путем уменьшения штата чиновников и окладов чиновникам высшей категории; облегчение налогового бремени для крестьян; увеличение цен на лен; выделение прирезов малоземельным крестьянам.

Выборы в 4-й Сейм (октябрь 1931 года) для С.И. Трофимова оказались удачными. Партийный список получил в Латгалии 8 298 голосов и Трофимов занял лелеемое им депутатское кресло.

Работа 4-го Сейма, последнего демократически избранного парламента в межвоенной Латвии, проходила в напряженной обстановке. Экономический кризис, рост националистических настроений, общая ситуация в Европе -  все это отражалось  на работе Сейма. Узкокорыстные интересы и коррупция усугубляли кризис латвийского парламентаризма и толкали страну в бездну диктатуры. В такой непростой обстановке пришлось Трофимову приступить к работе парламентария. Перед молодым депутатом (ему было 37 лет) встала непростая задача поиска союзников, с которыми можно было бы сформировать фракцию. В 4-й Сейм, помимо Трофимова, по русским спискам прошли еще 5 депутатов. От Блока православных и старообрядческих избирателей  были избраны архиепископ Иоанн (Поммер) и И.В. Корнильев. От старообрядцевМ.А. Каллистратов и Т.Е. Павловский. От Объединения русских волостных и общественных организаций Л.В. Шполянский.

Уже в первые дни работы Сейма Сергей Трофимов заявил, что создание единой русской фракции маловероятно и предложил взамен этого образовать блок русских депутатов по национальным и культурным вопросам. В то же время он предложил подумать о создании Латгальского хозяйственного блока, в число задач которого входила бы и защита интересов русского крестьянства.

Трофимов активно искал союзников как среди русских, так и латгальских депутатов.  От других русских депутатов его отличало хорошее знание латышского языка, что в немалой степени способствовало его взаимопониманию с латышскими депутатами. Однако и ему приходилось отвечать на обвинения в нелояльности, которые все чаще раздавались как в стенах Сейма, так и за его пределами.

В 1932 году С.И. Трофимов впервые от имени русских латвийцев принял участие в работе меньшинственного конгресса в Вене. Ранее в этом конгрессе представители от русских латвийцев не считали нужным участвовать. В Вене, Трофимов заметил, что самобытная национально-культурная жизнь русского меньшинства в Латвии оказалась под угрозой.

Выступая на чрезвычайной сессии Сейма 22-23 августа 1933 года Трофимов отметил: «В своей философской сущности коммунизм и национал-социализм почти совпадают. Только политические формы этой сущности различны, но обе они стихийно увеличивают ряды врагов демократии и государства». Однако при обсуждении изменений поправок в Сатверсме (Конституции) Трофимов поддержал предложения Крестьянского союза о превращении Латвии в президентскую республику.

В ходе работы 4-го Сейма произошли заметные изменения в расстановке русских депутатов. На заседании Сейма 31 января 1933 г. было официально заявлено о создании Русской кретьянской фракции, в состав которой вошли С.И. Трофимов, Т.Е. Павловский и И.В. Корнильев. Идейным ориентиром новой фракции были программные установки Трудовой крестьянской партии, которая на тот момент уже находилась в глубоком кризисе. Это обстоятельство побуждало Трофимова и его сторонников к переоценке ценностей и поиску новой политической ниши. Как отмечал упомянутый выше Б.В. Евланов, за полгода существования Русской крестьянской фракции удалось в известной мере преодолеть недоверие между русским и латышским крестьянством, убедив последнее, что «у него больше оснований для сотрудничества с русским крестьянством, чем с партиями городского чиновничества, за громкими шовинистическими фразами которых скрывается лишь забота об устройстве своих личных делишек, как это особо ярко обнаружилось на примере б. министра Демцентра г. Кениньша» ( Голос народа. Вестник русской крестьянской    фракции Сейма, 1933, июль, №1).

Поддержка  Трофимова архиепископом Иоанном (Поммером) дорогого стоила и расценивалась в политических кругах как высокая оценка профессионализму нового русского депутата.

Группировкой С.И. Трофимова был сделан заметный шаг в сторону сближения с латышскими и латгальскими крестьянскими партиями, в частности, с Крестьянским союзом Карлиса Улманиса.

Такая позиция Трофимова сыграла ему на руку после установления диктатуры Улманиса 15 мая 1934 года. Трофимов оказался в числе приближённых к новому режиму. Он получил должность референта по делам русских школ в Министерстве образования. Эта должность была учреждена после ликвидации Русского отдела и соответственно школьной автономии. «Мы должны воспитывать молодежь в сознании гражданского долга и преданности государству», - подчеркивал Трофимов (Голос народа, 1934, 29 июля).

Вместе с тем никакой особой активности Трофимов больше не проявлял.

В конце июля 1940 года был уволен с занимаемой должности новыми, советскими властями. Пытался устроиться учителем в школу, но напрасно…

10 августа 1940 года он был арестован органами НКВД. Главным пунктом обвинения были его связи с Трудовой крестьянской партией и ее лидером С.С. Масловым. Поэтому уже 15 августа  С.И. Трофимов должен был написать собственноручные показания о связях Русского крестьянского объединения с Трудовой крестьянской партией. Показательно, что на допросах С.И. Трофимов указывал, что о связях с ТКП были осведомлены только он и Борис Евланов, в то время как другие члены ЦК РКО об этом информированы не были.

Следователи упорно добивались от Трофимова признания в том, что он содействовал переброске активистов ТКП на территорию СССР.  Этому посвящен протокол допроса от 14 октября 1940 г., продолжавшийся более 6 часов.

С.И. Трофимов признал свою связь с  Масловым и ТКП, а также то, что несколько раз способствовал переброске печатных изданий в СССР, но отрицал своё участие в переброске людей через границу.

13 мая 1941 года на закрытом заседании Военного Трибунала Прибалтийского особого военного округа Сергей Иванович Трофимов был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в окрестностях Риги, возле озера Балтэзерс, в первый день войны 22 июня 1941 года.

О судьбе родственников С.И. Трофимова

Если, согласно метрической выписке о крещении сына Сергея в 1894 г., Иван Кириллович  Трофимов (1865 - ?) и его супруга Вера Дмитриевна (1870 - 1962)   значились  крестьянами деревни Игнашково, то в аттестате, выданном тому же Сергею в 1913 году в Псковской Императора Александра I Благословенного гимназии  – его отец упоминается уже как потомственный почетный гражданин.  До революции Иван Кириллович служил страховым агентом при Псковском губернском земстве.

С 1931 по 1934 год Иван Кириллович Трофимов был членом волостного правления Аугшпилсской (Вышгородской) волости. Известно также, что он был почетным членом Борисо-Глебского приходского совета.

В конце войны  Иван Кириллович и Вера Дмитриевна покинули Емилово, но остались в Латвии. Последние годы жизни провели в семье сына Владимира в Прейли. (ЛГА, ф. 1986, оп.2, д. П-5300).

 

Владимир Иванович Трофимов (антипод Сергея) (1891 – 1972) должен был бы наследовать усадьбу, хотя никогда к этому не стремился. В 1911 году он окончил Псковскую гимназию, в том же году поступил в Варшавский ветеринарный институт, но в связи с войной должен был переехать в Казань, где в 1915 году и получил диплом ветеринарного врача. Вернулся к родителям в Емилово. С 1919 по 1921 год служил ветврачом в Красной армии. После окончания Гражданской войны вернулся в Латвию. Поселился в местечке Карсава (примерно в 40 км от родных пенатов), где вплоть до 1940 года работал ветврачом, а затем заведующим ветпунктом. Вел тихий образ жизни. В политической и общественной жизни участия не принимал. В 1931 году женился на еврейской девушке Славе Елизаровне Калгут. В 1936 году в семье родился сын Кирилл. Однако счастливая и спокойная жизнь оказалась разрушенной на второй день войны – 23 июня 1941 года, когда в дом пришли чекисты и увели Владимира. На следующий день его супруга поехала в Лудзу (уездный центр), чтобы узнать о причине ареста мужа. Но там ей только сказали, что был донос. В связи с приближением фронта Владимир Трофимов (как и другие заключенные) был этапирован в г. Енисейск Красноярского края. В этой же тюрьме оказался и его брат – Александр. Первый допрос в Енисейской тюрьме был проведен только 19 января 1942 года. После бесплодных допросов Владимир Трофимов Особым совещанием был приговорен к 5 годам лагерей. Однако уже осенью 1945 года смог вернуться домой и заняться ветеринарной практикой. Но возвращение не было радостным: он узнал о гибели своей жены и сына. Согласно данным латгальского краеведа Николая Никулина дело обстояло так: «С приходом немецких войск Слава Трофимова уехала в Емилово. Родители мужа обещали договориться с местной полицией о её спасении. Полицейские чины приехали к Трофимовым, погостили, поели, попили... Но через несколько дней сообщили гостеприимным хозяевам, что их начальство разрешило оставить в живых только внука, а его мать «подлежит ликвидации». Слава не поверила обещаниям полицейских, она решила испить смертную чашу вместе с ребёнком» (Воспоминания о Карсаве. – Резекне, 2011, стр. 160-162).

Узнав о судьбе своих родных, Владимир не остался в родных местах. Сначала работал в Даугавпилсском районе, потом – до  конца своих дней жил и работал в городке Прейли (районный центр в восточной Латвии). На его попечении оказались и некогда весьма состоятельные родители, лишившиеся не только своей недвижимости, но и потерявшие большую часть своих детей. Похоронены они на кладбище в Прейли. Владимир вторично женился и имел от этого брака двух дочерей: Татьяну и Наталью. Умер в Прейли в 1972 году. В 1982 году его вторая супруга Татьяна Владимировна Трофимова добилась его посмертной реабилитации (ЛГА, ф. 1986, оп.2, д. П-5300).

Александр Иванович Трофимов (1901-1942) - ограничился средним образованием (Псковским реальным училищем).  Служил у Юденича. Занимался сельским хозяйством и, видимо, претендовал на роль продолжателя «трофимовского дела». Женат не был. С 1933 по 1934 год состоял в организации айзсаргов, откуда ушел добровольно. Александр Трофимов был арестован 13 марта 1941 года. И также, как и его брат Владимир, после начала войны был этапирован в Красноярский край в тюрьму г. Енисейска.  На допросах он отрицал, что был членом созданной братом Сергеем партии «Русское крестьянское объединение», но признался, что связи поддерживал. Когда в 1931 году в Емилово из Праги приезжал эмиссар и просил Александра Трофимова помочь в переброске литературы в СССР путем применения воздушных баллонов, то последний, согласно его показаниям, отказался это делать. Однако решение Особого совещания в отношении Александра Трофимова было суровым – расстрелять и 13 марта 1942 года приговор был приведен в исполнение (ЛГА, ф.1986, оп.2, П-6729).

Борис Иванович Трофимов (1903 - ?)  -   успел послужить в армии Юденича. Работал в хозяйстве родителей. С 1931 по 1933 год учился в Бельгии, в сельскохозяйственном институте, где получил специальность агронома. Вел хозяйство на хуторе Каршилово, принадлежавшем родителям. В 1941 году отказался от своей доли в хозяйстве и стал работать агрономом. В 1944 году Борис Трофимов с женой Надеждой Ивановной и детьми: Юрием, Милицей, Иваном и Верой эвакуировался на Запад. Вместе с ним покинули Емилово и его родители, но на чужбину не уехали. Известно, что Юрий жил в США и в 1971 и 1973 годах навещал свою двоюродную сестру Гусеву-Трофимову Лидию Сергеевну в Риге. Сведений о дальнейшей судьбе Б.И. Трофимова  и его потомков на данный момент не имеется. (ЛГА, ф. 1986, оп.2, д. П-5300).

Были еще два сына, о которых сведения более чем скудные.

Иван Иванович Трофимов - вероятно, старший сын - работал врачом в Пензенской губернии (как и его дядя Владимир Кириллович), где умер от брюшного тифа в 1928 или 1929 году.

Алексей/по другим сведениям Константин Иванович Трофимов  –  умер в 1923 или 1924 году в Емилово.

В семье Трофимовых были две дочери:

Нина Ивановна Трофимова (1905 – 2001; в замужестве Шигина) – с 1924 года и до своей кончины жила в Риге, где окончила гимназию и Русские университетские курсы. (ЛГА, ф. 1986, оп.2, д. П-5300).

Наталья Ивановна Трофимова (в замужестве Игнатьева), работала учительницей в Аугшпилсской волости. Её муж был соседом по усадьбе с Трофимовыми. В 1944 году Игнатьевы эвакуировались на Запад. (ЛГА, ф. 1986, оп.2, д. П-5300).

В итоге: в семье было 6 сыновей и 2 дочери. 2 сына умерли в зрелом возрасте. 2 были – расстреляны  органами НКВД. 1 был репрессирован органами НКВД, но сумел выжить. Жена одного из сыновей с внуком – расстреляна нацистами. Один сын с семьей и одна дочь с семьей эвакуировались на Запад.

 

 Татьяна Фейгмане

Источники информации:

ЛГИА, ф.1632, оп.1, д.18909, 22042.

ЛГА, ф. 1986, оп.1, д.34798.

ЛГА, ф.1986, оп.2, д. П-5300.

ЛГА, ф. 1986, оп.2, П-6729.

ЛГА, ф.1986, оп.2, д. П-2732.

Татьяна Фейгмане. Сергей Иванович Трофимов

Татьяна Фейгмане. Русские в довоенной Латвии

Николай Никулин. Забытое имя ( о брате С.И. Трофимова). -В кн. Воспоминания о Карсаве. - Резекне, 2011.

Татьяна Фейгмане. Некоторые факты из жизни русского населения бывшего Яунлатгальсккого уезда в межвоенной Латвии

Иллюстрации к теме