Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Свадьба Т.К.Барышниковой

Свадьба Т.К.Барышниковой

Зигмунд Фрейд

Сергей Чухин

 

                 У каждого есть тайный личный мир.

                 Есть в мире этом самый лучший миг.

                 Есть в мире этом самый страшный час. 

                 Но это все неведомо для нас.

                 И если умирает человек,

                 С ним умирает первый его снег,

                 И первый поцелуй, и первый бой...

                 Все это забирает он с собой.

                 Евгений Евтушенко

 

Трудно назвать какого-либо выдающегося писателя или художника в ХХ столетии, или целое эстетическое течение, которое избежали бы воздействие фрейдовских идей. Зигмунд Фрейд (родился в 1856 г.) - австрийский врач, психопатолог, основатель психоанализа, положивший начало грандиозному научному, философскому и культурному движению. Искусство, культуру, вопросы воспитания и образования нашего времени нельзя себе представить без психоанализа: если бы не было Фрейда, то не было бы сюрреализма, «театра абсурда», экзистенциализма, сексуальной революции, современного кино и, конечно же, массовой культуры. После Второй мировой войны психоанализ буквально захлестнул США, став «новой реалией». Голливуд, как крупнейшее культурное и социальное явление прошедшего века, не мог пройти мимо фрейдизма и личности его создателя. Темы, навеянные психоанализом, разрабатывали выдающиеся мастера американского кино, такие как Альфред Хичкок, Чарли Чаплин, Джон Хьюстон и другие. Популярность психоанализа столь велика и по сей день, что многие убеждены: «Психология — это и есть Фрейд». Сексуальные революции, прошедшие в странах Запада, а ныне и в России, обязаны своим происхождением доктору Фрейду. Другой пример, а фактически прямое использование идей фрейдовского психоанализа, получившее самое широкое распространение в современном мире — это реабилитация, процедуры восстановления психического состояния людей, прошедших дорогами сражений в различных военных конфликтах или детей, подвергшихся тому или иному насилию.

Любопытному читателю, разумеется, небезынтересно, какова история психоанализа, каковы путь и мотивы становления этого модного явления современной жизни. Психоанализ появился на свет, когда наметилась ломка традиционных представлений о психической жизни человека. В это время новые открытия и достижения в естественных науках рельефно обнаружили  неудовлетворенность в теоретических толкованиях природы человека. Для многих ученых становится очевидным, что сведение человека к природным характеристикам не позволяет  проникнуть  в тайну человеческого бытия, в область «внутренней» жизни человека, в его психику.

Дофрейдовская психология в качестве объекта исследования имела нормального, физически и психически здорового человека. Фрейд же, как психопатолог, исследуя характер  и причины возникновения неврозов, натолкнулся на ту область психики, которая оставалась вне поля зрения предшествующей психологии, а именно — область бессознательного. Что же такое бессознательное? В  своей повседневной жизни мы осознаем лишь сравнительно небольшую часть наших психических процессов и нашего поведения. Многие важные поступки совершаются импульсивно или автоматически , мы не отдаем себе отчета в их мотивах, поэтому такие процессы и действия называются бессознательными. В общем плане психика человека предстает перед Фрейдом расщепленной на две противостоящие друг другу сферы сознательного и бессознательного, которые представляют собой сущностные характеристики личности. Одну из сфер, бессознательное — он считал центральным компонентом, составляющим ядро человеческой психики, а сознательное — лишь особой инстанцией, которая надстроена над бессознательным. Своим происхождением сознательное обязано бессознательному и возникает из последнего в процессе развития психики.

Фрейд сознавал трудности, которые вставали на пути овладения бессознательным, долгое время работал над решением этой проблемы и ее ядром, так называемыми «первичными впечатлениями». За основу этих впечатлений, движущую силу бессознательного, Фрейд принял сексуальное влечение. За подтверждением своей гипотезы он обратился к мифологическим сюжетам, художественным и литературным памятникам истории. В древнегреческом мифе  о царе Эдипе, по мнению ученого содержится не только доказательство того, что сексуальные влечения являются основой деятельности человека, но и обнаруживаются те сексуальные комплексы, которые с детства заложены в человеке. Согласно фрейдовскому «Эдипову комплексу»,  мальчик постоянно испытывает влечение к матери, и видит в отце реального соперника.

В начале своей врачебной деятельности Фрейд  лечил своих пациентов принятыми в то время методами физиотерапии. Поскольку считалось, что нервная система человека представляет собой материальный орган, то и болезненные изменения, которые в ней происходят, должны иметь материальные причины. И больных лечили теплом, водой, электричеством и другими методами. Эффективность оставляла желать лучшего, и Фрейд задумывается над применением иных методов лечения, например, гипноза, который в те времена уже применялся совместно с другими врачами, в частности с И. Брейером, Фрейд обсуждал причины заболеваний своих пациентов и перспективы их лечения. Среди пациентов были, как правило, женщины(и как правило из высших классов), страдающих истерией. Болезнь проявлялась  в различных симптомах — страхах(фобиях), потере чувствительности, отвращение к пище, галлюцинациях и др. Во время гипноза оба врача просили рассказать о событиях, которые предшествовали появлению симптомов болезни. Выяснилось, что больным удается вспомнить об этом, и, как теперь сказали бы, «расслабиться», выговориться. Симптомы хотя бы на время исчезали. Такой эффект был назван древнегреческим словом «катарсис» (очищение). За понятием катарсиса крылась гипотеза, согласно которой симптомы болезни возникают из-за того, что больной ранее испытывал напряженное влечение к какому-либо действию. Симптомы как бы замещали это нереализованное, но желаемое действие.

Энергия влечения порой разряжается в извращенной форме, как бы «застревая» в органах, которые начинают работать ненормально. Доктор Фрейд предположил, что главная задача врача — заставить больного вновь пережить подавленное влечение и перенаправить нервно-психическую энергию в другое русло, а именно, перевести ее в направление катарсиса(очищения), разрядить подавленное влечение рассказывая врачу о нем. В этой догадке Фрейда и содержался зародыш будущего психоанализа. Но если бы все было так просто! Оказалось, что сознание человека препятствует раскрытию глубоко потаенного, неосознанного влечения, оказывает ему сопротивление. Фрейд отмечает для себя одну особенность  в поведении невротики. Источником такой особенности явились , по наблюдениям Фрейда, некоторые странности половой жизни. Тем более, что в своей практике невропатологии и ранее обращали свое внимание на зависимость нервных заболеваний от сексуальных факторов.

Впоследствии Фрейд выдвинет постулат, придавший всем его последующим концепциям особый статус, навсегда соединивший его имя с идеей всесилия сексуальности (пансексуальности) во всех человеческих делах. Идея о роли  сексуального влечения как главного двигателя поведения людей, их истории и культуры, придала в скором времени фрейдизму специфическую окраску, прочно соединила его с представлениями, сводящими все многообразие людской жизнедеятельности к прямому или замаскированному вмешательству сексуальных сил. Отец психоанализа как-то сказал о самом себе, что он «,принадлежит к тому сорту людей, которые нарушили покой мира». Так оно и было в действительности. Его учение прославилось прежде всего тем, что проникло в тайны бессознательного, или, как как говорил сам ученый, «преисподнюю психики». Один очень важный момент открылся перед Фрейдом: столкновение сложных, конфликтных отношений между сознанием человека и не осознаваемыми психическими процессами, бурлящими за поверхностью сознания. Как полагал Фрейд, сам человек не имеет перед собой ясной картины устройства собственного внутреннего мира со всеми его подводными течениями, бурями и взрывами.

На помощь приходит психоанализ — с его методом « свободных ассоциаций», то есть , восприятие каких-либо объектов одновременно или в непосредственной временной близости; впоследствии появление одного из них влечет за собой осознание другого. Так, взглянув на какую-либо вещь, человек вспоминает ее отсутствующего владельца, поскольку прежде эти два объекта воспринимались одновременно. Другой, не менее важный феномен, о котором упоминалось выше, приобрел в психоанализе особое значение под именем «трансфера» (перенесения). Когда общение врача с пациентом приобрело особую доверительную окраску, пациент позволял себе переносить свои не изжитые бессознательные желания, сохранявшиеся порой с детских лет , на личность самого врача. Занимаясь изучением человеческой души, Фрейд опирался на созданное науками о природе. Он использовал понятие об энергии, сложившееся в недрах физики, и понятие об инстинкте, разработанное Ч. Дарвиным. Оба эти понятия он радикально преобразовал, приспособив их  к психологии. Слову «энергия» ученый придает значение психологического «заряда», служащего источником влечения. Этот «заряд» изначально заложен в организме и в этом смысле подобен инстинкту самосохранения прежде всего. Именно этот инстинкт был возведен Фрейдом теперь уже в психологической теории (а не в биологическом смысле), на царственное место и обозначен именем «либидо» (половое влечение), ставшим своего рода паролем всего психоанализа.

Бессознательное трактуется теперь как сфера, насыщенная энергией либидо,слепого инстинкта, не знающего ничего, кроме принципа удовольствия, которое человек испытывает, когда эта энергия разряжается. Поскольку же сознание, в силу запретов (табу), налагаемых обществом , готово препятствовать этому, энергия  либидо ищет обходные пути, прорываясь в умственных и телесных реакциях — порой безобидных, а иногда патологических, приобретающих характер невроза. Подавленное, вытесненное сексуальное влечение и расшифровывалось  Фрейдом по свободным от контроля сознания ассоциациям пациентов. Такую расшифровку Фрейд назвал психоанализом. В качестве примера можно остановиться на уникальной особенности детского психоанализа, который состоит в том, что такой психоанализ происходит обычно  в условиях развивающейся и меняющейся личности ребенка. Его главное отличие от анализа взрослого человека — он носит сугубо практический характер. Если у взрослого аналитик узнает о его детстве посредством метода реконструкции вытесненного , то у детей аналитик наблюдает и реконструирует психические процессы в настоящий момент через игру и деятельность ребенка и может относительно легко судить о причинах той или иной душевной травмы. Помимо большой эмоциональной выкладки по отношении к ребенку аналитик должен отличаться глубоко личностным подходом к нему , предложить ему метод рисунков и игровой активности; аналитик должен связать поле, где разыгрываются невротические реакции с их домашней средой, отношениями между родителями ребенка и его отношением к ним. При этом аналитик не может начать свою терапевтическую деятельность прежде, чем он не овладеет окончательно « психической инстанцией « ребенка.

Идея  о всемогуществе сексуального инстинкта была подорвана событиями первой мировой войны. Потрясенный крушением культурных ценностей и гибелью миллионов людей Фрейд приходит к пониманию того, что прежние теории  - толкование сновидений и инстинкт жизни — не объясняют всего спектра жизнедеятельности людей. Психические травмы, вызванные встречей со смертью , возникшие в боевых условиях  у вчерашних солдат и офицеров, дали Фрейду повод  выдвинуть версию об особом влечении , столь же могучем, как и сексуальной. Это неизвестное до сих пор влечение, провоцировавшее болезненную фиксацию на событиях , сопряженных со страхом, было обозначено отцом психоанализа древнегреческим словом «Танатос». Под именем Танатос имелось ввиду особое тяготение к смерти, уничтожению, разрушению либо других людей , либо себя. Агрессивность возводится Фрейдом в ранг извечного, заложенного в природе человека, биологического побуждения.

Задачей инстинкта смерти, как говорил ученый, является « возвращение всех живых организмов в безжизненное состояние», иначе говоря, его цель — вернуть жизнь к неорганическому существованию материи. При этом все положительные жизнеохранительные  тенденции, как стремление к самосохранению и прочее, рассматривалось им как частные влечения, имеющие целью обеспечить организму его собственный путь к смерти. Сама же жизнь оценивается с точки зрения стремления в восстановлению нарушенного жизненного равновесия энергии, как окольные пути к смерти, как непрестанная борьба и компромисс двух непримиримых и противоположных влечений.

Непреходящую сущность  и ценность психоанализа можно охарактеризовать  словами одного из героев романа Т.Манна «Волшебная гора»: «Психоанализ хорош, если он  - орудие просвещения и цивилизации, хорош, поскольку расшатывает глупые взгляды, уничтожает врожденные предрассудки, подрывает авторитеты, - словом хорош, когда он освобождает, утончает, очеловечивает и делает рабов зрелыми для свободы. И он вреден, очень вреден, поскольку тормозит деяние, подтачивает корни жизни оттого, что не в силах дать ей форму. Такой анализ может стать делом весьма неаппетитным, как смерть, с которой он, собственно говоря, и связан, - он сродни могиле и ее подозрительной анатомии...»

Ценность и достоинства всякой научной гипотезы измеряется практической выгодностью, тем, насколько она помогает продвигаться вперед, служа рабочим, объяснительным принципом. Психоанализ, так или иначе, «работает» и по сей день. Поговаривают даже, что все население США делится на две половины: одна из них — психотерапевты, а другая — пациенты. В заключении хотелось бы отметить : психоанализ — это урок самоограничения для человека, поскольку ему следует отучиться  принимать иллюзорное от за самоочевидное, а желаемое — за действительное, соизмерять свои возможности с реалиями жизни. Обнаружив себя однажды рабом собственных влечений, человек способен уменьшить зависимость, но от цепей ему не избавиться, как и от смерти. Философия психоанализа не утешает, она помогает одному — бесстрашному принятию судьбы.