Александр Гришин

Александр Гришин

Александр Ильич Гришин (1881, Томская губерния, Российская империя – 1940, Рига, Латвийская ССР) – с 1921 по 1925 год  совладелец антрепризы в Театре русской драмы в Риге,  с 1926 г. директор театра.

В 1903 г. А.И. Гришин впервые в качестве профессионального актера дебютировал на сцене в Саратовском театре, в антрепризе Н.И. Соболыцикова-Самарина, в маленькой роли в гоголевском «Ревизоре». Гришин, в течение ряда лет, участвовал в антрепризах Соболыцикова-Самарина  не только в Саратове, но и в Казани и Нижнем Новгороде.  В 1906 г.  Гришин организовал собственную антрепризу в Тифлисе (Тбилиси). Затем 10 лет держал свою антрепризу в Ростове-на-Дону.

«Антрепризы Гришина были всегда довольно значительными. Некоторое время он работал в Петербурге и Москве. Был, в частности, заведующим Большим драматическим театром (бывшим Суворинским) в Петербурге. <…> Грищин был «дельцом» театра, дельцом крупным и понимающим художественную сторону дела. В его характере преобладали отрицательные качества, за что его не любили в коллективе, но как администратор он всегда пользовался авторитетом» (см. Е.А. Вахрушева …, стр. 105).

В 1921 году  Гришин, узнав, что М.Я. Муратов пытается возродить в Риге Русский театр, решил принять участие в этом начинании. Им удалось договориться о совместной антрепризе. 27 сентября 1921 г. стало днем возрождения Русского театра в Риге. В этот день в зале Рижского латышского общества состоялась премьера комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума».

«Этот театр был величайшим событием в русской культурной жизни Риги, его просветительная роль продолжалась вплоть до прихода немцев в Ригу (1941). Об этом театре у меня сохранились лучшие воспоминания»,  – вспоминал впоследствии Генрих Гроссен.

С 1921 по 1925 год Рижский театр русской драмы существовал как частная антреприза Муратова и Гришина. Несмотря на успех у публики, антрепренёрам пришлось столкнуться с немалыми трудностями, прежде всего, материальными. В январе 1925 года судьба Театра русской драмы оказалась на волоске,  ибо Русский отдел Департамента национальных меньшинств Министерства образования, отвечавший за распределение государственного финансирования на культурные нужды, принял решение в пользу Камерного театра, а не Русской драмы. Только после выборов во 2-й Сейм и смены руководства Русским отделом – Русской драме был возвращён статус меньшинственного театра.

Однако, указанные события привели к распаду существовавшего тандема. М.Я. Муратов покинул Ригу, хотя и не прервал связей с местной общественностью. Для спасения театра было организовано товарищество «Театр русской драмы». Участники товарищества своими вкладами создавали его капитал. Оно же поручило А.И. Гришину быть директором театра. Выбор оказался оправданным. Во многом благодаря Гришину в Риге собралась блестящая плеяда актёров, радовавших зрителей вне зависимости от национальности. В 1927 г. из-за неудачной репертуарной политики театр вновь оказался на грани банкротства. Решение сложившихся проблем во многом зависело от администраторских и коммерческих талантов директора. Выход из сложившейся ситуации на какое-то время был найден благодаря созданию «Общества гарантов русского театра», председателем правления которого стал депутат Сейма М.А. Каллистратов. Время от времени театру приходилось существовать в условиях конкурентной борьбы за выживание. Так, в конце 1920-х годов параллельно работал Народный театр, также претендовавший на государственную субсидию. Несмотря на гибель конкурента, положение Театра русской драмы оставалось непростым. В 1932 г. для поддержки театра было создано «Общество друзей русского театра», первым председателем правления которого был В.И. Снегирёв. В 1935 г., когда товарищество «Театр русской драмы» отказалось от ведения дела, театр перешёл в собственность «Общества друзей Русского театра» и получил новое название – Рижский русский театр.

Положение театра во второй половине 1930-х годов усложнялось и тем, что в стране были ликвидированы демократические института власти и установлен авторитарный режим. Это отражалось не только на репертуарной политике  театра. Прерогатива назначения директора театра оказалась теперь за Министерством общественных дел. Поэтому в 1938 г. А.И. Гришин официально перестал быть директором театра. Хотя на его место был назначен В.И. Снегирёв, Александр Ильич оставался в «своем» театре вплоть до своей кончины. Так получилось, что с его уходом закрылась и одна из самых насыщенных и интересных страниц в истории Рижского русского театра.