Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Иван Чаша и Сергей Бондарчук

Иван Чаша и Сергей Бондарчук

Рижская городская русская гимназия (бывшая Ломоносовская) 1919-1935

Т.Масс. Старый скаут

В 1920 году семья Третьяковых вернулась домой, в Латвию, из Маньчжурии, где отец служил в долгосрочной командировке на железной дороге.

Приехали в Ригу. Потом уже никогда так надолго Борис Александрович не уезжал из своего дома, прожив в нем всю жизнь. Сначала как «хозяйский сынок»: семья Третьяковых из 11 человек занимала семь комнат, остальные сдавались внаем.

Затем, когда в сороковом году дом отняли, — как «ответственный квартиросъемщик» двух смежных комнат. Вначале хотели домовладельцев Третьяковых выселить совсем, но пощадили — отец Бориса Александровича чуть ли не 60 лет проработал машинистом паровоза. Тогда ведь машинисты шли не в белых рубахиках на работу, как сегодня: с одной стороны топка, с другой — труба. Мать не работала, воспитывала детей.

На фотографиях, сделанных в старых рижских фотоателье, его мама — молодая невысокая женщина со смешливыми глазами, в длинных платьях и шляпах с перьями.

Жизнь тогда, в 20-х, постепенно налаживалась, дети пошли в школу, отец ездил в рейсы, мать занималась домом, бабушка с дедушкой не могли нарадоваться, что беспокойное время позади.

До революции в России было весьма популярно движение скаутов. После революции взамен этой организация была создана другая — Всесоюзная пионерская им.В.ИЛенина.

В 1918 году в Латвию из России приехал некто Рубисов, который и принес, как утверждает Борис Александрович, в Латвию идею скаутского движения, основав 1 -й отряд.

В 21-м году в Риге уже существовала целая организация, возглавляемая Даукшем и Заринем. Членом ее стал и юный Борис Третьяков.

Скажу честно, слушая рассказы Третьякова, я не могу почувствовать обаяния жизни скаутов — мешает пионерлагерное детство: до-сих пор внутренне содрогаюсь, вспоминая смотры строя и песни, речевки, запевки, холодную манную кашу.

Но я могу предположить, что ребенок, не затронутый сплошной пионерской коллективизацией, просто побежит в поход с костром, печеной картошкой, привидениями.

И наконец, я могу просто поверить удовольствию Бориса Александровича, с которым он вспоминал о своем скаугском отрочестве.

Престиж организации скаутов был велик, а чтобы вступить в нее, требовались не богатые и знатные родители, а некоторые практические навыки, которые по скаутской шкале оценивались как 1-й разряд. Проверьте себя, дорогие читатели, приняли ли бы вас в скауты:

УМЕЕТЕ ЛИ ВЫ: развести костер, приготовить на нем пищу, сориентироваться в незнакомой местности, завязать шестью разными способами узел, оказать первую медицинскую немощь при несчастном случае? И еще — бережливы ли вы?

На 2-й и 3-й разряд сдавали уже члены скаутской организации, причем, самый высший — 3-й, был даже не у каждого командира.

Но самое главное было не это. А вот эти заповеди русских скаутов.

1. Не авди от других ничего, но сам давай все, что можешь..

2. Живи для родины и человечества и будь другом живатных.

3. Будь рыцарем, защитником бедных и слабых и поборником правого дела.

4. Укрепляй душу и тело и просветляй разум.

5. Пусть воля твоя будет как лук, туго натянутый.

6. Подражай покровителю разведчиков Св. Георгию Победоносцу —- поражай зло в мире и прежде всего порази злого драконя в себе.

7. Пусть первая мысль твоя будет о других.

8. Расти вверх как могучий дуб, а не стелись по земле как ползучая ива.

9. Будь завтра лучше, чем ты есть сегодня и чем был вчера.

10. Носи Бога в себе и помни девиз свой: будь готов!

Форма скаутов — шорты и рубашка защитного цвета, чулки, галстук четырехугольной формы, который можно использовать и как перевязку. Завязывая утром такой галстук на шею, скаут делал на нем маленький узелок и мог развязать его только после совершения доброго поступка.

В комнате у Бориса Александровича чистота и порядок, в вазах свежесрезанные ветки жасмина. Нет гнетущего ощущения старости. У Третьякова— смешливые глаза, живой смех, прекрасная память, остроумие. На письменном столе — аккуратная стопка бумаг, книги. «Здесь работает интеллигентный человек», — говорит один вид этого старого стола.

— Что вам дало скаутское движение? — спросила я.

— То, что я прожил 83 года и никогда никакого преступления не совершал. Я работал в такие трудные времена и на таком месте, что мог бы, чтоб облегчить жизнь своей семье, что-нибудь своровать. Но я никогда не хапал. Другие брали, а я нет. Не мог.

Честная жизнь... Она делает бесценным опыт человека, прожившего такую жизнь.

— Вы хотите, чтобы Латвия отделилась?

— Да. Порядка сразу станет больше. Хотя Латвия никогда не была богатой страной. Но всего, что в первую очередь необходимо для жизни — еды, жилья всегда было много. А чтобы остальное заработать, семью обеспечить, приходилось много работать.

К примеру, молодой человек устраивается работать. Ему дают жалование 15 лат, которые он целиком отдает своей квартирной хозяйке — за стол и стирку. Но сам уже не может себе купить новый пиджак или девушку в театр сводить. Ему приходится стараться, много работать, и только так его повышают в должности и прибавляют в жалованье.

Я помню кризисы, столовые для безработных. У нас была одна квартира неудачная на втором этаже — там всегда менялись жильцы. И вот одна семья поселилась, а съемщик нам за квартиру не платит:

— Я безработный.

— А куда же ты каждый день с утра ходишь?

— Работу ищу.

— Ну бог с тобой. (Безработные от квартирной платы освобождались.)

Не понимаю, чем скауты заслужили гнев пионеров. Это была организация совершенно аполитичная. Основной ее задачей было — самовоспитание.

Однажды в походе мы придумали проверку на смелость. У тропинки, по которой нужно было идти разведчику с донесением, спрятали за бугорок маленького скаута и на бугорок поставили крест, мальчишка его должен чуть-чуть раскачивать, чтобы крест поскрипывал.

Разведчикам было очень страшно — темнота, неизвестная могила и поскрипывающий в тишине леса деревянный крест. Некоторые не выдерживали и сворачивали. На одной из фотографий скауты наливают воду из большой кружки за ворот мальчишке, который преувеличенно морщится.

— Это для фотографии мы позировали. А на самом деле, если кто-то ругнется в присутствии товарищей, ему полагалось вытерпеть эту процедуру и остаться спокойным.

Фотографий у Бориса Александровича из скаутской жизни много. На них запечатлены и жанровые сценки, и важные события. Например, Джамбори:— международный скаутский лагерь, который несколько раз проходил и в Латвии, или парад на Эспланаде.

— Мы должны были показать тогда свои умения. Одно из соревнований — разжечь костер и приготовить на нем пищу. Я приготовил обед и даже испек булочку без всякой посуды. Но мне присудили второе место, потому что моя булочка была из белой муки, а кто-то испек из ржаной. Это было труднее.

СКАУТЫ взрослели. На фотографиях уже танцы. Девушки появляются не только в качестве гостей, но и как участницы— гайды-скауты. Таких отрядов уже в 33-м было 30, а в 35-м бьш основан 79-й русский гайдский отрад,

Потом — сороковой год, потом война, Борис Александрович перебирает фотографии скаутов. Это сын генерала Гоппера, его расстреляли... Это Попов. Он был прекрасным инженером... Его тоже расстреляли. Его отец, царский офицер, погиб в 1-ю мировую, мать одна воспитывала нескольких детей.

Много прекрасных инженеров, экономистов — людей смелых, воспитанных для честной полезной жизни потеряла Латвия. Тем дороже для нас свидетельства тех, кто остался в живых.

Я попрощалась с Борисом Александровичем и уже на улице с уважением и интересом оглянулась на старый двухэтажный дом, что стоит на грязноватой, заросшей деревьями и травами улице.

Газета «СМ», 28 августа 1990 г.