Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Профессор Синайский с дочерью Наталией

Профессор Синайский с дочерью Наталией

Рижская городская русская гимназия (бывшая Ломоносовская) 1919-1935

Предисловие

В 1999 году исполнилось 80 лет со дня основания Рижской городской русской гимназии (первоначально — Рижской городской русской средней школы). В трудное время родилась эта школа, многострадальным и нелегким оказался ее век. Гимназии довелось работать в сложных исторических и политических условиях, когда власть в России оказалась в руках большевиков, а русские в Латвии превратились в национальное меньшинство, отрезанное от этнической родины. В непростом положении оказалась и русская школа, судьба которой во многом зависела от чиновничьего благоволения. Все колебания политического барометра тотчас, же отражались на ее судьбе.

Началось с того, что школе не удалось доказать свою правопреемственность по отношению к Ломоносовской женской гимназии, работавшей в Риге с 1868 года. В итоге, она лишилась помещения упомянутой гимназии по бульвару Райниса 29. Пришлось скитаться но различным адресам. Но несмотря на все, гимназия и гимназисты жили полнокровной жизнью, которую обеспечивала плеяда замечательных педагогов. Уже в первые годы своего существования в гимназии воцарился особый, только ей свойственный ломоносовский дух. Хотя официально школу не разрешалось именовать Ломоносовской, но и учителя и ученики называли себя ломоносовцами. Школа быстро завоевала славу лучшего русского среднего учебного заведения в Латвии. Молва о ней разнеслась и по русскому зарубежью, с некоторой завистью взиравшему на постановку русского школьного дела в Латвии.

В 1929 году в жизни гимназии произошло радостное событие — наконец-то ей был предоставлен постоянный кров в центре Риги, в доме по ул. Акас 10, расположенном в укромном и тихом уголке. Казалось бы, ничто более не должно было омрачить ее существование. Однако жизнь распорядилась иначе. После установления в Латвии в 1934 г. авторитарного режима восторжествовал антименьшинственный курс, выразившийся прежде всего в ликвидации школьной автономии. Началось сворачивание русского школьного образования. 1935 год в судьбе Рижской городской русской гимназии (РГРГ) оказался роковым. Город не выделил достаточных средств для финансирования гимназии, тем самым предрешив ее судьбу. Закрытие РГРГ было воспринято русским обществом как тяжелый и несправедливый удар. Русские рижане тяжело переживали потерю гимназии, которая успела органически вписаться в их быт. И даже сегодня бывшие питомцы этой школы с горестью и обидой вспоминают это событие.

1 сентября 1935 г. учащиеся бывшей Ломоносовской гимназии пришли в обжитый ими дом по ул.Акас. Но теперь там располагалась другая школа — Рижская правительственная русская гимназия (РПРГ), работавшая ранее на ул.Лачплеша 108 на Московском форштадте. Годом спустя она осталась единственной на всю Ригу, с ее более чем 30-тысячным русским населением, русской гимназией, явно не вмещавшей всех желающих получить гимназическое образование на родном тыке. Но, вместе с тем, случилось почти-что чудо. С ликвидацией РГРГ ломоносовский дух не исчез. Те, кто начинал учиться в Ломоносовской гимназии, по-прежнему считали себя ломоносовцами. Они были в большинстве и задавали тон. Вскоре ломоносовцами стали называть себя и те, кто никогда но учился в РГРГ. И так продолжалось вплоть до 1945 года, т.е, до советизации школы.

Примечательной особенностью ломоносовцев была их спаянность и верность школьной дружбе, которую они сумели пронести через годы и испытания. Ломоносовские встречи, ставшие традиционными еще до войны, организовывались даже в самые трудные годы. Продолжались они до 1991 года. Только смерть и болезни абитуриентов прервали эту традицию. Но ломоносовская дружба не умерла, и связи между теми немногими ломоносовцами, которым удалось дожить до сегодняшнего дня, сохраняются. Благодаря им живет и передается новым поколениям память о гимназии. Но время безжалостно творит свое дело. Один за свидетели событий.другим уходят живые свидетели событий.

Идея о написании истории гимназии зародилась давно. Мечтал об этом Геннадий Иванович Тупицын, один из любимых ломоносовцами педагогов, до конца своих дней не порывавший с ними связей. Но доступа к архивным материалам ему не дали. И скорее всего он понимал, что написать, и тем более издать, свободную от идеологического давления историю «белогвардейской» гимназии ему не удастся. Кропотливую работу по сбору материалов по истории гимназии осуществил ее бывший воспитанник — Борис Владимирович Плюханов. Ему удалось не только собрать и обобщить бесценные биографические сведения о многих учителях и выпускниках, но и изучить массу архивных документов. Наверное, он осуществил бы задуманный проект, если бы не постигшая его смерь. К счастью, многое из того, что в свое время ему удалось сделать, сохранилось и нашло свое место в предлагаемом издании.

К мысли о том, как сохранить память о своей Alma mater, ломоносовцы, волею судеб разбросанные по разным частям света, обращались не раз. Но все как-то не получалось. То виной были идеологические препоны, чинимые советской системой, то не находилось энтузиастов, то не было средств.

Итак, сборник воспоминаний и статей о Рижской городской русской гимназии выходит в свет только на исходе столетия. Работая над ним, мы не раз задавались вопросом о потенциальном читателе. Ведь ломоносовцев остались единицы, и с каждым годом их ряды редеют. А нужна ли история гимназии 20-30-х годов людям, родившимся и выросшим много лет спустя после ее закрытия? Мы склонны полагать, что да. Особенно теперь, когда в восстановившей свою государствевность Латвии, русская школа вновь оказалась не только в положении меньшинственной, но под вопрос поставлено и само ее дальнейшее существование. Поэтому опыт борьбы за выживание, накопленный в Первой республике, может быть полезен и сегодня. Станет ли ликвидация русских школ шагом к созданию интегрированного общества? Вряд ли. Об этом свидетельствует и печальный опыт по сворачиванию русского образования в 1934-1940 годах, с одной стороны, толкавший русскую молодежь на путь ассимиляции, а с другой — порождавший неудовлетворенность в ее среде, создававший почву для антилатышских и просоветских настроений.

Поэтому, комплектуя сборник, мы старались не только собрать статьи о гимназии и ее выпускниках, опубликованные в разное время и в разных изданиях, высветить тот уникальный дух, который царил в гимназии, но и показать на каком политическом и бытовом фоне ей довелось работать.

Предлагаемый сборник, вероятно, заинтересует и ныне действующую в Риге Ломоносовскую гимназию (ливидирована в 2011 году в связи с оптимизацией сети школ - Примеч. ред. сайта), которая также расположилась в доме по улице Акаc (с 2011 ода в этом здании работает 40-я средняя школа - Примеч.ред.сайта). <>

Объем издания не позволил нам включить в него многие имеющиеся в нашем распоряжении материалы. Кроме того, мы сознаем, что часть информации ушла от нас безвозвратно. И все же мы рискуем вынести на суд читателей наш скромный труд, посвященный Рижской городской русской гимназии.

Составители