Лев Фокин

Лев Фокин

Лев Александрович Фокин (1906, Санкт-Петербург - 1974, США) - балетный танцовщик и педагог. Сценический псевдоним - Лев Львов.

Учился в Петербургской театральной школе. В начале 1920-х годов переехал вместе с родителями в Латвию, так как его мать, балерина и педагог Александра Александровна Фёдорова, была приглашена в Ригу  в качестве главного хореографа в балетную труппу Латвийской Национальной оперы.  Его отец -  Александр Михайлович Фокин приходился братом известному новатору балета Михаилу Фокину (1880-1942),  с 1919  г. проживавшему в США.

В 1925-1930 годах Лев Фокин был ведущим  солистом  балета Латвийской Национальной оперы, а также работал как педагог в частной  балетной школе своей матери. В 1930 году переехал в США, где продолжил балетную карьеру.

Партии, исполненные в Латвии: Юноша (Шопен "Сильфиды" и в "Шопениане", 1925).  Зигфрид в "Лебедином озере", 1926; Франц в "Коппелии"Л. Делиба, 1926; Трубадур в "Раймонде" А. Глазунова, 1926; Арлекин  в "Арлекинаде" Дриго 1927; Дезире в "Спящей красавице";  Щелкунчик и др.

***

Известный в Риге журналист и педагог Г.И. Гроссен в свои воспоминаниях так описал жизнь семьи Фокиных-Фёдоровых:  «Несмотря н то, что материально он (А.М. Фокин – Ред.) всецело зависел от  Фёдоровой, был крайне требовательный: она должна была пунктуально быть в Опере и в своей студии, где он вёл административную часть, причём требовал у супруги точного исполнения её обязанностей, главное, аккуратного посещения уроков. Студия Фёдоровой была весьма многочисленная и прирабатывали они по крайней мере 600-700 в месяц, в общем заработок её превышал 1000 латов. И всё же она всегда нуждалась: деньги текли, как вода, нигде не задерживаясь. Семья её была большая: сын Лёва, 25 лет, женатый на грузинке, у них был сын лет 5, Андрюша, дочь Ирина, лет 10, дочь Фокина Нина, лет 26 и муж. Правда, Лёва был солист балета <>, но он жить на своё жалованье не мог <>, ибо он вёл широкий образ жизни – играл по крупной в карты, кутил и т.п., одним словом, вечно нуждался и его карточные долги приходилось покрывать несчастной матери, что делала она втайне от мужа  <>.

Лёва Фокин редко бывал дома, предпочитая кутежи в ресторанах и картежную игру в разных вертепах, вследствие чего часто опаздывал на репетиции, где танцевал небрежно, полагаясь на свою способность, на то, что мать балетмейстер, чем ставил мать, безумно любившую его, в крайне щекотливое положение».

Генрих Гроссен. Жизнь в Риге. – Даугава, № 2, стр. 182-183.