Николай Лесков

Николай Лесков

Николай Семёнович Лесков (4/16 февраля 1831, Орловская губ. - 21 февраля/5 марта 1895, Санкт-Петербург) - писатель и правозащитник.  При его содействии в 1873 году открылось Рижское Гребенщиковское училище.

Николай Семёнович Лесков родился в селе Горохово Орловского уезда Орловской губернии в семье чиновника местной уголовной палаты. Отец писателя, проницательный следователь Семен Лесков умел распутывать самые сложные дела, сделал карьеру,  дослужившись до чина, обеспечивавшего потомственное дворянство.

Детство будущего писателя проходило в Орле и в деревне Панино (здесь он прекрасно изучил народный язык).  Учился в Орловской гимназии, в 16 лет стал работать чиновником в орловском суде, в 18 лет — в Киевской казенной палате. В 1857 году уволился с гослужбы, несколько лет работал в торговом доме своего дальнего родственника и приобрел неплохие познания в экономике. В 1860-м году Николай Семенович перебрался в столицу России и занялся журналистикой. Его статьи печатались в «Северной пчеле», «Отечественных записках», «Русской речи». В 1862 году он стал сотрудником «Северной пчелы». Статьи Лескова вызывали широкий резонанс, одна из них даже вызвала гнев императора Александра II. Статьи будущего писателя повлияли и на жизнь Риги того времени. Именно на этой теме автор данной статьи и хотел бы остановиться более подробно.

Однажды в Санкт-Петербурге местные староверы пригласили знакомого литератора, бывшего работника судебной палаты Николая Лескова в трактир «Феникс» и рассказали ему о проблемах своих рижских единоверцев, которые даже свою школу вынуждены были прятать от глаз властей. Лесков сумел добиться приема у министра просвещения Головина, после чего по его поручению направился в Ригу. И вот в 1863 году журналист Лесков провел в крупнейшем городе Лифляндской губернии настоящее расследование. Он изучал документы в канцелярии генерал-губернатора, сдружился с известным старообрядцем Ломоносовым и переехал жить в Московский форштадт Риги (где компактно селились староверы). Староверы прониклись доверием к журналисту, поселили его в доме эконома общины, ничего от него не скрывали. Позднее Лесков вспоминал: «Я... ездил с раскольниками за город, на общественную мызу Гризенберг, со всеми стал свой...».

Но почему же рижские старообрядцы вынуждены были хранить тайну о школе, которую они открыли для своих детей на средства староверческой общины? Еще в первой половине 19-го века российские власти стремились преодолеть церковный раскол запретительными мерами. Староверам запрещали открывать свои учебные заведения, заставляя отдавать детей в государственные школы, где они учили бы Закон Божий под руководством православных священников. Рижские староверы вынуждены были создать тайную школу. Лесков увидел ее. В подпольном учебном заведении не было ничего необычного: три светлых, чистых класса, несколько десятков учеников и учениц...

Вернувшись в столицу, Николай Лесков написал министру докладную записку  «О раскольниках   города Риги». Документ размножили и издали отдельной брошюрой специально для членов государственного совета. Н. Лесков не только подробно описал жизнь раскольников, но и аргументированно обосновал предложение разрешить староверам иметь свои школы и готовить учителей для них. Сопротивление этому предложению было велико, но и писатель не сдавался. В 1873 году в Риге при Гребенщиковской общине наконец-то было открыто трехгодичное училище.

Изучение жизни староверов было не единственным делом, которым Лесков занимался в Риге. Журналист провел настоящее расследование деятельности рижской мафии! Несомненно, журналисту пригодились навыки, полученные на службе в уголовном суде. За собственные деньги Николай Семенович купил уникальный документ, в котором один остзейский чиновник предельно откровенно писал другому о массовой торговле молодыми женщинами. Их вербовали в бедноватой в то время Пруссии разными путями: угрожали посадить в тюрьму их родителей, развращали девушек с помощью опытных соблазнителей, наконец, попросту обманывали, обещая хорошую работу в Риге. Лифляндский город служил перевалочным пунктом: часть немецких девушек (и они еще могли считать, что им повезло) направляли дальше — в Россию, часть продавали за деньги в рижские публичные дома. Местная полиция находилась в сговоре с содержателями этих домов. И напрасно молодая женщина надеялась накопить денег на дорогу и уехать домой. По подсчетам владельцев публичного дома, невольница всегда (сколько бы клиентов не обслужила), оставалась должна за питание, жилье, одежду и за то, что хозяева потратились на ее покупку, наконец! И потому она была вынуждена свои лучшие годы до старости посвятить труду в секс-индустрии... Николай Лесков не испугался преступников и смело написал гневную статью о деятельности рижской мафии. Власти стали принимать меры для борьбы против торговли людьми...

Итак, журналист сыграл определенную роль в улучшении ситуации в Риге. А самого Николая Лескова ждала блестящая писательская карьера. В 1863 году были опубликованы его первые повести. В 1864 году он издал получившую известность повесть «Леди Макбет Мценского уезда». В 1867 году Александринский театр поставил спектакль по его пьесе «Расточитель».

В 1872 году в «Русском вестнике» был напечатан роман «Соборяне», ставший поворотным пунктом в творчестве Лескова. Этот роман о праведниках, столкновении истинного и казенного христианства, получил широкий общественный резонанс.

Одним из самых ярких положительных героев Николая Лескова стал Левша – герой «сказа», способный даже блоху подковать. Немалый интерес у читателя вызвала и повесть «Очарованный странник». Писатель плодотворно работал, к концу жизни начало выходить 12-томное собрание его сочинений. Н. Лесков пользовался большим уважением своих коллег. Антон Чехов считал его и Ивана Тургенева одними из своих заочных учителей, Лев Толстой отзывался о Лескове как «о самом русском из наших писателей». Литературная критика отмечает прекрасный язык его книг, стремление к созданию положительных образов людей из народа.

После долгой болезни Николай Семёнович Лесков скончался 23 февраля (7 марта) 1895 года.

Александр Гурин