История староверов Риги в документах Латвийского Государственного исторического архива

Рижский старообрядческий сборник. Материалы по истории староверия. - Выпуск 1. Статьи, публикация документов. - Рига, 2011

 

Публикация и комментарии Татьяны Фейгмане

Латвийский Государственный исторический (ЛГИА) архив является крупнейшим хранилищем документальных свидетельств о жизни рижских староверов в XIX и первой половине XX века. Исследователи истории латвийского староверия ввели в научный оборот огромное число из хранящихся в нем бесценных документов. Однако работа с фондами ЛГИА показала, что имеется пласт документов до сих пор невостребованный учеными. Поэтому наши представления о рижских староверах не являются закончеными, и исследователям предстоит еще много работы в изучении данной темы.

Документы, касающиеся рижских староверов, разбросаны по многим фондам. На староверов, русских по происхождению, в Российском государстве смотрели как на чужих, как на неблагонадежный элемент. Отсюда пристальное внимание к ним со стороны органов власти, что привело к появлению целых групп специфических документов с указанием, что они касаются «раскольников» (так до 1905-1906 гг. называли староверов в официальных документах). Поэтому их легко обнаружить в различных архивных фондах.

Наиболее значимым для исследователей является фонд №1 – «Канцелярия Прибалтийского генерал-губернатора». В этом фонде содержится огромное число документов, свидетельствующих о политике, проводимой царскими властями в Прибалтийском крае: это циркуляры непосредственно из Санкт-Петербурга (в основном из министерства внутренних дел), переписка генерал-губернатора и Лифляндского губернатора, различные указы, рапорты, подлежавшие рассмотрению дела.

Самое раннее дело о староверах в названном фонде датировано 1805 г. Это «Жалоба майора Густылева на Рижский магистрат касательно убежавшей к староверам его прислуги». – Подобного рода свидетельства о переходе в староверие нередкоcть. Несмотря на притеснения, в русском человеке продолжала жить тяга к «старой вере». Кроме того, этому способствовала более высокая степень самоорганизации староверов, обусловленная гонениями, с которыми им приходилось сталкиваться в повседневной жизни Российской империи. Для русского человека, оказавшегося в непривычной для него, подчас чуждой инонациональной среде (как это было в Прибалтийском крае), «староверческое общество» казалось привлекательным. Интерес для изучающих историю и быт русских рижан первой половины XIX века может представлять дело купца Федота Долбежева о его переходе в раскол, относящееся к 1837 году (ф.1, оп.10, д.320).

Уже в 1813 г. Рижскими староверами были разработаны правила по управлению своим хозяйством и церковной жизнью. Этот год считается началом не только староверческой, но и русской общественной жизни в Риге. Долгое время считалось, что Правила 1813 года безвозвратно утеряны. Однако в 2010 г. они были обнаружены в книжнице при Свято-Успенском храме Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины. Новым этапом в жизни рижских староверов стал 1827 год, когда Рижский военный и Псковский, Лифляндский, Эстляндский и Курляндский генерал-губернатор, маркиз Филипп Паулуччи утвердил «Правила для управления богадельни, больницы, сиротского отделения и школы рижского Старообрядческого общества» (см.ф.1, оп.10, д.136, лл.55-82, ф.2728, оп.2, д.130, лл.). Это был первый официальный юридический документ, признававший право старообрядцев на специфическую самооорганизацию. В § 146 «Правил» особо подчеркивалось, что «Совет строго наблюдает, чтобы во всех молельнях было единообразие в молитвах за Царя и Сущие власти Его, сходно с правилами в 1813 году здешним Старообрядческим обществом самим установленными и тогдашними духовными лицами, попечителями и главнейшими членами общества собстенноручно подписанными». Знакомство с текстом «Правил» дает также представление о повседневной жизни начала XIX века. Принятие «Правил Паулуччи» пришлось на начало царствования Николая I, и уже в 1833 г. они были заменены новыми, существенно сужавшими права староверов (cм. ф.1, оп.10, д.136, лл.112-114).

Николай I одну из главных задач своего царствования видел в искоренении инакомыслия, причем решить эту задачу он предполагал полицейскими мерами. В числе неугодных оказались и «раскольники», с которыми следовало покончить раз и навсегда.

По поручению генерал-губернатора барона фон дер Палена рижский полицмейстер Вакульский в 1830 г. «без огласки» собирает сведения о рижских староверах. В рапорте отмечается, что нет достоверных сведений о том, когда в Риге появились первые староверы, но предполагается, что произошло это при Екатерине II, которая милостливыми манифестами (1760, 1762, 1763 гг.) позволила им вернуться в свое Отечество, сохранив при этом свои обычаи (примечание авт. – первые сведения о староверах в Риге относятся к первой четверти XVIII века). В итоге значительное число раскольников вернулось и обосновалось по пограничным местам, как указано в рапорте, «частью по удобности для торговли и промыслов, частию же для того, чтобы при первой неблагоприятной перемене удалиться тотчас на свои прежние заграничные убежища. – Таким образом, должно полагать появились раскольники и в городе Риге, лежавшем на границе Курляндии, тогда России не подвластной». Вакульский приводит сведения о числе староверов в Риге: в 1817 г. в Риге проживало 2112 душ Феодосианской секты, в 1826 г. – 5424, 1830 г. – 7904. Из рапорта мы узнаем, что в Риге были 3 моленные: 1)большая каменная и главная на Московском форштадте, основанная в 1760 г. в малом деревянном строении, принадлежавшем купцу 1-й гильдии Саве Дъяконову, позднее перешедшем в руки купца 2-й гильдии Панина, от которого общество раскольников купило сию моленную 15 ноября 1793 г. В 1798 г. на месте деревянного построено кирпичное здание. В 1802 г. – достроено. В 1814 г добавилась еще одна пристройка. В моленной 3 наставника. Один из них: Иван Волков за то, что в 1827 г. перекрестил в раскол несколько лиц православной веры, был арестован и предан суду. По предписанию бывшего губернатора Дюгамеля были заведены 4 книги: для записи новорожденных и крещеных, для записи бывших на духу, для записи умерших и для записи браков (которая, как отмечает Вакульский, не была употребляема).

2) новая моленная существует приблизительно с 1795 г. и находится во 2-м квартале Московского форштадта (на ул. Иезус Кирхе) .

3) моленная на Санкт-Петербургском форштадте (на Александровской улице) в деревянном доме купца 2-й гильдии Кузьмы Панина. Существует с 1809 г. Наставник этой моленной Иван Прохоров был арестован за отказ молиться за Царя. Моленная опечатана. Наставник в виду преклонных лет освобожден из-под ареста и живет в ней. – Как видно, из последующих документов, моленная так и не была распечатана. В 1843 г. вопрос о закрытии моленной был решен окончательно, а иконы и прочая утварь были отосланы в Духовную консисторию во Псков (ф.1, оп.10, д.108).

В документах генерал-губернатора находится датированный 5 мая 1830 г. циркуляр Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, в котором сообщается, что Император соизволил написать: «Приказать Г.Палену наистрожайше смотреть, чтобы вновь не совращали, а тех, кои в сем обличены будут, предавать суду, отнюдь не отдавая на поруки. Малолетних, нищих и бродяг брать всех в кантонисты. Вновь чинить моленных не дозволять, а велеть ныне же свидетельствовать, долго ли еще простоять могут, и донести». (ф.1, оп.10, д.136, л.25).

19 апреля 1833 г. министерство внутрених дел доводит до сведения генерал-губернатора решение Государя Императора об отмене «Правил Паулуччи», которые предписывалось «отобрать и уничтожить» и заменить их новыми (ф.1,оп.10, д.136, лл.110-111). Если первые опирались на Правила, составленные старорверами в 1813 г., то последние были «спущены» сверху. Отныне богадельню и больницу следовало именовать Гребенщиковскими. Такое решение не устраивало староверов. Хранящиеся в ЛГИА документы показывают, что староверы не мирились с положением безропотных пасынков в своем Отечестве. Их можно назвать диссидентами применительно к своему времени. Причем подчас их диссиденство выходило за рамки религиозного инакомыслия. В документах XIX века слово «начальство» писалось с особым пиететом, с большой буквы. Однако, читая документы, ощущаешь, что рижские староверы не собирались падать ниц перед Начальством. Например, попечители старообрядческой богадельни и больницы Ермолай Попов и Евдоким Безпалов в своем прошении к генерал-губернатору просят не именовать свое заведение Гребенщиковским, т.к. оно было устроено еще до покойного Гребенщикова и содержалось всегда добровольными приношениями разных лиц. Попечители предлагают свое название: Успенская старообрядческая богадельня и больница. (ф.1,оп.10, д136, л.119). Между тем власти придерживались иной позиции: «цель правительства не допускать никаких знаков существования старообрядческого общества» (ф.1, оп.10, д.136, лл.123). В этом же циркуляре министерства внутренних дел генерал-губернатору указывалось, что решение по этому вопросу должно исходить от генерал-губернатора, а не от правительства. Подобная практика перекладывания ответственности на местные власти встречается во многих циркулярах МВД.

Согласно правилам 1833 года старообрядческая богадельня и больница переходили в ведение Лифляндского Приказа общественного призрения. Вместо Совета для управления богадельней и больницей избирались попечитель и эконом. (ф.1, оп.10, д.136, лл.112-114).

Из документов фонда Прибалтийского генерал-губернатора видно, что староверы пытались всячески саботировать «новые правила». Из рапорта Лифляндского губернатора Е.Фелькерзама генерал-губернатору барону М.Палену: «По истечении значительного времени, видя, что предположенное собрание Общества не исполняется, Полицмейстер неоднократно понуждал как Попова, так и эконома Наумова, к исполнению приказаний вышнего Начальства, но они под разными ничтожными предлогами от сего отклонялись, говоря, что они не вправе общество собрать, не знают как общество собрать и, наконец, что, хотя они и сделают позыв, но они уверены, что их не послушают и т.п.»(ф.1, оп.10, д.136, л.129 ).

О противодействии распоряжениям правительства свидетельствуют многие документы, в частности: дело о Ефреме и Василии Шелухиных и Григории Зубакине (ф.1,оп.10, д.261), дело купцов-раскольников Устина Борунова и Григория Зубакина (ф.1,оп.10, д.261, лл.6-7) и т.д. Так 22 января 1835 г. Г.Зубакин пишет фон дер Палену: «Всепокорнейше прошу повелеть Господину Полицмейстеру и Полиции воспретить вмешиваться во внутреннее управление богадельни, оставя таковую на правилах тех, на коих она издавна находилась, до рассмотрения в Правительствующем Сенате и убытков заведению благотворительному далее не делать» (ф.1, оп.10, д.271, л.11). Как видно из последующих документов подобное вольнодумство не оставалось безнаказным. 11 апреля 1835 г. министерство внутренних дел доводит до сведения генерал-губернатора, что «уполномоченного раскольниками купца Зубакина и сочинителя просьб купца Борунова, оказывающих противодействие к распоряжениям правительства относительно их заведений, отправить в Бобруйскую крепость на год, а потом выслать на жительство в Вятскую губернию»(ф.1, оп.10, д.271, л.20). По архивным документам прослеживается дальнейшая их судьба. В 1837 г. купец Борунов возвращается из Вятки, под полицейский надзор, уже будучи православным. Купец Зубакин принимает православие в 1842 г. и годом позже возвращается в Ригу. При этом, как видно из циркуляра МВД, его упоминают как «раскольника Поморской секты» (ф.1,оп.10, д.271, л.107). Это одно из первых упоминаний о принадлежности рижских староверов к Поморскому согласию. Последующие документы показывают постепенный переход рижских староверов от Федосеевского к Поморскому согласию и связанное с этим признание браков.

Однако власти не желали признавать бракосочетания, совершенные в моленных. 12 февраля 1852 г. генерал-губернатор Суворов указал начальнику Лифляндской губернии о недопустимости поддерживать «между раскольниками мысль, будто их браки и документы об оных, правительство признает действительными» (ф.3, оп.10,д.271, лл.5-6). 23 февраля того же года Суворов подписал циркуляр, согласно которому «...никакое присутственное судебное и полицейское место и никакое должностное лицо<>не осмеливалось выдавать раскольникам никаких свидетельств и документов с наименованием в оных безбрачных сожительниц раскольников женами их...» Далее: «...брачный обряд, совершаемый раскольниками вне церкви, в домах и моленных, не признается законным, и что женщинам, по раскольничьему обычаю брачующимся, не предоставляется прав, законной жене принадлежащих...» (ф.3, оп.10, д.273, л.18).

Безуспешной оказывается попытка Фомы Никитина открыть в 1846 г. Дом для престарелых и убогих калек женского пола рижских мещанок, вдов и сирот рабочего класса (ф.1, оп.10, д.532, л.1). 4 мая 1849 г. генерал-губернатор Суворов направляет запрос начальнику Лифляндской губернии «...уничтожено ли сборище раскольников в доме рижского мещанина Фомы Никитина» (ф.1, оп.10, д.532, л.31). Месяц спустя Суворов получает ответ, что «в доме рижского мещанина Фомы Никитина<>устроена казарма и весь дом занят военными чинами и сборища раскольников в этом доме уже не бывает» (ф.1, оп.10, д.532, л.32).

В контексте «борьбы с расколом» примечательно появление в Риге единоверческой церкви. В датированном 23 мая 1836 г. циркуляре МВД подчеркивается, что генерал-губернатор должен всячески поддерживать старообрядцев, изъявивших желание присоединиться к единоверию, «но при сем стараться, чтобы уступка деревянной раскольнической моленной под единоверческую церковь была бы совершенно добровольная...» (ф.1, оп10, д.303, л.6). В 1836 г. рижские староверы лишились второй из трех ранее существовавших моленных. Хотя, как признает Фелькерзам, «раскольники подобного желания о устроении здесь единоверческой церкви предо мною здесь досель не объявляли..» (ф.1, оп.10, д.303, л.11) и позднее оказали сопротивление при передаче моленной. Власти использовали всяческие поощрительные меры, чтобы побудить староверов обратиться в единоверие. Например, бывший певчий моленной, рабочий Маковский, после изъявления желания о присоединении к единоверию был освобожден от рекрутства (ф.1, оп.10, д.303,л.18-19).

В то же время надо заметить, что местные власти, состоявшие примущественно из остзейцев, не проявляли особого рвения в исполнении спускаемых сверху повелений, что помогло рижским староверам пережить трудные времена. В начале 1850-х гг. некий камер-юнкер, анализируя состояние «раскола» в Прибалтийском крае отмечал: «В Риге <> немецкое население города, состоящее в главе администрации и торговли, и управляющее общественным мнением, не только одинаково равнодушно к православным и раскольникам, но имеет даже какую-то особенную благосклонность к последним, как к стороне подавленной. Под влиянием этого немецкого равнодушия к расколу, основанного кроме посторонних причин, на грубом незнании прошедшей судьбы нашей Церкви, совершались все распоряжения местного Начальства и происходили действия самоих Чиновников. На этом основании раскольники рижские не только пользовались всеми правами, предоставленными русским вообще, но долго находили в Риге предпочтительно покровительтство; они по собственному произволу управляли заведениями им принадлежащими, посылали о них отчеты, имели свое сиротское отделение, школу, где воспитывались и православные, при ней учителя своей секты, их часовни назывались в официальных актах Церквами, наставники духовенством, наложницы и прижитые от них дети – женами и законными детьми. Одним словом им была придана какая-то особая организация, как законом признанному Обществу. В 1830 г. приняты Правительством некоторые меры к устройству общественного быта раскольников. В этом, и последующих годах их школа была уничтожена, печатание отчетов прекращено, одна моленная обращена в Единоверческую церковь. Но эти меры не были достаточны и не могли изменить ни протестантского взгляда Барона Палена на раскол, ни немецкого направления Магистрата и низших представителей власти».

Из рапорта Лифляндского губернатора генерал-губернатору (1830 г.) видно, что Совет Рижского старообрядческого общества «содержит школу при молельне и богадельне своей с самого основания последних». Правда, «...при оной школе определен один токмо учитель шлокский мещанин Дорофей Дмитриев Емельянов, обучающий детей в чтении, писании и арифметике первых пяти правил и имеющих в способности к преподаваию учения свидетельство от Губернского директора училищ от 27 сентября 1828 года под №649» (ф.1,оп.10, д.139, л.2). Таким образом, можно предположить, что данная школа работала, по крайней мере, с1813 г., а может быть и ранее. Для того времени, при всем кажущемся нам примитивизме, подобное заведение было редкостью. Первое русское учебное заведение в Риге – уездное училище – было основано в 1798 г. и долгое время оставалось единственным, не считая староверческой школы. Однако в начале 1830-х годов над школой сгущаются тучи. 23 июня 1832 г. министерство народного просвещения направляет циркуляр попечителю Учебного округа, в котором прямо говорится: «...Раскольническая школа в Риге не может существовать в настоящем ее положении, ибо учреждена в противность начал, на коих заведены народные школы и управляется учителем из шкловских мещан». Там же предписывается, что малолетние круглые сироты мужского пола «будут определены в Рижский батальон военных кантонистов» (ф.1, оп.10, д.139, л.8). Староверы могут пойти на компромисс, согласившись на учителя не из их среды. Но они отказываются, полагая, что лучше закрыть школу, потому что, якобы, старообрядческое общество «не имеет способов производить ему нужное содержание...» (ф.1, оп.10, д.139, л.11). Только более чем через 30 лет – при Александре II, когда Россия вступила в эпоху либеральных реформ, рижские староверы вновь смогли поднять вопрос о создании своего официального учебного заведения, ибо неофициально староверы всегда старались сами обучать своих детей. В ЛГИА можно найти немало документов, связанных с намерением староверов учредить Старообрядческое училище в первой половине 60-х годов XIX века. Есть и документы о противодействии этому стремлению. Однако здравый разум берет вверх, и в Риге появляется Гребенщиковское старообрядческое училище. 4 февраля 1866 г. Комитет министров утвердил Устав училища.

Аналитическая работа с документами «Канцелярии Прибалтийского генерал-губернатора» дает возможность проследить постепенную эволюцию в отношении власти предержащей к староверам. Однако существенные перемены в жизни староверов стали возможными только после принятия Закона о веротерпимости (1905 год), уравнявшего их в правах с другими религиозными конфессиями.

Представленные в данной подборке архивные документы, в основном, относятся к первой половине XIX века.

Документы публикуются в соответствии с современными правилами орфографии и небольшими стилистическими поправками.

 

 

 

Документы о правовом статусе староверов Риги в первой половине XIX века

 

Читаны в Совете 25-го февраля 1827 года

 Правила

для управления Богадельни, Больницы, Сиротского отделения и школы Рижского старообрядческого общества

 

Глава первая

о управлении:

Статья 1-я

Состав управления:

 

§ 1-й

Управление Богадельнею, Больницею, Сиротским отделением и Школою возлагается на попечение Совета.

§ 2-й

Совет составляется из трех духовных лиц, в том числе старшего в Больнице и по одному из молелен, новой и на Санкт-Петербургском предместии1 состоящих, и из семи попечителей; последние выбираются Обществом из среды оного, чрез каждые три года.

§ 3-й

Кто выбирается в должность Попечителя в первый раз, или вновь после трехгодичного отдыха, тот от оной отказаться не может ни под каким предлогом; если же из последнебывших попечителей, кто выбирается вновь, тот на сей раз может отказаться, и в таком случае на место его поступает тот, который после него имел более голосов.

§ 4-й

Кто из попечителей четыре полных трехлетия сряду ревностно и усердно выслужил, тот, буде за ним в Гражданских Соотношениях ничего худого замечено не было, имеет право на признательность Начальства.

Статья 2-я

Порядок выбора

§ 5-й

За восемь дней до нового выбора от Совета объявляется обществу, в который день оно к выбору попечителей собраться имеет.

§ 6-й

 Объявление сие чинится членам из купеческого состояния из домовых владельцев, какого состояния последние бы не были, и подпискою на изготовленном для сего листе, и кто за тем из подписавшихся не явится в Собрание, то с каждого такового взыскивается в пользу убогой кассы из мещанского состояния по пяти, а из купеческого по десяти рублей ассигнациями. – Сверх же того, отсутствующий, всему тому, что в Собрании без него было решено или установлено, повиноваться должен беспрекословно.

§ 7-й

 В объявлениях о явке в Собрание означать и час, в который предположено начать выбор, и как скоро к тому назначенному часу соберется сто членов, то, недожидая прочих, приступить к выбору; если же не будет <> оного числа, в таком случае ожидать покуда соберется сто членов, или отложить выбор до другого дня.

§ 8-й

На собрании старший духовный отец или наставник предлагает Обществу именной список кандидатам, удостаиваемым им к выбору в попечители, число каковых кандидатов должно быть не менее двадцати человек.

§ 9-й

 По прочтении духовным отцом или наставником имен кандидатов, приступается к выбору баллотировкою шарами, или записками, или же означением палочкою /т.е. чертою/ на листе Кандидатов, противу имен тех семерых, которые, кем выбираются.

§ 10-й

По окончании, таким образом, выбора, духовный отец или наставник считает голоса, отмечает число оных на листе Кандидатов противу имени каждого, и потом передает сей лист старым попечителям, из коих один прочитывает имена тех, кои большинством голосов удостоены выбора в попечители.

§ 11-й

 Не возбраняется выбирать вновь в попечительскую должность последнебывших попечителей, но не более трех человек, а четверо всегда должны быть новые, то есть такие, которые в последний раз не находились в сей должности, а по сему последнебывшие попечители могут находиться в числе Кандидатов, но, таким образом, чтоб их старшим духовным отцом или наставником не вносить в число двадцати Кандидатов, а предоставить Обществу право выбирать и их, но не более трех, ибо, как выше саказано, четыре попечителя всегда должны быть новые. – Сие постановляется единственно для того, чтобы попечители подвергались должной отчетности.

Статья 3-я

Распределение должностей попечителей:

 § 12-й

Попечители между собою распределяют обязанности на каждого из них возлагаемые, таким образом, чтобы заведывать:

а) Денежною убогою кассою, книгами приходными и расходными и письменными делами – двум.

б) Имуществом по моленной и убогому дому – одному.

в) Приемом и выпуском призреваемых и надзором за школою и упражнением – одному.

г) Надзором за чистотою, опрятностью и удобным расположением жителей в доме – одному.

д) Закупками съестных и других припасов, одеждою и обувью – двум.

§ 13-й

По распределении таким образом обязанностей, таковые для каждого состоять будут.

1. Для двух заведующих денежною убогою коссою, приходными и расходными книгами и письменными делами, для одного из них в аккуратноми ведении приходной и расходной книги денежным получениям и выдачам, а другого- в ведении журнала, в который имеет записывать:

а) всякую выдачу денег, на какой именно предмет и кому сколько выдано, под тем самым числом, в которое выдача последовала.

б) всякую надобность, о которой было рассуждаемо; и определение по общему Согласию попечителей, или по большинству голосов состоявшеся.

в) каждый прием или прибыль новорожденных и выпуск или убыль смертию, призираемых и должностных при моленной лиц; на каковой конец получает о том краткие записки вместе с видами от попечителя, заведывающего приемом и выпуском людей, каковые записки и виды слагать ему по порядку и хранить для поверки.

г) определение и увольнение духовных лиц, учителя и его помощника и прочих причетников.

2. Для заведывающего имуществом по моленной и убогому дому в ведении книги одной – о недвижимостях убогому дому принадлежащих, о коих крепостные акты должны храниться в денежном сундуке; а другой - о движимостях, как-то: церковных утварях, мебелях в убогом доме, кои записывать порознь общим числом; о одежде, обуви и скоте; в его книге на правой стороне должна находиться графа для примечаний, где отмечают всякую перемену, как-то: пристройку к которой-либо недвижимости или другую случившеюся с нею перемену, а при движимостях убыль от неспособности или ветхости, или какого-либо другого случая, так, чтобы во всякое время видно было имущество церковное и убогого дома, в каком положении находится и куда убылое досталось. О каждом же недостатке должен он объявлять Совету и наставивать на записке оного в журнал. – Содержание зданий и вещей в исправности есть предмет, на которое должен он обращать особенное свое внимание.

3. Для заведывающего приемом и выпуском людей и надзором за школою и упражнением в ведении точных и верных книг о жителях убогого дома вообще, с запискою имени и прозвания, лет, времени приемса в убогий дом, места рождения, состояния, приписки и вида каждого, а о должностных, какую каждый занимает при моленной или в убогом доме должность. На сей конец он должен иметь четыре книги; одну о должностных лицах при моленной, другую о призреваемых в убогом доме мужеска пола; третью о таковых же женска пола; и четвертую о школьниках. – В книгах сих на правой стороне должна находиться графа для примечаний, где отмечать убыль от выпуска или от смерти случившеюся, против имени каждого такового. – Он же назначает каждому соответственное силам его упражнение и старается всемерно не токмо о сбережении расходов на предметы могущие быть заготовляемыми для дома самими призреваемыми, но и о приобретении от оных пользы для заведения. Наконец простирается обязанность его и в надзоре за школою, и в отдаче, приуготовленных в оной учеников, желающим в разныя услужения, о чем подробнее ниже сего изъяснено будет.

4. Для заведывающего внутренним порядком, как-то: чистотою, опрятностию и удобным расположениенм жителей. - Его обязанность состоит в наблюдении не токмо за чистотою и опрятностию в доме и палатах оного, но и, чтобы белье и прочие холщевые вещи были переменяемы чистыми в каждую субботу, платье всегда было целое, люди чаще обмывались бы: здоровые в бане, а слабые в ваннах и, чтоб кровати по положению расставляли, и призираемые прилично помещаемы были, о чем ниже сего обстоятельнее сказано будет.

5. Для заведывающих хозяйством - одного в закупке съестных и прочих жизненных припасов качества хорошего и в пище годного, а другого – в заготовлении одежды, обуви, дров и прочих потребностей самой лучшей доброты, со всевозможною бережливостию и пользлю для убогого дома; в ведении огорных книг о употреблении отпущенных им на таковые закупки сумм, о приходе и расходе закупленных вещей и поступивших подаяний; в сбережении всего того, что каждым принимается и заготовлять, что кому вверяется; в раздаче содержания по принадлежности и в надзоре, чтобы никто из призреваемых не нуждался и каждый получал, что ему назначено. – О каждой вещи поступившей в подаяние, по записке оной в приход по книге, должен объявлять получатель Совету для занесения в журнал.

 § 14-й

Каждый попечитель отвечает за возложенные на него обязанности, исполняет оные со всевозможным усердием и ревностию, сохраняет по вверенной ему части должный порядок и поступает так, что пред Богом, Совестию своею и Собратьями своими отвечать мог. В день выбора, заключенные приходные и расходные, а также прочия книги и краткие о действиях попечителей в истекшем трехлетии отчеты, из коих бы видно было настоящее состояние всех заведений, должны лежать открытыми на столе попечителей для усмотрения каждого.

Статья 4-я

общие обязанности Совета:

 § 15-й

Совет обыкновенно собирается по одному разу в неделю полным числом попечителей, не считая экстренных случаев.

 § 16-й

 Никто из попечителей не смеет не явиться всякий раз, как в обыкновенное, так и в экстренное собрание Совета.

§ 17-й

Болезнь, смертное приключение в семействе и, нечаянно случающаяся надобность в необходимой отлучке из города, могут быть приняты основательными причинами отсутствия, но не иначе как по учиненному о том одному из Попечителей объявлению сутки вперед, а если препятствующая причина известна не была, то, хотя и в тот самый день.

 § 18-й

Кто в собрание не явился и об основательной причине отсутствия своего не объхявил ни одному из попечителей, тот повинен пени пять рублей ассигнациями за каждый раз в пользу Убогой Кассы, которые взыскиваются с него безотлагательно и непременно до первого после того Собрания, а в сем Собрании таковое взыскание записывается в журнал.

§ 19-й

 Если кто из попечителей имеет крайнюю нужду отлучиться на короткое время, то сверх должного о том объявления, упрашивает одного из своих товарищей к исправлению должености его.

 § 20-й

Когда просьбу его никто не уважит, то обязан объявить о том Совету письменно, который исправление должности возлагает на одного из Попечителей по усмотрению онаго, и от сего никто отказаться уже не смеет под штрафом 25 рублей в пользу Убогой кассы.

 § 21-й

Если отсутствие кого-либо из попечителей по основательной причине продолжится более месяца, то по желанию или требованию заступающего место его, Совет по истечении месяца исправления должности отсутствующего, с охранением определенного в предыдущнм параграфе правила, возлагает на другого из Попечителей, и так далее, по прошествии каждого месяца, в случае отказа заступавшего один месяц место его от далтьнейшего исправления онаго.

§ 22-й

В случае смерти кого-либо из попечителей, если таковая последует ранее шести месяцев до нового выбора, Совет выбирает по усмотрению онаго из Общества временно исправляющаго должность умершего, который обязан принять на себя должность Попечителя впредь до нового выбора беспрекословно; если же смерть последует ближе шести месяцев, то возлагать исправление ваканции на наличных попечителей по порядку и по правилам изображенным в §§ 20 и 21.

§ 23-й

Совет обязан составить из представленных в оный отчетов и книг, Генеральный отчет, заключающий в себе состояние общественных заведений при начале и истечении трехлетия. Таковой Генеральный отчет по примеру прочих публичных заведений в Губернии довести до всеобщего сведения, представляя один экземпляр напечатанного Отчета сего Губернскому начальсту с присовокуплением оному показания, были ли сделаны в рассуждении щетоводства и вообще Управления какие-либо замечания, и в чем они состояли, и что по ним учинено.

 

Глава вторая

О приеме людей и содержании их:

 Статья 5-я

о приеме:

 § 24-й

 Призрением в Богадельне пользуются люди обоего пола убогие и престарелые, пропитания не имеющие, из всех свободных состояний местного общества, кроме крестьян помещичьих и разных ведомств, обязанных иметь собственныя для таковых людей заведения; причем надлежит наблюдать на счет людей к Старообрядческой вере не принадлежащих, чтоб их в Богадельню не принимать без ведома и без особого на то каждый раз позволения Начальства.

 § 25-й

Прием в Богаделню людей по докладу заведывающаго сею частию Попечителя зависит от Совета.

 § 26-й

В Богадельню не принимать никого без пашпорта, представляемых же пашпорты отдавать в Полицию, получая от нее вместо оных билеты, кои и хранить надлеежащим образом.

§ 27-й

В Богадельню не принимать таких людей, кои или не имеют законных видов, а равномерно и таких, кои хотя и имеют виды, однако же, могут сами снискать себе пропитание.

§ 28-й

В Богадельне вести точные списки, и сверх того шнуровые по данной от Начальства форме книги, с показанием звания и состояния богаделенных, времени приема их, по каким видам приняты и какую веру при сем исповедали, и о прочих подробностях.

 § 29-й

Получаемые из Полиции, вместо пашпортов и других письменных видов, билеты, равномерно и даваемые здешним податным Правлением в уплате казенных податей квитанций, называемых тузиками, содержать в Совете, в надлежащей сохранности, и оным вести Алфавитный реэстер с означением времени приема. – Виды умерших, перечеркнув и надписав о варемени смерти, обращать в Полицию, с роспискою в особенной на то изготовленной книге. Если изъясненное в сем параграфе правило не будет исполнено со всею точностию, что возлагается на обязанность Попечителей, в таком случае, оказавшийся из них виновным, не только подвергается определенному штрафу, но за таковое не исполнение обязанностей в 3-й раз удаляется тотчас от должности и никогда не может быть более выбран в попечители.

Статья 6-я

о Содержании:

 § 30-й

Заготовлением пищи для богаделенных распоряжается заведывающий покупкою жизненных припасов Попечитель при пособии Эконома.

§ 31-й

 Какую заготовлять и давать пищу предоставляется усмотрению Совета, который в том поступает по мере способов, и старается, чтобы призреваемые только сыты были.

 § 32-й

Всем здоровым и полуувечным богаделенным обедать и ужинать за общим столом, каждому полу на своей проловине, для неподвижных же и слабых пищу подавать каждому особо.

§ 33-й

Обед и ужин богаделенным людям давать в обыкновенные дни: обед в 11 часов утра, а ужин в 7 часов вечера; в праздничные же и воскресные дни: обед, тотчас после обедни, а ужин в 7 часов по полудни.

§ 34-й

 О времяни собрания к обеду и ужину извещать колокольчиком.

 § 35-й

 Перед обедом и ужином и, после оных, совершать по обряду христианскому молитву.

§ 36-й

Одежду, белье, постели и все прочее давать богаделенным по расписанию, присем приложенному, по мере имеющихся к тому средств.

Глава третья

Статья 7-я

о соблюдении в Богадельне благочиния:

 § 37-й

Богаделенные должны жить в трезвости, тишине и миролюбии, отдельно мужеский пол от женскаго.

 § 38-й

Богаделенным запрещать покупку и получение напитков, запрещать также им игры и всякие неприличные увеселения.

§ 39-й

За проступки общему порядку противные, богаделенных подвергать, сообразно летам и состоянию здоровья их, содержанию на хлебе и воде, смотря по важности проступка, если на 24 часа, то по определению заведывающего внутренним порядком Попечителя, а если долее, то по определению Совета. В случае уголовных преступлений богаделенных, отсылать их к суждению по законам в подлежащее Присудственное место, при письменном объявлении о преступлении и с роспискою в Книге.

 

Глава четвертая

Статья 8

о воспрещении призираемым в Богадельне отлучаться самовольно и об отпуске их по надобности:

§ 40-й

Состоя на всем содержании убого дома и получая все потребности внутри заведения, богаделенные без особенной нужлы и без ведома заведывающаго внутренним порядком Попечителя, или по его доверию Эконома, не должны отлучаться из заведения.

 § 41-й

 Отпуск богаделенных из заведения на одни сутки разрешает Эконом, когда к тому уполномочен будет Попечителем, а на несколько дней или неделю, особенно в Праздники, позволяет Попечитель, но не инече, как таким из них, кто по образу жизни и поведению заслуживать будут доверия, что они в отлучке не обратятся к каким-либо предосудительным поступкам, за что Попечитель и подвергается ответственности; прочия же отпускаются в необходимых только нуждах и под поручительством того, к кому идут, в том, что во время отлучки, не будут обращаться в прошении милостыни, пьянстве и других неприличных поступках, и что возвратятся в Богадельню к назначенному времени.

§ 42-й

При каждом отпуске из заведения людей, более нежели на один день, записывать Попечителю в особую книгу время отпуска, к кому отпущен, на сколько дней, где жительствовать будет, и если отпущен под поручительство, то, кто порукою? По возвращению же отмечать время явки его и не дошли ли сведения о каких-либо непозволительных его поступках во время отпуска.

Глава пятая

Статья 9-я

о упражнении призреваемых в Богадельне

 § 43-й

Богаделенным не токмо не запрещать приличное упражнение в полезных рукоделиях и обращение их изделий продажею: половину в собственную, а другую в пользу Убогой кассы, но поощрять еще к тому добрыми внушениями Попечителей.

 § 44-й

 Приличными для людей сего заведения упражнениями признаются всякого рода ручные работы, не причиняющие другим беспокойства, как-то: шитье платья, белья и обуви, вязание чулок, снурков и сетей; прядение шерсти, пеньки и льна; так же тесем, делание щеток и малярных кистей, пеньковых и других кругов и постилок для вытирания ног, детских игрушек из бумаги и дерева; а если место позволяет, то и работы столярные, так же на станках токарных, чулочных и проч., если при сих последних упражнений Совет усмотрит пользу для Убогого дома, или кто пожелал бы на свой счет устроить оные. Впрочем таковые упражнения должны быть производимы не иначе, как с ведома и каждый раз особаго дозволения Начальства.

 § 45-й

 Убогий дом, имея надобность для своих богаделенных в чулках, башмаках и туфлях, может заказывать сии вещи богаделенным, выдачею им третей части стоимости в поощрение.

 § 46-й

Дабы и слабаго состояния богаделенные, лишенные средств производить работы, не оставались без всякого упражнения, доставлять им средства к чтению и слушанию Священных книг.

 

Глава шестая

Статья 10-я

о чистоте в Богадельне:

 § 47-й

Богаделенные палаты, лестницы и двор содержать всегда в чистоте, палаты в надлежащее время выметать и остужать воздухом, посредством устраиваемых в окнах продушников или вентиляторов, по крайне мере, через окно по одному; постели же богаделенных оправлять и иметь в порядке.

§ 48-й

Кроватей не ставить одной подле другой, а отделять их между собою промежутками, в которых бы помещались столики, каждой кровати принадлежащие.

§ 49-й

Кухонную и столовую посуду ежедневно вымывать тотчас после обеда и после ужина, содержа всегда оную в чистоте и опрятности.

 § 50-й

 Наблюдать, чтобы белье, платье и обувь содержимы были в надлежащей чистоте, опрятности и бережливости, белые и пестрядныя холщевыя вещи и летнее платье, равно чулки и колпаки переменялись в каждую субботу вымытыми, чистыми; вещи же тиковые через каждые две недели.

§ 51-й

Чтобы комнаты были каждодневно окуриваемые ельником или уксусом в весеннее, осеннее и зимнее время, без упущения.

§ 52-й

Все сии хозяйственные работы исправлять выбираемыми, способными из самих богаделенных, для сбережения расходов на пользу Убогого дому.

 

 Глава седьмая

Статья 11-я

о посетителях:

§ 53-й

 В богаделенных зданиях, кроме живущих, должностных и призреваемых, не дозволять никому жительства и даже времянного пребываания, или ночлега приезжающим и приходящим по родственным связям, или по знакомству, исключая время Богослужения.

§ 54-й

Никто из приходящих в Богадельню не имеет права приносить богаделенным напитков, почему привратник и наблюдает за сим со всею строгостию. Принесшего напитки вовсе, ни тогда, ни впредь, не впускать в Богадельню.

 § 55-й

Никто из приходящих в Богадельню не имеет права покупать у богаделенных хлеб, сухари, платье и другия вещи, от Убогого дома получаемые.

§ 56-й

Из Богадельни, как посторонним людям, так богаделенным и служителям Богадельни, ничего без дозволения Попечителя не выносить и не вывозить.

§ 57-й

Богаделенныя ворота должны быть открываемы летом в 6 часов утра, а запираемы в 9 часов вечера; напротив того, зимою, отпирать в 7 часов утра и закрывать в 8 часов вечера. Впрочее время открывать оныя по необходимым надобностяхм, с ведома Эконома.

 

Глава восьмая

Статья 12-я

о подаяниях:

§ 58-й

У наружных ворот заведения, или в другом приличном месте, поставить образ и под оным, за печатями Совета и Попечителя по внутреннему порядку, и за замком, кружку для подаяния с надписью: в пользу богаделенных.

§ 59-й

Ключ от кружки хранить в денежном сундуке Совета.

 § 60-й

Кружки вскрывать всякий месяц и прежде, если они наполнятся, в Конторе Совета, в Присудствии всех Попечителей, старшего духовного отца или наставника и трех старейших из богаделенных.

§ 61-й

 Деньги из кружек высыпанные, сосчитать, записывать, в то же время и при тех же лицах, в шнуровую приходную и расходную книгу, и присовокуплять к числу денег Убогой кассы на продовольствие богаделенных устроенной.

§ 62-й

Богаделенным запрещается просить милостыню у посетителей или посторонних людей, приходящих в Убогий дом; но от посетителей не отъемлется воля Благотворения.

§ 63-й

Посетители, желающие оказать подаяние для всх в заведении призреваемых, взносят оное в Контору Совета и записывают сами, если пожелают, или когда Контора заперта и Попечителя в то время тамо не случается, вручает оное старшему духовному отцу или Наставнику, который приняв подаяние, взносит оное при первом собрании Попечителей в Контору, и записывает сам в книгу.

 § 64-й

Совет, если не было особеннаго назначения подавателя, пришовокупляет подаяние к Убогой кассе; если же было особенное назначение от Подавателя, то поступает с оным по тому назначению.

§ 65-й

От воли делающего подаяние зависит раздача его подаяния: без записки в книгу лично, и при том одному только, и Палате или нескольким.

 § 66-й

 Подаяния состоящие в съестных припасах присовокуплять к провианту богаделенных, а подаваемые вещи, если они такого рода, что нужные или приличные к употреблению сих людей, раздавать им; другие же продавать под наблюдением Попечителя и вырученную сумму причислять к экономической Богаделеннной, или обращать по назначению пожертвовавшаго оныя, соответственно тому, как сказано в § 64-м.

 

Глава девятая

Статья 13-я

о платье, вещах и деньгах, принадлежащих призираемым в Богадельне:

 § 67-й

Имущества богаделенных, приносимые с собою в заведения, и в оных нажитых, хотя составляют их собственность, но богаделенные за всем тем должны уберегать оныя для своей надобности, чтобы покупкою не обременять Убогий дом; в случае же смерти их в заведении, собственныя их вещи, платье и деньги, буде при жизни не завещают Убогому дому, отдаются ближайшим их родственникам, если они явятся в течение месяца, а если не явятся в сей срок, то обращаются в пользу Убогому дому.

 

Глава десятая

Статья 14-я

о увольнении призреваемых в Богадельне на собственное и других людей пропитание:

 § 68-й

 Богаделенных увольняет Совет на собственное пропитанин по прошениям их, когда представляется им верное и надежное средство к их содержанию, но таковый увольняющийся должен представить двух благонадежных свидетелей в том, что он действительно получил способ к собственному своему пропитанию и отнюдь не будет испрашивать мирского подаяния.

§ 69-й

Если родственники или посторонние благотворители изъявят желание взять кого-либо из богаделенных, с их согласия к себе на пропитание, то об увольнении их должны просить также Совет, который увольняет таковых богаделенных, получая от принимающих их к себе обязательство в том, что они сих уволенных к ним богаделенных будут кормить и содержать столь долго, пока оныя находятся у них, что до прошения милостыни не допустят, и, что в противном случае, подвергнутся они ответу пред Правительством. – Есть ли же принимающие не пожелают более держать у себя богаделенных, в таком случае, имеют право возвратить их в заведение, однакож не раньше одного года, считая со дня приема к себе оных.

 § 70-й

Виды уволенных из Богадельни предъявляются в тот самый, а не позже другого дня, в Квартал, для записи в книгу, что из Богаделенного ведомства вышли, а потому передаются взявшим богаделенных на свое попечение.

 § 71-й

Богаделенных, кои быв уволены на пропитание собственное или родственников, и посторонних людей, взяты будут в пьянстве или прошении милостыни и представлены в Богадельню, принимая таких в заведение, поступать с ними на основании сего Положения § 39-го, смотря по летам и проступкам каждого, и впредь таковых ни к кому уже не увольнять.

 

Глава одиннадцатая

Статья 15-я

о больных:

§ 72-й

 Больных отнюдь не содержать вместо с здоровыми, а размещать в Палаты больничныя по роду и свойству болезней, отденльно мужский от женскаго пола.

§ 73-й

Больных ни под каким видом или предлогом не оставлять без пособия врача, размещение коих он производит и назначает. – О врачах же, кои будут для пользования больных приняты, объявлять Управе Благочиния.

§ 74-й

Страздущие внутренними болезнями, сколько можно отделяемы быть должны от одержимых наружными болезнями, а больные, имеющие заразителтьные, прилипчивые и зловоние производящие блдезни, имеют быть помещаемы в особых отделениях.

§ 75-й

Привозимых больных класть в особую приемную комнату и записать в книгу имя, прозвание, лета, болезнь, состояние и вид, занести в журнал, оставляя больного в приемной до прибытия врача.

§ 76-й

Принятых больных омыть в ванне, есть ли то кому из них назначит врач, давать всем чистое белье, платье и обувь от Больницы, и потом размещать в Палаты, по назначению врача.

§ 77-й

Белье, платье и постели содержать по количеству больных на каждого столько, сколько определяется росписанием, особо у сего приложенным, кои Совет должен свидетельствовать в течение года два раза, и содержать все в цельности и исправности.

§ 78-й

Белье и платье каждому больному переменять вымытым: простыни, рубахи, колпаки и чулки еженедельно; наволочки верхние два раза в месяц; летние халаты и одеяла через каждыя два месяца; теплые халаты и одеяла в начале лета; фуфайки каждые два месяца; наволочки хрящевыя большия и малыя каждыя два месяца. – При нужде же все сие, по требованию врача, переменять и чаще. Умирающим давать всякое утро чистые.

§ 79-й

Солому в постельниках и подушках переменять через два месяца, а при нужде и чаще, по требованию врача. Старую же, равно оставшуюся после выздоравливающих от заразительных болезней, от гнилых горячек, поносов и тому подобных болезней, после умерших и в разных других случаях, по назначению врача сжигать. Где же волосяныя тюфяки, там волос перещипать, выколачивать, проветривать и высушивать один раз в год, в летнее время.

 § 80-й

Белье и платье после всякого умершаго, то, которое можно мыть, хотя бы оно и чисто было, отдавать вымывать; прочее же платье проветривать; кровать же обмывать и проветривать.

 § 81-й

Постель и платье после умерших от прилипчивых болезней, как-то: гнилых горячек, кровавогу поноса, красухи и оспы, окуривать газом пресыщенной соляной кислоты.

§ 82-й

 После умерших от чумы и от водобоязни, происходящей от укушения бешеных животных, не только платье, но постель, кровать и все, что было для него в употреблении, сожигать; металлические вещи и фаянсовую посуду омывать теплым уксусом.

 

Статья 16-я

о пище:

  83-й

Больные получают пищу каждый раз по роду своей болезни, по назначению врача.

§ 84-й

Мука, крупа и прочие припасы для пищи и питья больных, должны быть лучшаго качества.

§ 85-й

Пища, по изготовлении, разносится в палаты к больным под наблюдением Эконома, сиделками выбираемыми Попечителем из способных богаделенных, и раздается в обеденное время в 12 часов, а в вечеру в 7 часов, и отнюдь не позже сего времени.

§ 86-й

Никому из посторонних не дозволять что-либо приносить и давать больным какую-либо пищу без дозволения врача; с напитками же вовсе никого к больным не пускать. – За противное тому, взыскивать строго с тех, на коих наблюдение за сим возложено будет. Разносчиков, с чем бы то ни было и ни под каким предлогом, к больным не допускать.

 

 Статья 17-я

о посуде:

§ 87-й

Посудою для употребления больных потребною, равно и кухонную, больница должна быть снабжена без излишества, но достаточно.

 § 88-й

Кухонную посуду часто осматривать, по надобности вылуживать и вместо заменять другою.

  89-й

Посуду, употребляемую больными, мыть перед утреннюю и вечернюю раздачею пищи и вообще, когда призанется нужным.

§ 90-й

Умывальницы чистить, и в них воду переменять свежею, всякое утро.

§ 91-й

За нечистоту и неисправность посуды строго взыскивать Попечителя и Эконома, а последним с тех, у кого оная на руках находится, подвергается и сам ответственности.

 

Статья 18

о лечении, о выпуске выздоровевших и о выписке из Больницы таких больных, кои окажутся в последствии неизлечимыми.

§ 92-й

Врач больницы должен поступать в лечении больных по точным правилам врачевания.

§ 93-й

Все приставники при больных строго наблюдают, чтобы никто из посетителей не приносил и не давал больным лекарств, и ни как не мешал больным исполнять предписанное врачом.

§ 94-й

Палатные Смотрительницы и сиделки не смеют давать никаких лекарств, сверх предписанных, под опасением взыскания.

§ 95-й

Выпуск из больницы выздоровевших назначается врачом и время выпуска записывается в общем журнале.

§ 96-й

Тем из больных, принятых в Больницу, коих впоследствии времени, по застарелым болезням и немолодым летам, врач Больницы признает к совершенному исцелению ненадежными, переводит с ведома Попечителя и по записке в журнал, в особую комнату неизлечимыхз, в которой и оказывать им должноне призрение, а со стороны врачебной – всевозможное пособие.

§ 97-й

Неизлечимыми болезнями почитать:

1. Такие параличи, для излечения коих, тщетно употребляемые были надлежащим образом в самой больнице, все известные средства.

2. Таковаго же свойства водяную болезнь.

3. Таковаго же свойства падучую болезнь.

4. Рак, известными способами лечения не искореняемый, и при том находящийся в таком месте, где хирургическая операция предпринята быть не может, или где она вредна или бесполезна.

5. Таковаго же свойства расширение боевых жил.

6. Застарелыя грыжи.

7. Застарелыя раны, для лечения коих употреблены были все известные способы.

8. Застарелая косточка на таких костях, где ни отрезание, ни просверливание сделать невозможно; и наконец.

9. Все такия болезни, для лечения коих могла бы быть предпринята хирургическая операция, но сам больной на оную не соглашается.

Статья 19-я

о погребении умерших:

§ 98-й

Умершего выносить из Палаты в особый покой на носилках, заставлять врача его свидетельствовать, и употребить в сомнительном случае все нужные способы к его возбуждению.

§ 99-й

Покой, в который выносятся умершие, должно летом беспрестанно проветриваться, а зимою прилично протапливаться.

§ 100-й

Тела умерших располагать на нарах, столах или в открытых гробах и с открытым лицом.

§ 101-й

При умерших должны находиться один или двое надежных людей для того, чтобы тщательно примечать за умершими, и при малейшем сомнении или необыкновенном каком-либо появлении, тотчас давать знать Эконому или Попечителю, а от оных врачу для употребления нужных мер.

§ 102-й

Из покоя, в котором лежат умершие, ни одного тела без освидетельствования и дозволения врача, не выносить для погребения.

§ 103-й

Умерших от заразительных болезней погребать через 24-е часа, а умерших от прочих болезней, не прежде прошествия трех суток после смерти, исключая те случаи, где уже гнилость показывается на теле; скоропостижно же умерших отнюдь не погребать, прежде появления знаков гнилости на теле.

 

Статья 20-я

о письменных видах, по коим больные принимаются в Больницу.

§ 104-й

При приеме больных в Больницу Попечитель и Эконом наблюдают, чтобы больные имели пашпорты, или другие о себе виды, сомнению неподверженныя.

§ 105-й

Если в числе больных окажется неимеющий вида, а болезнь его будет опасна, то и такового принимать в Больницу, но в тот же, а отнюдь не позже другого дня по приеме и по записи в журнал, уведомить о том Полицию с роспискою в Книге. Вообще объявления Полиции чинить по силе существующих на сей предмет узаконений, если больные, как упомянуто в предыдущем §, будут приняты и с законными видами.

§ 106-й

С видами поступать, как постановлено в § 29-м.

§ 107-й

По выздоровлени тех из больных, кои принимаются без письменных видов, Совет препровождает их, при письменном объявлении с роспискою в книге, в Полицию, для пересылки куда следует.

§ 108-й

Совет должен давать знать Полиции и о смерти больных, не имевших письменных видов.

 

Статья 21-я

о чистоте, порядке и опрятности в Больнице:

§ 109-й

Чистота, прядок и опрятность должны быть наблюдаемы таким же образом, как постановлено о том в правилах для Богадельни, Глава шестая, Статья 10-я. – Сверх того:

 §110-й

В каждой палате Больницы иметь по одной койке и по две клеенки для подкладывания под больных, у коих бывает невольное испражнение. Столики у больных должны быть покрыты вощанкую, а у трудных больных на столике должно быть по маленькому колокольчику, чтобы звать сиделку.

§ 111-й

Кровати должны быть деревянные, выкрашенные масляною краскою, столики таковыя же; ящики плевательные чугунные или железные.

§ 112-й

Окна в комнатах Больницы, с низу до трети их высоты, закладывать дощатыми плотными ставнями, дабы чрез то и излишество света отвратить, и иметь возможность ставить больничные кровати в близи самих окон. – Само собою разумеется, что таковые ставни летом вынимать должно.

§ 113-й

Посуду завести елико возможно оловянную, то есть кружки и солонки.

 

Глава двенадцатая

Статья 22-я

о сиротах, подкидышах и новорожденных.

§ 114-й

Принимаемых в Богадельню воспитанников до 8-летнего возраста распределять между богаделенными женскаго пола, наиболее здоровыми и хорошего поведения, внушая им за ними иметь бдительтное смотрение, радея об них, как-то родители о своих собственных детях, учинить обязаны и со всею осторожностию и человеколюбием. – О таковых принимаемых воспитанниках, равным образом объявлять каждый раз Полиции; и сверх того вести об них с большою точностию книгу, замечая в оной, какого именно они вероисповедания.

§ 115-й

Новорожденных от женщин, принимаемых в Богадельню беременными, оставлять при матерях. – Как о сих, так и вообще о принимаемых новорожденных, нетокмо вести особый список, но и объявлять о них Полиции, с показанием какой религии их родители, если они известны.

§ 116-й

По строверскому обряду можно воспитывать таких только детей, коих родители принадлежали к Старой вере; всех же прочих детей по тем религиям, в коих состояли родители их. Если же о родителях будет неизвестно, в таком случае младенцев крестить и воспитывать по обряду Греко-Российской церкви.

§ 117-й

Если разрешившаяся от бремени женщина, тотчас после родов, желает оставить Богадельню, то обязана новорожденное дитя свое взять с собою; если же желает остаться в Богадельне, на время и до отнятия дитяти от груди, то сие дозволять ей можно; но по прошествии таковаго времяни, и если она здорова, то должна по крайней мере сама выходить из Богадельни для снискивания себе пропитания своими трудами, а малолетнее дитя, буде брать с собой не желает, воспитывать в Богадельне и отдавать на попечение одной из богаделенных, наиболее здоровой и хорошего поведения.

§ 118-й

Всех сих сирот снабжать от Богадельни всеми потребностями.

§ 119-й

Воспитательницы, попечению коих таковые малолетние сироты вверяются, не токмо не должны их пренебрегать или изуродовать, но, напротиив того, с материнскою и человеческою любовию пещить об них, как были бы их дети собственныя, всякий день по утру и в вечеру, до почивания, умывать им лицо и руки, а по утру вычесывать им волосы, и вообще ссодержать их в чистоте и опрятности, белье переменять еженедельно, а если понадобится и чаще, и смотреть, чтоб платье и обувь всегда были целые и, чтоб младенцы не ходили босиком, особенно на двор, или на улицу. Наблюдение за сим возлагается и на Попечителя.

§ 120-й

По достижении двулетняго возраста, каждому дитяти прививать предохранительную оспу, в назначенное к тому врачом время, неоставляя отнюдь никого из оных без прививания, предпринимая оное и с теми, кои по ныне выше тех ле,т и привиты еще не были, или же не имели натуральтной оспы.

§ 121-й

Для изучения прививанию предохранительной оспы, тотчас выбрать одного или двух, оказывающихся к тому способных из прислужников Богадельни, и отдать таковых для изучения к врачу, или же определить для сего изученнаго прививанию, по испытанию и назначению врача.

§ 122-й

Привитых оспою перемещать в особую комнату, отдельно от всех прочих здоровых и еще непривитых, дабы последние от первых не были заражаемы.

§ 123-й

По достижению младенцев обоего пола восьмилетнего возраста отдавать их в школу для обучения чтению, а младенцев мужеска пола и писанию и арифметике, по крайней мере, первых пяти правил или специй.

§ 124-й

По достижении двенадцатилетнего возраста обучать их в религии, заставлять их несколько часов каждодневно читать Священное писание и обучать во всх отношениях различать добро от зла, истолковывать им несчастныя последствия от злых, а хорошия от добрых деяний и, предостерегая от первых, соделать их тем полезными гражданами и сочленами гражданскаго общества. – Сверх того, таковых достигших 12-летнего возраста, отдавать купцам для обучения торговли, или же ремесленникам, или к земледельцам, или же во услужение, чтоб, с одной стороны, они могли приобрести познания нужныя для полезнаго общежития и приобрения промышленности, а вместе с тем и обеспечивающия их будущее существование, с другой стороны, чтоб заведение освободилось от содержания ненуждающихся более в пособии.

 

Глава тринадцатая

Статья 23-я

об обязанностях учителя:

§ 125-й

Учитель имеет обязанность наблюдать, чтобы все в предыдущих параграфах назначенные правилла насчет содержания малолетних сирот и детей, были выполняемы со всею точностию.

§ 126-й

Он, как учитель и воспитатель юношества, должен пещись об образовании онаго, прилежным обучением и внушениями нравственных и человеколюбивых правил, и тем соделать их полезными Сочленами Гражданского Общества.

§ 127-й

Ни одно дитя без матери или воспитательницы не должно быть выпускаемо из заведения, и за сим смотреть и строго наблюдать Учителю.

§ 128-й

Школьники должны являться в школу, кроме праздничных и воскресных дней, каждодневно по утрам, с Апреля месяца и по Октябрь, в семь часов, а с Октября месяца и по Апрель, в восемь часов, по полудни же в час; и пробыть в школе до полудня по двенадцатый час и по полудни до седьмаго часу. Если же школьники будут не из богаделенных жителей, в таком случае время прихода их в школу остается вышеозначенное, а для выхода определяется: с Апреля по Октябрь в 5 часов, а с Октября по Ппрель в 4 часа вечера.

§ 129-й

Учитель должен вести верные списки не токмо ученикам своим, но и всем детям находящимся в Богадельне, недостигшим еще учебнаго возраста, некасаясь в том до обязанности Попечителя, ведущего по себе списки о всех жителях в Богадельне и Больнице находящихся.

§ 130-й

По достижении из малолетних осьмилетняго возраста, он настаивает об отдаче их в Школу для обучения.

§ 131-й

В Школе дети мужеска пола не должны сидеть вместе с таковыми же женскаго пола, а иметь каждому полу особые скамейки. Равномерно не должны и жительствовать вместе, и иметь каждому полу свои отдельные покои.

§ 132-й

Каждый раз, по приходе в Школу и по окнчании учения, учитель с учениками своими совершает молитву по обряду христианскому.

§ 133-й

Дети должны обучаться в означенных науках по § 123-му сего Положения; дети же женскаго пола в свободныя часы и в рукоделиях.

§ 134-й

Из обучающихся в школе детей, подчиненных во всем учителю, без ведома его никто ни в какое время из заведения отлучаться не может, и в том даже Попечитель не должен употреблять своего влияния, ибо за поведение школьников отвечает один учитель.

§ 135-й

В свободные от учения часы и в хорошую погоду он сам водит их на прогулки, но наблюдает, чтобы шли смирно и тихо, и никто никуда не отлучался.

§ 136-й

К родственникам никого из обучающихся детей не отпускать иначе, как ежели сами родственники придут за ними, и то только в праздничные дни и с дозволения учителя.

§ 137-й

По кончании наук, как учители, так и попечители, стараются приуготовленных детей отдавать к добрым хозяевам в услужение, кто к чему способным окажется, с подпискою, что принимающих к себе в услужение употреблять будут в честныя и добрыя занятия и удерживать от всяких непозволительных поступков.

§ 138-й

Выпуск детей разрешает Совет и записывает всякий раз в журнал, в который и заносит имя взявшего кого к себе в услужение.

§ 139-й

О каждом выпуске, как равно и о каждом новорожденном и подкидыше, от Совета в тот же день посылается объявление в Полицию с испрошением для последних узаконенных видов.

 

Глава четырнадцатая

Статья 24-я

о молельнях, молитвах и духовных лицах:

§ 140-й

Молельня, состоящая при Богадельне, как старшая, почитается и Главною над прочими в городе Риге, состоящими молельнями Старообрядческого общества: новою в Московском и таковою же в Санкт-Петербургском предместиях, число коих умножать запрещается.

§ 141-й

Старшее духовное лицо в главной моленной есть главное лицо над прочими духовными лицами Старообрядческой Секты, находящимися как в той главной, так и в прочих вышесказанных молельнях.

§ 142-й

Он, со стороны главной молельни, и по одному лицу духовному из прочих, вышеозначенных двух молелен, суть члены Совета по духовной части, как сказано в § 2-м сего Положения и должны непременно являться в каждое заседание Совета под опасением взыскания, постановленного в § 6-м.

§ 143-й

Сей Совет должен всегда иметь сведение о всех, как находящихся здесь, так и приезжающих сюда, духовных лицах Старообрядцев.

§ 144-й

Когда в город Ригу вновь приедет духовное лицо из Старообрядцев, то оному должно явиться тотчас к старшему духовному лицу Главной молельни, которое с согласия совета, назначает ему временное или постоянное жительство в одной из здешних молелен. Вне же оных, никому из таковых лиц жительтства не позволяется, а пуще всего заводить где-либо в другом доме сходбище под предлогом Богослужения.

§ 145-й

Всякое, сюда приезжающее духовное лицо из Старообрядцев, должно иметь вид никакому сомнению не подлежащий, который представить в Полицию и плуча от ней, вместо оного, билет; хранить сей последний в Совете вместе с прочими видами духовных лиц и жителей Богадельни.

§ 146-й

Совет строго наблюдает, чтобы во всех молельнях наблюдаемо было единообразие в молитвах за Царя и Сущии Власти Его, сходно с правилами в 1813 году здешним Старообрядческим Обществом самим установленными и тогдашними духовными лицами, попечителями и главнейшими членами Общества собственноручно подписанными.

§ 147-й

Отступающего от сих правил и домогающагося завести малейшие токмо новизны, духовнаго лица, Совет отрешив тотчас от службы и места, представляет о его поступке местному Губернскому Начальству.

§ 148-й

Хозяйственную часть главной молельни Совет поручает Попечителю, заведывающему имуществом молельни и Богадельни, под наблюдением Старшего духовного лица. – Он, прилагая попечение и сохранение всего, молельне принадлежащего и изыскивая к тому всевозможные способы, рапоряжается во всем том с разрешения Совета.

§ 149-й

По прочим двум молельням, хозяйственнною частью управляют, на точном основании предыдущего параграфа, определенные к оным духовные лица и Попечители, представляя о доходах и расходах по оным, чрез членов Совета по духовной части, полугодичные и годичные Отчеты в Совет главной молельни.

§ 150-й

Для сбора мирского подаяния и прочего дохода иметь в каждой молельне по две кружки; одну при входе в молельню, а другую в самой молельне – неподвижных.

§ 151-й

Кружки за печатьми старшего духовного лица и Попечителя и за замком, от которого ключ хранить в денежном сундуке, находятся в ведении Попечителя.

§ 152-й

Кружки вскрывать в Присудствии духовных лиц и Попечителей ежемесячно и, вынимаемыя деньги, записывать тогда же в Приход в заведенную о вообще всех приходах книгу, в которую записывать и другие подаяния и завещания для молельни и Богадельни.

§ 153-й

Покупку для молельни и распродажу при оной свеч производить Эконому или Старосте, под наблюдением Попечителя по хозяйственной части молельни, и вырученную от продажи свеч и от обмена огарков сумму записывать в приход, в упомянутую же книгу.

§ 154-й

Церковную казну хранить в Сундуке, внутри молельни, за печатьми старшего духовного лица и Попечителя, и за ключем, хранящимся в Совете.

§ 155-й

Церковную сумму свидетельствовать ежемесячно, или и чаще, всем Попечителям при духовных лицах.

§ 156-й

Издержки на содержание молельни, с утверждения Совета, производить под наблюдением старшего духовного лица и Попечителя по хозяйственной части молельни, по общему их распоряжению из суммы церковной, или за недостатком оной, из общих молельни доходов.

 

Статья 25-я

о завещаниях и о промене сумм:

§ 157-й

Поступающие от завещаний умерших суммы, записывать в приход, в общую приходную книгу, и присовокуплять к доходам, составляющим принадлежность Богадельни.

§ 158-й

Наличные суммы от завещаний променивать на банковые билеты, которые хранить в денежном Сундуке убогой кассы, а поступающие от таковых билетов доходы, присовокуплять к сумме назначенной на содержание богаделенных, больных, сирот и школы.

§ 159-й

Если от завещаний поступят, вместо намеченных денег, долговые обязательства частных лиц, которые не были бы достаточно обеспечены залогами, то в таковых случах Совет имеет обязанность стараться всеми мерами обеспечить таковые долги, яко общественную принадлежность, и, поступающие от оных доходы обращать на предметы, означенные в предыдущем параграфе.

§ 160-й

Совет старается из доходов церковных и общественных иметь всегда налицо достаточную сумму, как на содержание молельни, так и убогого дома, коей до пяти тысяч довольно быть может; а остающиеся за тем суммы, как от церковного, так и от общественных доходов, променивать на банковые билеты.

§ 161-й

Сохранение в целости общественной принадлежности, состоящей в наличных деньгах, капиталах, недвижимостях и движимостях, состоит на ответственности всех членов Совета, почему они и обязаны по поступившим от завещаний по долговым документам частных лиц, не ограничиваясь одним немедленным и достаточным обеспечением оных, в последствии времени вытребовав самыя капиталы, есть ли не вдруг, то по крайней мере по частям, променивать оные по мере поступления на банковыя билеты.

§ 162-й

Безопасность места для хранения наличных денег и капиталов общественных остается также на ответственности членов Совета.

§ 163-й

От Сундука, в котором хранятся денежные капиталы, долговые документы и крепостные о недвижимостях акты, содержимаго за тремя замками, ключи находиться должны – один у старшего духовного лица, другой у Попечителя, заведывающего Имуществом церковным, а третий – у одного из попечителей, заведывающих закупками потребностей. Отпирать же сундук, не иначе, как в присудствии всех членов Совета.

 

Рижский военный и Псковский, Лифляндский,

Эстляндский и Курляндский Генерал-Губернатор2,

Генерал от инфантерии

Маркиз Паулуччи3

(подпись)

      Рига

Февраля 20 дня

    1827 года

       № 644

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.54-82.

 

***

Список

предписаниям, имеющимся при Рижской Полиции, насчет раскольников

и всего того, что к ним относится

 

5-го октября 1811 года последовал из Лифляндского Губернского Правления Указ за № 6767 в Рижскую Управу Благочиния4, о представлении оному Правлению, списков старообрядцев в Риге находящихся.

1812-го же года апреля в 13-й день последовало в Управу от Лифляндского Гражданского Губернатора, Действительного Статского Советника5 Дюгамеля6 за № 2955-м предписание, дабы во избежание беспристанной переписки одного и того же пространного списка старообрядцев, представляла ежегодно два раза, а именно к 15-му июню и 15-му декабрю, только о переменах чрез рождение и смерть случившихся.

Предписанием бывшего Рижского Военного губернатора Маркиза Паулуччи от 2-го июня 1820 года за № 36, по возникшим злоупотреблениям между раскольниками, поручено было бывшему Рижскому Полицмейстеру7 Игнатьеву с одним членом Управы Благочиния осмотреть раскольническую богадельню и дома их общества, сделав всем лицам обоего пола, в оных живущих, список, и удостовериться имеют ли они пашпорты, какой род жизни ведут и чем занимаются.

Когда же Его Сиятельство, из представленного ему по сему предмету 30-го того же месяца за № 1272 рапорта усмотрел, что многие лица живут в означенных раскольничьих заведениях с просроченными податными видами, другие же с билетами иногородних присутственных мест, а одна женщина и совсем без пашпорта, то и последовало 4-го сентября 1820 года за № 121 оному Г<господину>Полицмейстеру предписание, устранить таковые непорядки понуждением здешних к взносу недоимки и представлению иногородних в Лифляндское Губернское Правление.

Вслед за сим воспоследовало, по тому же самому рапорту Полицмейстера Игнатьева 30-го июня - предписание Г.Военного Губернатора от 14-го генваря 1821 года за № 136, учинить совместно с членом Магистрата8 и Медицинской Управы точнейший осмотр молодых особ женского пола, находящимся в моленной под именем больных.

12-го же февраля того же 1821 года Г.Военный Губернатор за № 490 предписал Рижскому Полицмейстеру поставить попечителям и старостам старообрядцев в непременную обязанность пещись о пользовании находящихся у них больных и прилагать больше прежнего за чистотою старание.

16-го октября 1821 года подано Старообрядческим обществом Совету, при их больнице избранному, донесение, что члены оного Совета из 7 человек состоящего, без согласия общества и вопреки постановлению 13 августа 1813 года, на общем собрании всех старообрядцев в Риге, за закон принятому, приняли к себе еще трех членов и самопроизвольно, противу 9-й статье оного же Положения и учения св. Апостола Павла, повелевающего молиться за Царя и за сущие власти, выпустили таковую молитву, - почему оное общество и требовало удалить неправильно принятых трех членов Совета и молиться за Царя по-прежнему.

1822 года октября 11 за № 4432 последовало от Г. Гражданского Губернатора к Рижскому Полицмейстеру предписание собрать сведения о состаящих в Риге раскольничьих моленных и наставниках, и составить краткую ведомость о рожденных и умерших в 1822 году старообрядцах.

На сие подан рапорт, что в Риге три моленных и 4 наставника, а именно: Абросим Осипов, называемый Иноком Гавриилом, Иван Васильев, Мирон Карпов, Лаврентий Сидоров Лавров. Родились же в течение 1822 года мужеского пола 130, женского 119, умерло мужеского пола 74, женского 86.

1825 года июля 10 дня последовал за № 3655 Указ Лифляндского Губернского Правления Рижской Управе Благочиния не дозволять раскольникам никаких публичных духовных церемоний, но наблюдать, чтобы они совершали оные со всевозможною скромностию, внутри домов своих и в моленной, во отвращение и малейшего соблазна к распространению раскола; о противящихся сему, Управа имеет донести Губернскому Правлению для предания виновных суду.

1826 марта 9 за № 1170 предписание Лифляндского Гражданского Губернатора Рижскому Полицмейстеру Игнатьеву о составлении тотчас, по приложенной форме, списка всех сект раскольников в Риге находящихся, и о подавании таковых ежегодно к 1-му генварю.

1826 мая 4 за № 2036 предписание Г. Военного Губернатора Маркиза Паулуччи Рижскому Полицмейстеру о осмотре старообрядческой больницы членами Управы Благочиния и Медицинской Управы, ибо до сведения Его Сиятельства дошло, что нечистота там достигла вышней степени, что все внутреннее учреждение крайне недостаточно и весьма вредно для здоровья больных там находящихся.

1826 июля 14-го за № 3102 предписание Г. Гражданского Губернатора Рижскому Полицмейстеру, основанное на донесении лиц, вышеупомянутый осмотр производивших, и содержащее распоряжение: 1) чтобы умножить число горниц, где помещены больные; 2) собрать точнейшие сведения о том влиянии, каковое имеет на свою секту, живущий вне моленной монах Кирила Тимофеев, именующийся Ксенофонтом, и 3) в течение 14 дней устроить выбор новых попечителей, которые имеют взять от старых отчет.

1826 августа 31 дня № 4696 Указ Лифляндского Губернского Правления Рижской Управе Благочиния, чтобы наставника Волкова и эконома богадельни Мухина удалить из моленной, и иметь за ними строжайший полицейский надзор, частному приставу9 Шимановскому быть при выборах новых попечителей, и Управе подтвердить оным, что при допущении ими по моленной каких-либо беспорядков, или же отступления наставников от законных церковных молитв, будут они подвергнуты ответу. Далее предписано Управе иметь неослабное наблюдение за выполнением, вообще в моленных, законных церковных молитв по установленному порядку, донося в противном случае Начальству, для поступления с ослушными по закону.

1826 октября 1 предписание Г. Лифляндского Гражданского Губернатора Рижскому Полицмейстеру о донесении: в том ли виде находятся раскольнические заведения в Риге, в каком оные состояли в 1822 году, не допуская ни по какому случаю таковые распространять или вновь строить, но, поступая во всех случаях до сего предмета относящихся, всегда сколь можно безгласно.

1826 октября 26 за № 4835 предписание Его же Превосходительства, заключающее в себе подтверждение, чтобы не давать никак старообрядцам строить что-либо подобное церкви, но оставить им без отягощения моленные в нынешнем состоянии.

1826 декабря 3 за № 5539 предписание Г. Гражданского Губернатора Полицмейстеру Игнатьеву, содержащее позволение при настоящем недостатке в старообрядческих наставниках, дозволить Волкову, до окончания определенного над ним следствия, отправлять в моленной его должность, при чем поставлено Г. Полицмейстеру в обязанность, под собственною ответственностью, иметь за сим наставником неослабный надзор, чтобы он не вводил таких новостей, за которые он отдан под следствие.

1826 ноября 19 № 5346 Г. Гражданский Губернатор сообщил Г. Полицмейстеру копию с предписанных им попечителям старообрядческой больницы предварительных правилах, для наблюдения, чтобы оные их исполняли.

Правила сии заключают в себе постановления:

1.Чтобы по моленной ни под каким видом не было отступаемо от правил старообрядческим обществом в 1813 году установленных.

2.Чтобы больные размещены были в больнице со всею удобностию.

3.Чтобы в сих комнатах наблюдалась строго и неослабно чистота и опрятность.

4.Отнюдь не принимать людей в больницу без узаконенных видов, а если в числе больных окажется кто без вида, а прием по человеколюбию не позволит неотлагательства, то хотя и принять, но в тот же день, и отнюдь не позже другого, объявить Полиции, с роспискою в особенной книге; что наблюдать и при приеме подкидышей.

5.Письменные виды больных сохранять в конторе попечителей.

6.Объявить о каждом больном Полиции.

7.По выздоровлении больных, без письменных видов принятых, препроводить оных в Полицию.

1827 февраля 24 № 935 предписанием Лифляндского Гражданского Губернатора Рижской Управе Благочиния о наблюдении за тем, чтобы призреваемые в старообрядческой больнице не были выпускаемы для прошения милостыни, под ответственностию попечителей.

1827 февраля 25 предписание Г. Лифляндского Гражданского Губернатора Рижскому Полицмейстеру Вакульскому, при коем препровожден Список с Правил для управления Богадельни, Больницы, Сиротского отделения и Школы Рижского старообрядческого общества с предписанием, объявить оные наставникам, попечителям и экономам всех трех здешних моленн и наблюдать за исполнением оных.

1827 марта 3 предписание Его же Превосходительства о призвании попечителей больницы в Управу Благочиния и объявления им с подпискою, чтобы оные чрез три дня взошли к Его Превосходительству с письменным представлением, какие они именно встречают препятства при выполнении вышеупомянутых Правил, также наставнику моленной на С.-Петербургском форштадте находящейся, обвиняемому оными попечителями о несовершении молитвы за Царя и сущие власти, внушить, чтобы он оставил сие закоренелое зло и дал в том подписку, под опасением неминуемой отдачи его под суд для строжайшего наказания.

1827 марта 14 предписание Его же Превосходительства к Рижскому Полицмейстеру, преступившего долг свой вышеупомянутого наставника моленной на С.-Петербургском форштадте находящейся, отдать под суд и моленную оную закрыть, впредь до повеления.

1827 марта 14 № 1297 Указ Лифляндского Губернского Правления Рижской Управы Благочиния, содержащий в себе Указ Правительствующего Сената от 15 сентября 1826 года о запрещении раскольникам постройки нового церквеподобного здания, и о оставлении существующих уже их церквей и моленных в нынешнем их положении, без отягощения.

1827 мая за № 2533 предписание Г. Гражданского губернатора к Г.Полицмейстеру, распечатав моленную в доме вдовы Паниной10, находящиеся в оной вещи, могущие подвергнуться порче, выдать оной вдове, а потом оную моленную запечатать по-прежнему.

1827 июня 8 № 2715 предписание Его же Превосходительства к Г. Полицмейстеру о наблюдении, чтобы при заготовлении списка о старообрядцах не было ни малейшего отступления от предписанной формы, дабы от излишних запросов и дополнений не было утрачено время.

Оный Список послан 11 июля, и по оному оказалось в Риге 3795 старообрядцев мужского и 3775 женского пола.

1827 октября 12 за № 4708 предписание Его же Превосходительства к Г.Полицмейстеру о непозволении старообрядцам перестраивать, переменять или чинить моленные, какое запрещение основано на Высочайше утвержденном заключении Комитета Г.г. Министров от 5-го июня 1827 года.

1827 ноября 30 № 5608 предписание Г. Гражданского Губернатора Рижской Управе Благочиния о взятии с попечителей раскольничьей моленной на Московском форштадте подписки о неучинении в ней никаких, ни внутри, ни снаружи исправлений, под строжайшею ответственностью, и о ежемесячном осмотре не нарушено ли сие приказание.

1827 декабря 7 № 5720 предписание исправляющего должность Гражданского губернатора, Тайного Советника Дюгамеля Г.Полицмейстеру о поступлении с попечителем старообрядческой больницы Пиминовым за неявление его в должность, по Правилам для управления больницы 20 февраля сего года изданным11.

1828 Генваря 5 № 139 Указ Лифляндского Губернского Правления Рижской Управе Благочиния данный по тому случаю, что Г. Гражданский губернатор Барон Ган12, осматривая старообрядческую больницу, нашел в ней не токмо величайшую нечистоту, но и величайшие, опаснейшие беспорядки, а именно расположение больных, одержимых оспою и другими болезнями, вместе со здоровыми, что совсем противно Правилам на управление сею больницею данным, а потому Губернское Правление и предписало члену Медицинской Управы, обще с частным приставом Московской части, прибыть в моленную для наблюдений, чтобы все одержимые прилипчивыми болезнями были отлучены от здоровых, размещены по разным горницам и были пользуемы врачом, до определения такового Попечителями больницы, частному же приставу поставлено в обязанность наблюдать, чтобы больные получали предписываемые доктором лекарства и принимали оные, в противном же случае, всех больных, не исполняющих сего, сдать в Александровскую высоту13.

Предписание Г-на Лифляндского Гражданского губернатора Барона Гана от 14-го генваря 1828 за № 11 Рижской Управе Благочиния, коим возложено на строжайшую ответственность частного пристава Московской части, и, в особенности, квартального офицера того квартала, в коем состоит раскольничья моленная, иметь бдительное наблюдение за неучинением в ней исправлений, и объявить попечителям, что, так как они заведывают делами общества, то и нарушение прописанного назначения отнесется на всякий случай к личной их ответственности.

1828 февраля 17 Указ Лифляндского Губернского Правления за № 1119, содержащий в себе позволение Рижской Управе Благочиния, впредь доставляемые сему правлению полугодовые именные списки старообрядцев, были подаваемы в начале года за 1-ю половину по прежней форме, а за 2-ю половину только означать убыль и приращение старообрядцев.

1828 марта 31 за № 37 предписание Г. Гражданского Губернатора Барона Гана Рижской Управе Благочиния, содержащее в себе отказ Г-на Управляющего Министерством Внутренних Дел на просьбу старообрядцев о считании законными браков, которые будут совершаемы их наставниками и объявлении, что для старообрядцев постановлены правила в Высочайше утвержденном 27 октября 1800 года мнении Митрополита Платона14, на основании которых и могут они единственно воспользоваться законовозможным снисхождением.

Предписание исправляющего должность Лифляндского Гражданского Губернатора, Г-на Вице-Губернатора Кубе от 25-го сентября 1828 года за № 5831, чтобы Рижская Управа Благочиния объявила старосте здешних старообрядцев Ивану Иванову Леонтьеву, что город удовлетворит его просьбу о невзыскании грунтовых денег с моленной и больницы.

1828 декабря 10 № 7530 Указ Лифляндского Губернского Правления Рижской Управе Благочиния о наблюдении, чтобы блудно прижитые раскольниками дети были крещены в православной церкви, и по силе указов № 1783 декабря 21 и № 1815 17 августа были причислены к государственным селениям, заводам и промыслам по рассмотрению местной Казенной палаты и по собственному их желанию

1829 марта 30 № 25 Указ Лифляндского Губернского Правления Рижской Управе Благочиния о наблюдении, чтобы раскольники, как обрядов своих публично не исправляли, так и сочетавшихся с православными лицами, детей своих отнюдь в раскол не крестили; нарушителей же сего предавать суду по законам.

 

Верно: Рижской Управы Благочиния Секретарь (подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.14-22.

***

Секретно

 

Рижскому Военному и Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому Генерал-Губернатору, Господину Генерал-

Лейтенанту, Сенатору и разных орденов Кавалеру,

Барону фон дер Палену15


Рижского Полицмейстера,

Кавалерии Подполковника Вакульского16

Рапорт

В исполнение секретного предписания Вашего Превосходительства от 18-го числа сего месяца за № 20-м, на означенные в сем предписании пункты, собраны мною, без огласки касательно раскольников и устроенных оными разных заведений, следующие сведения.

1-е. Когда, в каком числе и под какими наименованиями они здесь первоначально поселились, сего с достоворенностию, я открыть не мог, ибо Магистрат, который принимал людей сих в здешнее общество, не имеет по сему предмету удовлетворительных документов, а должно полагать, что, кроме известных в Риге, под именем дворцовых крестьян17, о коих только Лифляндская Казенная Палата18 может иметь точные сведения, первые раскольники показались в Лифляндии, когда блаженной памяти Императрица Екатерина II, по своем вступлении на престол, видя, что строгие меры противу раскольников лишают Россию значительного числа подданных, милостивыми манифестами годов 1760 14-го декабря, 1762 и августа 1763 позволила, между прочим, раскольникам, прощая все их преступления, возвратиться в свое отечество, позволяя им сохранять свои обычаи и предоставляя многие другие выгоды. – Пользуясь сими милостивыми манифестами, значительное число раскольников бывших за границею19, возвратились назад и поселились по пограничным местам, частью по удобности для торговли и промыслов, частью же для того, чтобы при первой неблагоприятной для них перемене, удалиться тотчас на свои прежние заграничные убежища. – Таким образом, должно полагать появились раскольники и в городе Риге, лежавшем на границе Курляндии, тогда России не подвластной.

2-е. Сколько по 7-й ревизии в 1816-м году в г.Риге считалось раскольников, определительно сказать невозможно, ибо в ревизские сказки20 записывались жители без означения религии, но если именной список поданный в июне месяце 1817-м году Рижскою Управою Благочиния в Лифляндское Губернское Правление был верно составлен, то по оному считалось их тогда мужеского пола 962 и женского 1050, всего же 2112 душ Феодосианской секты21, самой многочиcленной в сем городе, ибо кроме оной находится небольшое число скопцов22.- В 1826-м году Рижская Управа Благочиния представила Лифляндскому Губернскому Правлению именной список раскольников, по коему оных считалось 2479, а женского 2945, всего же 5424 души Феодосианской секты, да скопцов 25 мужеского и 19 женского, всего же 44 души. К 1-му числу сего 1830-го года по спискам, поданным Управою Благочиния в Лифляндское Губернское Правление, состояло раскольников мужеского пола 3659, а женского 4245, всего 7904 души, да скопцов мужеского пола 32, а женского 15, всего 47 душ. Имянной же список всем скопцам с описанием разных, до них касающихся обстоятельств, имел я честь предместнику Вашего Превосходительства представить при секретном рапорте моем от 26-го марта прошлого 1829-го года за № 4-м.

3-е. В Риге находятся 3 моленныя. А) Большая каменная и главная на Московском форштадте, в 3-м квартале, на самом берегу реки Двины. Моленная сия по показанию старых жителей сего города основана раскольниками в 1760 году в малом деревянном строении, принадлежавшем здешнему 1-й гильдии купцу Саве Дъяконову, который, как моленную, так и находящийся в оной убогий дом, содержал из своего имения, которое впоследствии перешло в руки здешнего же 2-й гильдии купца Гаврила Алексеева Панина, от которого общество раскольников купило сию моленную, как явствует из хранящейся у них, в Лифляндском Гофгерихте23 в 1793 году ноября 15-го числа засвидетельствованной купчей и грунтовой карте, за подписанием городского ревизора Гетце, за 2000 рублей серебром. – В 1798-м году построено на место деревянного, на том же месте, кирпичное строение в 12 сажень24 длины и 8 ширины, но на сию постройку никаких документов не имеется, как равно и на постройки, произведенные в 1802-м году, коею прибавлено в длину 13 сажень, и, наконец, в 1814-м году прибавлено к существовавшим строениям еще в длину 15-ть сажень, так что строение сие имеет теперь всего в длину 40, а в ширину 8 сажень. По спросу моему, нынешние попечители мне объявили, что последнюю постройку в 1814-м году производил бывший рижский бау-адъютант, покойный инженер-подполковник Рейнеке, сколько им известно, по словесному позволению предместника Вашего Превосходительства25. Наставники в сей моленной суть: первый Абросим Осипов, который, по его показанию, в 1810-м году в Стародубе26 каким-то иноком Ефремом возведен в достоинство инока и получил название Гавриила, находится при сей моленной с 1802 года. В которой губернии и уезде родился, того не припомнит, а говорил, что завезен был в Ригу родителями своими в малолетстве, проживает, по приложенному у сего в копии свидетельству здешнего Кемерейного суда27. – Второй: Мирон Карпов состоит приписанным в рижское мещанство, но родился в Виленской губернии в Вилькомирском уезде, находится при сей моленной с 1812 года и возведен в достоинство наставника Иноком Гавриилом. Третий: Иван Васильев Волков, рижский же мещанин, родился в Витебской губернии в Режицком уезде, находился при сей моленной с 1801-го года и возведен в наставники иноком Гавриилом. В 1827 году 31 декабря изобличен был мною в перекрещении в раскол нескольких лиц православной церкви, за каковое преступление был арестован и предан уголовному суду при здешнем Магистрате; ныне же, сколько мне известно, дозволено ему судом находиться на даче сей моленной принадлежащей, но с строгим подтверждением, чтобы впредь до разрешения он не занимался отправлением своих обрядов. – При сей моленной имеются 4 книги, которые заведены по предписанию бывшего Гражданского Губернатора, Тайного Советника28 Дюгамеля (cм.6), на имя моего предместника подполковника Игнатьева, последовавшего от 11-го октября 1822 года за № 4432-м. Одна для записывания новорожденных и крещения оных, другая для записывания тех людей, которые бывают на духу, третья для записывания умерших и четвертая для записывания браков. Все сии книги прошнурованы и скреплены предместником моим Г. Подполковником Игнатьевым, три из сих книг употребляются по назначению, а 4-я, т.е. для браков, по сие время не была употребляема. Книги сии для ревизии никуда не представляются, как равно и свидетельств на брак, сколько полици известно, никаких не выдается; свидетельства же о крещении выдаются на гербовой бумаге за подписанием того наставника, который крестил ребенка; к свидетельствам сиим прикладывается печать здешнего Старообрядческого больничного общества, изображение коей у сего Вашему Превосходительству представить честь имею. Кладбище раскольников находится между таковым же православной церкви и католическим на Мертвой улице в 3-м квартале Московского форштадта29, строения на раскольничьем кладбище никакого нет, кроме маленьких покрышек над могилами, и деревянных крестов.

Б) Так называемая новая моленная существует, по показанию попечителей, более 35 лет30, но вновь выстроена в недавнем времени и имеются на сие документы, которые однако же попечители, купцы Зубакин и Первов, несмотря на мое требование и словесное приказание Вашего Превосходительства, мне не представили, а объявили, что 26-го числа сего месяца имели честь вручить оные Вашему Превосходительству, какое действие имеют честь представить на благоусмотрение Вашего Превосходительства.

Моленная сия находится во 2-м квартале Московского форштадта. В оной наставник здешний мещанин Артамон Анкудинов. Моленная сия, по показанию попечителей, совершенно подвластна большой моленной и управляется одними с нею попечителями и одними правилами.

В) Моленная на Санкт-Петербургском форштадте находится в маленьком деревянном доме, принадлежавшем прежде рижскому 2-й гильдии купцу Кузьме Гавриилову Панину, а ныне принадлежащем наследникам его, управляет же теперь сим имением Ермолай Савич Попов. – Моленная сия существует с 1809 года. Купец Гавриила Панин устроил оную при покупке сего дома, отдав половину оного на сие помещение. В 1827 году был наставником в оной моленной здешний мещанин Иван Кузьмин Прохоров, который по рапорту моему от 11-го марта 1827 года за № 170 на имя бывшего Гражданского Губернатора Г.<господина>.Тайного Советника Дюгамеля, за то, что противился молиться за Царя, мною был арестован и предан уголовному суду при здешнем Магистрате; моленная же, по предписанию оного же Г. Гражданского Губернатора от 14-го марта 1827 года, на имя мое, мною запечатана; в каковом положении и теперь находится. Наставник же Прохоров, сколько мне известно, из уважения к престарелым его летам, Уголовным судом освобожден за поручительством из-под ареста и живет теперь в сей же моленной, но ему строжайше подтверждено, чтобы он впредь, до разрешения, не занимался отправлением своих обрядов.

4-е. При большой каменной моленной находится богадельня, больница, сиротское отделение и школа, при постройке коих, по показанию попечителей, никаких планов даваемо не было. – 1813-го года августа 13-го дня здешнее общество раскольников составило между собою правила на управление сего заведения, которыми и руководствовались до 1827-го года, в каковом году бывший Гражданский Губернатор, Тайный Советник Дюгамель препроводил ко мне при предписании от 25-го февраля за № 941 список с правил31, составленных им и утвержденных предместником Вашего Превосходительства, для управления Богадельни, Больницы, Сиротского отделения и Школы Рижского общества Старообрядцев, каковой список в то же время для точного исполнения препровожден им же Г. Гражданским Губернатором к попечителям оной моленной. В сие заведение в прежние годы, и даже по новейшим правилам, принимались и позволено принимаеть всякого возраста и сословия людей. Большая каменная моленная имеет еще одну дачу под названием Гребенщикова дачи, из доходов коей частию содержится сия моленная. На владение сею дачею документов никаких не имеется, а по показанию попечителей, досталась оная ему по завещанию покойного здешнего 1-й гильдии купца Ивана Ларионова Хлебникова. – При сей даче крестьян никаких не имеется, а работы производятся частию убогими, призре<ваем>ыми моленными, а частию наемными работниками.

В моленной помещены наставников 2, учитель 1, певчих 18. В сиротском доме сего заведения находится теперь воспитанников мужеского пола 43, а женского 28. В богадельне призренных мужеского <пола> 74 и женского 170. В больнице мужеского <пола> 25, женского 48. Всего же в сей моленной помещено 409 человек, так что почти невозможно поместить более. – В прежние годы было также значительное число подкидышей, которые находятся теперь в числе воспитанников сей моленной, но оные, по вступлении моем в должность, почти совсем прекратились, должно полагать по той причине, что я строго подтвердил чиновникам полиции безослабно смотреть за тем, чтобы таковые дети, сходно с существующим узаконением, были тотчас крещены в православной церкви.

В так называемой новой моленной находится мужеского 15, а женского пола 10, всего 25 человек.

В моленной на С.Петербургском форштадте находится наставник 1, певчих 5, призре<ваем> ых мужеского пола 1, женского –10, всего 17-ть человек. Для сей моленной не дано никаких планов, ни правил на управление.

5-е. Какие предписания имеет Полиция насчет раскольников, имею честь представить у сего краткую ведомость.

 

< >

Полицмейстер, Кавалерии Подполковник

(Вакульский)

        № 3

Марта 29-го дня

      1830 года

ЛГИА,ф.1, оп.10, д. 136, лл.6-13.

 

***

Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, по приказанию господина Генерал-Адъютанта Бенкендорфа32, честь имеет сим уведомить Его Превосходительство Барона Матвея Ивановича33, что на всеподданнейшей записке об отношении его от 1-го истекшего апреля за № 29, с краткой запиской о раскольниках и мнением о средствах уменьшить число оных, Государь Император собственноручно изволил написать:

«Приказать Г.Палену наистрожайше смотреть, чтобы вновь не совращали, а тех, кои в сем обличены будут, предавать суду, отнюдь не отдавая на поруки. Малолетних, нищих и бродяг брать всех в кантонисты34. Вновь чинить моленных не дозволять, а велеть ныне же свидетельствовать, долго ли еще простоять могут, и донести».

 

Управляющий отделением (подпись)

       №1750

     5-го мая 1830.

Его Пр-ву Барону М.И.Палену

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, л.25.

 

***

Министерство Внутренних                Господину Рижскому военному, Лифляндскому,                                                                                 

По секретной части                           Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернтору                                         

    21 июня 1832 г.

        №132

 

Государь Император, по делу о рижских раскольниках и их заведениях, Высочайше повелеть соизволил.

1. Сообщить Вашему Превосходительству об учреждении надзора через Приказ Общественного Призрения35 и Градскую полицию за раскольническою богадельнею и больницею, дабы они находились в положении, соответственном подобным заведениям и сообразном с намерением их учреждения, и чтоб ни в той, ни в другой не было людей, способных трудами своими снискивать себе пропитание.

2. Вытребовать правила для управления тех раскольнических заведений, подписанные маркизом Паулуччи, и

3. Находящихся в оных раскольнических заведениях, равно и раскольнической школе в Риге, малолетних круглых сирот мужеска пола, как могущих остаться без призрения, принять на попечение Правительства и определить их в Рижский батальон военных кантонистов.

О таковом Высочайшем Его Императорского Величества повелении честь имею сообщить Вашему Превосходительству к надлежащему исполнению. Я покорнейше прошу вас, Милостивый Государь, почтить меня уведомлением о тех мерах, какие Ваше Превосходительство принять изволит, как в учреждении надзора через Приказ Общественного призрения и Градскую полицию за рижскою раскольническою богадельнею и больницею, так равно и в принятии на попечение Правительства и определении в рижский батальон военных кантонистов, находящихся в упомянутых раскольнических заведениях малолетних совершенных сирот, т.е. не имеющих ни родителей, ни ближних родственников, доставя с тем, вместе означенные, подписанные маркизом Паулуччи правила.

 

Министр Внутренних Дел, Статс-Секретарь36

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.103-104.

 

***

Министерство Внутренних                                       Дел Господину Рижскому Военному,

По секретной части                                                  Лифляндскому, Эстляндскому и

19 апреля 1833 года                                                Курляндскому Генерал-Губернатору

           №2

                                                                                                                                                                 

Государь Император, по рассмотрении дела о Правилах для управления Рижскими Раскольническими заведениями, Высочайше повелеть соизволил, чтобы по сему предмету я сообщил Вашему Превосходительству следующее:

1. Богадельню и больницу в Московском предместии в Риге наименовать Гребенщиковскими, так как дача, принадлежащая сим заведениям, называется Гризенберг или Гребенщикова37.

2. Составленные маркизом Паулуччи в 1827 году для сих заведений правила отобрать и уничтожить, а вместо них руководствоваться при сем прилагаемыми правилами.

3. Для исполнения 18 § сих правил Лифляндскому Приказу Общественного Призрения руководствоваться изданным в 1826 году положением об управлении больницам и богадельням ведомства Приказа Общественного Призрения.

4. Неослабно наблюдать в отношении раскольников Высочайше утвержденные правила, изложенные в циркулярном предписании Министерства Внутренних Дел, Начальникам губерний 29 мая 1820 года.

5. Наблюдать, чтобы в Гребенщиковской богадельне и больнице не было православных греко-российского исповедания, которых призревать и пользовать в других благотворительных заведениях.

6. Сиротское отделение при сих заведениях, в котором допускается, подобно Воспитательному Дому, прием незаконнорожденных детей, должно быть закрыто на основании Высочайшего повеления, изложенного в циркулярном предписании Министерства Внутренних Дел Начальникам губерний 18 июля 1828 года.

7. Находящихся ныне в сем заведении детей следует отдать родителям; тех же из них мужского пола, кои суть круглые сироты, сдать, на основании высочайшего повеления, в Рижский батальон военных кантонистов, а женского пола распределить в благонадежные места и благотворительные заведения по распоряжению Приказа Общественного Призрения.

О таковом, Высочайшем Его Императорского Величества повелении, имею честь сообщить Вашему Превосходительству для надлежащего исполнения в ответ на отношение ваше от 27 Августа минувшего 1832 года, № 641, и покорнейше прося вас, Милостивый Государь, уведомить меня о распоряжениях, какие вами сделаны будут к исполнению означенного Высочайшего повеления; нужным считаю присовокупить, что правила для управления Гребенщиковскими богадельнею и больницею, при сем препровождаемы, должны быть даны за подписью Вашего Превосходительства.

 

Министр Внутренних Дел,

Статс-Секретарь38 (подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.110-111.

***

Правила для богадельни и больницы Гребенщиковских


1. Богадельня и больница Гребенщиковския состоят в ведении Лифляндского Приказа Общественного Призрения.

2. Они, как заведены, так и содержатся, добровольными приношениями усердствующих делу благотворения, и потому состоят в отношении к Приказу Общественного призрения как заведения частные на основании Высочайших повелений, объявленных в указах Правительствующего Сената 12 сентября 1830 и 27 июня 1831 годов.

3. Для управления оными, обыватели, участвующие в деле благотворения, избирают из среды себя Попечителя и Эконома.

4. Выбор сей, смотря по обстоятельствам, возобновляется или ежегодно, или не далее как через три года.

5. Выбор Попечителя и Эконома производится не иначе как с ведома и разрешения Рижского Военного Губернатора и по его распоряжению; соблюдается в сем случае порядок и беспристрастие.

6. Избираются на каждое место по два кандидата, из коих одного Военный Губернатор утверждает, а другого имеет в виду для занятия должности в случае непредвиденного препятствия первому исполнять оную.

7. Призрением в богадельне пользуются престарелые и увечные.

8. Возраст престарелости считать для мужского пола 60, а женского 50 лет.

9. Моложе сих лет могут быть принимаемы в богадельню только увечные и разслабленные, имеющие нужду в призрении.

10. Не принимать в Богадельню таких людей, кои могут сами снискивать пропитание, и если таковые окажутся между принятыми, то увольнять тотчас из Богадельни.

11. В Богадельне и Больнице мужская половина должна быть совершенно отделена от женской.

12. Для присмотра за увечными и больными употреблять богаделенных, а по мере надобности дозволяется нанимать и здоровых, не моложе однако же 45 лет, полагая одного для 10 больных.

13. Попечитель ответствует за то, чтоб в доме богадельни и больницы не проживал никто без узаконенных письменных видов, и чтоб не было в оном допускаемо ничего противного законам и правилам Полиции.

14. Попечитель обязан о всех прибывающих в богадельню и больницу и выбывающих из оных и умерших, давать знать Полиции в тот же день, или не позже следующего дня по утру.

15. В начале каждого года Попечитель представляет Военному Губернатору и Приказу Общественного Призрения именной список призренных в богадельне с означением времени принятия, звания и возраста.

16. О прибывающих и выбывающих по богадельне и больнице Попечитель представляет Военному Губернатору и Приказу Общественного Призрения записи ежемесячно.

17. Попечитель обязан представлять Приказу Общественного Призрения годовой отчет о состоянии заведений, с показанием капиталов оных, прихода и расхода сумм по содержанию заведений и числа призренных людей.

18. Лифляндский Приказ Общественного Призрения, применяясь к правилам благотворительных заведений, состоящих в ведении Приказа, надзирает, дабы в богадельне и больнице не было допускаемо ничего противного порядку, здоровью, нравственности, опрятности и доброму хозяйству.

ЛГИА, ф.1, оп.10, д. 136, лл.112-114.

 

 

Его Превосходительству Господину Рижскому

Военному Губернатору, Генерал-Лейтенанту,

Сенатору Дерптского учебного округа,

Попечителю и разных орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

От Попечителей больницы Рижского старообрядческого

Общества

 

Рижский Полицмейстер, Кавалерии Господин Подполковник и Кавалер Вакульский 2-й объявил нам изданные вновь по Высочайшему Повелению правила для управления богадельнею и больницею нашего общества. Принимая с душевною благодарностию все то, что правительству угодно было вновь учредить, мы не престанем воссылать Всевышнему горячие наши молитвы для сохранения здравия нашего Великодушного и Милосердного Монарха, который удостоил нас Высочайшим своим вниманием. Уповая всегда на Высочайшую Его милость, мы осмеливаемся прибегнуть к Вашему Превосходительству с нижеследующую просьбою: в правилах нам сообщенных, между прочим приказано богадельне и больнице нашего общества именоваться впредь Гребенщиковскою. А как еще до покойного Гребенщикова39 заведение сие уже было устроено и существовало всегда добровольными приношениями разных лиц, то дабы между оным не произошло распри, могущей быть вредною для сего Богоугодного заведения, мы осмеливаемся просить всепокорнейше милостивого ходатайства Вашего Превосходительства, дабы дозволено было вышеупомянутому заведению именоваться Успенскою Старообрядческою Богадельнею и Больницею, во имя коей устроена Моленна при оной находящаяся. Ожидая благосклонного разрешения Вашего Превосходительства на сию нашу просьбу, мы, в заключение имеем честь донести, что в исполнение 3 и 6 §§ вновь изданных правил, мы избрали из среды своей кандидатов в Попечители и Экономы, для каждой должности на годичный срок по два, а именно: в Попечители для управления больницею и богадельнею купцов Ермолая Попова и Евдокима Безпалова, а в Экономы купцов Меркулия Наумова и Григория Зубакина. Рига, мая 20-го дня 1833 года. Больница.

 

Попечители Рижского Старообрядческого убогого заведения

Ермолай Попов

Евдоким Безпалов

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, л.119.

 

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству Господину Рижскому Военному,

Лифляндскому, Эстляндскому, и Курляндскому Генерал-

Губернатору, Генерал-Лейтенанту, Сенатору Дерптского

Учебного Округа, Попечителю и разных орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Содержание почтеннейшего предписания Вашего Высокопревосходительства от 27-го минувшего Апреля за № 165 по предмету устройства Гребенщиковской Богадельни объявлено мною было Рижскому Полицмейстеру к должному с его стороны исполнению, касающихся до градской полиции пунктов.

Во исполнение сего, Подполковник Вакульский доносит мне ныне, что он истребовал от бывших доселе Попечителей Старообрядческой Богадельни и Больницы правила, изданные в 1827 году бывшим Рижским Военным губернатором Маркизом Паулуччи. Попечители с искреннею благодарностью приняли изданные вновь для управления вышеупомянутым заведением правила, и в исполнение 3 и 6 § сих правил, они уже избрали из среды своей кандидатов в Попечители и Экономы, для каждой должности, на один год, по два, и имянно: в попечители для управления Больницею и Богадельнею купцов Ермолая Попова и Евдокима Безпалова, в Экономы купцов Меркулия Наумова и Григория Зубакина.

При чем, бывшие попечители, чрез Полицмейстера убедительно просят, чтобы заведение Старообрядческого общества именовалось не Гребенщиковским, а Успенскою Старообрядческою Богадельнею и Больницею, во имя которой устроена моленна при оной находящаяся, ибо заведение сие существовало до покойного Гребенщикова, и содержалось всегда добровольными приношениями разных лиц, а потому нынешние попечители опасаются, что наименование сего заведения Гребенщиковым может подать повод к распрям между Обществом Старообрядцев, и тогда Богоугодное заведение сие лишится подаяний, коими оно единственно содержится.

Донося о сем Вашему Высокопревосходительству, имею честь представить при сем старые правила Старообрядческой Богадельни и Больницы с присовокуплением, что по утверждении Вами нового Попечителя и Эконома, я не оставлю выдать новому в надлежащее руководство Экземпляр новых правил, и в след за тем все нужные распоряжения насчет приема означенных благотворительных заведений в ведение Лифляндского Приказа Общественного Призрения сделаны мною будут по приказу.

Гражданский губернатор Е. фон Фелькерзам40

 

      Рига

Мая 25 дня 1833 г.

     № 118

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, л.120.

 

***

Министерство Внутренних Дел                                     Господину Рижскому  Военному,

    По секретной части                             Лифляндскому,  Эстляндскому и Курдяндскому

                                                                                                                 

     9 июня 1833 г.                                                                            Генерал-губурнатору  

          № 5

По рассмотрении отношения Вашего Превосходительства от 28 истекшего мая, № 235, и приложенного при оном прошения к вам попечителей больницы и богадельни Рижского Старообрядческого общества, об именовании сих заведений Успенскою Старообрядческою богадельнею и больницею, а не Гребенщиковскими, поелику оные были устроены еще до покойного Гребенщикова и содержались добровольным приношением разных лиц, имею честь уведомить вас, Милостивый Государь, что как наименование упомянутых заведений Гребенщиковским последовало по Высочайшему Его Императорского Величества повелении, и что как цель правительства есть не допускать никаких знаков существования Старообрядческого общества, то заведения должны носить наименование Гребенщиковских, тем более, что наименование сие дано по мызе Гребенщиковой, доходы с коей обращаются на содержание заведений, а не в память Гребенщикова.

Усматривая же из возвращаемого при сем к Вашему Превосходительству по принадлежности прошения попечителей больницы Рижского Старообрядческого общества, что правила для управления Гребенщиковскими больницею и богадельнею объявлены им как изданные по Высочайшему повелению, нужным считаю сообщить вам, Милостивый Государь, что таковое распоряжение не сообразно с целью Правительства, изъясненного в отношении моем к вам от 19 апреля текущего года, № 2, и что все распоряжения по означенным заведениям должны исходить от вашего имени, равно как и отзыв по настоящему случаю об именовании сих заведений Гребенщиковскими.

 

Министр Внутренних Дел, Статс-Секретарь (подпись) (см.36)

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.123-124.

 

***

Рижскому Полицмейстеру,

Господину, Кавалерии Подполковнику

и Кавалеру Вакульскому

 

от рижского 2-й гильдии купца

Евдокима Кириллова Безпалова

 

Прошение

Так как я уже обратился с моею просьбою к здешнему Духовному Начальству о присоединении меня к православной церкви, то и не могу более занимать место Попечителя раскольничей Гребенщиковской богадельни и больницы. А потому покорнейше прошу Ваше Высокоблагородие войти с представлением Вашим куда следует об увольнении меня вовсе с вышеупомянутой должности.

 

Рига, 29 августа 1833

Евдоким Безпалов

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.260, л.2.

 

***

Секретно


Его Высокопревосходительству Господину Рижскому

Военному, Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому Генерал-Губернатору, Генерал-

Лейтенанту, Сенатору, Дерптского Учебного округа

Попечителю и разных орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Ваше Высокопревосходительство еще от 27-го августа прошлого года за № 2262 позволили предписать мне принять существующие здесь раскольнические богадельни и больницы в ведение Лифляндского Приказа Общественного Призрения.

В дополнение к сему, Ваше Высокопревосходительство 27-го апреля за № 165 изволили препроводить ко мне правила для управления сею Больницею и Богадельнею, названных Гребенщековскими, и подтвердить, чтобы заведения сии взяты были под присмотр Приказа Общественного Призрения и градской Полиции. На сей конец, Ваше превосходительство изволили имянно поручить мне пригласить Общество раскольников к выбору одного Попечителя и Эконома.

Тотчас по получении почтеннейших предписаний Вашего Высокопревосходительства, я сделал надлежащие распоряжения к приведению оных в исполнение. Избраны были Попечителем, сперва купец Безпалов, а потом купеческий сын Ермолай Попов, и Эконом купец Наумов. По воспоследовании на сии утверждения Вашего Превосходительства я предписываю Рижскому Полицмейстеру объявить об оном Рижскому Старообрядческому обществу, купцу Безпалову, Попову и Наумову, и ввести Попова в должность Попечителя над Гребенщиковскою Больницею и Богадельнею.

Ныне Полицмейстер доносит мне, что по получении сего предписания, он приказал купеческому сыну Попову принять должность от купца Безпалова. Но Попов отвечал ему, что будучи очень занят собственными своими торговыми делами и по множеству дел по управлению Гребенщиковскую Больницею и Богадельнею, он не может принять на себя сию должность, тем более, что существовавший доселе Совет из 7 человек состоящий, уничтожен и вся ответственность возложена только на два лица, т.е. Попечителя и Эконома, которые не только что не в состоянии выполнить возложенную на них обязанность, но и должны при рассмотрении оной расстроить от потери времени собственные свои дела; наконец, Попов объявил ему, Г.Полицмейстеру, что все сии затруднения он изложит в прошении, которое намерен подать ему для доставления вышнему Начальству. Вместо того Попов обратился с просьбою своею лично к Вашему Высокопревосходительству и между прочим представил Вам, что он не может принять на себя должность Попечителя, потому что он избран в сию должность только существовашим при больнице советом, а не целым обществом, и потому может быть, что сие последнее не будет иметь к нему потребной доверенности. Вашему Высокопревосходительству угодно было приказать вследствие сего ему, Полицмейстеру, для устранения сей Поповым объявленной причины, собрать здешнее раскольничье общество и объявить оному, как новый порядок, который должен быть введен по управлению Гребенщиковской Богадельнею, так и предложить оному сделать из среды своей установленный выбор Попечителя и Эконома, и сверх сего по одному кандидату на каждое из сих мест. – Таковым разрешением Вашего Высокопревосходительства Попов был первоначально весьма доволен, а потому он, Полицмейстер, и приказал ему и Эконому Меркулию Наумову, как членам существовавшего прежде Совета, собрать их общество и уведомить Полицмейстера о времени, когда сие собрание имеет воспоследовать, дабы он мог лично объявить Обществу о новом порядке, который имеет быть введен по управлению Гребенщиковскою Богадельнею.

По истечении значительного времени, видя, что предположенное собрание Общества не исполняется, Полицмейстер неоднократно понуждал как Попова, так и Эконома Наумова, к исполнению приказаний вышнего Начальства, но они под разными ничтожными предлогами от сего отклонялись, говоря, что они не вправе общество собрать, не знают, как общество собрать и, наконец, что, хотя они и сделают позыв, но они уверены, что их не послушают и тому подобное; а потому 1-го ноября сего месяца Полицмейстер вынужденным нашелся, видя ничтожные отговорки Попова и Наумова, приказать им, чтобы они непременно 3 числа пополудни, в 5-ть часов, собрали Общество, тем самым порядком, каковой существовал тогда, когда уничтоженный Совет созывал оное. – Вместо исполнения сего приказания, Попечитель Попов и Эконом Наумов явились к нему Полицмейстеру опять 4 числа по утру с объявлением, что они слышали под рукою, что на их позыв никто не соберется. Полицмейстер на сие решительно им отвечал, что в последний раз дает им приказание непременно собрать общество 7 числа после полудня в 5 часов, и что он в сие назначенное время прибудет к ним в Богадельню, где обыкновенно общество собирается, и что он не может более принять от них никаких отговорок, и что если они сие приказание его не выполнят, то он вынужден будет представить их как ослушных вышнему Начальству. 7 числа пополудни в 5 часов, Полицмейстер прибыл в Гребенщиковскую богадельню с Помощником его 8-го класса Радецким и к величайшему удивлению его не только что не нашел собранного Общества, но даже ни Попечителя Попова, ни Эконома Наумова. Таковое неповиновение и неуважение к нему, Полицмейстер в тоже время доносил мне словесно, и по приказанию моему, на другой день, представил ко мне лично Попова и Наумова. А когда Попов и Наумов и предо мною к оправданию своего неповиновения ссылались на поощрение к сему некоторых из членов уничтоженного Совета, то я приказал Полицмейстеру допросить их по сему предмету в присутствии Рижской Управы Благочиния. – Попов и Наумов, будучи допрашиваемы 9 числа Полицмейстером в присутствии Управы Благочиния, решительно объявили, что они не могут исполнять приказаний Начальства, ибо они таковые принимают только от своего общества, которое в противном случае их уничтожит и разорит со всем их семейством, и что по сей причине они не смеют собрать общества. Полицмейстер заметил им, что в ответах их нет смыслу, ибо они, как говорят сами, опасаются сделать что-либо противное желанию общества, между тем, как от нового устройства богадельни зависит благо онаго; общество же, не быв созвано, не может знать противозаконных поступков, которые его именем происходят. – На сие Попов и Наумов отвечали, что Правительство может делать с ними что оному угодно, но они не могут и не будут действовать иначе, ибо они получили на сие приказание от членов бывшего Совета и именно: Василия и Ефрема Шелухина, Зубакина, Яшкина и Желтова, и что вообще Общество выбрало их семерых, а не двух, На сие Полицмейстер им заметил, что им небезызвестно, что Василию Шелухину и Зубакину в присутствии Лифляндского Губернского Правления объявлено, что существовавший Совет уничтожен, следовательно, оный и в Управление Богадельнею входить не имеет. – В ответ на сие, Попов и Наумов остались при своем утверждении, что они не смеют и не будут иначе действовать, как только с согласия их старого Совета; в особенности Наумов, почти со слезами просил пощадить его, ибо Василий и Ефрем Шелухины и Зубакин, его с детьми и с домом разорят и уничтожат.

Из сих действий и ответов Попова и Наумова, Ваше Высокопревосходительство усмотреть изволите, что уничтоженный Совет, бывший при Гребенщиковской богадельне, есть главная препона к приведению в исполнение воли Правительства, и что Шелухины и Зубакин, как закоснелые раскольники, преимущественно противятся введению нового и лучшего порядка, ибо, как видно, опасаются потерять власть свою над простым народом, которую по сие время наслаждались.

Доводя все сие до сведения Вашего Высокопревосходительства, покорнейше прошу как о подвержении Попова и Наумова за ослушание их должному наказанию, так и о снабжении меня предписанием, какие меры я имею предприянть к исполнению предписаний Вашего Высокопревосходительства насчет заведения лучшего порядка в раскольничей Гребенщиковской больнице, и учреждения за сим заведением присмотра как Приказа Общественного Призрения, так и Полиции, ибо утвержденный вами в должности попечителя купеческий сын Попов, как и видно из его действий, не только что сам не намерен принять на себя сию должность, но даже и возмутил Эконома Наумова до такой степени, что и сей последний отказывается от принятой уже им должности, купец же Безпалов, как известно Вашему Высокопревосходительству, дабы уклониться от притеснений закоснелых раскольников, решился присоединиться к православной церкви.

 

Гражданский Губернатор Е. фон Фельекрзам

          Рига

Ноября 29 дня 1833 года

        № 360

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.126-130.

 

***

 

Секретно

 

Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-

Губернатору, Господину Генерал-Лейтенанту,

Сенатору и разных орденов Кавалеру

Барону фон дер Палену

 

 

Рижского Полицмейстера

Кавалерии Полковника Вакульского

Рапорт

 

Секретным предписанием от 20-го сего февраля месяца за № 167 Ваше Превосходительство вменил мне в обязанность объявить, между прочим, при собрании назначенным того же числа, для окончательного выбора попечителей для управления Гребенщиковской богадельнею и больницею и, в особенности, подписавшимся на листе, состоявшемся в собрании 19-го Генваря, чтобы под опасением строжайшего по законам наказания, они не осмеливались впредь входить к Начальству с просьбами, которые столь неосновательны как та, которую подали Вашему Превосходительству от имени Старообрядческого общества Григорий Зубакин и Осип Принцов, и чтобы того же числа был решительно окончен выбор попечителей, на коих возлагается введение новых правил по управлению Гребенщиковскою богадельнею.

Прибыв того же 20-го числа пополудни, в 5-ть часов, с Помощником моим 8-го класса Радецким, в Гребенщиковскую богадельню, я нашел там собранных раскольников и между ими некоторых из тех, кои подписались на листе, состоявшемся в их собрании 19-го Генваря. Прочитав им гласно резолюцию Вашего Превосходительства на поданное Вам, Зубакиным и Принцовым прошение от имени старообрядческого общества, я требовал, чтобы они тотчас приступили к выбору попечителей для введения новых правил, изданных Вашим Превосходительством на управление Гребенщиковскою Богадельнею, вследствие чего, присутствовавшими и выбраны на сей 1834 год в должность Попечителя купеческий сын Ермолай Попов, а в должность Эконома купец Меркулий Наумов, и чем почтеннейше донося Вашему Превосходительству, я покорнейше прошу удостоить меня предписанием Вашим о утверждении сих лиц в сей должности, дабы наконец я мог при их помощи ввести по управлению Гребенщиковскою богадельнею порядок, предписанный вновь изданными правилами.

 

Полицмейстер, Кавалерии Полковник Вакульский

        №12

Февраля 24-го дня

   1834-го года

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.138-139.

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генерал-Лейтенанту, Сенатору, Дерптского Учебного

Округа Попечителю и разных орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

 

Предписанием Вашего Высокопревосходительства от 27-го августа 1832 года за № 2262-м, по основании Высочайшей Его Императорского Величества воли, поручено сим было между прочим: чтобы состоящий под председательством моим Лифляндский Приказ Общественного Призрения принял под особенный присмотр и наблюдение свое, находящиеся в Риге раскольнические богадельню и больницу, с тем, дабы оные находились в положении соответственном подобным заведениям и сообразно с намерением их учреждения, и чтобы ни в той, ни в другой, не было людей способных трудами своими снискивать себе пропитание; и вследствие сего, пригласив к себе старшин оного общества раскольников, объявить им выше прочитанную Высочайшую волю, присовокупив к тому, что с того времени оные заведения будут состоять непосредственно под присмотром и наблюдением Лифляндского Приказа Общественного Призрения, и что в обязанность Управления Общества раскольников вменяется не только доставлять Приказу ежегодные свои отчеты, но и приводить в должное исполнение предписания и наставления оного; а в таковом предписании Вашего Высокопревосходительства от 27-го апреля 1833 года за № 165-м объялена мне равномерно Высочайшая Воля Государя Императора, чтобы:

1. Богадельню и больницу в Московском предместии в Риге наименовать Гребенщиковскими, так как дача, принадлежащая сим заведениям, называется Гризенберг или Гребенщикова.

2. Составленные Маркизом Паулуччи в 1827 году для их заведений правила, отобрать и уничтожить, а вместо них руководствоваться при том прилагаемымми правилами.

3. Для исполнения 18 § сих правил Лифляндскому Приказу Общественного Призрения руководствоваться изданными в 1826 году положениями об управлении больницами и богадельнями ведомства Приказов Общественного Призрения.

4. Неослабно наблюдать в отношении раскольников Высочайше утвержденные правила, изложенные в циркулярном предписании Министерства внутренних дел Начальником губерний 29 мая 1820 года.

5. Наблюдать, чтобы в Гребенщиковских богадельне и больнице не было православных греко-российского исповедания, которых призревать и пользовать в других благотворительных заведениях.

6. Сиротское отделение при сих заведениях, в котором допускается подобно воспитательному дому прием незаконнорожденных детей, должно быть закрыто на основании Высочайшего повеления, изложенного в циркулярном предписании Министерства внутренних дел Начальником Губерний 18 июля 1828 года.

7. Находящихся ныне в сем заведении детей следует отдать родителям, тех же из них мужеского пола, кои суть круглые сироты, сдать на основании Высочайшего повеления в рижский полубатальон военных кантонистов, а женского пола распределить в благонадежные места и благотворительные заведения по распоряжению Приказа Общественного Призрения.

К исполнению таковой Высочайшей воли, учинив надлежащие распоряжения, предложив Приказу общественного призрения и сообщив оную к равномерному исполнению и наблюдению рижскому Полицмейстеру, по выводе из заведений людей православного исповедания, равно по сдаче открытых по сему заведению круглых сирот в рижский полубатальон военных кантонистов, предстояло только принять реченные заведения в ведомство и наблюдение Лифляндского Приказа Общественного Призрения. Но, как от упорства и неповиновения рижского общества раскольников, выбор назначенных вновь изданными правилами Попечителя и Эконома, под разными предлогами и уклонениями онаго общества, о коих я имел честь докладывать Вашему Высокопревосходительству, и именно 7 сентября 1833 года за № 252 и 25 ноября 1833 года за №№ 9404 и 360, продлима до начала сего года, ибо оное сперва выбрало в попечители купца Безпалова, а когда сей переходом в православную веру удалился от оного общества, то по многим настояниям наконец избрало купеческого сына Попова, а в Экономы Купца Наумова. Но и сии, всячески старались под различыми извинениями отлагаться от сего выбора пока, наконец, по представлению Г.Полицмейстера, Ваше Высокопревосходительство утвердить соизволили тех заведений попечителей купеческого сына Ермолая Попова, а Экономом рижского купца Меркулия Наумова. Я тогдаж, и по получении о сем утверждении рапорта Полицмейстера, сходно объявленному мне Вашим Высокопревосходительством, в снисхождении на просьбу Попечителя и Эконома, изустному повелелению, чтобы сдачу вышепоименованных заведений в ведомство Приказа Общественного Призрения отложить до окончания предстоявших праздников Св.Пасхи 11 апреля сего года, с объявлением оной Г. рижскому Полицмейстеру, поручив ему по окончании сих Праздников, без всякого отлагательства, побудить сих утвержденных Попечителя и Эконома к сдаче заведений в заведывание Приказа.

На что, однако, Г.Полицмейстер рапортом от 15-го сего Мая донес мне, что он неоднократно побуждал Попечителя и Эконома Гребенщиковской богадельни к сдаче сего заведения, согласно Высочайшей воле, в ведение Приказа Общественного Призрения, но, видя, что понуждения его оставались по сие время тщетными, наконец, 15-го мая потребовал Попечителя Попова и Эконома Наумова в присутствие Рижской Управы Благочиния и настоятельно требовал исполнения вышеупомянутой передачи, на что оба сии лица единогласно и решительно объявили, что Общество их выбрало только для надзора за больными и убогими, по что они не находят себя вправе передать им вверенное заведение в надзор Приказа Общественного Призрения, потому что заведение Гребенщиковское уже более 70 лет содержится добровольными подаяниями Общества, которое должно получить письменно повеление передать сие заведение в ведение Приказа, равно и им должно дать письменное повеление к исполнению сего определения Общества, без чего они никак не согласны действовать, и что, наконец, они просили дать им с сего моего последнего предложения копию.

Представляя о таковом, избранных и утвержденных Попечителя и Эконома рижского раскольничьего общества, ослушании начальственных предписаний, через что останавливается исполнение Высочайшей воли на начальственное благорассуждение Вашего Высокопревосходительства и всепокорнейшего доноса при том, что окончательное исполнение Высочайшей воли по сему предмету задерживается лишь помянутыми неблагонамеренными проволочками тех попечителей. Я буду иметь честь в разрешение сего последнего рапорта рижского Г.Полицмейстера ожидать Вашего предписания.

 

Гражданский губернатор Е. фон Фелькерзам

            Рига

Мая 22-го дня 1834 года

            № 87

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.141-144.

 

***

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генерал- Лейтенанту, Сенатору, Дерптского

Учебного округа Попечителю и

разных орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

По Высочайшему Его Императорского Величества повелению, объявленному мне Вашим Высокопревосходительством в предписании от 27 августа 1832 года за №2262, существующие в Риге раскольнические Богадельня и Больница, должны быть подвергнуты надзору Лифляндского Приказа Общественного Призрения и Градской полиции, дабы они находились в положении, соответствующем подобным заведениям и сообразном с намерением их учреждения.

Сообразно сей Высочайшей воле, и в силу предписания Вашего Высокопревосходительства от 24-го марта 1833 года за № 81, взяты из означенных заведений, призревавшиеся в них круглые сироты и сданы в кантонисты; но самыя заведения не могли еще поднесь быть подчинены Приказу Общественного Призрения, по уклонности избранных здешними раскольниками попечителей, представить ясные и подробные о них сведения, как то Ваше Высокопревосходительство изволите быть известны из прежних донесений моих по сему предмету.

Дабы, наконец, исполнить Высочайшую волю, я препроводил к Рижскому Полицмейстеру, для вручения Попечителю, означенных заведений, Попову и Эконому Наумову, в руководство по управлению оными, составленные в Лифляндском Приказе Общественного Призрения инструкции и три шнуровые книги, по которым Приказ мог бы всегда иметь точное сведение о положении сих заведений. Но и ныне, Рижский Полицмейстер донес мне, что Попов и Наумов, как обыкновенно, и в сем случае оказали неповиновение к Начальству, ибо будучи призваны им в присутствие Управы Благочиния, они не только что отказались принять инструкцию и книги мною присланныя, но и торжественно объявили, что не будут исполнять распоряжений здешнего Начальства, касающихся Гребенщиковской больницы и Богадельни, потому что здешнее общество, коим они избраны в занимаемые ими теперь должности, подало в Правительствующий Сенат41 жалобу на здешнее местное Начальство, и покуда не получат на сию жалобу решения, они не могут принимать никаких приказаний от здешнего Начальства. Полицмейстер, донося мне о таковом отзыве Попова и Наумова, присовокупляет, что по совершенному и беспрерывному неповиновению сих двух лиц, он не находит более возможности исполнить окончательно Высочайшую волю, ибо когда даже последует решение Правительствующего Сената, то с достоверностью полагать можно, что раскольники найдут новые средства препятствовать действиям здешнего местного Начальства, и сколько он из тайных и взаимных сношений их заметить мог, препятствие сие преимущественно будет состоять в том, что они прекратят добровольные приношения, коими почти содержится все Гребенщиковское заведение; совершенно откажутся от Управления оным, и тем самым до 400 человек, помещенных в сем заведении, на первый случай могут остаться без дневного пропитания.

Для предупреждения такового заметательства и, дабы отнять наконец от закоснелых богатых раскольников способ противиться распоряжениям Начальства и иметь вредное влияние на простой народ, Полицмейстер находит единственным средством:

1. Принять Гребенщиковское заведение в полное и нераздельное Управление Лифляндского Приказа Общественного Призрения.

2. Для надзора за порядком определить смотрителя от короны с надлежащим числом прислуги.

3. Так как предвидеть можно, что добровольные приношения на содержание сего заведения или совершенно прекратятся, или будут весьма малозначительны, здешние же раскольники в продолжение более 70 лет всегда имели таковое заведение преимущественно для их секты, то, взяв в соображение, ежегодные расходы сего заведения в продолжении 10 лет, обязать всякого раскольника (в особенности, имеющих постоянный промысел) взносить ежегодно, при уплате Казенных податей, потребную сумму для содержания больницы и убогого дома их секты, а так как по спискам в конце прошлого 1833 года находилось в Риге раскольников мужескаго пола 3539 и женского 6010 всего 9549 душ, то подать сия на содержание означенного числа призреваемых не может быть тягостною, в особенности, если к оной присовокуплены будут доходы от мызы сему Заведению принадлежащей, таковые же из кружки моленной, и наконец добровольные приношения, которые впоследствии времени без сомнения будут поступать. - Сими мерами полагаю будет наконец введен порядок и устройство в заведении Гребенщиковском, которое по сие время, хотя и именовалось больницею и убогим домом, но по неопрятности своей и неправильному управлению подавало только незначительное пособие страждущему человечеству, ибо богатые раскольники, которые (как они выражаются, жертвуют на бедных), имея по сему поводу решительное влияние на управление сим заведением, помещали в оное большею частью только тех людей мужеского пола, которых упортребляли в свою пользу, а женщин, коих мужья занимались работою на их фабриках.

Я, с моей стороны, признаю сие предположение Полицмейстера тем более правильным, что вообще Общество обязано содержать своих бедных, и уверен впрочем, что когда раскольники увидят, что не достигли упорством цели и Правительство, нисколько не касаясь обрядов их веры, взяло в присмотр их заведение для собственной их пользы, то еще больше будет добровольных приношений на содержание оного, так что со временем можно будет прекратить вовсе особенный сбор с них.

Представляя все сие в Начальничье благорассмотрение Вашего Высокопревосходительства, я буду иметь честь ожидать о последующем назначении Вашем, предписанию.

 

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

 

          Рига

Августа 27-го дня 1834

        № 121

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, лл.146-148.

 

***

Секретно

 

Лифляндского Гражданского                                               Рижскому Полицмейстеру,

Губернатора Канцелярия                                                Господину Армии Полковнику и

           Рига                                                                                              Кавалеру Языкову

Декабря 24 дня 1840 года

            № 1610

 

По Высочайшему повелению о запрещении

колокольного звона в раскольнических часовнях

 

Государь Император в 21 день минувшего ноября Высочайше повелеть соизволил Господину Управляющему Министерства Внутренних Дел: сообщить секретно начальникам губерний, чтобы они на основании 58-й статьи Устава о предупреждении и пресечении преступлений, Свода Законов Тома XIV имели наблюдение за неупотреблением раскольниками колокольного звона, не предпринимая по сему предмету нарочных по губерниям розысканий, но только в случае, когда они сами то усмотрят или получат достоверное о том донесение, - делали распоряжения о снятии колоколов и передаче их в православные и единоверческие церкви, по усмотрению Епархиального Начальства; или же, по местным обстоятельствам, они предусматривать будут затруднение во исполнение сей меры, или найдут нужным употребить в сем случае особенную предосторожность, но представляли бы о сем предварительно Министерству Внутренних Дел.

О таковом Высочайщем Его Императорского Величества повелении, объявленном в секретном циркулярном предписании Г.Управляющего Министерством Внутренних Дел от 7 сего декабря за № 6644, честь имею Ваше Высокоблагородие уведомить для надлежащего со стороны Вашей по оному исполнения; прошу о получении сего предписания меня уведомить.

 

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

 

ЛГИА, ф.51, оп.1, д.399, л.1.

 

***

Исторический обзор раскола в Лифляндии42

 

Время первого появления раскольников в пределах Лифляндии, по недостатку достоверных сведений, не может быть определено с точностью. Тем не менее, ежели признать правильным мнение, что Польские и Курляндские раскольники ведут свое начало от древних Стригольников43, которые скрываясь от преследований Великого Князя Иоанна Васильевича, из Новгорода и Пскова бежали в Польшу и Швецию, и поселились частию в Курляндии, то их появление в урочищах, образовавших Остзейский край, надлежит отнести к концу XV столетия и началу XVI столетий. Во всяком случае достоверно, что в конце XVII века, в местах близких к Нарве, по сю сторону реки и до самого Полоцка, жили во множестве раскольники, что они вели переписку с Россиею, и что их связи с Новгородом были особенно тесны. Грамота Новгородцев 1 Июля 1692 года писанная, удостоверяя в благости этих сношений, содержит в себе с сим вместе некоторые указания на ход раскола в Остзейских губерниях: «Послан был от нас за Свейский рубеж, по духу брат наш, тояже Церкви духовный человек, крестецкого яму Федосей Васильев с товарищи, по известным грамоткам зарубежных учителей, яко Иван Коломенский похваляет Российския церкви и людям советует от Церкви не отходить и причастия не удалятися». По сим то грамоткам, разносся между новгородцами слух, что Польские и Курляндские раскольники, вытесненные из России и скрывавшиеся за пределами Отечества, начинают колебаться в религиозных убеждениях своих и помышляют о переходе в Унию или воссоединении с Православною Церковию. Тогда прибыл в Нарву новгородский учитель Федосей Васильев. Подавив возникавшее Православие, он успел вновь утвердить дух ереси между ними и подчинить своему произволу все верования этого края, по выражению Протоиерея Иоаннова, «народ поколебал и развратил». Позднее, а именно в 1706 и 1707 годах, Федосей, отвергая некоторые мнения Поморян44, от которых он был послан в Нарву, вступил с ними в гласный раздор, образовал отдельное согласие по его имени названное и, вероятно, увлек в то же время за собою раскольников Шведских45, еще прежде подпавших его влиянию. От этих то бродяг ведут конечно свое начало теперешние раскольники Рижские, которые все почти принадлежат к Федосеевскому толку. Таким образом вкрадывался раскол в места сопредельные с Лифляндиею, укореняясь и уксиливаясь с каждым годом и приближаясь, следовательно, к самой Риге. Наконец, в 1760, 1762 и 1763 годах раскольникам было разрешено возвратиться в Отечество и преследования против их заблуждений до поры прекращены. В это время Рига, близкая к месту их бегства, конечно, привлекала их к себе в множестве и по выгодам местных условий своих и по приближенности к Курляндии, куда они вновь могли укрыться при первой неблагоприятной для них минуте. Более определительные известия о них встречаются в делах Канцелярии Генерал-Губернатора и присутственных мест, гораздо поздние. Магистрат принимал их первоначально без удовлетворительных документов, и на них не было обращаемо внимание как на людей, долженствующих подпасть ближайшему наблюдению местных властей. В 1811 году Губернское Правление в первый раз подумало о необходимости дознать их число. В 1812 г. Гражданский Губернатор находил полезным иметь об них донесения от Полиции два раза в год, но его настояния были безуспешны. В 1817 году составлены первые о них списки: в это время раскольников Федосеевской секты 2112 душ обоего пола, в 1826 г. – 5425 душ, в 1830 г. – 7905 душ, а в настоящее время около 9000 душ, кроме тех, которые для заработка удаляются в уезды Лифляндии <> .

 

Причины усиления раскола в Риге и распоряжения местного Начальства

Причины усиления раскола в Риге с особенною отчетливостью изложены в записке Генералом Головиным46 к Министру Внутренних Дел, препровожденной 15 Мая 1849 г. №91, и здесь остается повторить их в коротких словах. Признавая со своей стороны, что раскол в Риге поддерживается не религиозным фанатизмом, а гражданским развратом, Генерал Головин причину такого огрубения раскола полагает в отсутствии двух внешних побуждений: 1) уважение к общественному мнению и суду, а равно, 2) боязнь вызвать против себя меры строгости со стороны Правительства. Действительно, в среде народа православного, раскольники чувствуют над собою тяготение общественного мнения, осуждающего их, как отступников от Церковного единства. В Риге же, наоборот, немецкое население города, состоящее в главе администрации и торговли, и управляющее общественным мнением, не только одинаково равнодушно к православным и раскольникам, но имеет даже какую-то особенную благосклонность к последним, как к стороне подавленной. Под влиянием этого немецкого равнодушия к расколу, основанного кроме посторонних причин, на грубом незнании прошедшей судьбы нашей Церкви, совершались все распоряжения местного Начальства и происходили действия самоих Чиновников. На этом основании раскольники Рижские не только пользовались всеми правами, предоставленными русским вообще, но долго находили в Риге предпочтительно покровительтство; они по собственному произволу управляли заведениями им принадлежащими, посылали о них отчеты, имели свое сиротское отделение, школу, где воспитывались и православные, при ней учителя своей секты, их часовни назывались в официальных актах Церквами, наставники духовенством, наложницы и прижитые от них дети – женами и законными детьми. Одним словом им была придана какая-то особая организация, как законом признанному Обществу. В 1830 г. приняты Правительством некоторые меры к устройству общественного быта раскольников. В этом, и последующих годах ,их школа была уничтожена, печатание отчетов прекращено, одна моленная обращена в Единоверческую церковь. Но эти меры не были достаточны и не могли изменить ни протестантского взгляда Барона Палена на раскол, ни немецкого направления Магистрата и низших представителей власти. Прежняя односторонность не только не изгладилась, но даже укоренялась более и более. Приведем на память, что купцы Долбежев, Анисимов и Шелухин, принадлежавшие Церкви, перешли в раскол, что они и дети их именуются в официальных актах раскольниками, что переписка о них прекращена в то время, когда она требовала распоряжений твердых, что Высочайшее повеление о подчинении Гребенщиковской богадельни Приказу с 1833 г. остается до сего времени в исполнении, что раскольнику Фоме Никитину в недавнее даже время разрешено учредить в доме своем богадельню, что раскольничьи наставники, и даже певчие, не только терпимы, но гласно признаны, и теперь еще записаны таковыми в книгах Полиции. В 1846 лишь году, а именно постановлением о недопущении раскольников в местное гражданство и дополнительным к оному правилами, вследствие переписки Генерала Головина определившимися, положены совершенно прочные начала и к обузданию разврата раскольников и к искоренению самой ереси. Остается наблюсти только, чтобы эти правила были выдержаны с тою твердостию, с какою по Высочайшей воле преподаны в основное и главное руководство.

Молитвенные и богаделенные дома

К времени главного появления раскольников в Риге относится учреждление их первых молитвенных и богаделенных домов. Моленная, именуемая большою, существует с 1760 года; она состояла первоначально из деревянных строений и принадлежала купцу Савве Дьяконову, от которого перешла по наследству к купцу Гавриле Панину, продавшему ее в 1793 году обществу раскольников за 2 тыс. рублей серебром. В 1802 году(описка – в 1822 году) со словесного разрешения Маркиза Паулуччи, вместо прежних деревянных зданий, возведены каменные и устроен дом, образующий ныне Гребенщиковское заведение под Полицейским нумером 90, 91, 92, 93 и 105. В настоящее время эта моленная помещается в обширной и возвышенной зале и украшена прекрасным иконостасом, великолепным паникадилом, хорами и весьма хорошею утварью. При ней состоят: а) четыре наставника, Рижские мещане Терентий Федотов, Карп Алексеев Ястребов, Михайло Гаврилов Шукаев (которому поручены венчания) и Терентий Григорьев Смирнов; б)уставщик службы, прежний наставник и певчий, Рижский мещанин Степан Васильев Голубев; в) Эконом, Рижский мещанин Агап Федоров Большаков; г) староста над певчими Рижский мещанин Максим Кузмин Кастерский ; д) двенадцать певчих, частию Рижских, частию Шлокских мещан; ж) при наставниках и певчих девять прислуг (рижские мещане) и две кухарки. Расходы на последних, жалованье наставникам и певчим и содержание для них экипажа производится из доходов дачи Гризенберг (около 500 руб.серебром ежегодно) и добровольных пожертвований для богадельни приносимых. Богадельня помещается в грязных и сырых помещениях 1-го, 2-го и 3-го этажей Гребенщиковского дома и содержится доходами с дачи Гризенберг, и добровольными приношениями, состоящими в деньгах и съестных припасах. Как те, так и другие, находятся в безотчетном распоряжении Попечителя Волкова и Эконома Сабакина и расходуются по их исключительному произволу, без всякого контроля со стороны Приказа Общественного Призрения, которому об этих расходах доносится иногда к сведению. В ней призревается в настоящее время 225 человек Митавских47, Шлокских48, Венденских49, Дрисских50 и Рижских мещан, которые все приняты по усмотрению того же Волкова и без ведома даже Приказа. Больницы, о которой упоминается в Высочайшем повелении 1833 г., не существуе,т и больные, пораженные прилипчивыми язвами, находятся в одних палатах со здоровыми. Кроме того на Московском же форштадте в доме, означенном №№ 294 и 392, находится другая богадельня, содержимая на счет тех же Гребенщиковских сумм и управляемая тем же попечителем Волковым; в ней до 30 женщин и детей обоего пола. Дом, в котором она помещается, купеческою вдовою Волковою подарен Обществу рижских раскольников, которое несколько уже лет спокойно и беспрепятственно владеет им. Третья богадельня на Московском форштадте помещается в доме мещанина Фомы Никитина и им содержится; в ней 8 женщин. Не зависимо от сего по сведениям под рукою собранным, допущено скопище раскольников на Двинском форштадте51 и устроена моленная в доме купеческой вдовы Олифановой.

Заключение

Обращаясь к коренному значению Высочайших повелений по делам раскола и к точному смыслу постановлений, вошедших в Свод Законов Империи, нельзя не убедиться, что Правительство видит в раскольниках детей господствующей Церкви, отпавших от нее вследствие заблуждений и что оно надеется на их воссоединение с нею; по этому основанию оно не прибегает к мерам принуждения и сокращает раскол воспрещением на различного оказательства ереси и взысканием за совращение из Православия. Твердо держась этих правил и не отступая от них, не в одном из рапоряжений своих, - Высшее правительство преподает их местным начальствам в основное и главное руководство. Согласно с этими правилами, оказывается в настоящем деле полезным:

1. Гребенщиковское заведение (управляемое по одному произволу купцов Волкова и Сабакина) как рассадник ереси для целой Лифляндии, как общество, которое до сего времени, как бы вне закона поставлено, подчинить безусловно Приказу Общественного Призрения.

2. Дать Гребенщиковскому заведению Смотрителя от короны на основании 3 пункта Высочайшего повеления 26 Марта 1833 и (1834) годов и 4 пункта прилож. к ст.102 Т. XII Уст. Обществ. Призрения.

3. Иногородних, содержимых в Гребенщиковской богадельне, препроводить по внутренней страже в те города, к которым они приписаны.

4. Все прочие богадельни, как произвольно допущенные местным Начальством, закрыть немедленно.

5. Дальнейшее существование хора певцов при большой моленной воспретить.

6. Наставника Шукаева по точному списку 86 ст. 14 Т. Св.Зак. Уст. о пред. пресеч. преступлений предать Уголовному Суду.

7. Предложить Гражданскому Губернатору войти в рассмотрение вопроса о том, правильно ли владеют раскольники домом, означенным №№294 и 392.

8. Переписку Особенной Канцелярии о купцах Долбежеве с детьми и Анисимове, безнаказанно совратившихся в раскол, возобновить.

9. Обревизовать производства Особенной Канцелярии, составляющие переписку о расколе и дать им дальнейший ход, согласно с вышеизложенными началами.

10. Купеческую вдову Олифанову подчинить строгому надзору Полиции.

 

Камер-Юнкер

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.835, лл.29-35.

***

Секретно

Список (примечание - т.е. копия)

1853 года года Мая 20 дня, по Указу Его Императорского Величества, Рижская Духовная консистория слушали два отношения к Его Высокопреосвященству Его Светлости Г.Остзейского Генерал-Губернатора52. Первое от 2 Декабря 1852 года за №2313, а другое от 14 сего Мая за №802 с вопросами: 1) Венчание раскольников в Церкви без соблюдения правил, установленных 30 и 71 статьями Свод. Закон Гражд. т.Х., т.е. без присоединения самих венчаемых к Святой церкви и без взятия от них подписки о крещении детей в Святую веру, обязательной для сих Сектаторов в том отношении, чтобы они, рождающихся от брака детей крестили не в раскол, а непременно в Православие или Единоверие, и, если обязательно, то в силу какого именно постановления? 2) Подлежат ли раскольники ответственности за то, что детей своих, рожденных от законных браков, крестили в раскол, тогда как при венчании не только не были присоединены к Святой вере, но, по послаблению Священнослужителей, совершавших венчание, не были обязаны и подпискою о крещении детей в Святую веру и 3) Подлежат ли непременному присоединению в Святую веру все вышеозначенные дети, из коих ныне многие не только в совершенном возрасте, но даже имеют собственные семейства. По всем сим вопросам Его Высокопреосвященство требует справки из законов и дел и заключения Консистории. Справка. 1)На все предложенные Г.Генерал-Губернатором вопросы, разрешения в своде Государственных Законов не оказывается. 2) По делу о злоупотреблениях бывшего Протоиерея Рижского Собора Иоанна Дьяконова, Святейший Правительствующий Синод53, между прочим, определил и предписал Псковскому Епархиальному Начальству указом от 18 Мая 1834 года за №4061, как это видно из указа Псковской консистории в бывшее Лифляндское Духовное правление от 27 Июня того же года без номера имеющегося в деле №234, 1835 год, пункт 22 «Касательно упоминаемых в сем деле раскольников венчанных, присоединенных к Церкви и крещеных», Псковскому Преосвященному сделать распоряжение, чтобы получившие благословение Церкви, совершением в ней браков, но к ней не присоединенные, убеждаемы были присоединиться к Православному исповеданию, а присоединенные убеждаемы были в союз с Церковью и, чтобы дети их соглапсно обещаниям крещаемы и воспитываемыми были в Православии». 3) По делу о купце 3-й гильдии Иване Колпакове, осужденном за крещение дочери по раскольническому обряду, Комитет Г.г.Министров54 26 Апреля 1851 года, между прочим, положил (как это видно из предложения Г.Министра Внутренних дел55 Г.Лифляндскому Гражданскому Губернатору56 от 4 Мая 1851 года за №1672, в копии сообщенного Духовной Консистории, при отношении Рижского Магистрата от 2 Июня того же года за №5821), Ивана и Татьяну Колпаковых подвергнуть, по распоряжению Епархиальтного Архиерея, еще раз самому тщательному увещанию и вразумению обращения в Святую веру. Но если сказанные люди не присоединяться к Православию или Единоверию, то первого из них, за окрещение по расколу дочери своей, рожденной от брака, совершенного по Церковному Чинопочитанию, несмотря на то, что за подобный поступок он был уже наказан, выдержать в тюрьме три месяца и строжайше внушать им обоим, чтобы на будущее время они <> не дзволяли себе никаких противузаконных действий по содержимой ими ереси, под опасением неизбежной по закону ответственности. Законы. Х Том Свода Закон. Гражданских ст.30. – Брак православных с раскольниками допускается не иначе, как по принятии сими последнимии Церкви Святой соединения с присягою. Если же раскольники, вступая между собою в брак, пожелают венчаться в Православной церкви, то пред венчанием надлежит обязывать брачующихся присягою же, быть в Православии твердыми и с раскольниками согласия не иметь. - Ст.71а. - Ежели жених, или невеста принадлежат к Православному исповеданию, то в сем случае везде, кроме Финляндии (для коренных жителей постановлено в следующей статье изъяснение), требуется: 1) Чтобы лица других исповеданий, вступающие в брак с лицами Православного исповедания, дали подписку, что не будут поносить своих супругов за Православие, ни склонять их чрез прельщение, угрозы, или иным образом, к принятию своей веры, и что рожденные в сем браке дети крещены и воспитаны будут в правилах Православного исповедания; подписка сия берется священником перед совершением брака, по форме при сем приложенной. По совершении брака подписка представляется Епархиальному Архиерею; если Священник встретит сомнение, то, не приступая к совершению брака, обязан донести Преосвященному, с изложением причин сомненеия, по рассмотрении которых Преосвященный разрешает дело лично сам от себя, или, когда потребуется формальное производство, предписывает Консистории. Сверх сего требуется от иноверного жениха, несостоящего в Российском подданстве, чтобы он прежде брака принял присягу на подданство. К повенчанию браков невесте Православного исповедания с женихами иноверными, нерусскими подданными, приступается не иначе как в следствие особого на то каждый раз Высочайшего соизволения. 2) Чтобы при вступлении в сии браки непременно исполнены и соблюдены были все правила и предосторожности для браков между лицами Православного исповедания вообще постановленные. 3) Чтобы браки сии были венчаны Православным Священником в Православной церкви, впрочем без испрошения на то каждый раз разрешения Епархиальных Архиереев, если к тому нет препятствий, по правилам и обрядам Православной веры. Просьбы о дозволении совершить обряд бракосочетания по правилам одной лишь иностранной церкви, принимать запрещается. И по соображении всего изложенного с секретным указом из Святейшего Правительтствующего Синода, от 5 Мая 1852 года последовавшим приказали: Предложенные Его Светлостию, Г.Генерал-Губернатором Остзейского края, князем Суворовым, вопросы должны быть рассматриваемы с двух сторон: а) по отношению к раскольникам, венчавшимся до 5 Мая 1842 года в церкви без присоединения к Православию и без обязательств подписками крестить в Православие детей, рожденных от брака, благословенного Церковию, ибо по отношению к раскольникам, венчанным в церкви без присоединения к Православию и без подписок относительно крещения детей в Православие после издания в 5 день Мая 1842 года помянутого выше указа, которым разрешено венчать раскольников, не простирая к ним никаких дальнейших требований. Принимая в соображение 30 ст. II т. Св.Зак.Гражд., а также приведенный в справках Указ Святейшего Синода по делу о злоупотреблениях бывшего протоиерея Рижского собора Иоанна Дьяконова и решение Комитета Г.г. Министров по делу Колпаковых, Консистория полагает, что раскольники, венчанные в церкви, до воспоследования в 1842 году Указа, разрешающего благословлять в церкви браки их, не простирая к ним никаких дальнейших требований, без присоединения к Православию и без отобрания от них пред бракосочетанием подписок относительно крещения детей в Православие. 1) Обязаны были детей своих, рожденных от браков благословенных Церковью, крестить в Православие. 2) Неисполнившие сего должны подлежать ответственности по законам, ибо закон (30 ст. Х т.) положительно воспрещается венчать раскольников вообще без присоединения к Церкви; статья 71 Х т. Св. Зак. Гражд. к раскольникам вовсе не относится, а злоупотребление, допущенное некоторыми священиками, решавшимися венчать раскольников без соблюдения правил, предписанных 30 ст. Св. Зак. Гражд. не только не ослабляет силы сего узаконения, но еще усугубляет ответственность самих раскольников, участвовавших в нем, так как они в этом случае делались уже не только преступниками, но и злоупотребителями закона; и 3) рожденные от браков таких раскольников, но не крещенные в Православии дети подлежат непременному присоединению к Св. Церкви, несмотря на лета их. Но что касается до раскольников, венчанных в Церкви после 5 Мая 1852 года, то в этом отношении раскольники, населяющие г.Ригу и вообще живущие в губерниях Рижской Епархии, свободны от всякой ответственности, потому что собственно на сих раскольников распространено Высочайшее повеление, изображенное в секретном указе Святейшего Синода от 5 Мая 1852 года к Псковскому Архиепископу последовавшем. Впрочем даже сим указом разрешение венчать раскольников в Церкви, не простирая к ним никаких дальнейших требований, по соображении его с 30 ст. Св. Зак.. Гражд. в строгом смысле понимаемое, по мнению Консистории, должно касаться только самих венчавшихся, а не детей их от законного брака рожденных, которых поэтому родители всегда крестят в Рижской Епархии по обряду православному. Это заключение сообщить в копии от лица Его Высокопреосвященства Г.Генерал-Губернатору Остзейского края, но предварительно представить оное в протокол Его Высокопреосвященству на Архипастырское благоусмотрение и утверждение.

Протокол сей, подписанный членами Консистории и скрепленный секретарем, утвержден Высокопреосвященным Платоном57, Архиепископом Рижским и Митавским, 10 Июня 1853 года.

 

Верно: Рижской Духовной консистории секретарь (подпись)

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.134, лл. 150-153.

 

***

Секретно

 

                                                                                                              Циркулярно

Министерство Внутренних Дел                                                Господину Начальнику Губернии

     Департамент Общих Дел

            Отделение III

                  Стол 3

          15 октября 1858

                 № 184

По высочайшему повелению с препровождением

наставления для действий с раскольниками

 

Государь Император, усмотрев, что неудобства, теперь оказывающиеся в отношении к действиям местных властей с раскольниками, происходят не от самой системы действий в отношении раскольников, но от не точного и неправильного исполнения оной, Высочайше изволил повелеть мне, составить, по соглашении с Святейшим Синодом, наставление для сих действий, причем Государю Императору благоугодно было приказать: 1) чтобы в основание сего наставления были приняты начала, изложенные в 60 ст. XIV Тома Устава о предупреждении и пресечении преступлений и Указа Синода 5 апреля 1845 года, а также различие, которое существует между совратителем или распространителем ереси и совратившимся, между раскольниками, уклонившимися от Православия, и родившимся в расколе; и 2) чтобы производящиеся в вверенном мне Министерстве дела о раскольниках получили направление и окончание согласно точному смыслу сего Высочайшего повеления.

Препровождая при сем, составленное по соглашении с Святейшим Синодом и Высочайше одобренное, наставление для исполнительных и совещательных действий по делам, относящимся до раскола, предлагаю Вашему Превосходительству принять оное к точному и непременному руководству и сделать распоряжение о неуклонном исполнении изложенных в оном правил подведомственными Вам местами и лицами, а вместе с тем безотлагательно прекратить вести следствия и розыскания, которые несогласны с порядком, указанным в препровождаемом к Вам наставлении.

 

Подписал: Министр Внутренних Дел

(С.Ланской)58

Скрепил: Директор

(Гвоздев)

 

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.257, л.2-3. (Правила приводятся на немецком языке).

 

***

Об опечатании моленной на Санкт-Петербургском форштадте

 

Секретно

Его Сиятельству

Господину Генералу от Инфантерии,

Его Императорского Величества Генерал-Адъютанту,

Рижскому Военному Губернатору, Генерал-Губернатору

Псковскому, Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому и разных орденов Кавалеру,

Маркизу Филиппу Осиповичу Паулуччи


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

По случаю издания утвержденных Вашим Сиятельством правил для управления Больницей Рижского общества Старообрядцев, попечители оного заведения вошли ко мне с представлениями, в которых прописывая, что по моленной на Санкт-Петербургском форштадте, молебствие продолжается еще против правила обществом в 1813-м году установленного, и в ныне изданных правилах возобновленного; что старые попечители им, и по сие время, не отдают отчета за время управления их больницею, и что, хотя представили приходные и расходные книги, но оные не могут быть почитаемы настоящими и верными, ибо видно, что книги сии, только при требовании оных, кое-как были составлены, а не в свое время ведены, чему доказательством служит год, в котором бумага выработана на фабрике, и время, за которое написаны на оной приходы и расходы, которые последние за 1822-й год писаны на бумаге, приготовленной на фабрике только в 1824-м году, и, следовательно, по прошествии времени вымышленно выведены; и что при всем том и сии по-настоящему фальшивые книги, подписывать они не соглашаются; что на постройку кроватей, стульев, столиков и прочего не достает в больничной кассе суммы, и, что врачевание противно их исповеданию, - просили искоренить продолжающееся зло по моленной на Санкт-Петербургском форштадте стоящей, приказать строжайшими мерами понудить старых попечителей к немедленному представлению верных и настоящих отчетов и приходных и расходных книг за время управления их больницею и, освободив управление больницы от определения врача, дозволить им, попечителям, созвать общество для предложения им ныне изданных на Управление Больницы правил, с одной стороны, по зависимости, их попечителей, от Общества, а, с другой стороны, в уповании не поусердствует ли Общество на внутреннее устройство больницы, согласно правилам назначенное.

По поводу сих просьб, я предписывал Рижскому Полицмейстеру насчет первого предмета, чтобы Губернским Правлением, по случаю искоренения оного зла и вообще вкравшихся по здешним молельням Старообрядческого общества новизн, предначертанную подписку предложить наставнику, находящейся в Санкт-Петербургском предместии молельни, к подписанию; насчет второго предмета, понуждать строжайшими мерами старых попечителей к отдаче преемникам их отчетов и книг; насчет третьего же предмета, о дозволении нынешним попечителям созвать Общество для предложения оному установленных на управление больницы правил и побуждению оного к поусердствованию на внутреннее устройство заведения, велел я попечителям объявить, что сбор Общества для предложения оному означенных правил и в уповании на поусердствование для внутреннего устройства больницы, я нахожу вовсе ненужным потому, во1-х, что правила установлены не для Общества, а для попечителей по больничному заведению, которыми руководствоваться должны они, а не Общество; во 2-х, что подписку для сбора добровольных приношений на внутреннее устройство заведения сделать можно и без сбора Общества (которые пред сим кончились одними раздорами, без всякого успеха в полезном деле), а в 3-х, что, так как старыми попечителями отчеты еще не представляемы, то при обревизовании оных, может быть, что откроются достаточные капиталы больничному заведению принадлежащие, в каком случае и добровольной подписки не нужно будет, а если тогда ничего такого не откроется, то предоставлю себе в то время назначить потребное мероположение (которое до того времени единственно по недостатку теперь способа, а не по пустому предлогу противности исповеданию, отмене предполагаю, и насчет определения в больнице врача, коего пособие в потребном случае не есть и никогда не было противно никакому вероисповеданию, ибо в здешнем месте можно всякий день удостовериться о том, что старообрядцы в болезненных случаях пособием врача и употреблением лекарств пользуются).

Получив от Г.Полицмейстера донесение, что один наставник при моленной на Санкт-Петербургском предместии стоящей, отклоняется от дачи подписки по форме Губернским Правлением предначертанной, и в копии у сего представляемой, и имея в виду предписание Вашего Сиятельства от 26- го августа прошлого1826-го года за № 101-м, по коему наставник Волков за таковое же зло удален из моленной, отдан под Полицейский надзор и предан суду, я предписал Полицмейстеру и вышеназванного наставника за преступление долга своего удалить тотчас из оной молельни и устроить над ним Полицейский надзор, предать его Суду для поступления с ним по законам, о чем в то же время дано мною предписание и Рижскому Магистрату; и молельню впредь до повеления запечатать; старым попечителям дать самократчайщий срок к представлению отчетов и подписанию книг, объявя им, что если и в сей срок не выполнят сию законную обязанность, и на оной основанное приказание Начальства, то яко ослушники будут отданы под Суд. – О исполнении того предписания моего насчет первого предмета, я от Г.Полицмейстера имею уже донесение, которого в скором времени ожидаю и насчет последнего предмета. Уклонение старых попечителей от подачи отчетов и подписания книг не может иметь другой причины, как закрытие происшедших во время управления их злоупотреблений, которые открываться уже и начинают, ибо одним из нынешних попечителей, а именно купеческим сыном 2-й гильдии Адрияном Паниным, усердствующим на пользу бедных и поддержание больницы прокормлением на свой счет всех больных до ста человек, в Старообрядческой больнице находящихся, и устройством по новому порядку одной больничной палаты, - отыскано и представлено ко мне восемь векселей, каждый на 15 тыс. рублей ассигнациями, выданных 1817-го года октября 20-го дня ныне умершим митавским 2-й гильдии купцом Матвеем Волгиным, прямо на имя Рижской Старообрядческой больницы, из коих 7-ми векселям сроки уже вышли. – На каждом из сих векселей отписано уплаченным по 5000, а на одном еще 4500, всего же на всех 44500 рублей ассигнациями, но уплаченных денег сих, по поданным от старых попечителей книгам, в приход нигде не записано, следовательно, утаено, как и самые векселя, по коим в уплату остальной суммы, 75500 рублей получится, или вовсе ничего, или весьма мало, ибо имение векселедателя поступило в конкурс, производящийся в Митавском Магистрате, в который те векселя заявлены.

Я счел нужным для сохранения собственности Убогого дома, означенные векселя препроводить в Рижский Магистрат с таковым предписанием, чтобы прежде всего обеспечил капитальную сумму в имении виновных, и потом исследовав у кого оные на руках находились, положил законное решение, с кого по оным векселям причитающуюся убогому дому сумму, взыскивать.

Из сего Ваше Сиятельство усмотреть соизволите, сколь бессовестно в прежние времена попечители больницы здешнего Старообрядческого общества распоряжали убогими сумами и подаяними, почему и неудивительно, что оная больница пришла при их управлении в сильный упадок. – Такому бессоветсному распоряжению и утаению убогих сумм и доходов, послужат преградою ныне утвержденные Вашим Сиятельством на управление больницы правила, они истребят закоренелые, зловредные действия, поступки и привычки, устроят и укрепят порядок и благочиние, приведут убогий дом в приличный вид и сохранят и обеспечат собственность оного дома и способы к призрению бедных.

Внутреннее устройство в больнице уже мало по малу поправляется, воздух свежий, чистота и опрятность лучше прежнего, и если некоторые только из состоятельных членов здешнего Общества старообрядцев поусердствовали бы по примеру попечителя Адрияна Панина, то в скором времени больница оного Общества привелась бы в хорошее положение, подобно прочим здешним Богоугодным заведениям.

При сем случае долгом поставляю отдать справедливость неусыпным стараниям и попечению Г. Рижского Полицмейстера Майора Вакульского о приведении в действие правил на управление Больницы, Вашим Сиятельством утвержденными.

 

Гражданский Губернатор

(Дюгамель)

          Рига

Марта 26 дня 1827 года

        № 1494

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.106, лл.1-4.

***

Секретно

 

Министерство Внутренних Дел                                          Господину Лифляндскому,

          Департамент                                                          Эстляндскому, Курляндскому и

Полиции Исполнительной                                         Псковскому Генерал-Губернатору

           Отделение 2

             Стол 1

        24 мая 1827

           № 371

     Ответ на № 63

 

Отношением от 18-го минувшего апреля Ваше Высокопревосходительство изволили сообщить Министерству Внутренних Дел, что в раскольничьей моленной на С.-Петербургском форштадте в Риге состоящей, моление производится, как донесли попечители общества тамошних Старообрядцев, противу правила Обществом в 1813 году установленного и ныне возобновленного; что Старообрядцы отступают от предписанного порядка в молении за Государя Императора, отзываясь, что сие введено по примеру единоверцев их в Москве и С.Петербурге, где, т.е. в С.-Петербурге, перемена в молении обратила в 1819-м году на себя внимание, и об оном происходил большой шум, однакож последовало якобы приказание никому в моление не вмешиваться; при том же нынешнее моление Старообрядцев двусмысленно, и в оном о Государе Императоре вовсе не упоминается; что отзыв Старообрядцев, будто бы перемена в молении введена единственно по примеру единоверцев их в Столицах, оказывается весьма важным для учинения приговора по делу, производящемуся в Уголовном отделении Рижского Магистрата о старообрядческом наставнике Волкове, преданном Суду за отступление от предписанного порядка в молении о Государе Императоре, и что ко всему оному, Вы, Милостивый Государь, считаете нужным учинить выправку, действительно ли упоминаемая перемена в молении введена в раскольничьих молельнях, находящихся в Москве и С.-Петербурге, дошло ли происшествие в 1819-м году в С.-Петербурге бывшее, до сведения Правительства, и какие по оным были последствия.

В ответ на сие считаю долгом сообщить Вашему Высокопревосходительству, что обстоятельства и последствия упоминаемого происшествия 1819 года, так как и принятые по сему случаю Правительством в рассуждение раскольников меры, изложены подробно в отправленном по Высочайшему повелению к Вам, Милостивый Государь, от 29 мая 1820 года за № 523-м отношении Управлявшего тогда Министерством Внутренних Дел, Г.Действительного Тайного Советника Виктора Павловича Кочубея59.

 

Управляющий Министерством Внутренних Дел

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.106, лл.19-20.

 

***

Министерство Внутренних Дел                         Господину Лифляндскому, Эстляндскому,

          Департамент                                                    Курляндскому и Псковскому

    Полиции Исполнительной                                            Генерал-Губернатору

             Отделение 2

                Стол 1

       8 августа 1827 года

               № 672

        Ответ на № 109-й

 

На отношение Вашего Высокопревосходительства от 8-го минувшего июля ко мне, изволите требовать отзыва моего, должно ли в старообрядческих молельнях непременно производить моление о Государе Императоре, или же неисполнение сего может быть терпимо; честь имею Вам, Милостивый Государь, сообщить, что обстоятельство сие, вместе с другими подобными, было уже доводимо до Высочайшего сведения блаженныя памяти Государя Императора Александра 1-го, как то известно Вашему Высокопревосходительству из отношения к Вам Управлявшего Министерством Внутренних Дел, Г.Действительного Тайного советника, Графа Виктора Павловича Кочубея от 29-го мая 1820-го года, в котором изложены и Высочайше утвержденные правила, по коим местные Начальства должны поступать в отношении к старообрядцам и, что за сим не остается, по мнению моему, ничего другого, как в подобных случаях руководствоваться означенными правилами, доколе правила сии дополнены будут, сообразно надобности, новыми предписаниями.

Управляющий Министерством Внутренних Дел

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.106, л.22.

 

***

Его Сиятельству

Господину Генералу от Инфантерии,

Его Императорского Величества Генерал-Адъютанту,

Рижскому Военному Губернатору, Генерал-Губернатору

Псковскому, Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому, разных орденов Кавалеру

Маркизу Филиппу Осиповичу Паулуччи


От Лифляндского Гражданского Губернатора,

Действительного Статского Советника Барона Гана

Рапорт

 

По выправке с делами Предместника моего 60 имею честь Вашему Сиятельству, во исполнение предписания от 30-го декабря истекшего года за № 5798-м, всепокорнейше донести, что им 10-го сентября того же года за № 4188-м, вследствие предписания Вашего Сиятельства от 2-го того же месяца, было предписано Рижскому Магистрату, прикосновенным к делу лицам о запечатанной Старообрядческой молельни на Санкт-Петербургском форштадте, объявить разрешение Вашего Сиятельства, что распоряжение учиненное Предместником моим, должно оставаться в своей силе с тем, что если они не будут довольны тем разрешением Вашего Сиятельства, то в таком случае могут просить где следует. Почему мною ныне, оному Магистрату предписано подтвердить, вошедшей к Вашему Сиятельству вновь с прошением по оному предмету купеческой вдове Марье Васильевой Паниной с дружным ее советником Яковом Карцовым, что по изясненных в первом предписании Вашем причинах, прошение ее удовлетворено быть не может, она же буде недовольна таковым разрешением, может просить где следует.

Гражданский Губернатор Барон Ган 61

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.108, л.8.

 

***

Секретно

 

Министерство Внутренних Дел                                    Господину Рижскому Военному,

       По секретной части                      Лифляндскому, Эстляндскому и Курляндскому

                 № 258                                                                             Генерал-Губернатору

 

Опекуны малолетних детей, умершей купеческой вдовы Марьи Паниной, рижский купец Яков Карпов и купеческий сын Ермолай Попов прислали ко мне просьбу о распечатании, принадлежащего означенным малолетним детям Паниной Старообрядческого молитвенного дома, существующего в Риге более 20 лет, о чем покойная вдова Марья Панина просила уже бывшего Рижского Военного Губернатора Маркиза Паулуччи, но получила отказ, потому что наставник оного дома Иван Прохоров не произносит моление за Государя Императора, между же тем служба в оном доме, равно и моление за Императора производится согласно с известными в С.-Петербурге и Москве Старообрядческими молитвенными домами.

Означенную просьбу опекунов Карцова и Попова, с следующим к оной приложением, препровождая у сего к Вашему Превосходительству, покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь, доставить мне нужные по содержанию оной сведения с собственным замечанием Вашего Превосходительства, возвратив при том и самые бумаги.

Министр Внутренних Дел, Генерал-Адъютант

(Закревский)62

ЛГИА, ф.1, оп.10, д. 108, лл.9-10.

 

***

 

Секретно

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генералу от Кавалерии, Сенатору

и разных орденов Кавалеру,

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Положением Комитета Г.г. Министров, по случаю просьбы наследников умершего купца Панина, представленной мною на рассмотрение Господина Министра Внутренних Дел63 28-го октября сего года состоявшимся, и сообщенных мною в предписании Господина Министра Внутренних Дел от 7-го сего ноября за № 2359-м постановлено: «Хранящиеся в запечатаннлй (с 1827-го года) Моленной Паниных иконы и прочую утварь, отослать в Духовную Консисторию на распоряжение по ее усмотрению, а комнату, где была моленная, обратить в домашнее помещение».

Поелику пересылка икон и утвари, хранящихся в моленной Паниных, сопряжена с издержками, на покрытие коих я не нахожу в своем ведении никаких сумм, то о прописанном постановлении Комитета Г.г. Министров, почтительнейше донося Вашему Высокопревосходительству, долгом считаю всепокорнейше испрашивать Начальственного разрешения Вашего, неблагоугодно ли будет Вашему Высокопревосходительству приказать произвести перевозку этих вещей из Риги до Пскова посредством торгов в Лифляндской Казенной Палате, и следующие на эту перевозку издержки отнести на счет экстраординарных сумм. - Причем, не излишним считаю представить Вашему Высокопревосходительству на благоусмотрение и опись, хранящихся в моленной Паниных вещей, - всепокорнейше испрашивая о последующем разрешении Вашего Высокопревосходительства, на это представление мое, Вашего Начальственного предписания.

 

Гражданский Губернатор Егор фон Фелькерзм

 

         Рига

Ноября 25-го дня 1843 г.

         № 819

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.108, лл.14-15.

 

***

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному Генерал-Губернатору,

Генералу от Кавалерии и Кавалеру,

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену

 

Ваше Высокопревосходительство

Милостивый Государь!

 

Обрадованный известием, что по ходатайству Вашего Высокопревосходительства, разрешено отобрать все священные вещи, хранившиеся в Панинской раскольничьей моленной, как-то иконы, подсвечники, книги и пр., обращаюсь с душевною благодарностию к Вашему Высокопревосходительству за благодеяние Св. Православию оказуемое изглаждением суеверия; вместе с тем обращаюсь с всепокорнейшею моею просьбою, не найдете ли Ваше Высокопревосходительство возможным и удобным приказать передать все вещи помянутой моленной в мое ведение для дальнейшего распоряжения относительно их по порядку – церкви закону.

С истинным почтением и совершенною преданностью имею честь быть.

 

Вашего Высокопревосходительства

     Милостивого Государя

     всепокорнейший слуга

Филарет, Епископ Рижский64

      № 919

7 декабря 1843 г.

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.108, л.18.

 

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генералу от Кавалерии, Сенатору и разных орденов Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

 

Ссылаясь на рапорт мой от 25-го минувшего ноября за № 814 и высоконачальственное предписание Вашего Высокопревосходительства от 11-го числа истекшего декабря за № 180, относительно взятия из закрытой Старообрядческой Панинской моленной св. Икон; сим честь имею Вашему Высокопревосходительству всепокорнейше донести, что по рапорту ко мне Господина Рижского Полицмейстера от 31 декабря за № 210, Псковская Духовная Консистория известила его отношением от 21 того же декабря за № 6660, что вследствие отношения Его Преосвященства Филарета, Епископа Рижского, она распорядилась, чтобы он, Господин Полицмейстер, взятые из раскольнической моленной Паниных образа, отдал в распоряжение Его Преосвященству для открывающейся в г. Виндаве православной церкви65, - о чем он, Г.Полковник донося, испрашивает разрешения насчет приведения в действие такового требования Псковской Духовной Консистории.

Причем долгом почитаю Вашему Высокопревосходительству всенижайше донести, что здешняя купеческая вдова Большакова, подала ко мне представление, у сего подлинником прошение, о возврате ей, находившейся в упомянутой моленной собственной, ей принадлежащей св. Иконы – что и хотя поручено Рижскому Полицмейстеру от 16-го числа истекшего декабря м-ца за № 872 удостовериться в справедливости показания просительницы, но исполнительного донесения мною еще не получено.

Почтительнейше донося о сем Вашему Высокопревосходительству, буду иметь честь ожидать в разрешение высоконачальственного Вашего Высокопревосходительства предписания, как в отношении к передаче вышеизъясненных образов в распоряжение Господина Рижского Епископа, так равно и просьбы купеческой вдовы Большаковой.

 

Гражданский Губернатор Егор фон Фелькерзам

           Рига

Генваря 4 дня 1844 г.

          № 10

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.108, лл.20-21

 

* * *

О запрете на починку моленных

 

Его Сиятельству

Господину Генералу от Инфантерии,

Его Императорского Величества Генерал-Адъютанту,

Рижскому Военному Губернатору, Генерал-Губернатору

Псковскому, Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому и разных орденов Кавалеру,

Маркизу Филиппу Осиповичу Паулуччи


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Попечители молитвенного дома Богоугодного заведения, состоящего на Московском форштадте в 5-м квартале, за Полицейским номером 15-м, в поданном ко мне прошении изъясняя, что по совершенной ветхости оного дома и не имеющейся возможности более починять его с соответственною пользою, общество будучи понуждаемо Полициею к принятию мер в отвращение всех несчастных последствий могущих произойти от ветхости дома, во избежание безуспешных расходов на исправление реченного дома, требующего почти во всех частях перестройки для приведения его в хорошее состояние, равномерно в обеспечение здешнего вспомогательного Банка, имеющего на оном доме капитала 3000 рублей, - предположило совокупно с попечителями большой моленной и больницы, снова перестроить оный дом на старом фундаменте во всем в виде партикулярного строения, без всего похожего на церковь, по прежнему фасаду из установленных на партикулярные строения под № 72-м на самой дом, а под № 40-м на ворота и забор, - просят о дозволении по сим фасадам перестроить реченный дом на старом фундаменте, на каковую перестройку потребные расходы собраны подпискою.

А как Высочайшими повелениями, изъясненными в разных предписаниях Начальства, постановлено: а) в циркулярном предписании бывшего Министерства Полиции от 9-го Генваря 1818-го года за № 121-м, по случаю заведенной Старообрядческой обители близ Саратова и раскольнических часовнях в Чугуеве и Боровске выстроенных, - что Правительство, не позволяя явным образом учреждать оные, терпело однакож всегда существование их и для того часовни в городах Чугуеве и Боровске, також и Богаделенные дома в Саратове, как издавна существующие, оставить в настоящем состоянии, уничтожить только главу на часовне в Чугуеве; - б) Министерства внутренних дел от 30-го сентября 1822 года за № 708-м и предписания Вашего Сиятельства от 6-го октября того же года за № 61-м, касательно молитвенных домов, церквей и часовен раскольничьих: 1-е) о тех, кои давно построены, не входить ни в какое дальнейшее рассмотрение и оставить их без розыскания; 2-е) вновь же строить таковые не дозволять ни по какому случаю; - в) оного же Министерства от 8-го и 15-го числа сентября месяца минувшего 1826-го года: в 1-м, что Комитет Гг. Министров, по выслушании внесенной Господином Управляющим Министерством Внутренних Дел записки о старообрядческой часовне Пермской губернии Шадринского уезда в деревне Козаковой, усматривая из обстоятельств по произведенному следствию открытых, что сия часовня существовала прежде не на том месте, где ныне находится, и что Старообрядцы, перенеся оную самовольно, в недавнем времени возобновили и увеличили пристройкою; а потому, не считая ее принадлежащею к числу тех Старообрядческих зданий, которые издавна существовали и которые по высочайше утвержденным правилам должны быть оставляемы неприкосновенными, журналом 20-го прошедшего июня состоявшимися, полагал: часовню сию уничтожить и не дозволять отправлять в ней Богослужения, на что и последовало высочайше Его Императорского Величества соизволение; во 2-м, что Государь Император высочайше повелеть соизволил, дабы раскольникам на основании прописанных в циркулярном предписании Министерства Внутренних Дел Начальникам Губерний от 30-го сентября 1822-го года, высочайше утвержденных 26-го марта того же года правил, отнюдь не дозволялось вновь ничего строить похожего на церкви; но существующие их церкви и молельни оставить в настоящем их положении, не делая им притеснений.

Все сии Высочайшие повеления ясно изображают, что существовавшие издавна Старообрядческие здания и впредь существовать и терпимы быть могут в таком виде, в каком существовали без всякой перемены и обращения в вид на церквовь похожий, и что лишь перенос на другое место и увеличение, а равно умножение числа оных, запрещено.

А как упомянутая молельня при устройстве в оной Богоугодного заведения принадлежит к терпимым Старообрядческим зданиям издавна существующим, и предполагается токмо к перестройке на старом фундаменте, по совершенной ветхости и неспособности к починке оного, то представляя о сем обстоятельстве на благорассмотрение Вашего Сиятельства, и, представляя при сем фасад перестраиваемому зданию, всепокорнейше испрашиваю Вашего Сиятельства разрешения.

Гражданский Губернатор

(Дюгамель)

           Рига

Августа 30 дня 1827 года

          № 3966

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.110, лл.1-2.

***

 

Секретно

 

Господину Лифляндскому, Эстляндскому,

Курляндскому и Псковскому Генерал-Губернатору

 

Отношением от 9-го минувшего сентября за № 1054-м Ваше Высокопревосходительство сообщить мне изволили о поступившей к Лифляндскому Гражданскому Начальству просьбе от Попечителей Молитвенного дома и Богоугодного заведения, состоящего в Риге, о позволении им, по совершенной ветхости дома того и в отвращение могущих последовать от того несчастных случаев, перестроить оный вновь на старом фундаменте в виде партикулярного здания66.

На отношение сие, честь имею с возвращением доставленного при оном плана, отозваться Вашему высокопревосходительству, что по представлению Тамбовского Гражданского Губернатора о дозволении Старообрядцам города Спасска перестроить пришедший в ветхость молитвенный их дом, вносил я записку в Комитет Гг. Министров, полагая с моей стороны: объявить означенным Старообрядцам, что Правительство наблюдая, дабы в настоящем положении раскольничьих молитвенных домов не было делано им никаких притеснений, и что дома сии должны оставаться в том же положении до самого их разрушения, не может дозволить никакой в тех домах переделки или обновления, так как об оном, в Высочайшем повелении в сентябре 1826-го года состоявшемся, ничего не сказано и, что распоряжение сие, на точных словах упомянутого Высочайшего повеления основанное, представляется тем более нужным, что раскольники по известному их упорству и ожесточению в своих заблуждениях, легко могут под предлогом поправок или переделок в молельнях своих, устраивать оные вновь; что представление сие журналом Комитета Гг. Министров одобрено и 5-го июля удостоено Высочайшего Его Императорского Величества утверждения; и что на основании сего Высочайше утвержденного журнала, надлежит упомянутый молитвенный дом в городе Риге оставить в прежнем положении до самого его разрушения, и впредь никому никаких починок или перестроек в Старообрядческих молитвенных домах или часовнях отнюдь не дозволять.

 

Управляющий Министерством Внутренних дел

(подпись)

         № 801

10 октября 1827 года

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.110, лл.4-5.

 

***

Секретно

 

Его Сиятельству

Господину Генералу от Инфантерии

Его Императорского Величества Генерал-Адъютанту,

Рижскому Военному Губернатору, Генерал-Губернатору

Псковскому, Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому и разных орденов Кавалеру,

Маркизу Филиппу Осиповичу Паулуччи


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Вследствие предписания Вашего Сиятельства ко мне от 19-го октября сего года за № 139-м, имею честь всепокорнейше донести, что по учиненном Рижским Бау-Адъютантом67, Штабс-Капитаном Фольгендорфом, Губернским Архитектором и Городовым Баумейстером Иргеном, по предписанию моему освидетельствовании, сосстоящего на Московском форштадте за № 15-м раскольнического молитвенного дома, как они доносят мне, оный дом без допущения починок может оставаться неснесенным, без опасения несчастных случаев, не более десяти лет. При сем долгом поставляю присовокупить, что здешней Управе Благочиния от меня подтверждено - не дозволять никаких починок или перестроек в помянутом Старообрядческом молитвенном доме.

Гражданский Губернатор

(Дюгамель)

      Рига

Ноября 22 дня

   1827 года

    № 5479

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.110, л.8.

***

 

Секретно

 

Его Сиятельству

Господину Генералу от Инфантерии,

Его Императорского Величества Генерал-Адъютанту,

Рижскому Военному губернатору, Генерал-Губернатору

Псковскому, Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому и разных орденов Кавалеру

Маркизу Филиппу Осиповичу Паулуччи


Лифляндского Гражданского Губернатора,

Действительного Статского Советника,

Барона Гана

Рапорт

 

Предложением от 25-го ноября минувшего 1827 года за № 164-м, Вашему Сиятельству благоугодно было предписать Предместнику моему68 препоручить Рижской Управе Благочиния, дабы оная означила на молитвенном доме, состоящем на Московском форштадте, со всех сторон крестными знаками срок, до которого таковое может оставаться употребляемым, а также, чтобы отобрав от Попечителей означенного молитвенного дома подписку о неучинении в нем никаких ни внутри, ни снаружи исправлений, под строжайшею ответственностью, ежемесячно чинимо было удостоверение, не нарушено ли назначение не производить исправлений и не повреждены ли крестовые знаки.

Во исполнение оного предложения Вашего сиятельства от предместника моего 30-го ноября дано было надлежащее предписание Рижской Управе Благочиния, которая однакож ныне доносит мне, что Попечители означенного молитвенного дома от дачи повеленной подписки отказываются, объясняя, что в требуемом от них ручаться не могут.

О чем долгом моим поставляю всепокорнейше представить на разрешение Вашего Сиятельства.

 

Гражданский Губернатор

(подпись)

        Рига

Генваря 6-го дня

   1828-го года

        № 8

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.110, л.10.

 

***

По учиненном 30-го мая 1830 года, на предложение Г.Полицмейстера, Полковника и Кавалера Вакульского осмотре, расположенных на форштадтах сего города раскольнических моленных, мы относительно времени, которые могут еще простоять сии здания, находим следующее:

1. Деревянная моленная, находящаяся на большой Александровской улице69, может простоять до совершенного своего разрушения, если не будут делаемы починки, еще 20 лет; если не чинить крыши, дом не способен был бы для жилья уже в 10 лет, а не чиня и печей в 4 или 5 лет. Трубу одну следовало бы ныне же сломать.

2. Деревянная моленная в улице Иезус Кирхе70 на Московском форштадте может, не чиня оную, простоять до совершенного разрушения еще 20 лет; не чиня крыши, она делается неспособною для жилья уже в 15 лет, а оставив без починок и печи, то в 4 или 5 лет.

3. Большая каменная моленная при Двине, на Московском форштадте, может до совершенного разрушения своего, если не будут производимы починки, простоять еще сорок лет; не чиня крыш, она не будет способна для жилья уже в 15 лет, а не исправляя и печей в 4 или 5 лет. Каменные стены простоят еще долгое время.

Архитекторы: Губернский Шпациер и Городской Грель.

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.136, л.29.

 

* * *

О староверческих  школах

 

Секретно


Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генерал-Лейтенанту, Сенатору, Императорского

Дерптского университета Попечителю и разных

Орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Из канцелярии Вашего Высокопревосходительства сего числа дано знать моей канцелярии, что Вашему Высокопревосходительству для доведения до Высочайшего сведения нужно знать с чьего дозволения заводит школы Совет Рижского Старообрядческого общества, какие учителя находятся в означенных школах, и имеют ли они законное на то право, а также существуют ли у Общества Старообрядцев две дачи: Гризенберг и Гребенщикова, или только одна, называясь сими обеими именами.

По докладу о сем канцелярии моей, имею честь Вашему Высокопревосходительству всепокорнейше донести, что Совет Рижского Старообрядческого общества ныне вновь никаких школ не заводит, а содержит школу при молельне и богадельне своей с самого основания последних, в которой воспитанием детей руководствуется назначениями, изображенными в правилах, утвержденных Предместником Вашего Высокопревосходительства 20-го февраля 1827 года для управления Богадельни, Больницы, Сиротского отделения и Школы Рижского Старообрядческого общества Главы 12-й статьи 22-й, §§ с 114-го по 125-й о сиротах, подкидышах и новорожденных и Главы 13-й статьи 23-й в §§ с 125 по 140-й об обязанностях учителя, с которых выписку при сем представляю. При оной школе определен один токмо учитель, который ныне есть шлокский мещанин Дорофей Дмитриев Емельянов71, обучающий детей в чтении, писании и арифметике первых пяти правил и имеющий в способностях к преподаванию учения свидетельство от Губернского Директора училищ от 27-го сентября 1828 года под № 649.

Дач Старообрядческое общество имеет только одну под названием Гризенбергская, а дача Гребенщикова была частное особенное владение купца Гребенщикова, коего наследники, после смерти родителя, продали оную рижскому купцу Кожеурову, а сей последний каретному мастеру Земунду, во владении которого оная состоит и ныне.

Гражданский Губернатор Егор фон Фелькерзам

 

             Рига

Августа 16 дня 1830 года

           № 72

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.139, л.2.

 

 

Секретно

Копия

 

Министертсво Народного                                           Господину Попечителю Дерптского

      Просвещения                                                                       Учебного Округа72

        Канцелярия

23 июня 1832 года

          № 742

Г.Министр внутренних дел по Высочайшему Государя Императора повелению по делу о рижских раскольниках и их заведениях, сообщил мне, что раскольническая школа в Риге не может существовать в настоящем ее положении, ибо учреждена в противность начал, на коих заведены народные школы, и управляется учителем из шклокских мещан, раскольником; между тем как постановлением 1820 года воспрещено выбирать из раскольников в общественные должности, а потому еще менее можно допускать раскольнику быть наставником юношества, - чтоб вследствие сего я принял меры закрыть оные училища, на основании изданных по сему предмету узаконений, и не иначе дозволил учредить вновь школу в Риге, как по Уставу уездных и приходских училищ 8 декабря 1828 года Высочайше утвержденному, хотя оный устав и не распространен на Дерптский учебный округ, но приличнее уравнять школу сию с другими подобными в государстве; ибо она может быть в Риге, и даже во всем округе, одна такая школа.

К сему Г.Министр внутренних дел присовокупляет, что находящиеся в означенной раскольнической школе малолетние круглые сироты мужского пола, как могущие остаться без призрения, вследствие Высочайшего повеления будут определены в Рижский батальон военных кантонистов.

Во исполнение сего Высочайшего его Императорского Величества повеления покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство сделать подлежащее рапоряжение о закрытии существующей в Риге раскольнической школы и о недозволении вновь учредить школу в Риге иначе, как на основании Устава уездных и приходских училищ 8 декабря 1828 года Высочайше утвержденных, не допуская ни под каким видом, чтобы учителем в оной был назначаем раскольник.

 

Подлинное подписал Министр Народного Просвещения, Генерал от Инфантерии, князь Карл Ливен.73

С подлинником верно: Старший письмоводитель Ф.Винтер

 

ЛГИА, ф.1, оп. 10, д.139, л.8.

 

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-

Губернатору, Генерал-Лейтенанту, Сенатору,

Дерптского Учебного округа Попечителю

и разных орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

 

При почтеннейшем предписании от 28-го прошедшего августа за № 640 Ваше Высокопревосходительство изволили препроводить ко мне, к исполнению, отношение к Вам Министра народного просвещения, с изъяснением Высочайшей Его Императорского Величества воли об учреждении в Риге школы на основании Устава приходских и уездных училищ 8-го декабря 1828, и об определении в оную учителя не из раскольников.

Во исполнение сей Высочайшей воли, бывшая прежде раскольничья школа закрыта, и старшины здешнего Старообрядческого общества на общем совещании сего предмета в присутствии Губернского Директора Училищ и Рижского Полицмейстера, изъявили готовность устроить означенную школу на точном основании вышеприведенного Устава, и представить в оное Учителя, не из раскольников, к Губернскому Директору Училищ на испытание.

Как исполнение сего со стороны их замедлилось, то я от 24-го минувшего сентября, предписывал Рижскому Полицмейстеру понудить старшин к исполнению их обещания, с тем, что если в течение 8 дней оно не будет исполнено, то подвергнутся строгой ответственности.

Ныне Попечители убогого заведения Рижского Старообрядческого общества представляют мне, что общество отказало в выборе учителя в их школу не из раскольников, потому что якобы не имеет способов производить ему нужное содержание, и определило закрыть лучше сию школу вовсе.

А как учреждение сей школы на основании Устава уездных и приходских училищ, и определение в оную знающего учителя не из раскольников требуются по Высочайшей воле, то от меня предписано вместе с сим Рижскому Полицмейстеру объявить Старообрядческому обществу, что если они сами не изберут такового учителя, то он будет назначен в школу по выбору Губернского Учебного Начальства, и именно на их счет, потому что школа сия учреждается единственно для их Общества; в таком случае, сделана будет на них раскладка.

О таковом распоряжении моем долгом поставляю почтительнейше донести Вашему Высокопревосходительству.

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

            Рига

Октября 17 дня 1832 года

           № 281

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.139, л.11.

 

***

Его Высокоблагородию

Господину Рижскому Полицмейстеру,

Подполковнику и Кавалеру

Ивану Павловичу Вакульскому 2-му


От Попечителей убогого и больничного

заведения Рижского Старообрядческого

Общества


Требованное покорнейшее объяснение

Ваше Высокоблагородие изволили требовать, чтобы мы объяснились о том, сколько в случае, если наше Старообрядческое общество желает иметь школу в нашем убогом заведении, можно определить на покупку книг, жалованье учителю, ежегодное содержание и прислугу, особую приличную для учителя квартиру, и чем можно объяснить впредь такой доход.

Ссылаясь на поданное уже 14-го октября Его Превосходительству Господину Лифляндскому Гражданскому Губернатору покорнейшее представление, имеем мы честь представить Вашему Высокоблагородию еще следующее.

Для исполнения вышеписанного Вашего требования созывали мы еще 24-го октября и 16-го числа сего ноября членов Старообрядческого общества и, сообщив им упомянутое требование, приглашали их объявить свое намерение касательно содержания школы в сем убогом заведении, с объяснением или назначением, из каких источников можем мы получить нужные средства на исправление вышеозначенных расходов к содержанию школы и учителя, как поступающие в сие убогое заведение добровольные подаяния имеют назначенною целью единственно призрение и продовольствие, содержимых в сем заведении убогих и больных, и недостаточные даже на сии необходимые потребности; бывшее же доселе в сем заведении обучение членов Старообрядческого общества и вероисповедания, нескольких бедных старообрядческих детей первоначальным основаниям грамоты по древнепечатанным духовным книгам, происходило из усердия безденежно, не причиняя сему убогому заведению дальнейших расходов.

На сие, бывшие в собраниях члены Старообрядческого общества, ссылаясь на изложенные уже в вышеупомянутом нашем представлении Его Превосходительству от 7-го октября обстоятельства, объявили, что, если не благоугодно будет высокому Начальству дать или исходатайствовать нам в Вышнем месте позволение продолжать в сем убогом заведении обучение грамоте старообрядческих детей, избираемым из сего же общества и вероисповедания членам, в силу Высочайшего Указа от 8-го декабря 1828 года, под надзором Губернского Господина Директора училищ, по-прежнему безденежно, и изображенным уже в представлении нашем образом и порядком; то Старообрядческое общество не желает вовсе иметь в нем школу на ином основании, а для обучения детей своих грамоте и наукам будет пользоваться предоставленными каждому Сословию и Партикулярным лицам способами, посылать детей своих по удобности для каждого обывателя в рассуждении жительства и других обстоятельств в народное Екатерининское74 и другие общественные училища и в Партикулярные школы.

Сверх же сего, будем мы посылать и находящихся в сем убогом заведении до десяти сирых детей для первого обучения грамоте в приличную, из состоящих в здешнем месте школ.

Имея честь донесть о сем по требовангию Вашего Высокоблагородия с высокопочитанием пребываем.

Вашего Высокоблагородия

Покорнейшие

Попечители Старообрядческого

Убогого заведения

(подписи)

           Рига

10-го ноября 1832 года

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.139, лл.14-15.

 

***

 

Министерство Внутренних Дел                                         Господину Рижскому Военному

Начальника Лифляндской

      Губернии                                                                Губернатору и Генерал-Губернатору

    По канцелярии                                                                Лифляндскому, Эстляндскому и

        № 7556                                                                           Курляндскому75

Ноября 27 дня 1862 года

            г.Рига

Некоторые рижские купцы и граждане от имени здешнего общества раскольников вошли ко мне с прошением, в котором, указав на бедственное, вследствие закрытия существовавшей прежде при Гребенщиковском заведении школы в г.Риге, детей бедных раскольников и круглых сирот, на увеличивающуюся ежегодно между ними безнравственность и, присовокупив, что все принятые разными благонамеренными людьми против этой безнравственности меры остались без успеха по неимению училища, иже приюта для сирот, просили меня исходатайствовать разрешения Высшего Начальства на учреждение при Гребенщиковском заведении Сиротского дома, в котором можно было обучать до 50 детей обоего пола от осьми до тринадцатилетнего возраста – чтению, писанию, арифметике и Закону Божию и иметь за нравственностью их строгий надзор. По выпуске из сиротского дома предполагается сих мальчиков и девочек отдавать мастеровым или купцам в обучение или устроить их иным образом.

Объяснив при том, что на первоначальное устройство и содержание сиротского дома капитал уже собран и представлен будет в свое время, просители представили мне проект правил сего дома и в то же время просили об исходатайствовании утверждения сих правил.

Донося о сем на благоусмотрение Вашего Превосходительства, с представлением помянутого проекта правил, и имея при том в виду, что учреждение в г.Риге сиротского дома для бедных детей раскольников, конечно, желательно и даже необходимо, так как дети эти в настоящее время действительно погибают в нравственном отношении, считаю долгом покорнейше просить Ваше Высокопревосходительство не отказать в благосклонном содействии Вашем по сему делу и исходатайствовать утверждение приложенного при сем проекта правил Сиротского дома.

 

Гражданский Губернатор76 (подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.7, д.2044, лл.1-2.

***

Министерство Внутренних Дел                                       Господину Рижскому Военному,

    Департамент Общих Дел                                             Лифляндскому, Эстляндскому и

         Отделение 3                                                      Курляндскому Генерал-Губернатору

             Стол 1

       13 декабря 1862 г.

               № 847

Ваше Высокопревосходительство от 2 сего декабря за № 4394 изволили сообщить ходатайство рижских раскольников о разрешении им учредитиь при Гребенщиковском заведении Сиротский дом для обучения в нем до 50 детей обоего пола, на изложенных, в приложенном проекте устава, основаниях.

Имея в виду, что по Высочайшему повелению 14 мая 1832 г., в Риге может быть открыта школа не иначе, как по Высочайше утвержденному 18 декабря 1828 г. Уставу уездных и приходских училищ, Министерство внутренних дел находит, что изъясненное выше ходатайство рижских раскольников удовлетворено быть не может, так как представленный ими проект устава несогласен c Высочайше утвержденным Уставом уездных и приходских училищ.

Вследствие сего, имею честь покорнейше просить Ваше высокопревосходительство приказать объявить о сем просителям, с возвращением прилагаемого при сем проекта устава.

 

За Министра Внутренних Дел

Товарищ Министра

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.7, д.2044, лл.4.

***

Секретно

 

Министерство Народного                                                        Милостивый Государь

      Просвещения                                                                   Барон Вильгельм Карлович77

     10 июля 1863 г.

           № 172

По поручению моему, один из наших талантливых литераторов Николай Семенович Лесков78 отправляется в Ригу для возможного изучения раскольничьих школ, к чему может весьма много способствовать знание им раскола вообще и знакомство с некоторыми раскольниками в Санкт-Петербурге.

Поручая Г.Лескова благосклонному вниманию Вашего Высокопревосходительства, имею честь покорнейше просить оказать ему зависящее от Вас содействие при исполнении помянутого поручения.

Примите, Милостивый Государь, уверение в <> моем почтении и совершенной преданности.

 

( Подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2401, л.1.

***


             Записка                                                Возникший в последние годы вопрос о

по возникшему вопросу об                             народном образовании всесторонне

учреждении в г.Риге на Московском             обсужден как правительственными

предместии Старообрядческого учи-             местами, так и всеми органами русской

лища для народного образования                  печати. Усиленное содействие всех

        16 апреля 1865 г.                                     сословий к распостранению в русском

            г.Рига                                                     народе грамотности, готовность крес-

                                                                           тьян, обнаружившаяся во многих

                                                                           местностях России, к обязательным

                                                                           взносам на пользу народных школ

                                                                           указывают, что школы эти составляют

                                                                           насущную потребность в народной

                                                                           жизни русского человека. Но школы

                                                                           могут достигнуть своей цели, если они

                                                                          учреждаются на прочных и разумных

                                                                          началах, соответственно столько же

                                                                          потребностям того класса народа, для

                                                                          которого они учреждаются, сколько и

                                                                          потребностям местности, в которой

                                                                          этот народ живет, и общественной

                                                                          жизни, в которой он вращается.

 

Его Сиятельству

Господину Генерал-Губернатору, Генерал-Лейтенанту и разных орденов Кавалеру,

Графу Петру Андреевичу Шувалову79

 

Этими чувствами проникнуто и Рижское Русское Старообрядческое общество, не лишенное того здравого смысла, который составляет отличительную черту русского народа, а потому, рижское русское общество объято радостью, прочитав в № 247 от 19-го сентября 1863 года газеты «Северная пчела» статью под названием «Старообрядцы, как соревнователи просвещения». – В статье этой доводится до всеобщего сведения не простое сообщение какого-либо частного лица, заслуживающего веры в большей или меньшей степени, а суждение, происходившее 10-го сентября 1863 г. в заседании Комитета грамотности, учрежденного при Императорском Вольно-экономическом обществе в С.Петербурге, и состоявшееся по сему предмету журнальное постановление Комитета грамотности, следовательно, заявление это официальное, правительственного органа. В заявлении же этом доводится до всеобщего сведения, что председатель Комитета грамотности Действительный Статский Советник С.С.Лашкарев80 известил Комитет, что из рижских старообрядцев, рижские купцы Г.С.Ломоносов и З.Л.Беляев, на учреждение в г. Риге для своих единоверцев школы жертвуют, первый пять тысяч рублей, а последний одну тысячу рублей, всего шесть тысяч рублей серебром, и что сверх сего купец З.Беляев вызвался безвозмездно содержать склад учебников, издаваемых Комитетом грамотности, распостранять их и отчитываться. – Комитет Грамотности по выслушании этого заявления с горячим сочувствием единогласно положил: «Благодарить Г.г. Ломоносова и Беляева в настоятельнейшей нужде народа, предложить им вступить в члены Комитета и содействовать ему, по мере сил в своем кругу, а Г. Беляеву, выслать каталог и несколько изданий Комитета, на первый раз по выбору члена Комитета грамотности Г. Лескова, знакомого с современными потребностями рижского бедного класса». – Журнальное постановление это Комитета грамотности приведено в исполнение, а Г.г. Ломоносов и Беляев приняли от Комитета за свои пожертвования благодарность, по настоящее время не отклонили ее от себя и печатно не заявляли, что они, Г.г. Ломоносов и Беляев, подобной благодарности не заслуживают, ибо вовсе не думают упрочивать школы для народного образования и для сего означенного капитала не жертвовали и не жертвуют, а что они согласны вносить ежегодно, и то, по своему усмотрению, известный процент с прописанного капитала, что исправный ежегодный взнос этого процента они ничем не обеспечивают, и что взнос этот для наследников их необязателен.

Хотя Г.г. Ломоносов и Беляев ныне и отзываются от своего пожертвования, но по вышеизложенным причинам настоящий отзыв их не может заслуживать уважения, тем менее, что в № 254-м от 26 сентября 1863 года в той же газете «Северная Пчела» в статье «К известию об учреждении староверческой школы в Риге» при вторичном заявлении о действительном пожертвовании Г.г. Ломоносовым и Беляевым на учреждение для народного образования школы шести тысяч рублей серебром, напечатано, что «попечитель общины рижских староверов Г. Полковник Андриянов учредил книгу на дальнейший сбор денег для школы. На первой же странице этой книги Г. Ломоносов записал словесно обещанные им пять тысяч рублей, Г. Беляев тысячу рублей, а вслед за ними тысячу же рублей записал рижский купец Иона Федотов Тузов. Таким образом, в три строки Рижская школа получила для своего начала семь тысяч рублей серебром». Противу этого заявления, Г.г. Ломоносов, Беляев и Тузов также не протестовали и не называли его ложным, равно как и Г. Полковник Андриянов не заявлял нигде, чтобы к нему от сих лиц не поступило означенное пожертвование, а потому лучшим же доказательством действительности этого пожертвования должна служить заведенная для сего Г. Полковником Андрияновым книга, в которой, как известно, записали свои пожертвования и другие лица, на учреждение созданной школы. Наконец, в Рижском календаре на 1865 год, в извлечении из летописи г.Рига с 1-го сентября 1863 по 1-е сентября 1864 года занесено: «10-го сентября 1863 года рижские купцы Г.С.Ломоносов и З.Л.Беляев пожертвовали шесть тысяч рублей серебром на учреждение в г. Риге школы для бедных детей старообрядцев».

Нельзя же допустить, чтобы все вышепоименованные органы печати и Комитет грамотности распостраняли ложь, а мнимые, по собственному своему отзыву, жертвователи Г.г. Ломоносов, Беляев и Тузов сознательно допускали распространение подобной лжи, дабы получать изъявления незаслуженной благодарности и слыть ревнителями народного образования.

Заявленная же ныне сими лицами готовность жертвовать для этой цели ежегодно известный процент с пожертвовавнного капитала, не упрочивая существования предполагаемой школы, не дает возможности приступить к учреждению этой школы, ибо пока школа не будет иметь ни от каких случайностей независимого капитала, получаемые с которого проценты обеспечивали бы ее существование, преуспеяние ее сомнительно. Положим, что Г.г. Ломоносов, Беляев и Тузов в течение первых двух, трех, а может быть и пяти лет, проценты с обещанного капитала будут вносить исправно, - но можно ли положиться на дальнейшую исправность их взносов, если это ничем существенным, кроме словесных обещаний, не обеспечено. Положим, наконец, в чем не должно сомневаться, что лица эти будут исправно производить эти взносы в течение своей жизни, - но спрашивается, обязательны ли эти взносы для их наследников, да и можно ли определить, чтобы дела и обстоятельства самих жертвователей не переменились до такой степени, что и от них невозможно будет требовать дальнейшего производства сих взносов. Следовательно, предполагаемая школа должна зависеть от случайностей, которых в столь важном деле, как народное образование, никак нельзя допустить.

Принимая все вышеизложенные обстоятельства в соображение, правление Гребенщиковского благотворительного заведения находит возможным из капиталов богадельни отделить пять тысяч рублей серебром для предполагаемой школы, если Г.г. Ломоносов, Беляев и Тузов и другие лица, записавшие в заведенной для сей цели Г. Полковником Андрияновым книге, свои приношения, <> представлять капитал, составляющий эти пожертвования. Но, так как правление Гребенщиковского благотворительного заведения есть ничто иное, как представитель Общества, иждивением которого содержится самое заведение, то оно и не может располагать самопроизвольно капиталом Общества, а потому правлению Гребенщиковского благотворительного заведения, высказывая свое мнение о возможности отделить из капиталов заведения пять тысяч рублей серебром для предполагаемого училища, покорнейше прошу Г. Главного попечителя Гребенщиовского благотворительного заведения спросить Общество о согласии или несогласии оного на это пожертвование и о сем составить акт, который обще с настоящим мнением правления, и представить на благоусмотрение Вашего Сиятельства. – Желательно было бы, чтобы прежде всего отобран был по сему предмету надлежащий отзыв от Г.г. купцов Ломоносова, Н.Волкова, Д.Великанова, Беляева, Побегалова, Кузнецова и других, противудействующих всем благим начинаниям. Правление Гребенщиковского благотворительного заведения, которое находит, что предполагаемая школа будет давать каждодневное убежище и нравственно-религиозное воспитание сиротам и детям бедных родителей, занятых работами для снискания семейству своему дневного пропитания, - следовательно, училище будет призревать и воспитывать сирот и бедных детей, чтобы сделать их честными людьми и полезными гражданами и, таким образом, отстранять их от всех порочных привычек, что неизбежно при праздношатающейся жизни детей без всякого призрения.

Очевидно, что цель училища в высшей степени благотворительная, а для этого и Гребенщиковское благотворительное заведение, по основной мысли учредителя своего, не может и не должно отказать сему училищу в своем содействии. Имея в виду, что предполагаемое училище будет вынуждено некоторых воспитанников снабжать платьем, дабы не лишить их возможности посещать училище, правление Гребенщиковского благотворительного заведения полагает для большого преуспеяния продолжать подписку доброхотодателей в заведенной для сего Г. Полковником Андрияновым книге и выставить кружки на известных местах.

Училище первоначально открыть в наемном доме, пока средства училища дозволят ему приобрести для себя дом с присоблением его ко всем потребностям училища. Капиталы училища должны быть обращены в шести процентные билеты Государственной комиссии погашения долгов, билеты эти должны храниться в Рижской конторе Государственного банка, который получает по ним проценты и открывает у себя для училища текущий счет. Всю хозяйственную часть училища заведывает Училищный совет из четырех членов Общества, принадлежащего к Гребенщиковскому благотворительному заведению, из которых два избираются от купечества и два от мещанства. Совет этот, равно как и самое училище, состоят в ведении Г. Рижского Губернского Директора Училищ, который или сам председательствует в училищном совете, или назначает для сего одного из смотрителей уездных училищ. Членами Совета состоят и учителя училища. Во всем прочем руководствоваться правилами для училищ сего рода, изданными от Министерства Народного Просвещения.

Училище должно быть двухкласное приходское и с наименованием его старообрядческим общественным, двухклассным приходским училищем. Предметами обучения должны быть:

1.Церковно-славянский язык и чтение Божественных книг.

2.Русский язык.

3.Немецкий язык.

4.Чистописание.

5.Рисование и черчение.

6.География России с отчизноведением.

7.История России.

8.Общеее обозрение естественной географии и политической географии всех стран и государств.

9.Общее обозрение всеобщей истории.

10.Общее обозрение естествознания.

11.Арифметика и

12.Пение молитв.

Если впоследствии времени средства позволят, то желательно было бы при училище завести некоторые мастерские для обучения кончающих курс наук известным мастерствам.

Вот начала, на которых правление Гребенщиковского благотворительного заведения желало бы основать предполагаемое училище для народного образования детей русского простого народа и мещан, принадлежащих Рижскому обществу Гребенщиковского благотворительного заведения.

Подписи

( всего 5 подписей)

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, лл.2-8.

***

Проект

Устав

старообрядческого училища в Риге

§ 1

Для распространения начального образования между детьми обоего пола бедных старообрядцев, не имеющих средств получить домашнее образование, учреждается в г. Риге училище под названием «Рижское Николаевское старообрядческое училище».

§ 2

Училище помещается в Московском предместье в наемном доме. Помещение для мальчиков должно быть отдельно от помещения для девочек, и девочки отпускаются из классов ¼ часа ранее мальчиков.

§ 3

Число учеников и учениц в училище не ограничивается и зависит от местных потребностей и средств заведения.

§ 4

Для наблюдения за благосостоянием училища выбирается из рижских старообрядцев на три года Комитет из 3-х лиц купеческого и 2-х мещанского сословия. Комитет этот выбирает из среды своей попечителя и эконома. Обсуждение общих вопросов, касающихся училища, производится в Комитете в общем его составе.

§ 5

Кроме лиц, обозначенных в предыдущем §, в Комитете заседает, с правом голоса, попечитель училища. Звание почетного попечителя принадлежит лицу, пожертвовавшему наибольшую сумму на учреждение этого заведения.

§ 6

Выбор членов Комитета производится по истечении каждых трех лет общим собранием лиц, вносящих не менее 5 рублей серебром или пожертвовавших одновременно капитал, приносящий проценту 5 и более рублей. Лица, выбранные в члены Комитета, утверждаются в их должностях Прибалтийским генерал-губернатором.

§ 7

Для попечения за девочками выбираются на три года дамами, принадлежащими к старообрядчеству, участвующими в подписке на училище, шесть из их среды, которые носят название попечительниц. Мнение попечительниц об улучшении женского отделения училища должны быть принимаемы комитетом в соображение.

§ 8

В училище принимаются дети только старообрядцев беспоповщинского согласия бесплатно и без предварительного испытания в познаниях; с детей же состоятельных родителей комитету представляется право взимать от 50 к. До 1 рубля в месяц, сообразно с средствами. Возраст для вступления определяется для мальчиков не моложе 7 и не старее 14 лет и для девочек не старее 11 лет.

§ 9

Училище на первый год должно состоять из одного класса, в котором преподаются следующие предметы:

1. Чтение церковных книг.

2. Чтение гражданских книг и чистописание.

3. Первые четыре правила арифметики.

4. Церковные книги.

§ 10

На второй год, если дозволят средства училища и окажутся из учеников способные к дальнейшему образованию, следует учредить 2-й класс, где будут преподаваться:

1. Русский язык.

2. Немецкий язык.

3. География России.

4. История России.

5. Продолжение арифметики.

Кроме того в училище обучают девочек рукоделию, а мальчиков разным ремеслам, смотря по способностям и желанию.

§ 11

Учителя, избираются и определяются по усмотрению Комитета, но только те, кои будут предварительно испытаны директором губернских училищ, который по испытанию представленных Комитетом кандидатов, сообщает о них, способны ли они или нет, быть преподавателями.

§ 12

Содержание учителей и служителей назначается Комитетом по взаимному с ними согласию.

§ 13

Обучение в училище продолжается весь год, за исключением воскресных и праздничных дней и обыкновенных училищных ваканций.

§ 14

Преподавание производится по 39 часов в неделю или по 7 часов в день, утром от 8 до 12 наукам, и после обеда, кроме субботы, от 2 до 5 часов ремеслам и рукоделию.

§ 15

Распределение предметов преподавания утверждается директором губернских училищ, которому по должности его принадлежит надзор за учебною частию.

§ 16

В конце каждого учебного года производится ученикам и ученицам публичное испытание.

§ 17

Для обучения детей мастерствам и рукоделию нанимаются Комитетом мастера или подмастерья, которые должны быть опытны в практическом и теоретическом деле и хорошей нравственности.

§ 18

Материалы, на производимые мальчиками работы и девочками рукоделия, заготовляются на счет училищных сумм. Вырученные деньги от продажи произведений обращаются в пользу училища. Девочкам дозволяется приносить в училище свои материалы и в таком случае изготовленные ими предметы остаются их собственностью.

§ 19

Срок учения в училище продолжается для мальчиков и девочек сообразно с их успехами, но не менее года в каждом классе.

§ 20

Учителя должны иметь самый бдительный, родительски строгий надзор за прилежанием, поведением и нравственностью учащихся, допуская наказания только в случае необходимости. Телесные наказания определяются лишь Комитетом. Тщательное наблюдение за исполнением этих правил вменяется в обязанность Комитету. Мальчики и девочки испорченной нравственности, по решению Комитета, исключаются из училища.

§ 21

Училище учреждается и содержится на счет единовременных и ежегодных пожертвований. Единовременные пожертвования: со стороны Гребенщиковского благотворительного заведения – 5000 руб. И частных лиц – 7080 руб. Составляют основной капитал училища, проценты с которого вместе с ежегодными взносами употребляются на содержание училища. Сверх того для усиления средств этого заведения продолжается подписка и выставляютсякружки для сбора. Собранные подобным образом деньги причисляются к основному капиталу.

§ 22

Капиталы, принадлежащие училищу, считаются неприкосновенную его собственностью и не могут быть употребляемы ни на какие другие надобности. Храниться они должны в Рижской конторе Государственного Банка.

§ 23

Заведывание суммами и расходами по училищу возлагается на Комитет, члены коего, в случае растраты, ответствуют своею собственностью.

§ 24

Если средства училища дозволят, то Комитету предоставляется право снабжать беднейших учеников и учениц одеждою и обувью.

§ 25

По окончании учебного года, к 1-му июня, Комитет обязан составить отчет о состоянии училища и издержек, на него употребленных. Для ревизии этого отчета выбираются из числа жертвователей 6 человек, по два из купцов, мещан и <рабочего оклада>. В случае замеченных при ревизии упущений, ревизоры доносят о них Главному Начальнику края для надлежащего распоряжения.

§ 26

По утверждении Правительством существования старообрядческого училища, Комитет ходатайствует у Главного Начальника края или его округа о согласии их принять это заведение под их покровительство.

§ 27

Впоследствии, если за покрытием расходов по училищу окажутся излишки, то на эти средства предполагается учредить и содержать приют для призрения сирот, принадлежащих к старообрядчеству.

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, лл.25-28.

***

 

Конфиденциально

Милостивый Государь

Граф Петр Андреевич

 

Отношением от 10-го сего июня № 1951, Ваше Сиятельство изволите просить содействия моего касательно учреждения в Риге для детей местных раскольников-беспоповцев, на собственный их счет, элементарного училища, под непосредственным Вашим наблюдением.

Не встречая к сему, в общих чертах, с моей стороны препятствия, я, тем не менее, нахожу нужным предварительно дальнейшего соглашения по этому вопросу с надлежащим правительственным ведомством, покорнейше просить вас, Милостивый Государь, разъяснить некоторые обстоятельства, относящиеся до устройства проектируемого училища.

1.По известной замкнутости убеждений раскольников, понятно желание учредителей иметь училище для детей исключительно раскольничьего населения, но строгое ограничение приема учеников из среды одного беспоповского толка – едва ли совместно с самым сознанием потребности образования, и это требование, конечно, встречает существенное затруднение, уже потому, что чрез подобное постановление, самая беспоповская ересь являлась бы некоторым образом, какою-то органическою, Правительством признаваемою, общиной.

2.Из проекта не видно ни основания, ни повода присваивать училищу названия Николаевского.

3.В Комитет для наблюдения за благосостоянием училища, который предполагается составить из одних раскольников, казалось бы возможным и небесполезным пригласить нескольких лиц как мужского, так и женского пола, православных.

4.Право избрания учителей может быть оставлено за Комитетом, но определение их должно зависеть от Министерства Народного Просвещения, которому следует предоставить и существенный надзор как за учебною частью, так и за нравственностью воспитанников.

5.Слова программы: чтение Церковных книг и Церковное пение – недостаточно уясняют сущность этих предметов обучения. Если здесь разумеются старопечатные церковные книги, то следовало бы это оговорить. Что же касается пения, по принятому в местной молельне напеву, то этот напев неудобно признавать церковным.

6.В проекте не высказано какие денежные средства будет иметь училище и чем заверяется срочность и бездоимочность их поступления, а также и необходимый формальный контроль училищных сумм.

К сему нужным считаю присовокупить, что вообще, чем полнее и определеннее будут выражены основные условия учреждения раскольничьего в Риге училища, тем менее может встречаться неудобств к осуществлению сообщенного Вашим Сиятельством предположения.

Примите уверение в отличном моем почтении и совершенной преданности.

(Петр Валуев)81

        № 73

   19 июня 1865 г.

Его Сиятельству Графу

    П.А.Шувалову

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, лл.54-55.

***

 

Конфиденциально

 

Лифляндский, Эстляндский                                                     Милостивый Государь

       и Курляндский                                                                 Петр Александрович82

    Генерал-Губернатор

         Канцелярия

        Отделение III

         1 июля 1865

            № 2190

              Рига

Вследствие письма Вашего Высокопревосходительства от 19-го июня за № 73 имею честь уведомить Вас, Милостивый Государь, что я вполне сознаю неполноту и необстоятельность, в которых выражено мое ходатайство о разрешении учредить в г.Риге первоначальное училище для раскольников, но это произошло от того, что я полагал, что мои предположения по настоящему делу изложенные в общих чертах, менее встретят препятствий к их осуществлению.

По поводу замечаний Вашего Высокопревосходительства на основные условия учрежденного училища, имею честь сообщить на Ваше благоусмотрение следующие объяснения.

1.В проекте устава училища упоминается об одной секте беспоповцев, потому именно, что в Риге не существует других раскольников, кроме принадлежащих к беспоповщинской секте Федосеевского согласия83. Сверх того, одним из главных жертвователей на устройство училища является Гребенщиковская богадельня, - заведение исключительно учрежденное для приюта раскольников-беспоповцев. Опасение того, что чрез ограничение приема учеников из среды одного беспоповского толка, самая беспоповская ересь являлась бы некоторым образом какою-то органической, Правительством признаваемой общиной, что, по мнению моему, не может найти подтверждение в фактах. В Риге с давнего времени существует признанная Правительством Гребенщиковская богадельня. – Заведение это учреждено раскольниками-беспоповцами, управляется в течение многих годов приверженцами этого толка, в него принимаются исключительно одни беспоповцы, между тем существование этой богадельни, располагающей значительным капиталом и помещающей в себе до 250 человек призреваемых, по настоящее время не придало беспоповской ереси характер органической, признанной Правительством общины; не придало даже в то время, когда Правительственный надзор за этим заведением был всегда слаб, и размеры его деятельности были несравненно обширнее. Тем менее можно ожидать подобных последствий от училища, заведения не состоятельного, не располагающего большими средствами, и которое, согласно желанию учредителей, будет состоять при богадельне и подчиняться строгому надзору со стороны местного училищного начальства.

2. Название Николаевское присваивается училищу потому, что предположение о его учреждении совпадало со временем кончины Государя наследника Цесаревича Николая Александровича84, и учредители проникнутые чувством скорби о великой потере, желали учредить училище в память Его Императорского Высочества. Не желая оскорбить отказом их чувства привязанности к Императорской фамилии, я согласился на предположение назвать училище Николаевским, в отношении же своем к Вашему Высокопревосходительству я не объяснил причины этого обстоятельства потому, что находил неудобным входить в подробности по этому предмету в официальной бумаге.

3.Пригласить в Комитет для наблюдения за благосостоянием училища нескольких лиц из православных, конечно, было бы весьма полезно, но, к сожалению, совершенно невозможно при настоящей степени развития раскольников. Воспитанное в крайней недоверчивости ко всему что существует вне раскола, в особенности, к лицам православного исповедания, большинство сектаторов, можно с достоверностью сказать, предпочтет оставить своих детей без обучения, чем послать их в школу, - управляемую православными. Пример русского элементарного училища в Риге85 наглядно подтверждает это предположение. Несмотря на даровое обучение в этом заведении, на удобное помещение его в центре Московского предместья, в котором сосредоточено раскольничье население, оно мало посещается сектаторами единственно потому, что Начальство этого заведения состоит из лиц, не принадлежащих к расколу. Если раскольники вполне сознавая необходимость распространения в их среде образования, по настоящее время не ходатайствовали об учреждении для них училища, то единственно по свойственному их духу исключительности и из боязни вмешательства в это дело православных, и можно наверно предположить, что те самые лица, которые в настоящее время охотно жертвуют для учреждения училища, на изложенных в проекте основаниях, откажутся от несравненно меньших пожертвований, в случае, если в Комитет, выбранный из их среды, включить лиц православного исповедания. При этом считаю долгом заметить, что Комитет будет состоять под тщательным моим наблюдением, и я с своей стороны употреблю все зависящие от меня меры, чтобы направить его деятельность к истинным пользам, управляемого им заведения.

4.Что касается 3-го пункта замечаний Вашего Высокопревосходительства, то я вполне согласен с мнением Вашим, - что право избрания учителей может быть оставлено за Комитетом, но определение их должно зависеть от Министерства Народного Просвещения, которому следует предоставить и существенный надзор как за учебною частию, так и за нравственностию воспитанников. В этом же смысле было составлено и то предположение по этому предмету, которое я имел честь сообщить на Ваше благоусмотрение в письме за № (№ не указан – сост.).

5.Под словами программы: чтение церковных книг разумеется чтение церковных книг, употребляемых раскольниками при богослужении. Что же касается слов церковное пение, то этим названием предполагается наименовать духовное пение, по принятому в местной моленной напеву.

6.Средства, на которых предполагается учредить и содержать училище, заключаются в единовременных и ежегодных пожертвованиях. Единовременные пожертвования со стороны Гребенщиковской богадельни и частных лиц составляют по настоящее время 12973 руб. Сумма эта образует основной капитал заведения, проценты с которого, вместе с ежегодными взносами, коих поныне подписано 805 руб., должны быть употребляемы на содержание училища. Сверх этого для усиления средств этого заведения предполагается продолжать подписку и выставить в моленной кружки для сбора. Собираемые подобным образом деньги должны быть причисляемы к основному капиталу. К устройству училища должно быть приступлено не прежде как все подписанные единовременные и ежегодные пожертвования будут внесены в Комитет, на обязанности коего возлагается заведывание суммами училища.

 

Генерал-Адъютант, Граф Шувалов

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, лл.46-51.

***

Рига, 19 июля 1865 года

Протокол заседания Комитета по учреждению старообрядческой школы

 

Присутствовали попечители: Г.г. Ломоносов, Лашков, Гаврилов и Карпов. Комиетом решили нанять квартиру для помещения школы вблизи Гребенщиковского заведения, по этому делу было поручено Г.г. Карпову и Гаврилову; а Г. Лашкову поручено озаботиться выписать из Москвы учебных книг, а именно: азбучек 100, часословов 30 и псалтырей 15 штук.

Попечители: Г. Ломоносов, Г. Лашков

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, л.57.

 

***

Министерство Внутренних Дел                                                  Милстивый Государь

    Департамент Общих Дел                                                        Граф Петр Андреевич!

            Министерства

        9 ноября 1865 года

              № 13154

 

В дополнение к письму моему от 19-го июня сего года, считаю долгом Вас уведомить, что предположения Вашего Сиятельства об учреждении в г. Риге училища для детей раскольников, представлены были мною на благоусмотрение Комиета Министров 9-го сего сентября, который журналом 28-го того же месяца, определил передать оные на предварительное заключение Главноуправляющего II-м отделением Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, - но так как отзыва доселе в Комитет Министров не поступало, то я ныне же прошу Графа Панина86 ускорить по возможности доставлением оного.

Примите уверение в отличном моем почтении и совершенной преданности.

(Подпись)

Его Сиятельству Графу

     П.А.Шувалову

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, л.61.

 

***

Комитет Министров                                                                   Милостивый Государь,

   Октября 20 дня                                                                       Граф Петр Андреевич

       1865 года

        № 9047

 

По поручению Председателя Комитета Министров87 имею честь покорнейше просить Ваше Сиятельство пожаловать в заседание означенного Комитета, завтра, 21-го сего декабря, во втором часу пополудни, для присутствования при докладе Комитету, внесенного в оный Министром Внутренних Дел88, проекта Устава старообрядческого училища в г. Риге.

Комитет имеет свои заседания в Зимнем дворце.

Покорнейше прошу Ваше Сиятельство принять уверение в совершенном моем почтении и преданности.

(Подпись)

Его Сиятельству, Графу

       П.А.Шувалову

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д. 2680, л.62.

***

Министерство Внутренних Дел                       Господину Лифляндскому, Эстляндскому и

   Департамент Общих Дел                                Курляндскому Генерал-Губернатору89

      31 декабря 1865 г.

           № 16960

Из отношения моего от 9-го минувшего ноября за № 13154 Ваше Сиятельство изволите знать, что по делу об учреждении в г. Риге училища для детей раскольников я входил с представлением в Комитет Министров.

Комитет, по рассмотрении проекта устава означенного училища и заключения по сему предмету Главноуправляющего II-м отделением Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, журналом 21-го сего декабря положил: настоящее дело возвратить, чрез мое посредство, Вам, Милостивый Государь, для надлежащего соображения с высочайшим повелением, последовавшим по предположениям Особого комитета по делам о раскольниках, и для изменения устава, учреждаемого в г. Риге училища, на основании бывших в Комитете Министров, в присутствии Вашего Сиятельства, суждений.

Во исполнение такового положения Комитета Министров, имею честь препроводить при сем к Вам, Милостивый Государь, переданные мне из Комитета при выписке из журнала от 29-го сего декабря за № 2118: 1) Устав старообрядческого училища в Риге; 2) Записку по сему предмету Главноуправляющего II-м отделением Собственной Его Императорского Величества Канцелярии за № 801 и 3) Отзыв Министра Народного Прсвещения за № 7331 по сему же предмету, покорнейше прося Ваше Сиятельство о последующем почтить меня уведомлением.

 

Министр Внутренних Дел,Статс-Секретарь90 (подпись)

Управляющий Департаментом, Вице-Директор (подпись)

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, лл.63-64.

 

***

Министерство Внутренних Дел                      Господину Лифляндскому, Эстляндскому и

    Департамент Общих Дел                            Курляндскому Генерал-Губернатору91

        11 февраля 1866 г.

                № 121

По высочайшему повелению

Об учреждении в Риге

Гребенщиковского Училища

 

Сообщенный мне Вашим Сиятельством, от 11-го минувшего января за № 128, проект устава Гребенщиковского училища в г. Риге для распространения начального образования между детьми обоего пола русского происхождения, я вносил в Комитет Министров.

Комитет полагал: составленный для утверждаемого в г. Риге Гребенщиковского училища проект устава - утвердить, поднеся оный на Высочайшее Его Императорского Величества благоусмотрение.

Государь Император на положение Комитета Высочайше соизволил, а проект устава удостоен рассмотрения и утверждения Его Величества в 4 день февраля 1866 года.

О таковом высочайшем повелении, донеся вместе с сим Правительствующему Сенату, с предложением Высочайше утвержденного устава означенного училища, имею честь уведомить Ваше Сиятельство.

Министр Внутренних Дел, Статс-Секретарь92 (подпись)

 

Управляющий Департаментом, Вице-Директор (подпись)

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, л.67.

***

Милостивый Государь,

Петр Павлович93!

Вследствие письма Вашего Превосходительства от 9-го сего февраля № 17, имею честь уведомить вас, что после возвращения мне, в бытность мою Генерал-Губернатором, из Комитета Г.г. Министров проекта устава, учреждавшегося в г. Риге элементарного училища для детей старообрядцев, с тем, чтоб было изменено название этого училища, я предположил назвать его Гребенщиковским и объявил свое предположение собранным мною для этого учредителям сказанной школы, получил полное их согласие на таковое название.

Примите, Милостивый Государь, уверение в отличном моем почтении и совершенной преданности.

Граф П.Шувалов94

 

    15 февраля 1867 года

Его Пр-ву П.П. Альбединскому

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, л.72.

 

***

Его Превосходительству

Лифляндскому, Эстляндскому и Курляндскому

Генерал-Губернатору, Господину Генерал-Адъютанту

и Кавалеру Альбединскому

 

От Общества рижских старообрядцев

беспоповщинского согласия


Прошение

Его Высокоблагородие Г-н Главный Попечитель Гребенщиковской богадельни поручил Управлению оной пригласить на выборы тех старообрядцев, которые заявили желание пожертвовать на училище не менее 5-ти рублей серебром каждый.

Во исполнение этого, собрались в Управлении Богадельни 7-го числа сего июля для выборов членов комитета лица, которые просили главного попечителя прочесть содержание устава, и когда по прочтении оного оказалось, что вместо желаемого Обществом наименования «Николаевское старообрядческое училище», на которое Общество изъявило бывшему Прибалтийскому Генерал-Губернатору Графу Шувалову полную готовность отделить из богаделенных сумм 5 тыс. рублей серебром на устройство училища для детей старообрядцев, кроме добровольных, разными лицами пожертвований, значущихся по книге выданной бывшим Главным попечителем Полковником Очкиным в 1865 году, всего суммою 1118 руб. серебром, которая хранится ныне у попечителя Голубева, означенное училище по Высочайшему Уставу было названо только «Гребенщиковским для русского происхождения училищем», то Общество, и приняв в воображение перемену фирмы означенного училища, просило дозволения Коллежского Советника Поливанова об избрании уполномоченных депутатов для испрошения ходатайства Вашего Превосходительства о наименовании училища по изданному бывшим Главным Начальником Остзейских губерний Господином Генерал-Адъютантом Графом Шуваловым уставу, который был подписан в общем присутствии Его Сиятельства 8-ми депутатами избранными из среды Общества, до воспоследования на это Высочайшего Соизволения.

Главный попечитель Поливанов изъявил полное согласие на означенную просьбу Общества и затем предоставил избрать уполномоченных депутатов для обсуждения улучшения быта училища и исходатайствовать чрез Главного Начальника края Высочайшего по этому предмету утверждения.

На этом основании Общество, избрав из среды своей нижеподписавшихся уполномоченных оным депутатов, под своим засвидетельствованием, от имени коих осмеливается всепокорнейше представить Вашему Превосходительству на благоусмотрение копию с вышеозначенного устава старообрядческого училища и просит милостивого Начальнического ходатайства, где будет следовать, дабы Высочайше было повелено названное училище именовать «Рижским Николаевским старообрядческим училищем» в том беспредельном отеческом милосердии, что все наше Общество молясь Всевышнему о драгоценной жизни Августейшего Монарха и всего царствующего дома, а также и преданных царю и Отечеству, за те Высочайшие милости, которыми осчастливлена вся наша Россия. В настоящее время постоянно питаемся надеждою, как верноподанные дети, на всемилостивейшее соизволение Его Императорского Величества на просимое наименование, хотя об этом и воспоследовал Высочайше утвержденный 4-го февраля 1866 года устав, но этот устав может быть состоялся вследствие только просьб немногих лиц, а не по просьбе всего Общества, которое искренно и со всею преданностию умоляет всеми чувствами не отказать в настоящей просьбе тех благодеяний, которыми между прочим пользуются и другие национальности Российского народонаселения, ибо мы будучи преданы Престолу и Отечеству единственно ожидаем чрез милостивое ходатайство Вашего Превосходительства Всемилостивейшего соизволения на просимое наименование училища, в виде особого Монаршего милосердия для памяти в Бозе почившего незабвенного нашего Государя Цесаревича Великого князя Николая Александровича.

Всепокорнейшие просители:

Уполномоченные обществом депутаты

(подписи)

11 июля 1867 года

         г. Рига

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, лл.73-76.

(см. так же ф.1, оп.7, д.2799, лл.3-5)

***

 

3-е отделение Собственной Его                                                  Милостивый Государь,

   Императорского Величества                                                    Петр Павлович95

            Канцелярии

           Экспедиция 1

         31 марта 1868 г.

               № 947

Вследствие письма Вашего Превосходительства за № 689, при котором препровождено ко мне прошение рижских старообрядцев – о разрешении им учредить училище исключительно для их единоверцев и назвать оное Николаевским старообрядческим, согласно уставу мною одобренному, - считаю долгом уведомить Ваше Превосходительство, что рижские старообрядцы, сколько могу упомнить, действительно желали учредить училище исключительно для своих единоверцев, и на этот предмет собрали среди себя капитал и проектировали устав; но то предположение их было внесено в Комитет Г.г. Министров и там подверглось некоторым изменениям, в коих однакож не упоминалось, кажется, об обращении училища в такое заведение, которое было бы доступно всем лицам русского происхождения. – Сообщенный мне ныне в копии устав училища, есть лишь проект того самого устава, который первоначально был составлен старообрядцами; если же мнение мое по этому делу необходимо, то я не могу дать его прежде, чем буду иметь пред собою устав, одобренный и утвержденный Комитетом Министров, данный училищу в руководство, равно и по соображении всех обстоятельств, относящихся к разрешению сего вопроса.

Примите, Милостивый Государь, уверение в истинном моем почтении и совершенной преданности.

Граф П.Шувалов

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2680, л.78.

***

Милостивый Государь,

Петр Павлович!

 

В № 30 «Биржевых Ведомостей» напечатана статья Г. Лескова96 «Искание школ старообрядцами», в которой изображается в неблагоприятном свете отношение к старообрядцам бывшего Генерал-Губернатора Прибалтийского края, князя Суворова, причем приводятся места из официальных бумаг Генерал-Губернаторского Управления, с обозначением их чисел и нумеров.

Вследствие полученного по этому поводу письма князя Суворова, выражающего недоумение, как может частное лицо заимствовать из правительственного архива официальные бумаги и предавать их во всеобщую известность, и находя с своей стороны необходимым принять меры против подобных злоупотреблений, я долгом считаю о вышеизложенном сообщить Вашему Превосходительству на зависящее распоряжение, покорнейше прося о последующем меня уведомить.

Примите, Милостивый Государь, уверение в совершенном моем почтении и преданности.

(Подпись)

   № 1598

26 мая 1869 г.

Его Превосходительству

П.П.Альбединскому

 

ЛГИА, ф.1, оп.9, д.2401, л.4.

 

***

Его Сиятельству

Лифляндскому, Эстляндскому и Курляндскому

Генерал-Губернатору, Генерал-Адъютанту,

Генерал-Лейтенанту и Кавалеру

Князю Багратиону97


Рижского старообрчдческого общества

беспоповщинского согласия


Всепокорнейшее прошение

Его Превосходительство Г. Главный попечитель письменно изволил пригласить, на назначенное в четверг 15 сего июня в 6 часов пополудни в Канцелярии Вашего Сиятельства собрание жертвователей на устройство Гребенщиковского училища, только некоторые лица из нашего Общества, преимущественно изъявивших согласие жертвовать ежегодно не менее пяти рублей серебром или пожертвовать капитал, приносящий не менее 5 рублей процентов в год. Между тем, бывший в 1867 г. Главный попечитель Надворный Советник Поливанов приглашал на выборы в том году лиц, изъявивших желание пожертвовать единовременно не менее 5-ти рублей, и из жертвований которых в настоящее время составился уже капитал в 1118 рублей серебром, ныне с процентами простирающийся до 1500 рублей.

Хотя в § 8 Высочайше утвержденного 4 февраля 1866 г. устава Гребенщиковского училища в Риге и значится, что выбор членов комитета производится по истечении каждых трех лет общим собранием лиц, вносящих не менее 5 рублей серебром в год, или пожертвовавших единовременно капитал, приносящий проценты не менее 5-ти рублей в год, но устав этот может иметь силу только по основании училища, которого в настоящее время еще не существует.

Так как Рижское старообрядческое общество состоит не из тех только немногих лиц, изъявивших желание жертвовать по пяти рублей серебром, но и из лиц единовременно пожертвовавших капитал в 1500 рублей, который, а также и капитал в 1500 рублей, назначаемый по уставу из сумм Гребенщиковского богоугодного заведения, составляют не собственность вышесказанных первых немногих лиц, а добровольное пожертвование всех старообрядцев, то мы осмеливаемся всепокорнейше просить Ваше Сиятельство сделать зависящее милостивое начальническое распоряжение о допущении к выборам, как было и прежде, не одних только тех немногих лиц, но и прочих жертвовавтелей, внесших уже не менее 5-ти рублей, иначе Общество, не считая себя обязанным не принимав участия в выборах, жертвовать капитал в 5000 рублей, могущий быть употребленным на цели несогласные с желанием Общества. При сем Общество имеет честь приложить копию с прошения на имя бывшего Генерал-Губернатора Г. Генерал-Адъютанта Альбединского. Питая надежду на милостивое удовлетворение просьбы нашей, имеем честь быть.

 

Вашего Сиятельства

Всепокорнейшие слуги уполномоченных от Общества

(14 подписей)

      Рига

15 июня 1872 г.

ЛГИА, ф.1, оп.7, д.2799, лл.1-2.

 

P.S. На прошении стоит резолюция: «Объявить, что прошение подписанное 14 лицами, оставить без последствий, так как на основании устава к выбору членов комитета допускаются только лица, вносящие не менее 5 рублей».

***

 

Лифляндский, Эстляндский

        и Курляндский                                                            Господину Начальнику                                                                                               Лифляндской Губернии98

    Генерал-Губернатор

       Канцелярия

      Отделение I

    18 июня 1872

       № 1649

          Рига

 

Рижские старообрядцы Петр Фаников, Василий Андреев, Афанасий Кузнецов обратились ко мне с прошением, в котором они жалуются на недопущение их к выборам членов комитета Гребенщиковского училища, несмотря на то, что они пожертвовали на училище единовременно по 5 рублей каждый.

Имея в виду, что на основании § 8 Высочайше утвержденного 4 февраля 1866 г. устава Гребенщиковского училища в Риге, выбор членов комитета производится общим собранием лиц, вносящих не менее 5 рублей серебром в год или пожертвовавших единовременно капитал, приносящий проценты не менее 5 рублей, и усматривая из объяснения самих просителей, что они не принадлежат ни к одной из означенных категорий жертвовавтелей, я признаю ходатайство их о допущении к выборам членов комитета не подлежащим удовлетворению, о чем покорнейше прошу Ваше Проевосходительство приказать объявить просителям.

Правитель Канцелярии

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.7, д.2799, л.6.

 

* * *

О Ефреме и Василии Шелухиных и Григории Зубакине

 

Копия

 

В Рижскую Управу Благочиния

от попечителей Старообрядческой моленной,

Купцов Василия Иванова Шелухина и

Григория Иванова Зубакина


Всепокорнейшее объяснение

 

Во исполнение данного нам 25-го числа минувшего августа запроса, «по какому мы поводу при моленной собираемся, и что именно совещаем». – На сие всепокорнейше объясняем, что мы здешние купцы, по Указу Лифляндского Губернского Правления, данному Рижской Управе Благочиния 31-го августа 1826-го за № 4696, обществом Старообрядческим, в количестве Седьмь, в Попечители моленной, кладбища и богадельни сего года избраны и попечение имеем и совещание, собираясь тамо, о прокормлении частно подаянием старообрядческих бедных, слепых, хромых и глухих, и о содержании моленной, кладбища и богадельни во всех частях порядка. И от прежних попечителей, в присутствии всего Общества, взять отчет по 3-му пункту Указа Лифляндского Губернского Правления, сообразно данному о содержании должного порядка, попечителям, 19-го ноября 1826 года за № 3345-м наставления.

Подписали: Василий И.Шелухин

Григорий Иванов Зубакин

 

До сего объяснения подписуемся Попечители, рижские купцы.

Рига 1833 года Сентября 4 дня.

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.261, л.3.

***

 

Его Превосходительству

Рижскому Военному, Лифляндскому, Эстляндскому

и Курляндскому Генерал-Губернатору, Господину

Генерал-Лейтенанту, Сенатору и разных орденов

Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену

 

От Попечителей Старообрядческой моленной,

Кладбища и Богадельни, рижских купцов

Василия Иванова Шелухина и Григория Иванова

Зубакина


Всепокорнейшее Прошение

С давних времен и лет по дозволении Начальства, здесь на Московском форштадте, при кладбище старообрядцев, Молитвенном доме и при оном богадельни частным, старообрядческих обывателей имуществом и доброхотным даянием Самого человеколюбивого благотворения о прокормлении старообрядческих слепых, глухих, хромых, разслабленных и немых, старых и беспомощных бедных, к построенному издревле, по дозволении Начальства зданию. – Лифляндское Губернское Правление 31-го Августа 1826 года за № 4696 Рижской Управе Благочиния Указом предписало: предложить Обществу старообрядцев выбор попечителей надлежащим порядком, коих в количестве Седьмь, и о прочем. Управа ж, которой наистрожайше подтверждается, дабы оная, долженствующая со стороны существующих в Риге моленных, непременно каждый раз быть извещена о избрании новых попечителей и о прочем. – О надлежащем же, во всех частях, по сему Указу о исполнении, с приложением списков с выборного листа, новоизбранным попечителям и с подписью их, Правление сие будет ожидать от Управы обстоятельного донесения.

А Его Превосходительство бывший Г.Гражданский губернатор и Кавалер Дюгамель, попечителям по моленной и больнице о содержании во всех частях должного порядка, снабдил 19-го ноября того 1826 года за № 5345, сообразно тому Указу, Попечителей, - «самым человеколюбивым и благотворительным наставлениям и предписаниям».

Во исполнение того Указа Управы Благочиния за № 4696 мы нижеписанные здешние купцы Василий Шелухин, Григорий Зубакин, Ермолай Попов, Кузьма Желтов, Евдоким Безпалов и Меркулий Наумов, частным Старообрядческим обществом к Молитвенному дому, кладбищу и богадельни для прокормления слепых и хромых нищих, сообразно Указу и наставлению данному избраны; и вкупе Седьмь имеем попечение и содержим во всех частях порядок. – Г.Полицмейстер и кавалер Вакульский, 25-го минувшего августа, призвав нас Попечителей избранных, во Управу Благочиния, изволили требовать: «С чего именно разрешения мы Попечители тамо собираемся, что тамо распоряжаем, и о чем трактуем». – Утруждает напрасно и обременяет запросами безвременными тогда, когда Управа Благочиния, из того Указа вышеписанного и предложения и наставления Попечителям данного о содержании сего Дома и Больницы, коим бедным молящимся старообрядцы подают на пищу – о сем Управе достаточно известно. – Того ради, Ваше Превосходительство, всепокорнейше просим: не благоугодно ли будет повелеть Г. Полицмейстеру Вакульскому запросами невременными нас не обременять и в попечение о прокормлении не вмешиваться и удостоверить, что мы вышеписанные купцы Седьмь по Указу Лифляндского Губернского Правления старообрядцев Обществом избраны – и попечение имеем и распоряжаем, сообразно данным наставлениям. Поелику, в том данном Управе Указе не токмо повелено: избрать Попечителей, но и предписано, что прежним Попечителям в присутствии всего Общества отдать отчет новоизбранным Попечителям.

Вашего Превосходительства покорнейшие слуги Старообрядческой моленной, Кладбища и Богадельни Попечители, рижские купцы

Василий И.Шелухин

Григорий Иванов Зубакин

Рига, сентября 6-го дня 1833 года.

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.261, лл.6-7.

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Сенатору и Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Ваше Высокопревосходительство по Высочайшему повелению изволили предписать мне отставить бывших доселе попечителей над Старообрядческою Больницею и Богадельнею, переименованными Гребенщиковскими, и вместо их, на основании преподданных Вами с разрешения Министерства внутренних дел правил, избрать только одного Попечителя и одного Эконома.

По распоряжению моему избраны здешним Старообрядческим обществом и по представлению моему утверждены Вашим Высокопревосходительством: Попечителем рижский купец Безпалов и Экономом рижский купец Мухин.

Впоследствии дошло до моего сведения, что бывшие попечители, здешние купцы Василий и Ефрем Шелухины и Зубакин, уже бывши отставленными от их прежних званий, собирались в Гребенщиковской больнице и богадельне на совещание.

Сие ослушание помянутых купцов побудило меня приказать Рижскому Полицмейстеру отобрать от них объяснение, на каковой конец они имели вышеозначенное собрание. Ныне Полицмейстер представил ко мне таковое объяснение, у сего в копию прилагаемое, в котором купцы Василий Шелухин и Зубакин, ссылаясь на указ Лифляндского Губернского Правления от 31-го августа 1826 года за № 4696, также в списке у сего представляемый, считают себя еще попечителями Гребенщиковской больницы и богадельни.

Вследствие чего, для устранения такового упорства, я полагаю предложить Лифляндскому Губернскому Правлению, призвав купцов Василия и Ефрема Шелухиных и купца Зубакина в присутствие Правления, объявить им вышеприведенную Высочайшую волю, что они отставляются от попечительства над помянутою больницею и богадельнею, и вообще, назначенный Указом Губернского Правления от 31-го августа 1826 года за № 4696, выбор новых попечителей по-прежнему положению теперь, в силу состоявшегося вновь Высочайшего повеления отменяется, что впредь над помянутыми больницею и богадельнею будет только один Попечитель и один Эконом, и, чтобы они по сему под страхом наказания, яко ослушники законов, не назывались больше попечителями и отнюдь не вмешивались в управление означенными благотворительными заведениями, в чем выдать им протокол за скрепою Секретаря. Потом я полагаю возложить на Губернское Правление дать о вышеизъясненном знать Рижскому Полицмейстеру к должному с его стороны наблюдению, и поставить ему сверх того на вид, чтобы впредь купцы Василий и Ефрем Шелухины, даже при могущей открыться вакансии Попечителя, не были избираемы в сие звание, ибо это именно запрещено Указом Губернского Правления от 31 августа 1826 года за № 4696.

Предавая таковое мнение мое в Начальничье благоуважение Вашего Высокопревосходительства, я на проведении оного в действо, буду иметь честь ожидать Вашего предписания.

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

 

       № 252

        Рига

7 сентября 1833 года

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.261, лл.1-2.

 

* * *

О противодействии купцов-староверов  Устина Борунова и Григория Зубакина

распоряжениям правительства


Указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского из Правительствующего Сената Господину Генерал-Лейтенанту, Рижскому Военному и Лифляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору, Кавалеру, Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену.

 

По Указу Его Императорского Величества Правительствующий Сенат слушали, переданное при известии 5-го Департамента Правительствующего Сената по 3-му Отделению прошение поверенного Рижского старообрядческого купеческого и мещанского общества, рижского купца Григория Зубакина, коим жалуется на нарушение прежних обрядов с 1760 года существовавших в старообрядческой в Риге богадельне и больнице под названием Гребенщиковских. Приказали: прошение сие, препроводив к Вам, Господину Лифляндскому Генерал-Губернатору, при Указе поручить Вам, дабы Вы, собрав по оному надлежащие сведения, донесли о последующем Правительствующему Сенату с мнением своим и с возвращением прошения при сем препровождаемого.

Августа 31-го дня 1834 года

Подписали: в должности обер-секретаря (Н.Шахов), секретарь (П.Дементьев),

Столоначальник (Базанов)

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, л.1.

 

***

Секретно

 

Министерство Внутренних Дел                                      Господину Рижскому Военному,

     По секретной части                                                     Лифляндскому, Эстляндскому и

      2 Генваря 1835 г.                                              Курляндскому Генерал-Губернатору99

              № 14

Вследствие отношения Вашего Превосходительства от 17 сентября минувшего 1834 года о находящихся в Риге раскольнических заведениях, Государь Император Высочайше повелеть мне соизволил сделать следующие распоряжения:

1.Сообщить Вашему Превосходительству, что на основании повеления Его Величества, последовавшего в июне 1832 года, и Высочайше утвержденных 26 марта 1833 года правил, Гребенщиковские богадельня и больница должны состоять в заведывании Приказа Общественного Призрения, который по сему имеет право принять меры, дабы те раскольнические заведения содержались соответственно цели их учреждения, по руководству преподанных правил, доходами от Гребенщиковской мызы и от добровольных пожертвований, а за сим дело сие считать конченным.

2.Сообщить Министру Юстиции, чтобы дело в Правительствующем Сенате по жалобе рижских раскольников на тамошнее местное начальство, относительно управления их заведений, считать конченным, ибо оно получило разрешение по особому Высочайшему повелению.

О сем Высочайшем повелении я имею честь сообщить Вашему Превосходительству, покорнейше прося Вас, Милостивый Государь, по первому пункту оного учинить зависящее от Вас распоряжение и о последующем почтить меня уведомлением, о втором же пункте сего повеления я сообщил Г. Министру Юстиции к исполнению.

 

Министр Внутренних Дел, Статс-Секретарь100

(подпись)

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, лл.7-8.

 

***

Его Превосходительству

Рижскому Военному, <Лифляндскому>,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Господину Генерал-Лейтенанту, Сенатору и разных

орденов Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену



здешнего купца Григория Иванова Зубакина

Всепокорнейшее прошение

 

По доверенности здешнего русского старообрядческого купеческого и мещанского общества, по всеподданнейшей жалобе, Правительствующий Сенат 28-го ноября минувшего за № 83740-м Вашему Превосходительству изволил поручить предписание: «Воспретить Полиции вмешиваться во внутреннее правление Богадельни, оставя таковую на тех правилах, на коих таковая издавна существовала, до рассмотрения сего дела в Правительствующем Сенате».

А как Господин Полицмейстер и Кавалер Вакульский 19-го числа сего Генваря, призвав попечителей Попова и Наумова, для внутреннего Богадельни управления, в противность указа вышеписанного, последовавшего, настоятельно предлагал новые распоряжения и книгу, домогался стремительно тогда, когда ни попечители, ни же общество, в противность последовавшего вышеписанного Правительствующего Сената Указа, таковых новых распоряжений принять несмеют. – Тщетно доносим формально на письмо Господину Полицмейстеру 21-го сего Генваря во Управу Благочиния, - что посылаемый из Правительствующего Сената указ быть послушным так, как самому Государю.

А потому, Ваше Превосходительство, всепокорнейше прошу повелеть Господину Полицмейстеру и Полиции воспретить вмешиваться во внутреннее управление Богадельни, оставя таковую на правилах тех, на коих она издавна находилась, до рассмотрения в Правительствующем Сенате, и убытков Заведению благотворительному далее не делать.

 

Вашего Превосходительства

покорнейший слуга

Григорий Зубакин

      Рига

Генваря 22 дня

    1835 года

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, л.11.

 

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генерал-Лейтенанту, Сенатору, Дерптского учебного

Округа Попечителю и разных орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Ваше Превосходительство в почтеннейшем предписании от 16-го сего Генваря за № 14-м изволили объявить мне Высочайшую Его Императорского Величества волю о непременном подчинении заведыванию Лифляндского Приказа Общественного Призрения, находящихся в городе Риге раскольнических Гребенщиковских больницы и богадельни. Во исполнение сего предписания Вашего Высокопревосходительства, с препровождением составленных Приказом Общественного Призрения инструкции и шнуровых книг по управлению помянутыми раскольническими заведениями, предписываемо было от меня Рижскому Господину Полицмейстеру вручить таковые для должного по оным поступления, избранным от раскольнического Общества и Начальством утвержденным, тех заведений попечителю, купеческому сыну Попову и эконому купцу Наумову. – На что господин Полковник Вакульский донес мне, что сказанные попечитель Попов и эконом Наумов, быв им потребованы в присутствие Рижской Управы Благочиния, от приема присланных инструкции и книг отказались, объявив, что они не могут более мешаться в дела до их Общества касающиеся, ибо оное избрало уполномоченным здешнего купца Зубакина, который единственно заведывает делами их Общества. А как Полицмейстеру неизвестно существование такового уполномоченного, с дозволения же Полиции, здешние раскольники для подобного выбора никогда не собирались, то о сем отзыве Попова и Наумова доводит до моего сведения. Дабы употребить меры кротости, я поручил Господину Полицмейстеру приказать поименовать в рапорте его купеческому сыну Попову и купцам Наумову и Зубакину явиться ко мне для ближайшего растолкования им сего предмета, но как оные сего не исполнили, то я принужденным нашелся предписать господину Полковнику Вакульскому, учинив тем лицам за сие ослушание в присутствии Управы Благочиния выговор, понудить их к безотложной явке ко мне, и хотя вследствие сего все сии лица 23-го сего месяца явились ко мне, но невзирая на все мои убеждения о последствиях сего упрямства за неисполнение распоряжений местного Начальства, основанных на предписаниях Высшего Правительства, оные решительно от последования оным и принятия инструкции и книг Приказа отказались, ссылаясь на поданную от Общества раскольников в Правительствующий Сенат жалобу, до рассмотрения и разрешения каковой они ни к чему приступить не могут.

Вслед за сим поступило ко мне от Лифляндского Губернского Правления, поданное в оное на Высочайшее Имя прошение, помянутых раскольнических заведений попечителя купеческого сына Ермолая Попова и эконома купца Наумова, жалующихся на действия Господина Рижского Полицмейстера по сему предмету; причем Правление присовокупило, что по елику оное прошение заключало в себе укорительные выражения, то за помещение таковых, по определению оного, предписано Управе Благочиния, просителям сделать строгое замечание.

Из всего вышеписанного Ваше Высокопревосходительство удостовериться соизволите, что невзирая на оказанное Вашим Высокопревосходительством снисхождение и на все мои убеждения, раскольнических заведений попечитель Попов и эконом Наумов не престают упорствовать и уклоняются от выполнения распоряжений Начальства о подчинении Гребенщиковских раскольнических больницы и богадельни Лифляндскому Приказу Общественного Призрения и от принятия на управление оными инструкции и книг, и полагая, что помянутые лица сами собою столь настоятельно упорствовать не могут, и подозревая, что их к сему упорству подстрекают сильнейшие раскольники, и что все письменные подачи составляются известным сочинителем прошений купцом Устином Боруновым, который находясь уже три раза под Уголовным судом, в последний за подозреваемое растление малолетней, решением Рижского Криминального суда, хотя по недостатку уликов не осужден, но оставлен в подозрении, и по сему приговору, только за представлением двух верных порук в будущем своем добропорядочном поведении, освобожден от ссылки в Сибирь, а уполномоченный Зубакин есть только вставное лицо для закрытия других сильнейших раскольников, то к остращению сих последних от дальнейших замыслов и сопротивления в послушании к распоряжениям Начальства, по непредположительному мнению моему, много бы к тому способствовать могло, если бы как Борунов, так и Зубакин, вытребованы были отсель в Санкт-Петербург для истолкования им тамо на месте, состоявшихся сему предмету предписаний Вышнего Правительства и основанных на оных распоряжений местного Начальства, и тем обратить раскольническое общество к должному повиновению.

Предая всё еще дальнейшему благорассуждению Вашего Высокопревосходительства и всепокорнейше поднося у сего на рассмотрение Вашего Высокопревосходительства и помянутое, поданное попечителем Поповым и экономом Наумовым на Высочайшее Имя в Лифляндское Губернское Правление прошение, честь имею ожидать по всем сём Начальственного разрешения Вашего Высокопревосходительства.

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

             Рига

Генваря 29-го дня 1835 года

             № 11

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, лл.14-15.

***

 

Секретно

 

Министерство Внутренних Дел                                        Господину Рижскому Военному,

     По секретной части                              Лифляндскому, Эстляндскому и Курляндскому

   11 апреля 1835 года                                                                       Генерал-Губернатору

           № 165

Вследствие отношения Вашего Превосходительства от 31-го Генваря о рижских раскольниках и их заведениях, Государь Император Высочайше повелеть соизволил: уполномоченного раскольниками купца Зубакина и сочинителя просьб купца Борунова, оказывающих противодействие к распоряжениям Правительства относительно их заведений, отправить в Бобруйскую крепость101 на год, а потом выслать на жительство в Вятскую губернию. Попечителя же Попова и эконома Наумова Вашему Превосходительству, призвав к себе, внушить им, об исполнении их обязанностей на точном основании последовавшего Высочайшего повеления, но если и за сим они будут уклоняться от принятия инструкции и шнуровых книг и вообще от исполнения распоряжений Приказа Общественного Призрения, то предоставить Приказу определить от себя чиновника для управления Гребенщиковскими богадельнею и больницею на общих правилах.

О сем Высочайшем повелении я имею честь сообщить Вашему Превосходительству для учинения зависящего от Вас, Милостивый Государь, по оному распоряжения, покорнейше прося Ваше Превосходительство о последующем почтить меня уведомлением.

К сему поставляю долгом присовокупить, что о дальнейшем распоряжении по сему Высочайшему повелению, касательно Зубакина и Борунова, я вместе с тем отнесся к Г.г. Военному Министру и Виленскому, Гродненскому, Минскому и Белостокскому Генерал-Губернатору.

Министр Внутренних Дел, Статс-Секретарь102

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, л.20.

***

 

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному Губернатору,

Генерал-Губернатору Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому, Дерптского учебного округа Попечителю

и разных орденов Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

 

Во исполнение почтеннейшего предписания Вашего Высокопревосходительства от сего Апреля за № 132-м, с изъяснением Высочайшего Его Императорского Величества повеления об отсылке в Бобруйскую крепость уполномоченного от раскольников купца Зубакина и сочинителя просьб купца Борунова, в по истребовании из Лифляндской Казенной Палаты потребной на отправление сих лиц суммы, по секрету передав оную Рижскому Г-ну Полицмейстеру, обще с подорожною, предписал оному, немедленно отправить помянутых людей по назначению без огласки и в тихое время, за конвоем одного полицейского офицера, унтер-офицера и двух рядовых.

Ныне Полковник Вакульский, рапортом от 23-го апреля за № 20-м донося, что купцы Зубакин и Борунов отправлены им лично того же числа в 2½ часа утра в сопровождении назначенного мною конвоя, при бумаге к Г. Бобруйскому коменданту от меня данной, с надлежащим конвойному офицеру постановлением; а таковым же от 22-го сего апреля за № 19-м докладывал мне, что арестованный по Высочайшему повелению купец Борунов оставляет дом и находящееся в оном имущество без всякого присмотра, просил поручить здешнему Сиротскому суду принять таковое имение в свое ведение до дальнейшего. К исполнению сего последнего обстоятельства я дал предписание Рижскому Магистрату устроить над сим имением законный надзор и опеку, - долгом поставляю о всем вышеписанном всепокорнейше представя Вашему Высокопревосходительству, буду ожидать дальнейшего Вашего Начальственного предписания.

Гражданский губернатор Е. фон Фелькерзам

       Рига

Апреля 24 дня 1835

      № 107

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, лл.24-25.

 

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генерал-Лейтенанту, Сенатору, Дерптского учебного

округа Попечителю и разных орденов Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

 

Во исполнение почтеннейшего предписания Вашего Высокопревосходительства от 20-го прошлого апреля за № 1154-м, что упомянутые купцы по доставлении в крепость Бобруйск, и Господином Комендантом, приняты под квитанцию.

Всепокорнейше донося о сем Вашему Высокопревосходительству, долгом поставляю присовокупить, что по донесению Господина Рижского Полицмейстера от 26-го прошлого апреля при описании имущества в доме купца Борунова найдено 7¼ лотов яду арсеника103, который приказано мною Полицмейстеру передать в Лифляндскую Врачебную Управу для исследования свойства оного и передачи для хранения в Рижской Казенной Аптеке.

А при рапорте от 3-го сего мая за № 23-м Полковник Вакульский представил ко мне найденные также у Борунова в доме 29 разного содержания бумаги, касающиеся до действий его, Борунова, в Санкт-Петербурге, по просьбе поданной поверенным здешних раскольников Зубакиным и по другим делам на распоряжения Губернского Управления в Правительствующий Сенат, каковые бумаги долгом поставляю всепокорнейше представить при сем на благорассмотрение Вашего Высокопревосходительства. Вскоре же по отправлению купцов Зубакина и Борунова, и именно 25-го апреля, препровождены были мною правила и книги Лифляндского Приказа Общественного призрения к Рижскому Полицмейстеру для вручения, утвержденным Правительством попечителю и эконому, которые ими приняты были беспрекословно с обетом точного по оным поступления; каковые Попов и Наумов, также быв мною призваны ко мне лично и получив от меня наставления и подтверждение удаляться от всяких упорств и ослушаний, объявили совершенную покорность и повиновение к начальственным распоряжениям, по сему предполагаю на сих днях ввести Приказ Общественного призрения в заведывание оным заведением. Не оставлю вслед за сим о действительном принятии Гребенщиковских раскольнических богадельни и больницы в заведывание оного Приказа Общественного Призрения, поднести мое окончательное донесение.

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

 

        Рига

Мая 6 дня 1835-го года

       № 88

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, лл.28-29.

 

***

Секретно

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Генерал-Лейтенанту, Сенатору и разных орденов

Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дерн Палену



Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

 

К исполнению почтеннейшего предписания Вашего Высокопревосходительства по Высочайшему Его Императорского Величества повелению о учреждении за ожидаемым из Вятки в Ригу, обратившимся из раскола в православие, рижским купцом Боруновым полицейского надзора - поручено мною Г-ну Рижскому Полицмейстеру Полковнику Вакульскому учинить о сем, по прибытии того Борунова в Ригу, надлежащее распоряжение. Честь имею о сем Вашему Высокопревосходительству всепокорнейше донести.

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

 

         Рига

Апреля 21-го дня 1837 года

       № 143

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, л.83.

***

 

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и курляндскому Генерал-Губернатору,

Генерал-Лейтенанту, Сенатору и разных орденов

Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену


Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

 

К исполнению почтеннейших предписаний Вашего Высокопревосходительства от 19-го апреля и 31-го мая сего года за №№ 31-м и 60-м, честь имею по донесению Г. Рижского Полицмейстера Полковника Вакульского всепокорнейше донести, что рижский купец Устин Федоров Борунов прибыл сюда в Ригу 25 прошлого мая и подвержен немедленно полицейскому надзору, причем ему объявлено, что он Борунов, по распоряжению Преосвященного Епископа Рижского Иринарха104, причислен к приходу Рижской Алексеевской церкви105.

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

 

       г.Рига

Июня 15-го дня 1837

       № 346

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, л.88.

***

 

Министерство Внутренних Дел                 Господину Рижскому Военному Губернатору и

    Вятского Гражданского                                  Генерал-Губернатору Лифляндскому,

              Губернатора                                                    Эстляндскому и Курляндскому

               Канцелярия

                  Стол 2

        8 декабря 1842 года

               № 10023

Вследствие отношения от 16 минувшего ноября за № 159, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что рижский купец из раскольников Поморской секты Григорий Иванов Зубакин, присланный в Вятскую губернию в 1836 году по Высочайшему повелению, последовавшему в апреле месяце 1835 года, за оказанное им противудействие распоряжениям Правительства, ныне находится в городе Слободском. К сему долгом считаю присовокупить, что купец Зубакин, по изъявлении им желания принять христианскую веру, 10 октября сего года присоединен по церковному чинопочитанию к Православной Греко-российской церкви; о чем донесено и Г. Министру Внутренних Дел.

Вице-Губернатор (подпись)

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, л.107.

 

***

Секретно

 

Министерство Внутренних Дел                                    Господину Рижскому Военному,

  По секретной части                                 Лифляндскому, Эстляндскому и Курляндскому

6 апреля 1843 г.                                                           Генерал-Губернатору

      № 759

Рижский купец раскольник Григорий Зубакин, высланный в Вятскую губернию по Высочайшему повелению, в апреле 1835 года последовавшему, ныне обратился из раскола к православию и присоединен по чинопочитанию к Св. Церкви.

По доведении о сем до сведения Государя Императора, Его Величество в 27 день минувшего марта Высочайше повелеть соизволил: сделать распоряжение о возвращении купца Зубакина в Ригу, поручив его назиданию тамошнего Преосвященного и надзору местной полиции.

О таковом Высочайшем повелении, сообщил исправляющему должность Вятского Гражданского Губернатора - к исполнению; я считаю долгом уведомить об оном Вас, Милостивый Государь, для учинения, зависящего со стороны Вашей распоряжения, касательно учреждения полицейского надзора за сказанным Зубакиным по прибытии его в Ригу; покорнейше прося о последующем почтить меня Вашим отзывом.

Министр Внутренних дел106 (подпись)

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.271, л.109.

***

О внесении в паспорта староверов их вероисповедания

 

Министерство Внутренних                                 Господину Рижскому Военному,                           Дел                                                      Лифляндскому, Эстляндскому и                                                                         Курляндскому Генерал-Губернатору 

                                                       

По секретной части                                             

17 Августа 1837.

       № 3943

В отношении от 2-го сего августа за № 92, Ваше Превосходительство позволите сообщать на мое разрешение требование Рижского Преосвященного Иринарха, дабы в выдаваемых раскольникам паспортах означать, к какой они принадлежат секте.

Принимая в соображение, что на основании 65 и 70 Статей ХIV тома Свода Законов, в паспортах не означается вероисповедание, что за изданием Свода Законов, Указ 13-го Мая 1745, на который ссылается Преосвященный, не может более служить руководством, и не имея в виду никаких особенных постановлений, коими делалось бы в сем случае исключение в отношении раскольников, я имею честь сообщить Вам, Милостивый Государь, что означенное требование Преосвященного, по мнению моему, не может быть удовлетворено. Считаю долгом присовокупить, что означение в паспортах, выдаваемых раскольникам сект, к коим они принадлежат, было бы вообще, как я думаю, весьма неудобно, ибо с одной стороны все сведения о раскольниках собираются местным Начальством секретно, а с другой, означение содержимых ими сект в официальном документе, каков паспорт, служило бы к утверждению их в мысли, будто Правительство признает их ереси особыми вероисповеданиями.

Министр Внутренних Дел, Статс-Секретарь107 (подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.318, л.5.

 

* * *

О староверческих браках

 

Секретно


Рижского Военного Губернатора                                       Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                      Лифляндской Губернии108

Курляндского Генерал-Губернатора

           Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

          12 февраля 1852

                 № 161

Вследствие отношения Вашего Превосходительства № 115 имею честь уведомить, что действия Рижского Ландгерихта109 в снятии и засвидетельствовании копии документа, представленного в оный рижским мещанином раскольником Васильем Кожевниковым, о совершенном будто бы в 1840 году в Гребенщиковской моленной бракосочетании раскольника Горохова, несогласно с известными Вам, Милостивый Государь, узаконениями и распоряжениями Министерства Внутренних Дел, а именно:

а) Высочайшим повелением 29 января 1834 года воспрещено рижским раскольникам вести метрические книги, а велено содержать для записи рождаемых и умерших раскольников особую книгу при местной Полиции;

б) 17 сентября 1834 года за № 456 предместником моим Бароном Паленом сообщено Начальнику Лифляндской губернии, что свидетельства выдаваемые раскольничьими наставникамим о браках, не следует считать законными и действительными;

в) отношением моим от 29 июня 1848 года сообщено Вашему Превосходительству требование Министра Внутренних Дел, дабы свидетельства о раскольничьих браках, в случае представления таковых раскольниками, были отбираемы и уничтожаемы, как противузаконные.

Сверх сего, в статье 368-й 1 ч. Св. Местн. Узак. Губ. Остз. определено, что власть Ландгерихта распространяется лишь на тот уезд, в котором он учрежден, а он свидетельствовал документы раскольников города Риги, принадлежащих к Рижскому обществу, в самом городе живущих, и по сему могущих беспрепятственно обращаться с требованиями о снятии копий с их фамильных документов в подлежащие городские Присутственные места, а не в место, заведывающее делами уезда. На это обстоятельство Ландгерихту следовало обратить внимание, и тогда бы оный не впал в ошибку неправильною выдачею копии с незаконного документа, с означением при том, что эта копия удостоверяется по Указу Его Императорского Величества, что особенно важно, ибо поддерживает между раскольниками мысль, будто их браки и документы об оных, Правительство признает действительными.

О распоряжении по сему покорнейше прошу почтить уведомлением.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф

( Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.271, лл.5-6.

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                            Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                           Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

            Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

         8 марта 1852 г.

            № 310

Вследствие отношения Вашего Превосходительства № 219 имею честь покорнейше просить, задержанное у раскольника Калины Васильева Голубова противузаконное свидетельство о венчании его по раскольническому обряду, доставить мне для соображения с делом о подобном же свидетельстве, оказавшемся в руках мещанина Кожевникова, о бракосочетании раскольника Лариона Горохова.

Генерал- Адъютант,

Князь Италийский, Граф

(Суворов-Рымниксикий)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.271, л.11.

 

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                           Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                          Лифляндскою Губерниею

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

              5 мая 1853

                № 976

Вследствие отзыва Г. Начальника Лифляндской губернии от 13-го января № 712, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство:

1. Воспретить, как рижским, так и прочих городов Лифляндской губернии Присутственным местам и городским должностным лицам, как например, публичным нотариусам, снимать с церковных и консисторских свидетельств, по ведомству Православной церкви, о рождении и венчании копии и выдавать оные частным лицам.

2. Воспретить также всем Присутственным местам в Лифляндской губернии, чтобы оные не выдавали никаких удостоверений о законности рождения и брака православных и раскольников.

О распоряжении по сему, я буду ожидать Вашего, Милостивый Государь, отзыва.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф

(Суворов-Рымникский)

 

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.271, л.37.

* * *

О порядке ведения дел о староверах

Секретно

 

Управление Рижского Военного                                          Господину Начальнику

          Губернатора                                                                 Лифляндской Губернии

и Лифляндского, Эстляндского и

Курляндского Генерал-Губернатора

         14 августа 1851

             № 1494

                Рига

Адвокат Кавитцель от имени рижских раскольников: мещанина Семена Аверьянова Павлова и купца Игнатия Семенова Карпова, подал в Ландфохтейский суд110 жалобу на попечителя Гребенщиковской раскольничьей молельни купца Ивана Петрова Собакина в том, что сей последний не дозволил обвенчать в Гребенщиковской моленной Павлова с родственницею Карпова.

Попечитель Собакин исполнил то, что предписывалось ему законом, а именно: он не дозволил совершить в моленной венчание Павлова с родственницею Карпова потому, что сия последняя была крещена в Православной церкви и следовательно принадлежала и принадлежит Православной вере.

Этого обстоятельства адвокат Кавитцель, как и все прочие к делу прикосновенные лица, не могли не знать. Поэтому поступок Кавитцеля есть противузаконный.

Сверх сего, он Кавитцель, в этой же жалобе Ландфохтейскому суду:

а) отказ, сделанный попечителем Собакиным, назвал неправильным и неосновательным.

б) Изъяснил, что чрез этот отказ Павлов и его невеста вынуждены были венчаться в Алексеевской (православной) церкви.

в) Раскольника, отправляющего в раскольничьей моленной обряды богослужения по беспоповщинскому толку, назвал попом моленной.

г) Обряд венчания раскольников, посредством помянутого раскольника, назвал брачным сопряжением.

д) Православного Священника именует словом «поп», тогда как это название Православною церковью не допускается, и Кавитцелю известно, что Священник на немецком языке именуется Geistlicher Priester.

За все сии законопротивные и дерзкие выражения, Кавитцелем в прошении употребленные, равно как и за дерзость в принятии на себя судебного хождения по противузаконному делу, покорнейше прошу Ваше Превосходительство приказать передать его, Кавитцеля, следствию и суду по законам.

Вместе с тем, для отвращения со стороны Городового Магистрата и здешних городских присутственных мест недоразумений при производстве и разбирательстве раскольнических дел обязываюсь просить Вас, Милостивый Государь, предложить Магистрату:

1. Обращать самое бдительное внимание на существо дел по расколу и по жалобам и просьбам раскольников производящихся.

2. Иметь постоянно в виду и применять ко всякому делу, где потребуется, нижеследующие, законом предписанные правила:

а) что попов имеют только раскольники Поповской секты111, и попы у них суть правильно поставленные в сей сан Архиереем, но бежавшие из Епархиального ведомства и укрывшиеся между поповцами.

б) Что рижские раскольники суть беспоповцы, вовсе неимеющие Священников и не признающие Священства; они отправляют обряды свои через простых односектаторов, коих они именуют наставниками и духовными своими отцами, но Правительство в этом звании их не признает, так точно, как не признает действительными и самих обрядов, ими совершаемых.

в) Что на сем основании Правительством предписано: сожительниц раскольников, невенчанных в церкви, не считать женами тех раскольников, а, следовательно, нельзя им присваивать и именование «жена»; детей же от их сожитий происходящих, повелико записывать при отцах: «незаконнорожденными».

3. Священников Православной церкви нигде и никогда не именовать словом «поп», но называть: в русском языке Священник, а в немецком: Geistlicher.

4. Во всех случаях, когда по производству раскольничьих дел встретится какое-либо недоразумение или сомнение, тотчас, через Ваше Превосходительство, доводить до моего сведения и ожидать моего разрешения.

О распоряжениях по сему покорнейше прошу почтить меня уведомлением112.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский (Суворов-Рымникский)

 

ЛГИА, ф.3, оп.10, д. 268, лл.3-5.

***

Копия

 

Указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского113 из

Правительствующего Сената Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Гбернатору

 

По Указу Его Императорского Величества, Правительствующий Сенат слушали: Записку из уголовного дела, представленного Лифляндским Гражданским Губернатором, о купце 3-й гильдии Меркулие Наумове, судимом за ослушание Начальству. Приказали: купец Наумов предан был Рижским Военным Генерал-Губернатором суду за то, что ослушался объявленного ему, чрез Полицмейстера, приказания его, отдать свидетельство, выданное неправильно Динабургскою городскою Думою, в доказательство того, будто бы дочь купца Горшанова состоит в замужестве за сыном Наумова Степаном, тогда как сей последний сошелся на сожитие с дочерью Горшанова без повенчания в церкви, просто по обычаю раскольников беспоповщинского толка. Меркурий Наумов тотчас по предании его суду, сознавая с душевным раскаянием виновность своего ослушания, представляя требованное от него свидетельство (которое и уничтожено), и при допросе в суде никаких изворотов и с откровенностью объявил, что он виновен, и просил помилования. По таковому собственному сознанию, признавая подсудимого Наумова виновным в ослушании Начальства, Правительствующий Сенат находит, что его Наумова, применяясь к 299-й статье Улож. о наказ. уголов. и исправ. следует подвергнуть за то денежному взысканию от 50 коп. до 10 рублей. Но, принимая на вид раскаяние Наумова в своем проступке, как перед судом, так в особенности лично пред Генерал-Губернатором, которого он ослушался воле, Правительствующий Сенат полагает, что по сему уменьшающему его вину обстоятельству (ст.140 п.2), находит уменьшить и меру того взыскания, и вследствие того определяет: подсудимого купца Меркурия Наумова, от роду 69 лет, подвергнуть денежному взысканию пяти рублей.

Об исполнении чего в Лифляндское Губернское Правление и послать Указ, дав таковым же знать и тамошнему Магистрату, с возвращением подлинного дела, а Рижского Военного, Лифляндского, Эстляндского и Курляндского Генерал-Губернатора поставить о сем в известность особым указом.

Ноября 23-го дня 1851 года.

 

Подпись Обер-секретаря и прочих.

Верно: За Управляющего Канцеляриею (подпись)

 

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, лл.14-15.

 

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                                     Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                                    Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

            Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

           23 февраля 1852

                 № 220

От 23-го декабря 1849 года № 2307, я имел честь просить Ваше Превосходительство о подтверждении, дабы Орднунгсгерихты114 и мызные полиции не смели выдавать беспоповцам дозволительных свидетельств на совершение по их обряду бракосочетаний, потому что подобные бракосочетания законом за действительные не признаются.

Ныне доставлено мне, препровождаемое при сем дозволительное свидетельство, выданное Туркалнским мызным управлением, жительствующему на этой мызе рижскому раскольнику Лариону Никитину Соловьеву, на окрещение дочери, рожденной от незаконного сожительства его с рижскою мещанкою Степанидою Константиновою. Это обстоятельство противозаконно, во-первых, потому, что в нем блудно сожительствующая Соловьеву мещанка Степанида Константинова названа женою его, Соловьева, а, во-вторых, что в подобном свидетельстве для Присутственных полицейских и Духовных учреждений, никакой надобности не настоит и настоять не может, и всё последствие выдачи его заключается лишь в том, что раскольники принимают оные в виде начальственного дозволения на окрещение в раскол детей, рождающихся в иных местах, а это, с одной стороны, усвоивает раскольничьему крещению вид законности, что Правительством и Церковью положительно отвергается, а с другой, Рижскую Гребенщиковскую моленную в глазах раскольников поставляет центром и опорою сектаторских действий.

По сему, обязываюсь просить покорнейше Ваше Превосходительство, учинить по вверенной Вам Губернии распоряжение, чтобы никакое присутственное, судебное и полицейское место и никакое должностное лицо, под страхом строгой ответственности, не осмеливалось выдавать раскольникам никаких свидетельств и документов с наименованием в оных безбрачных сожительниц раскольников женами их, как равно, не смело бы выдавать и дозволений на окрещение младенцев и на совершение браков по обряду их секты, имея постоянно в виду нижеследующие правила: а) что брачный обряд, совершаемый раскольниками вне церкви, в домах и моленных, не признается законным, и что женщинам, по раскольничьему обычаю брачующимся, не предоставляется прав, законной жене принадлежащих; б) что крещение детей по раскольничьему беспоповщинскому обряду, Правительством и Церковью также отвергается, потому что крещение у раскольников совершается не духовным лицом, а простым односектатором, при том без Св. Миропомазания, которое раскольники в противность уставам церкви, не признают необходимым.

Что же касается погребения умерших раскольников, то в сем предмете надлежит руководствоваться во всей точности 1-м пунктом Высочайшего повеления 3-го ноября 1838 года, с коего прилагается при сем выписка.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

 

ЛГИА, ф.3, оп.10, д. 273, лл.17-18.

 

***

Высочайшее повеление 3 ноября 1838 года пункт 1-й

Раскольникам, неприемлющим священников от Епархиального начальства и совершающим погребение по своим обрядам оставить ныне существующие кладбища, но впредь особых не отводить, а давать для того места при общих кладбищах отдельно; за неупотреблением же Священического отпевания хоронить тела таковых умерших не иначе, как по освидетельствовании оных местною Полициею, т.е. в городах городскою, а в селах сельскою, и под ее наблюдением, чтобы погребение совершалось не прежде узаконенного времени.

Верно: За Управляющего Канцеляриею (подпись)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.21.

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                           Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                          Лифляндскою Губерниею

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

Отделение Духовных и Сектерных Дел

          12 июня 1852

            № 978

             Рига

Для пресечения раскольникам в Риге всякого наружного оказательства ереси, покорнейше прошу Ваше Превосходительство приказать рижской Полиции иметь строгое наблюдение по нижеследующим предметам:

Чтобы так называемые венчания раскольников в Гребенщиковской моленной совершались без особых свадебных поездов и без многочисленных стечений раскольников в моленную, чтобы при совершении сих сектаторских действий в моленной, отнюдь не присутствовали православные и единоверцы; и чтобы свадебные пиры их были отправялемы без музыки, в тишине и безгласности, при запертых (в вечернее и ночное время) окнах.

Чтобы погребения раскольников совершаемы были также с глубочайшею тишиною; и для сего позволять им выносить покойников только в вечернее время, без пения и процессий, по окольным, а не большим улицам, и отнюдь не допуская ношения впереди покойника Св. Иконы; самые же погребения на раскольничьем кладбище не отправлялись бы в то время, когда на кладбище совершают погребение или поминовение по усопшим православный или единоверческий священник, но уже по удалении сих священнослужителей.

О действительном исполнении по сему я буду ожидать отзыва Вашего, Милостивый Государь.

 

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л. 56.

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                           Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                          Лифляндскою Губерниею

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

           13 июня 1852

              № 997

В Остзейском крае по полицейским спискам о раскольниках открыто, что между сектаторами находятся такие семейства, начальники и члены коих в давнее время повенчаны в бывших Униатских115 и Римско-Католических церквах.

Из этого возникли вопросы:

а) должно ли признавать браки раскольников в бывших Униатских и Римско-Католических церквах совершенные, крепкими и,

б) следует ли детей от сих браков рожденных, считать законными?

Вопросы сии я подвергал рассмотрению особо установленным порядком и заключил, что так как бракосочетания в бывшей Униатской церкви и в церкви Римско-Католической признаются таинством и совершаются чрез духовных особ, в сан священства облеченных, и в таковом сане признаваемых Правительством, то раскольников, повенчанных в давнее время в бывших Униатских и Римско-Католических церквах, следует считать состоящими в браке, и детей их детьми законными.

Имею честь уведомить о сем Ваше Превосходительство, для объявления подлежащим начальствам в Лифляндской губернии, к сведению и руководству; об исполнении же по сему, покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь, почтить меня отзывом.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

 

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.55.

***

Секретно

Рижского Военного Губернатора                                             Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                            Лифляндскою Губерниею

Курляндского Генерал-Губернатора

              Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

            13 июня 1852

              № 1012

               Рига

В минувшем году Лифляндское Губернское Правление вошло ко мне с вопросом: могут ли раскольники приобретать в собственность недвижимые имения вне места приписки своей, так как существующими постановлениями раскольников воспрещено перечислять из одних обществ в другие, между тем, как им в сих чуждых обществах, <> могут доводиться имения чрез куплю, мену, за долги и в виде наследства.

По соображении вопроса сего и по истребовании надлежащих справок от Начальств всех трех Остзейских Губерний оказалось:

1) что Высочайшим повелением 25 октября 1847 года раскольникам воспрещено приобретать в собственность в Остзейском крае только населенные имения и земли, на коих может существовать население; а относительно приобретенной ими недвижимой собственности в городах – куплею, сменою и за долги, воспрещение не постановлено;

2) что приобретение в собственность имений в городах Остзейского края никому не воспрещено, кроме только евреев;

3) что приобретением и владением раскольниками беспоповщинской секты имущества в городах, не могут нарушаться постановления о воспрещении перечисления их из одних обществ в другие и

4) что вопрос о праве наследования раскольниками в недвижимых имуществах, после родителей и родственников, находится ныне в рассмотрении Министерства Внутренних Дел и Государственных Имуществ.

Вследствие сего, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство дать знать надлежащим местам и начальствам в Лифляндской губернии, к руководству и исполнению:

а) что к приобретению беспоповцами недвижимых имуществ в городах Лифляндской губернии, вне мест приписки тех раскольников, посредством купли, мены и получения за долги, никаких препятствий не существует; и

б) что вопрос о праве наследования раскольников, после родителей и родственников, находится в рассмотрении и не получил еще окончательного разрешения.

Об исполнении по сему покорнейше прошу меня уведомить.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.47-48.

 

***

 

Рижского Военного Губернатора                                          Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                         Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

           13 июня 1852

              № 1015

Мне представлен был на разрешение вопрос: крестить ли в православие или оставлять в расколе детей, если раскольник приживет такового блудно с православною, или наоборот, православный приживет также блудно детей с раскольницею?

Принимая в соображение: во-первых, общий закон, по коему незаконнорожденных детей, если родители исповедуют православную веру, установлено крестить в православие, и, во-вторых, специально данных, в отношении к раскольникам г.Риги Высочайших повелений 30-го апреля 1838 и 25 октября 1847 года, коими предписано блудно прижитых раскольниками детей крестить в Св.Веру – имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать по Лифляндской губернии распоряжение, дабы дети прижитые блудно раскольницами с православными мужчинами, и православными женщинами с раскольниками, вообще и безразлично крестимы были в православие.

О распоряжении Вашего Превосходительства по сему буду ожидать Вашего, Милостивый Государь, отзыва.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.45.

 

***

Секретно

Рижского Военного Губернатора                                                 Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                                Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

         23 ноября 1852

            № 2237

             Рига

Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство почтить меня уведомлением о распоряжениях, учиненных по отношению моему к Вам, Милостивый Государь, от 23 февраля сего года за № 220, касательно воспрещения Присутственным местам и должностным лицам выдавать раскольникам свидетельства на окрещение младенцев и на совершение браков по обряду беспоповщинской секты.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов- Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.170.

***

Секретно

Рижского Военного Губернатора                                                 Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                                Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

              Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

            9 декабря 1852

               № 2349

                Рига

Архиепископ Рижский и Митавский116 относится о сделании распоряжения, чтобы между раскольниками беспоповщинской секты было распорстранено, сколь можно положительнее, сведения о тех облегчительных мерах, кои допущены в отношении к ним Правительством.

Вследствие сего, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство предложить, секретно, Присутственным местам вверенной Вам Губернии, дабы оные старались сделать известными раскольникам, но не иначе, как чрез личное словесное внушение, при удобных к тому случаях, Высочайшее повеление 8 декабря 1850 года о признавании детей раскольников законными, в случае повенчания родителей в Св.Церкви и присоединения детей к Св.Вере, и два таковые же повеления 15 мая 1852 года,о детях лиц, обращающихся из раскола беспоповщинской секты к Св.Церкви.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Cуворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.175.

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                                   Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                                  Лифляндской губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

              Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

             10 декабря 1852

                № 2375

                  Рига

По течению дел о раскольниках, жительствующих в Остзейском крае, возник вопрос: куда должны быть записаны по ревизии дети раскольников свободного состояния, рожденные в безбрачном, по обычаю беспоповцев, сожительстве с раскольником помещичьим крестьянином?

В результате сего Г.Министр Внутренних Дел от 18 минувшего ноября за № 4461, уведомил меня, что вышеупомянутые дети, на точном основании Высочайшего повеления 10 июня 1850 года, должны быть записаны в семействе отца незаконнорожденными.

О таковом разрешении имею честь уведомить Ваше Превосходительство для зависящего распоряжения касательно принятия оного к руководству и исполнению по Лифляндской губернии.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов- Рымниксикий)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.174.

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                                   Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                                  Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

            Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных Дел

        10 декабря 1852

           № 2385

             Рига

Предложением, данным Рижской городской полиции, Лифляндским Гражданским Губернатором от 11-го июля 1837 года за № 557-м и отзывом бывшего Остзейским Генерал-Губернатором барона Палена к предместнику Вашему117 от 13-го сентября того же года за № 103 установлено, чтобы следственные дела по преступлениям раскольников, до Веры относящимся, производились бы на русском языке.

Покорнейше прошу Ваше Превосходительство подтвердить Рижской полиции о непременном исполнении означенного правила, касательно следствий о раскольниках.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.173.

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                                     Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                                    Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

Отделение Духовных и Секретных дел

          10 декабря 1852

              № 2387

               Рига

 

В пояснение предложения моего Лифляндскому Губернскому Правлению от 19 ноября 1847 года за № 203 и отношения моего к Вашему Превосходительству от 25 мая сего года за № 812, имею честь покорнейше просить подлежащим Присутственным местам Лифляндской губернии, чтобы раскольники беспоповщинской секты ни в каком случае и ни по каким делам, ни для православных и единоверцев, ни для раскольников, не были назначаемы в должности опекунов, кураторов и ассистентов.

О распоряжении по сему я буду ожидать от Вашего Превосходительства отзыва.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.273, л.172.

 

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                       Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                      Лифляндскою Губерниею

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

            Отделение IV

        16 февраля 1856

               № 151

Возвращая доставленное, при представлении Начальника Лифляндской губернии от 29 июля 1855 года за № 302, следственное дело о выданном из Рижской Гребенщиковской раскольничьей молельни свидетельства о бракосочетании в означенной молельне, по обряду беспоповцев, купца Тарутова с купеческою дочерью Маврою Меркуриевою, покорно прошу Ваше Превосходительство, виновного в составлении сего свидетльства и в выдаче оного, исправлявшего в 1850 году должность Попечителя Гребенщиковской богадельни рижского мещанина Федота Абрама Долбежева, на основании 60 и 77 статей Св. Зак. Т. XIV Уст. о предупр. и пресеч. преступл., предать суду, и дело, по окончании, с приговором и с Вашим по оному мнением, доставить ко мне.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, 290, л.38.

***

Копия

          М.В.Д.

Секретно

Департамент Общих Дел                                                                                   Циркулярно

        Отделение III                                                Г. Начальнику Лифляндской губернии

         Стол 1                                                                                                                         

7 октября 1857

       № 124

По случаю производства десятой народной переписи возникли со стороны некоторых ведомств следующие вопросы:

во-первых, следует ли сохранить установленный в 1850 году порядок внесения в ревизию семейств раскольников поповщинской секты?

Во-вторых, как записывать женщин, сожительствующих с раскольниками беспоповщинской секты: при мужчинах ли, с которыми они живут, как-то производилось до 9-й ревизии, или при семействах к которым они прнадлежат по рождению?

В-третьих, следует ли детей беспоповщинских раскольников показывать в сказках незаконнорожденными или записывать их на общем основании.

В-четвертых, как записывать раскольников, объявивших свои капиталы со внесением гильдейских по оным пошлин, купцами ли или мещанами?

В разрешение сего Государь Император118 в 14 день минувшего сентября Высочайше повелеть изволил: а) по первому, второму и третьему вопросам придерживаться того порядка записывания, какой существовал начиная с третьей по восьмую ревизию включительно и б) по четвертому: раскольников, объявивших свои капиталы со внесением гильдейских пошлин записывать без различия сект, по нижеследующей форме:

Купец (такой-то гильдии)........., торгующий на временном праве.

О таковом Высочайшем повелении сообщаю Вашему Превосходительству к точному и непременному исполнению.

Министр Внутренних Дел ( С.Ланской)

Директор (Гвоздев)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.300, лл.7-8.

 

* * *

Об устройстве в Риге Единоверческой церкви

 

Министерство Внутренних Дел                                      Господину Рижскому Военному,

      По секретной части                                                Лифляндскому, Эстляндскому и

          23 Мая 1836.                                                     Курляндскому Генерал-Губернатору

             № 1382

 

Дошло до сведения Государя Императора, что попечители Рижской старообрядческой моленной купцы Меркурьев и Попов изъявляют желание присоединиться к единоверческой церкви119, полагая, что и прочие, следуя их примеру, будут постепенно обращаться в единоверие, что они объяснились по сему предмету с Вашим Превосходительством и Гражданским Губернатором и, что сей последний, находит возможным, чтобы раскольники уступили для единоверческой церкви деревянную моленную со всем имуществом.

Его Величество, находя необходимым обратить на сей предмет особое внимание местных главных Начальств, Гражданского и Духовного, Высочайше повелеть мне соизволил войти в сношение с Вашим Превосходительством дабы вы сделали всевозможное ободрение старообрядцам? изъявившим желание присоединиться к единоверию и содействовали к скорейшему оного исполнению, но при сем случае стараться, чтобы уступка деревянной раскольнической моленной под единоверческую церковь была совершенно добровольная; если же раскольники на таковую уступку не согласятся, то чтоб о сем уведомили меня, для принятия мер к построению новой единоверческой церкви.

О сем Высочайшем повелении я имею честь уведомить Ваше Превосходительство для учинения надлежащего со стороны вашей исполнения, покорнейше прося вас, Милостивый Государь, о последующем меня уведомить.

Министр Внутренних Дел, Статс-Секретарь120 (подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.303, лл.5-6.

 

***

Его Превосходительству Господину Рижскому

Военному и Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому Генерал-Губернатору, Генерал-

Лейтенанту, Сенатору, разных Орденов Кавалеру,

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену

 

От рижских старообрядцев

Высокопокорнейшее донесение

На личное предложение Вашего Превосходительства от 23 Июня сего года, призванным старообрядцам, купцам и мещанам, касательно молитвенного их дома, находящегося на Московском форштадте, противу Иезус-Кирхи, под названием Новая молельна, назначенного 1 Генваря будущего 1837 года быть сломанным, в котором благоугодно Верховному Правительству устроить благословенную единоверческую церковь, согласны ли они уступить оный для сей церкви, предоставляя им право выбрать и поместить всю церковную утварь, без исключения, в другой молитвенный их дом, состоящий при Гребенщиковском Богоугодном заведении, и оставаться им по-прежнему при их религиозном мнении; на сии предложения Вашего Превосходительства старообрядцы, купцы и мещане, призванные как к Вашему Превосходительству, так и к Его Превосходительству Господину Лифляндскому Гражданскому Губернатору, рассудив благоразумно о предложениях Вашего Превосходительства, по указанию Вашему, поручили нам сделать Вашему Превосходительству донесение, на основании чего имеем честь донесть.

Что все купцы и мещане, старообрядцы, слышавшие о предложениях от Вашего Превосходительства, благоразумно судящие об оных, и следуя во всей точности повелениям Правительства, за величайшее счастие считают удовлетворить желание оного и по сему, в назначенное от Вашего Превосходительства время, готовы опорожнить помянутое строение от имеемых в нем Святых икон, книг и прочей церковной утвари и передать оное Вашему Превосходительству для дальнейшего Вашего распоряжения; при том однакож они остаются уверенными, что они на основании древнего положительного Закона Российской Империи о веротерпимости и личного удостоверения Вашего Превосходительства, не будут принуждаемы впоследствии времени присоединяться к единоверческой церкви за то, что они ныне передают сей молитвенный дом Вашему Превосходительству на таковую церковь, к коей однакож они не имеют желания присоединяться, и что им предоставляется полное право оставаться при их прежнем религиозном мнении и приносить по-прежнему свои моления Богу, милосердия прося Его о здравии и долгоденствии благоверного Императора Нашего, и что все служебные книги, иконы и всю церковную утварь позволено будет выбрать и поместить в молитвенный их дом, состоящий при Гребенщиковском богоугодном заведении.

С отличным высокопочтением и совершенною преданностью имеем честь быть.

Вашего Превосходительства

Покорнейшие слуги.

Подписали рижские купцы: Ермолай Попов, Меркулий Наумов и Никита Первов.

    Рига

Июля 22 дня

  1836 года

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.303, лл.9-10.

 

***

Его Высокопревосходительству Господину Рижскому

Военному, Лифляндскому, Эстляндскому и Курляндскому

Генерал-Губернатору, Генерал-Лейтенанту, Сенатору и

разных Орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Во исполнение почтеннейшего предписания Вашего Высокопревосходительства от 5-го июня сего года за № 100-м, касательно объявленного якобы Православному Духовенству желания рижскими раскольниками к устроению здесь единоверческой церкви и о представлении предположения, где и каким образом наилучше возможно бы было устроить таковую единоверческую церковь, честь имею Вашему Высокопревосходительству всепокорнейше донести, что тотчас по получении помянутого предписания для узнания мыслей и склонения раскольников к устроению здесь единоверческой церкви, так как те раскольники подобного желания о устроении здесь единоверческой церкви предо мною досель не объявляли, приглашал я несколько раз таковых к себе, но на всех сих с ними совещаниях, с приглашением Г-на Рижского Полицмейстера Полковника Вакульского, здешние раскольники единогласно утверждали, что они здешнему Православному Духовенству никогда желания о устройстве, здесь в Риге, собственно для них единоверческой церкви не предлагали, и в советы о том с Священниками не входили, равно явного желания о присоединении настояще к православной церкви не изъявляли. – Однако ныне, с приказания Вашего Высокопревосходительства и по сделанному мною на совещаниях убеждению, здешние раскольники склонились, а по Вашему настоянию и изъявили готовность касательно предполагаемого устроения в городе Риге единоверческой церкви и отвода нужного к тому помещения, поднести лично Вашему Высокопревосходительству всепокорнейшнее свое представление.

 

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

            Рига

Июля 24-го дня 1836-го года

           № 473

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.303, л.11.

***

Секретно

 

Его Высокопревосходительству

Господину Рижскому Военному, Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал-Губернатору,

Сенатору и разных Орднов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

На почтеннейшее предписание Вашего Высокопревосходительства от 30 прошедшего Генваря за № 3, по предмету поступившего к Вам отношения Преосвященного Нафанаила Архиепископа Псковского121, о проведенном якобы 29 Декабря минувшего года при сдаче новой моленной, назначенной для единоверческой церкви, некоторых из раскольников мятеже; при чем изломана лестница, сбиты стекла и что два главных бунтовщика будто были узнаны и представлены ко мне, равно, что по изъявлении желания двумя бывшими в раскольнической моленной певчими присоединиться к единоверию, один из них тотчас по злобе и силе раскольников отдан был в солдаты, - поспешаю Вашему Высокопревосходительству всепокорнейше донести, что по донесении ко мне Г.Рижского Полицмейстера о происходившем 29-го декабря прошлого года при сдаче здания так называемой новой моленной на единоверческую церковь, некоторых между раскольниками из простого народа смятении, и что двое из раскольников подозреваются зачинщиками сего смятения и происшедших при том беспорядков, хотя в том отрицаются; почему, приказав Г. Полицмейстеру подозреваемых в начинании происшедщих беспорядков раскольников представить ко мне, коим лично внушена была вся важность их преступления, и подтверждено, что при малейшем вновь ослушании кого-либо из раскольников, оные без всяких отговорок и пощады преданы будут яко зачинщики строжайшему суждению по законам. Последствием сего внушения было беспрекословное повиновение раскольников в дальнейшей передаче оной моленной для устроения в оной единоверческой церкви, и доказательством явного повиновения оных к начальственным распоряжениям может служить то обстоятельство, что по приглашению моему на внутреннее устройство помянутой единоверческой церкви пожертвовано доселе самими раскольниками до 2000 рублей ассигнациями.

Что же касается до певчего бывшего в раскольнической моленной и пожелавшего присоединиться к единоверию, за что якобы по злобе и силе раскольников отдан был в солдаты, то назначенный не раскольниками, а городом Ригою к отдаче в военную службу по прошедшему набору, здешний рабочий Маковский по первому извещению Г. Епископа Рижского Иринарха о желании его Маковского присоединиться к единоверческой церкви и, дабы тем положить начало оной, по распоряжению моему был от рекрутства освобожден и заменен другим.

Гражданский Губернатор Е. фон Фелькерзам

 

        Рига

Генваря 31 дня 1837

       № 52

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.303, лл.18-19.

 

***

 

Ваше Высокопревосходительство

Милостивый Государь!

 

Получив сего 5 февраля отношение от Г-на Лифляндского Гражданского Губернатора о том, что передача новой моленной, пожертвованной рижскими раскольниками на единоверческую церковь, в Духовное ведомство будет произведена завтра в 9-ть часов утра, я почел нужным в третий раз отнестись к Вашему Высокопревосходительству с покорнейшею просьбою о доставлении мне копии с подписки, данной Вам раскольниками на пожертвование оной моленной. Если просьба моя не может быть удовлетворена, то покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство почтить меня, по крайней мере, ответом Вашим на мои отношения по сему предмету, чтобы я мог дать надлежащий отчет в сем деле моему Начальству. Копии с упомянутой подписки тем нужнее для меня, что в рапорте Преосвященнейшего Нафанаила, Архиепископа Псковского в Святейший Синод значится, что раскольники пожертвовали моленную с тем условием, что они возьмут из оной те только иконы, которые принадлежат собственности некоторых купцов, тогда как я наслышан уже, что они вынесли из оной все образа без всякого исключения.

С истинным почтением и преданностью имею честь быть

 

Вашего Высокопревосходительства

Милостивого Государя

Покорнейшим Слугою

Иринарх, Епископ Рижский

     № 105

5 февраля 1837

Рижскому Военному и

Генерал-Губернатору

Барону Палену

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.303, л.24.

 

***

 

Ваше Высокопревосходительство

Милостивый Государь!

 

Вследствие сделанных Вашим Высокопревосходительством распоряжений Новая моленная, пожертвованная рижскими раскольниками на единоверческую церковь, сего 6 Февраля принята в Духовное ведомство священником Гавриилом Бурижским и купцом Козьмою Григорьевым Желтовым, при посредстве полицейского чиновника Частного Пристава Эразмуса. Попечители раскольнического общества Меркурий Наумов и Ермолай Попов, передавая моленную в Духовное ведомство, вручили упомянутым лицам Бурижскому и Желтову один токмо акт на немецком языке, которым, как они уверяют, передана моленная купцом Пушновым во владение раскольническому обществу. Порядок требовал принять от попечителей и план на моленную, но они объявили, что не имеют оного. Отнесшись о сем к Преосвященнейшему Нафанаилу, Архиепископу Псковскому и Лифляндскому, я почел нужным отнестись с сим и к Вашему Высокопревосходительству.

Пользуясь сим случаем, возобновляю искренне мое уверение в отличном почтении и совершенной преданности, с каковыми имею честь быть.

 

Вашего Высокопревосходительства

Милостивого Государя

Покорнейшим Слугою

Иринарх, Епископ Рижский

          № 119

    9 февраля 1837 года

Его Высокопревосходительству

  Рижскому Военному и

  Генерал-Губернатору

     Барону Палену

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.303, л.27.

***

О переходе в староверие купца Федота Долбежева

 

Его Высокопревосходительству!

Господину Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал- Губернатору,

Генерал-Лейтенанту, Сенатору и Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену

 

Рижского 2-й гильдии купца

Федота Абрамова Долбежева

 

всепокорнейшее прошение

Вашего Высокопревосходительства испытанное правосудие и милости, придают мне смелость в тяжких заботах и огорчениях моих искать у Вашего Высокопревосходительства Начальничьей защиты.

Когда в 1814 году я сватался на дочери здешнего купца Аксена Кононова Попова, теперешней жены моей, родители ее отдали ее за меня под условием, чтобы дети рожденные от сего брака крещены и воспитаны были по обрядам здешней староверческой секты. Напрасно я сватался несколько лет; я был еще молод и пылких страстей, - обещал того, чего требовали и получил жену. До 1817 года я еще придерживался православной церкви, но когда чувства мои были раздражены тем, что я не мог молиться Богу вместе с женою и детьми; когда опыт на мне и на других научил меня, сколь велико влияние от различия вероисповеданий на семейственное счастие и домашнее согласие; когда я между тем узнал обряды здешнего староверческого общества, и нашел, что они не противны моему убеждению, и, наконец, когда слово мое обязывало меня оставить своих в сем обществе: - тогда я решился, не зная строгости законов во всем их объеме, перейти в староверчество, дабы в молитвах к Богу, не быть более разлученным со своими. Если поступок мой неправилен в лице закона, то всякий, обсудивший мое положение, по крайней мере, не казнит меня за то.

Духовенство сперва не подвергало меня никакой ответственности. Священник Александр Невдачин, венчавший меня в Алексеевской церкви, спросил меня раз, почему я не крестил моего первого сына в церкви, и когда я сказал ему, что обязался крестить его в староверчестве, объявил о том протоиерею Симеону Яновскому. Протоиерей спросил меня о причинах крещения сына моего в староверчестве, и когда я ему открыл побудившие меня обстоятельства и мое положение, то он сказал мне: не ты первый, не ты последний, Бог с тобою!

Теперь, по прошествии больше 20 лет Греко-Российское Духовенство требует, чтобы я обратился к православию, и по изъяснению моему в невозможности сего сделать, Его Преосвященство Епископ Иринарх угрожал мне придать меня суду и сослать в Сибирь.

Уверенный, что и судья, по всей строгости законов, не подвергнет меня теперь никакой казни, потому что со времени перехода моего в староверчество прошло два срока давности и Всемилостивейший Манифест от 22 августа 1825 года не исключает от Монаршего прощения и мой проступок; однако Уголовный Суд, которым мне угрожают, должен расстроить все благосостояние мое и моего семейства, потому что строгие, сопровождающие таковой суд меры, подорвут мою гражданскую честь, мой купеческий кредит и производство моей торговли.

Ваше Высокопревосходительство осмеливаюсь посему, всепокорнейше просить: во внимание к моему стесненному положению и вышеприведенным обстоятельствам, на основании Свода Законов тома ХУ, статьи 146, не дозволять, чтобы по требованию Греко-Российского Духовенства, я подвергнут был Уголовному Суду, пока Гражданский Суд по обстоятельствам дела не определит, можно ли подвергнуть меня уголовному следствию.

Защитите Ваше Высокопревосходительство отца семейства, никогда ни в чем не нарушавшего общественные законы, и принесшаго по торговле своей Государству выгод на миллионы рублей.

С глубочайшим высокопочтением и совершенною преданностию сим

Вашего Высокопревосходительства всепокорнейший слуга

Федот Абрамов Долбежев

 

              В Риге

Сентября 15-го дня 1837 года

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д. 320, лл.1-2.

 

***

Его Высокопреосвященству, Господину Рижскому

Военному, Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому Генерал Губернатору, Генерал

Лейтенанту, Сенатору, разных Орденов Кавалеру

Матвею Ивановичу Барону фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

Вашему Высокопревосходительству, по поводу прошения поданного рижским 2-й гильдии купцом Долбежевым, благоугодно было в предписании от 20-го сего Сентября требовать представления производимого о нем Долбежеве, по требованию Рижского Епископа Преосвященного Иринарха следствия, если оно уже окончено производством, в противном же случае сделать распоряжение о скорейшем приведении того следствия к концу и о представлении уже затем его к Вашему Высокопревосходительству.

К исполнению такового Начальственного предписания Вашего Высокопревосходительства, на основании бывшего в делах моих производства по предмету рижского купца Долбежева, долгом поставляю Вашему Высокопревосходительству представить всепокорнейше мое донесение.

Преосвященный Иринарх Епископ Рижский отношением от 14-го июня сего года за № 486 с донесения к нему Рижской Благовещенской Церкви122 Священника Василия Лебедева, что Благовещенского прихода купец Федот Потапов123 Долбежев значился в духовных росписях по 1832-й год, что с сего времени он вовсе не пишется в оных неизвестно почему, потому ли что перешел в раскол, или присоединился к другой какой секте, что он венчан во Всехсвятской церкви124 и что в духовных росписях значится одиноким, потому что дети его все крещены в расколе; прописывая, что по сему рапорту, Преосвященным велено было Лифляндскому Духовному Правлению учинить справку: действительно ли Долбежев значится в росписях, как прописывает Священник Лебедев в своем рапорте, и действительно ли он венчан в Всехсвятской церкви и в каком именно году. По справке оказалось, что действительно Долбежев значится в духовных росписях по 1832-й год, а с сего времени не пишется более потому, что объявил себя раскольником, как показывает Благовещенский священник Александр Невдачин, бывший его духовником.

Сам Федот Долбежев объявляет, что он оставил Православную церковь и перешел в раскол, и что дети его все крещены в расколе.

Сие преступление, по мнению Преосвященного, требует строгого следствия, которое должно привести в известность и ясность все обстоятельства оного, а потому требовал учинить для сего зависящее распоряжение. Причем, Преосвященный Иринарх присовокупил: что, если при всей строгости следствия нельзя будет открыть с достоверностью, в котором именно году Долбежев оставил православную церковь и присоединился к раскольнической секте, то приказать кому следует произвесть нужный в сем случае повальный обыск. Депутатом по сему делу с духовной стороны назначен Преосвященный Протоиерей Симеон Поспелов, который имеет явиться на место следствия по востребованию.

Так как из некоторых следствий по делам сего рода замечено Преосвященным, что подсудимые отлучаются из города, и через то заставляют отсрочивать производство следствия, то Преосвященный Епископ настоял приказать Полиции не позволять отнюдь отлучаться от мест жительства, которые состоят под следствием по преступлениям против Православной веры, дабы месячный срок назначенный законами для следственных дел по преступлениям уголовным был соблюдаем в точности, причем приложил копию с обыска о браке Долбежева.

С прописанием сего требования Преосвященного Епископа Рижского поручено было мною Рижскому Г-ну Полицмейстеру Полковнику Вакульскому в присутствии наряженного Преосвященным с Духовной Стороны Депутата Протоиерея Поспелова, произвести над купцом Федотом Долбежевым законное исследование и о последующем мне донести.

Потом Преосвященный Иринарх в отношении от 23-го августа сего года за № 834-м, сообщая мне, что Лифляндское Духовное Правление, при определении своем от 21-го августа представило к нему копию с следствия произведенного при Депутате с Духовной Стороны Протоиерее Поспелове над рижским купцом Федотом Долбежевым, который от православия совратился в раскол и окрестил в оный всех своих детей, - из сего следствия видно, что Долбежев действительно перекрестился в раскол, и что сие перекрещение по всей вероятности произошло около 1832-го года, ибо, как пишет Преосвященный: во-первых, он сам показал, что до сего года ходил в церковь, во-вторых, тетка его Мавра Гаврилова Туровская показала, что она знала его всегда за самого ревностного православного христианина, ходившего всегда в церковь и соблюдавшего свято ее обряды; так что во всем своем домашнем обращении он не показывал себя раскольником и только в прошедшем году узнала она от посторонних людей, что он перешел в раскол; в-третьих, родной брат его купец Григорий Долбежев показал, что года за два перед тем пронесся слух, что брат его Федот ездит в моленную, но что он всегда видал, что Федот ходил в церковь до 1832-го года и даже заказывал особенные литургии для поминовения родителей; в-четвертых, родной же брат Федота Долбежева, мещанин Артемий Долбежев, показал также, что года за два пронесся слух, что брат его Федот перешел в раскол; в-пятых, родной же брат подсудимого, состоящий у него приказчиком Тимофей Долбежев показал, что до 1832-го года брат его Федот ходил всегда в церковь и что года с два пронесся слух, что он сделался раскольником; в-шестых, выписка, сделанная из книги 1-го квартала 2-й Форштадтской части о вероисповедании подсудимого показывает, что Федот Долбежев значился доселе православным.

Что касается до показания подсудимого Федота Долбежева, что он секретно был раскольником с 1817-го года, то известно только Богу одному и подлежит его Суду! Суды человеческие, как заключает Преосвященный, должны судить дела открытыя по документам писанным и свидетельствам устным, а сии документы и свидетели все говорят против купца Федота Долбежева.

Кроме вышеписанных показаний, Духовные росписи Благовещенской церкви свидетельствуют, что до 1832-го года он был православным. В 1829-м году он пожертвовал богатую ризницу в Благовещенскую церковь. Священно и церковнослужители сей церкви утверждают, что до того времени он ходил в церковь и принимал их к себе в дом с крестом в известные праздники.

Таким образом по заключению Преосвященного, ни подлинность, ни свежесть преступления учиненного рижским купцом Федотом Абрамовым Долбежевым, перекрестившимся в раскол, не подлежат никакому сомненю, то и требовал предать его законному суждению.

При чем Епископ и Кавалер Иринарх, приводя, что законами постановлено, дабы все те, которые обвиняются в тяжких преступлениях по которым определяется лишение всех прав состояния или торговая казнь125, содержались в тюрьме (Св.Законов. Том ХУ. Стат.877-я), и так как преступление купца Долбежева, совратившегося и совратившего детей своих в раскол, есть особенной важности (Там же. Стат.1218-1220), которое влечет за собою тяжкое наказание (Там же. Стат.63), то Преосвященный требовал, чтобы он также содержался в тюрьме, впредь до окончательного решения судопроизводства над ним. Преосвященный Иринарх находит это необходимым, как по важности преступления, которое особенно еще увеличивается означенным в следствии его состоянием и умышленности оного (Том ХУ. Ст.112, 122), так и потому, что оставаясь на свободе, купец Долбежев может затруднить ход дела.

В след за сим требованием Преосвященного, представлено ко мне Г-ном Полицмейстером Вакульским, при рапорте от 26-го августа за № 78-м, произведенное частным приставом 2-й Форштадтской части Эразмусом, в присутствии Духовного Депутата Поспелова, следствие над рижским 2-й гильдии купцом Федотом Долбежевым, совратившимся в раскол, а потом от 2-го Сентября за № 881-м получено настояние Преосвященного Иринарха, что он, зная наверное, что купец сей остается доселе на свободе, требует удостоверить первое его отношение, основанное на ясном и определительном законе; присовокупив, что Свод Закон. Том ХУ. Ст.87я, под которую между прочим значится, что члены Олонецкого городового магистрата отрешены и преданы суду по законам за то, что подозрительного в убийстве мещанина освободили из-под стражи на поруки.

Почему, на основании произведенного исследования и требований Преосвященного Епископа Рижского, 2-го Сентября за № 865-м, обратив к Рижскому Г-ну Полицмейстеру представленное им следственное дело, поручил оному передать таковое на законном основании в Рижский Магистрат для дальнейшего определения, вместе с тем, предписав Магистрату ускорить производством сие дело, уведомил о сем Преосвященного; присовокупив, что от обязанности Магистрата зависеть будет, при обсуждении произведенного над Долбежевым следствия, войти в рассмотрение и сделать постановление о том, должен ли Федот Долбежев, во время производства в оном Суда, содержаться под стражею или нет? – К чему побуждался я следующими соображениями: а) что на основании Свод Закон. Том П. Ст.278-й я не судья, а только оберегатель узаконений Императорского Величества; б) по приведенной Преосвященным статье 877-й Свод. Законов. Том ХУ. обвиняемые в тяжких преступлениях особенно, сажаются в тюрьму, когда подсудимые уже осуждены во первой степени суда. В настоящем же случае никакого еще Суда не было, и в) что раскольник Федот Долбежев в продолжении многих лет торгует здесь в звании купца 2-й гильдии. Большое достояние и многочисленное семейство, здесь на месте, отклоняют всякое подозрение в побеге его отсюда, а на основании Св.Законов. Том ХУ. Ст.876-й, пункта 4-го: «чем выше звание обвиняемого и менее сила обвинения и степень подозрения учинить побег, тем менее должна быть строгость в содержании обвиняемого во время следствия и суда и, наконец, г) на основании Свод.Законов. Том IX. Законов о состояниях, Ст. 325-й узаконенно: «городской обыватель без суда не может быть лишен прав состояния и доброго имени, разумея под сим и лишение чести», то посадить купца 2-й гильдии под стражу без Суда, значило бы проступиться противу сего закона, ибо я лишил бы его тем тотчас доброго имени и кредита, следовательно, и чести.

По сим вышеприведенным обстоятельствам не могу настояще поднести Вашему Высокопревосходительству требуемого следственного дела произведенного над купцом Федотом Долбежевым, находящегося настояще в производстве при Рижском Магистрате, но буде благоугодно будет Вашему Высокопревосходительству иметь таковое, то я имею честь ожидать Вашего приказания для истребования всего производства из Рижского Магистрата к поднесению на благорассмотрение Вашего Высокопревосходительства.

Гражданский губернатор Е. фон Фелькерзам

          Рига

Октября 2-го дня 1837 года

        № 979.

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.320, лл.4-9.

 

***

Секретно

 

Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому Генерал

Губернатору, Господину, Генерал Лейтенанту

и Кавалеру Барону фон дер Палену

 

Рижского Полицмейстера Полковника Языкова

Рапорт

Долгом поставлю донести Вашему Высокопревосходительству, что во исполнение положения Комитета Г.г. Министров, купец Федот Долбежев выдержан при полиции десять дней под арестом, дети же его Евлалия, Савва и Александра присоединились к православию.

 

Полицмейстер Полковник (подпись)

           №32

Генваря 20 дня 1840 года

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.320, л.52.

 

***

Его Высокопревосходительству!

Господину Рижскому Военному и

Лифляндскому, Эстляндскому и Курляндскому

Генерал Губернатору, Генерал Лейтенанту,

Сенатору и Кавалеру

Барону Матвею Ивановичу фон дер Палену

 

Лифляндского Гражданского Губернатора

Рапорт

При внесении мною при рапорте от 8-го Сентября 1838 года за № 981-м в Министерство внутренних дел решения Рижского Магистрата, состоявшегося по делу о купце Федоте Долбежеве, сужденном за уклонение от Православия в раскол и крещении в оном детей своих, Г-н Управляющий Министерством внутренних дел предписанием 7-го Сентября 1839-го года за № 5634-м дал знать мне к исполнению, что по представлению Его Сиятельства, Комитет Г.г. Министров журналом 28-го Августа того же года состоявшимся положил: 1) купца Федота Долбежева отослать в Лифляндское Духовное Правление для увещания к обращению в Православие и, если он раскается в своем заблуждении и присоединится к Православной церкви, то, освободив его от Суда, оставить без преследования, если же он не пожелает оставить своей ереси, то за крещение в раскол детей своих, помещение в просьбе неприличных выражений на счет Епархиального Начальства, содержать его при Градской полиции 10-ть дней и потом, как не обвиняющегося в совращении других в раскол, оставить в месте жительства. 2) Малолетних детей Долбежева: Евлалию (9), Савву (8) и Александру (7 лет) присоединить по чиноположению к Православной церкви, обязав родителей их подпискою, чтобы непременно воспитывали их в православной Греко-российской вере, затем прочих детей Долбежева поручить приходскому священнику увещевать и благоразумными наставлениями стараться обратить на истинный путь веры и 3) о раскольнических наставниках: Лаврове, Соловьеве и иноке Кирилле - оставить без положения по случаю их смерти.

Изъясненное положение Комитета Г.г. Министров в предписании от 16-го Сентября 1839 года за № 766-м было передано мною к исполнению Рижскому Магистрату, который рапортом от 25-го Сентября за № 3980-м мне донес, что оное Криминальною Депутациею Магистрата установленным порядком объявлено подсудимому Долбежеву, и по обязании как его, так и жены подпискою присоединить троих малолетних детей своих к Православию и впредь воспитывать их в правилах оного. Магистрат сообщил о том Лифляндскому Духовному Правлению с тем, дабы оное на точном основании положения Комитета Г.г. Министров через увещание старалось обратить к Православию самого Долбежева, наблюло за ним, чтобы согласно данному обязательству малолетние дети его были присоединены к православию и воспитывались им в правилах сей веры, а также поручило бы приходскому священнику прочих детей Долбежева увещевать и благоразумными наставлениями стараться обратить на истинный путь веры; причем Магистрат присовокупил, что он в требовании, последовавшем от него в Духовное Правление, просил оное об уведомлении, если Долбежев сам, и после сделанного ему увещания, останется непреклонным в расколе, дабы в таком случае подвергнуть его, согласно положению Комитета Г.г. Министров, аресту.

От 25-го Октября за № 1854-м Преосвященный Иринарх Епископ Рижский, по рапорту Благовещенского Священника Василия Беляева, которому Указом Лифляндского Духовного Правления, вследствие сообщения Рижского Магистрата, предписано было присоединить из раскола к Православию младших детей купца Федота Долбежева: Евлалию, Савву и Александру, а прочих увещевать, чтобы они оставили свои заблуждения и приняли Православие, сообщил мне, что купец Долбежев, хотя и обещал священнику Беляеву представить детей своих в течение 14-ти дней, однако же и затем не представляет оных; почему Преосвященный, имея ввиду, что присоединение и увещание детей Долбежева положено Комитетом Г.г. Министров, требовал принятия законных мер к исполнению сего положения, уведомив Его Преосвященство о последующем.

Согласно сему 26-го Октября за № 896-м мною было предписано Рижскому Полицмейстеру безотложно понудить купца Долбежева к немедленному представлению своих детей на означенный предмет к Благовещенскому священнику Беляеву, и об исполнении мне донести.

Рапортом от 12-го Ноября за № 318-м Полковник Языков мне донес, что Купец Долбежев объявил Частному Приставу Эразмусу 2: «Что он на время не может представить своих малолетних детей для присоединения к Православию, потому что жена его, желающая лично находиться при том, по причине болезни не может выходить из дома и за тем просит на несколько времени отсрочки». – В удостоверение же болезни жены Долбежева Полицмейстер представил ко мне Докторский Аттестат.

По доведении о сем до сведения Его Преосвященства, Епископ Рижский сообщил мне, что по правилам Православной церкви нет никакой надобности, чтобы жена Долбежева находилась лично при присоединении детей ее к Православию, и, исходя по сему, совершенно излишним отсрочивать сие присоединение до выздоровления ее, тем паче, что переписка о сем продолжалась более двух месяцев; отношением от 17-го Ноября за № 2037-м требовал, так как Комитетом Г.г.министров положено, непременно присоединить детей Долбежева к Православию, то понудить, через кого следует, Долбежева, к безотлагательному представлению детей к Благовещенскому Священнику Беляеву для совершения над ними обряда присоединения.

Вследствие сего предписания от 23-го Ноября за № 1004-м я вновь поручил Рижскому Полицмейстеру принять надлежащие меры к немедленному представлению детей Долбежева к священнику Беляеву для присоединения и увещевания их.

Равным образом, по третичному настоянию Преосвященного Иринарха Епископа Рижского от 14-го Декабря за № 2162-м о принятии законных мер, чтобы положение Комитета Г.г. Министров по сему делу 28-го Августа состоявшееся, было приведено в исполнение без дальнейшего отлагательства с чьей-либо стороны; предписанием от того же 14-го Декабря за № 1026-м я вновь поручал Полковнику Языкову понудить всеми мерами Долбежева к представлению детей к Священнику Беляеву для увещания и присоединения их по принадлежности, и об исполнении сего мне неукоснительно донести.

На сие было получено мною донесение Рижского Полицмейстера от 16-го Декабря за № 373-м, в котором, приводя в объяснение, что по сему же делу последовали ему от Вашего Высокопревосходительства предписания от 23 Октября за № 267-м, 6 и 14-го Декабря за №№ 334, 335 и 358-м, и, что он, Полицмейстер, на основании последнеозначеннного предписания Вашего Высокопревосходительства распорядился об освидетельствовании состояния здоровья Долбежева и его жены, дабы в случае действительной болезни их приостановить исполнение положения Комитета Г.г. Министров до выздоровления Долбежевых. – В сем же рапорте Полковник Языков доносил мне, что и первый пункт положения Комитета, по которому Долбежев, который согласно сообщению Рижского Магистрата и после сделанного ему в Лифляндском Духовном Правлении увещания остался непреклонным в расколе, должен ныне быть подвергнут 10-ти дневному содержанию при Полиции, также остался неисполненным по случаю болезни Долбежева. Вслед же за тем, при рапорте от 19-го Декабря за № 377-м, Полицмейстер представил ко мне копию с Докторского Свидетельства о болезни Долбежевых, донося, что подлинник вместе с тем представлен к Вашему Высокопревосходительству.

За сим, по вступившему ко мне напоминанию Министерства внутренних дел, в предписании от 30-го Декабря за № 7997-м о представлении сведения, в каком положении находится дело о купце Долбежеве, я требовал таковое же сведение от Рижского Полицмейстера, который рапортом от 12-го Января сего года за № 24 мне донес, что купец Долбежев с 7-го того же Января подвержен 10-ти дневному аресту, а дети его малолетние: Евлалия, Савва и Александра 10-го того же месяца присоединены к Православию.

На основании сего Рапорта Рижского Полицмейстера я о всем вышеизложенном донес Г-ну Управляющему Министерством внутренних дел рапортом от 25-го Января за № 178-м на вышеозначенное предписание Его Сиятельства; и затем со стороны гражданской, состоявшееся по сему делу, положение Комитета было приведено в точное исполнение. – Оставалось только Духовному ведомству через Приходского священника увещевать возрастных детей Долбежева, дабы обратить и их на истинный путь веры.

Для удостоверения же, какой успех имели меры Приходского Священника над сими детьми Долбежева, я потребовал о том сведение от Рижского Полицмейстера, который рапортом от 10-го сего Июля за № 208-м мне донес, что осведомясь, что увещание означенных детей Долбежева было возложено на Рижской Благовещенской Церкви Иерея Василия Беляева, он обращался к сему Священнику с запросом, но получил отзыв его: «что, как поручение об увещевании детей Долбежева последовало ему секретно, и им донесено его Начальству о следствиях своего увещевания оных детей с представлением записи увещания за собственноручным оной самими детьми Долбежева подписом; то за сим он почитает себя не вправе уведомить Полицмейстера о результатах его увещевания детей Долбежева без особого на то со стороны его Начальства разрешения».

С повода сего отзыва Иерея Беляева я обратился с просьбою к Преосвященнейшемуму Епископу Рижскому об уведомлении меня, какой успех имели над показанными детьми Долбежева увещания Приходского Священника.

На сие, наконец, Его Преосвященство 18-го сего Июля за № 1031-м уведомил меня, что увещания, сделанные Приходским Священником Василием Беляевым, возрастным детям купца Федота Долбежева остались безуспешными, что о сей безуспешности в свое время было донесено Псковской Духовной Консистории; и что Консистория сия с утверждения Его Высокопреосвященства, Архиепископа Псковского и Лифляндского, по силе Указа Святейшего Правительствующего Синода от 16-го Февраля сего года за № 1248-м предписала же 15-го Марта сего года за № 1710-м Лифляндскому Духовному Правлению повторить в присутствии оного увещания детям Долбежева, с тем, чтобы в случае непреклонности их на увещания Правления, были они высланы через сношение с кем следует в оную Консисторию для дальнейшего увещания по сим помянутого Указа Святейшего Синода. – Теперь же дети Долбежева требуются в Лифляндское Духовное Правление для увещания и по двухкратной явке в оное отказываются от третьей по причине болезни

Сообразив: 1-е) отзыв Преосвященного о распоряжениях Духовного Начальства, касательно возрастных детей Долбежева, с положением Комитета Г.г. Министров, состоявшимся 28-го Августа прошлого 1839 года, по которому с них только постановлено: поручить Приходскому Священнику благоразумным увещанием стараться обратить на истинный путь веры; 2-ое) что Указ Святейшего Правительствующего Синода от 19-го Февраля сего года не объявлен Губернскому Начальству, и потому неизвестно, состоялся ли оный в такой силе, чтобы можно было изменить без особого разрешения Начальства положения Комитета Г.г. Министров к исполнению преподанные; и 3-ье) что Губернское Начальство обязано привести в точное и буквальное исполнение положение Комитета Г.г. Министров по раскольничьим делам и наблюсти за надлежащим исполнением оных; я счел долгом, при изложении причин, замедливших исполнение положения Комитета Г.г. Министров о распоряжениях Духовного Начальства, довести до сведения Вашего Высокопревосходительства, покорнейше прося почтить меня предписанием о Начальственных распоряжениях, которые Вашему Высокопревосходительству угодно будет сделать по сему предмету.

 

Гражданский губернатор Егор фон Фелькерзам

 

         Рига

Июля 25-го дня 1840 года

        №829.

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.320, лл.53-56.

 

***

 

Министерство Внутренних Дел                              Господину Рижскому Военному,

      По секретной части                                           Лифляндскому, Эстляндскому и

              < ??? >                                                        Курляндскому Генерал Губернатору

 

В отношении от 26-го июля за № 195 Ваше Превосходительство изъяснять изволите, что при исполнении положения Комитета Г.г. Министров, последовавшего 28-го Августа 1839 года, по делу о уклонившемся в раскол Рижском купце Долбежеве, взрослые дети сего последнего были увещаемы через Приходского Священника к обращению в Православие, и по несогласии их оставить раскол вторично подвергнуты увещанию в Лифляндском Духовном Правлении вследствие указа Псковской Духовной Консистории; но и затем остались непреклонными в своем заблуждении; ныне же Рижский Епископ Иринарх, основываясь на предписании Духовной Консистории, требует, чтобы дети Долбежева были отправлены из Риги в Псков для дальнейшего увещания в помянутой Консистории. А как в вышеозначенном положении Комитета Г.г. Министров насчет детей раскольника Долбежева сказано только, чтобы поручить их увещаниям Приходского Священника, то Ваше Превосходительство, вследствие полученного вами о вышеизложенных обстоятельства донесения Лифляндского Гражданского Губернатора, испрашиваете моего разрешения: должно ли тех детей Долбежева отсылать в Псковскую Духовную Консисторию.

Имея в виду, что положением Комитета Г.г. Министров по делу о раскольнике Долбежеве постановлено, чтобы взрослых детей его поручить увещаниям Приходского Священника, об отсылке же их в Духовную Консисторию не последовало никакого распоряжения, я нахожу, что в настоящем случае относительно детей раскольника Долбежева следует ограничиться точным исполнением положения Комитета, о них состоявшемся.

О чем долгом считаю Вас, Милостивый Государь, уведомить.

Управляющий Министерством Внутренних Дел, Генерал-Адъютант

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.320, лл.59-60.

***

Управление Лифляндского                                Господину Рижскому Военному

Гражданского губернатора                                Губернатору и Генерал-Губернатору

       Канцелярия                                                   Лифляндскому, Эстляндскому и

Июня 22-го дня 1850 г.                                       Курляндскому126

       № 608

        Рига

В дополнение к донесению Лифляндского Гражданского Губернатора от 21-го Марта сего года за № 410, честь имею довести на основании донесения Рижского Магистрата, до сведения Вашей Светлости, что Лифляндское Духовное Правление 10-го минувшего Мая за № 896 сообщило Рижскому Магистрату, что дети рижского купца Федота Абрама Долбежева: Евлалия, 9 лет, Савва, 8 лет и Александра, 7 лет, присоединены к Православию, и что Александра и Евлалия ходят на исповедь в Рижский Кафедральный Собор127, Савва же, который с 1847 года находится в Технологическом институте в С.Петербурге, во время пребывания своего в Риге также исполнял христианские обязанности.

Управляющий Губернею, вице-губернатор Л. Фон Кубе128

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.320, л.64.

***

 

Управление Рижского Военного

           Губернатора

и Лифляндского, Эстляндского и

             Курляндского

         Генерал-Губернатора                                             Ваше Высокопревосходительство.

          4-го Июня 1851 года

              г.Рига                                                                           Милостивый Архипастырь.

 

 

Имею честь просить покорнейше Ваше Высокопреосвященство почтить уведомлением на отношение от 15-го Мая минувшего года № 1084 о православных членах семейства раскольника Федота Долбежева и о том, не замечено ли за Долбежевым и женою его каких-либо действий, кои могли бы доказывать посягательство их на ослабление в детях ревности в последовании Православию.

С совершенным почтением и преданностью имею честь быть

Вашего Преосвященства.

 

Его Высокопреосвященству Платону

Архиепископу

Рижскому и Митавскому

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.320, л.65.

 

* * *

О заведении старовера  Фомы Никитина

 

Его Высокопревосходительству,

Рижскому Военному и Лифляндскому,

Эстляндскому и Курляндскому

Генерал-Губернатору, Господину

Генералу от Инфантерии, Кавалеру

Евгению Александровичу Головину

 

Рижского мещанина Фомы Никитина

Всепокорнейшее прошение

В начале Июня м-ца сего года подано было мною прошение в Рижский Городовой Магистрат о освобождении выстроенного мною дома для престарелых и убогих калек женского пола рижских мещанок, вдов и сирот рабочего класса, в котором доме помещается уже таковых до ста человек на Московском форштадте в Шустерской улице под № 520. Сие мое прошение Рижский Магистрат препроводил в Совет Рижской Богоугодной Директории для рассмотрения моей просьбы об увольнении вышеупомянутого моего дома от всех городских повинностей по примеру всех прочих Богоугодных заведений. Председатель же Директории, Рижский Бургомистр и Кавалер Меинцен (?- примеч.сост.) для узнания истинной цели выстроенного мною дома сам исследовал и обозрел оный; меня за такое человеколюбивое пожертвование в пользу рижских мещанских вдов и сирот, похвалил и протоколом от 11 Июня сего года Совет Рижской Богоугодной Директории отнесся в Рижский Магистрат, что действительно выстроенный мною новый дом для сего предмета в память единственного моего сына, упавшего со стеллажа при построении Рижского Замка. <>

Итак, как я вижу из протокола Рижского Магистрата, что без повеления Вашего Высокопревосходительства, просьба моя удовлетворена быть не может; в таком случае я прибегаю со всепокорнейшую моею просьбою и умоляю Ваше Высокопревосходительство не оставить Высоконачальничьим своим соизволением утвердить мнение Рижского Магистрата и мнение Рижской Богоугодной Директории о освобождении дома моего по примеру прочих Богоугодных заведений от всех городских повинностей и назвать оный «Никитовское Богоугодное заведение».

В полной надежде на высокое возрение Вашего Высокопревосходительства, да на Вас исполнится Евангельский глас: «Блажени Милостьи яко ти от Господа Бога помилованы будут и блажен человек, разумевая на нища и убога, в день лют избавит его Господь».

Оригинальный протокол Рижского Магистрата от 17 Июня 1846 года при сем почтительнейше представляю и на сие мое прошение ожидаю милостивой резолюции Вашего Высокопревосходительства.

Рижский мещанин Фома Никитин

 

15 Июня 1846 года

         г.Рига

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.532, лл.1-2.

***

 

Ваше Высокопревосходительство!

Милостивый Государь!

 

Отношением от 26-го Ноября 1844 года за № 1442 просил я Г. бывшего Гражданского Губернатора фон Фелькерзама обратить Начальственное внимание на три, сколько мне известно, вновь явившиеся заведения раскольничьи на Московском форштадте: а) во 2-й форштадтской части в 3-м квартале дом с кроватями лиц на 60, где живут женщины, иные старые, другие и такие, которые если бы работали, могли бы приобретать хлеб на целое семейство, не только для себя, притом иные не принадлежат к Риге; б) близ раскольничьего кладбища деревянный дом Фомы Никитина, где живет также до 60 женщин, иные с детьми; в) на новоотведенном раскольничьем кладбище построен дом и в нем также живет несколько лиц.

Его Превосходительство просил я обратить внимание на то, что все сии три дома сборища раскола, сколько мне известно, не существовали прежде 1826 г. и, если они существуют в виде домов призрения бедности, то на открытие их в таком виде должно бы последовать распоряжение Высшего Начальства, пост.236, Том ХП Свод.Зак. (изд.1842 г.) и по ст. 61, 62 и 163, Том XIV (изд. 1842 г.). Между тем, это не более, как гнезда раскола, и опыт не оставляет никакого сомнения в том, что все сии дома с течением времени, как получают силу в глазах народа от самой давности, так будут более и более увеличивать число своих пожильцов-раскольников и, таким образом, превратятся в недоступные гнезда раскола, чего однако отнюдь не желает высшее Правительство и ст. 61, Том XIV Свод. Зак. запрещает всякое учреждение раскольнических «скитов, обителей и тому подобного».

Не получая удовлетворительного извещения по сему делу, к Вашему Высокопревосходительству обращаюсь с покорнейшею просьбою обратить Начальственное внимание на помянутые раскольничьи заведения. При сем имею честь присовокупить, что:

А) Если между живущими в помянутых домах есть такие, которые по бедности и болезни имеют право на общественное призрение, то в Риге есть: а) Приказ Общественного Призрения, который по общему положению Империи, пользуясь процентом из сумм присылаемых из всех присутственных мест губернии, имеет способы призреть несчастных; б) город Рига имеет также богоугодные заведения для призрения своих граждан и, если не все русские, имеющие право на призрение, призреваются в оных, но несоответственно помещения с числом русского населения, живущего в Риге, особенно сравнительно с помещениями, назначенными для приюта бедных немецкого населения, то это без сомнения должно обратить на себя внимание начальства;

Б) Сколько мне известно, между живущими в доме Фомы Никитина есть много лиц не принадлежащих к Рижскому обществу, почему они не имеют и права ожидать какое-либо вспомоществование от Рижского общества, а должны быть отосланы к тем обществам, к коим они принадлежат; другие же, и в таких летах, что вовсе не имеют права ни на чье пособие, а должны сами, как молодые и здоровые, приобретать себе пищу и квартиру, или же должны быть отданы в рабочий дом129, как праздношатающиеся тунеядцы. Таковы: а) Якобштадского130 рабочего оклада Марья Осташкова, которая потому, что дочь ее Анна Никифорова только 17 лет <>, в силах кормить себя и мать работою, не имеет права на пособие, а потому что сын ее Климент, называется Егоровым, тогда как дочь Никифорова, возбуждает подозрение насчет честности своего поведения; б) режицкая131 крестьянка Устинья Кузмина, которая, как имеющая только 27 лет, не имеет права ни на чье пособие, тем более в Риге; в) Агафья Терентьева, 37 лет, может работать и приобретать содержание; г) Анисья Артемьева, 34 лет, и сын ее Филат, 17 лет, - если первая не приобретает работою содержания, а последний не кормит ни себя, ни мать: должны быть отданы в рабочий дом, как вредные обществу тунеядцы; д) Митавская, рабочего оклада вдова Асинья Колосова; е) рижская, рабочего оклада Марфа Василььева, 22 лет, если не приобретает содержания работою, должна быть отдана в рабочий дом; ж) динабургская132 мещанка133 Акулина Федосьева; з) митавская, рабочего вдова, Марья Бортникова и и) фридрихштадтская134, рабочего оклада Настасья Семенова.

В) Наконец, по долгу своему считаю необходимым присовокупить, что существование раскольничьих домов призрения в Риге и бесприютное положение бедных из Русских Православных составляет, как по долговременному опыту известно, одну из самых сильных причин существования великого числа раскольников в Риге. Бедные из раскольников потому собственно и остаются в расколе, что оставаясь раскольниками, они находят поддержку бедному своему состоянию, тогда как бедные из православных русских оставляются городом на произвол судьбы. (Число 100 призреваемых русских на 25 тыс. населения Русского, конечно, ничтожно). Потому, кроме долга человеколюбия, и это обстоятельство, по существу своему столько важное, должно обратить на себя внимание Начальства, пекущегося об общем благосостоянии Империи, а не одних частных сословий.

О последствиях почтительного сего отношения моего, покорнейше прошу Ваше Высокопревосходительство почтить меня извещением.

 

С искренним почтением и преданностью имею честь пребыть,

Вашего Высокопревосходительства,

Милостивого Государя,

покорнейший слуга

Филарет, Епископ Рижский

          № 8602

20 Октября 1847 года

Его Высокопревосходительству,

Г. Генерал-Губернатору

Ост-Зейских губерний

Кавалеру Евгению Александровичу

             Головину

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.532, лл.19-22.

 

***

Его Светлости.

Рижскому Военному Губернатору,

Лифляндскому, Эстляндскому и

Курляндскому Генерал-Губернатору,

Господину, Генерал-Адъютанту и Кавалеру,

Князю Италийскому, Графу

Суворову Рымникскому

 

Рижского мещанина Фомы Никитина

Всепокорнейшее прошение

В 1843 году во время производимых работ при поправлении и обновлении здешнего замка135, - родной сын мой Федор, имевший тогда от роду 16 лет, занимаясь при сем Замке мурницкою работою, и по непредвиденному несчастному случаю при обрушившемся стеллаже упал с более 4-х саженной вышины на каменную мостовую; от чего в ночь того же числа умер. – Но при жизни еще его, я из родительской к нему преданности, построил на Московском форштадте для него дом, в коем по несовершенному окончанию посторойки оного, в нем никто тогда еще не жил; - а когда неисповедимому в судьбах своих Богу угодно было испытать нас с женою моею, а его матерью, горестную и неожиданную потерею единственного и любимого сына нашего вышеозначенным несчачтным случаем, - то в глубокой печали, но с благоговением, покорясь таинственной воле Небесного Промысла, – в незабвенную память его, я с женою моею с общего согласия, признали за благо построенный на имя покойного сына дом, не отдавать в наем и не пользоваться от него никакими доходами, но по благотворению и человеколюбию дать в нем приют и кров людям совершенно бедным, неимущим, дряхлым и калекам, на 100 человек, что было и исполнено вскоре после смерти нашего сына. Это благотворительное предположение, по освидетельствовании дома, было одобрено полным собранием здешнего Магистрата, и был мне выдан протокол, который представлен мною при прошении моем Предместнику Вашей Светлости, Господину Генералу от Инфантерии и Кавалеру Головину; после же того я протокол обратно не получил, и бывший Г. Полицмейстер Языков с строгим воспрещением объяснил мне, чтобы я впредь, на место выбывших из моего богоугодного дому бедных и увечных людей, никого более не принимал.

Посему осмеливаюсь всепокорнейше просить Вашу Светлость, неугодно ли будет удостоить меня разрешением на постоянно всегдашнее вышеозначенное благотворительное предположение для бедных, неимущих, увечных и дряхлых людей, дабы дать им кров безвозмездно в моем доме, в память покойного сына моего, и впоследствии, как будет угодно Правительству, и о последующем поставьте Ваша светлость приказать меня уведомить.

За неумением грамоте ставлю собственноручно три креста вместо подписи.

 

       Рига

20 Марта 1848 г.

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.532, лл.29-30.

 

***


         Управление

Рижского Военного Губернатора и

Генерал-Губернатора Лифляндского,                                      Милостивый Государь,

     Эстляндского и Курляндского                                              Леонтий Иванович136

               г. Рига

            8 Мая 1848 г.

              № 285

Рижский мещанин Фома Никитин обратился ко мне, с прилагаемым при сем прошении, о дозволении в доме его жительства бедным, неимущим, увечным и дряхлым без платы.

Так как из дел моей Канцелярии видно, что в означенном доме помещены раскольники, здешние и иногородние, и, вследствие того, предместник мой Генерал от Инфантерии Головин относился к Начальнику Губернии о сделании распоряжения к выводу из того дома раскольников; то я обращаюсь к Вашему Превосходительству с покорнейшею просьбою приказать объявить просителю, что если он жертвует дом для благотворительной цели, то ему предоставляется сдать оный, по совершении законным порядком акта, в распоряжение Лифляндского Приказа Общественного Призрения от усмотрения которого будет зависеть принятие в тот дом бедных, малоимущих, дряхлых и увеченных.

О согласии, какое будет объявлено мещанином Никитиным, прошу Ваше Превосходительство меня уведомить.

Примите уверение в истинном моем почтении и совершенной преданности.

Князь (А.Суворов)

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.532, л.27.

 

***

Министерство Внутренних Дел                                       Господину Рижскому Военному

Начальника Лифляндской губернии                                                                                                     по Канцелярии                                                               Губернатору

             г.Рига

Июня 11-го дня 1848                                           и Лифляндскому, Эстляндскому

               № 519                                                     и Курляндскому Генерал-Губернатору

 

 

Вследствие предложения за № 285, представляя при сем обратно прошение рижского мещанина Фомы Никитина, я имею честь довести до сведения Вашей Светлости, что Рижскою Управою Благочиния предложено Никитину сдать дом свой, который он желал жертвовать для благотворительной цели, в распоряжение Лифляндского Приказа Общественного Призрения, на каковое предложение он однако объявил, что ныне желает отдать этот дом в найм для помещения казармы, и на сей конец устроил уже весь нижний этаж, в верхнем же этаже в настоящее время еще живут несколько бедных женщин, между тем, как находившиеся в нижнем этаже сего дома женщины, оставили оный.

Граждансский Губернатор (подпись)

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.532, лл.28.

 

***


              Управление                                                                 Г.Начальнику Лифляндской

Рижского Военного Губернатора и                                              губернии137

Лифляндского, Эстляндского и

Курляндского Генерал-Губернатора

             4 Мая 1849 г.

                № 350

                 Рига

 

Вследствие отношения Вашего Превосходительства от 11 Июня 1848, № 519, имею честь покорнейше просить почтить уведомлением, уничтожено ли сборище раскольников в доме рижского мещанина Фомы Никитина, если же нет, то по каким причинам.

Подписал: Генерал-Адъютант, Князь Италийский Граф Суворов Рымникский

Скрепил: Правитель Канцелярии И.Торнау

 

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.532, л.31.

***

Министерство Внутренних Дел                   Господину Рижскому Военному Губернатору

         Начальник                                           и Генерал-Губернатору Лифляндскому,

    Лифляндской губернии                          Эстляндскому и Курляндскому

          по канцелярии

                 Рига

        Июня 7 дня 1849 г.

              № 288

Вследствие предложения Вашей Светлости от 6-го минувшего Мая № 350, я имею честь донести, на основании представления ко мне Рижской Управы благочиния, что в доме рижского мещанина Фомы Никитина в настоящее время устроена казарма и весь дом занят военными чинами, почему и сборища раскольников в этом доме уже не бывает.

Гражданский Губернатор (подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.532, л.32.

* * *

О переселении староверов в Закавказский край

 

Секретно

Министерство Внутренних Дел                                                 Господину Начальнику

     Особенная Канцелярия                                                        Лифляндской Губернии

        4 декабря 1853 г.

              № 1162

 

Государь Император, в 30-й день минувшего ноября, Высочайше повелеть соизволил, добровольное переселение раскольников в Закавказский край прекратить теперь же.

О сем Высочайшем повелении имею честь объявить Вашему Превсоходительству.

 

Министр Внутренних Дел,

Генерал-Адъютант138

(подпись)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д. 280, л.2.

 

***

Циркулярно

Министерство Внутренних Дел                                               Господину Губернатору139

   Департамент Общих Дел

          Отделение IV

               Стол 2

        14 июля 1882 г.

              № 471

Комитет Министров, журналом своим, удостоенным, в 10-й день апреля сего года, Высочайшего утверждения, постановил: существующее воспрещение добровольного переселения раскольников в Закавказский край (Высочайшее повеление 30 ноября 1853 года, циркуляр Министертсва Губернаторам 4 декабря 1853 года) отменить, предоставив всем раскольникам право переселения в означенный край на общем основании.

О таковом Высочайшем повелении, сообщеном Управляющим делам Комитета Министров, имею честь уведомить Ваше Превосходительство для сведения и руководства.

 

Подписал: За Министра Внутренних Дел, Товарищ Министра Дурново140

 

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.280, л.5.

 

* * *

Об отсылке староверов в исправительные заведения

 

Министерство Внутренних Дел                                                     Господину Начальнику

    Департамент Общих Дел                                                      Лифляндской Губернии141

            Отделение III

                 Стол 1

             5 июля 1857

               № 1264

Г.Рижский Военный, Лифляндский, Эстляндский и Курляндский Генерал-Губернатор142 от 3-го мая сего года за № 372 сообщил на мое рассмотрение предположение Рижского Секретного Совещательного комитета143 об отправлении упорных раскольников вместо монастырей в состоящее под ведением Лифляндского Приказа Общественного Призрения исправительное заведение на Александровской высоте.

Вследствие сего, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что средства Лифляндского Приказа Общественного Призрения, вследствие ежегодных, в течение нескольких лет передержек, пришли в совершенное расстройство, так что для отвращения совершенного истощения и без того незначительного капитала Приказа, во вверенном мне Министерстве составляются в настоящее время соображения о всевозможном сокращении расходов Приказа и об уменьшении размера его заведений. При таком неудовлетворительном состоянии средств Приказа, помещение в подведомственное оному исправительное заведение, находящееся на Александровской высоте, раскольников, увеличив издержки, употребляемые Приказом на содержание сего заведения, может иметь самое неблагоприятное влияние на обороты его. Принимая при том во внимание, что в исчисление лиц, содержащихся в исправительных заведениях (158 и 159 ст. Уст. Сод. под. стр.), раскольники непоименованы, и что содержание их ни в каком случае не может относиться к обязанности приказов, я не признаю возможным соглашаться на приведение в исполнение вышеозначенного предположения Рижского Секретного Совещательного Комитета.

Министр Внутренних Дел

(С.Ланской)

Директор (Гвоздев)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.301, лл.1-2.

 

***

Рижского Военного Губернатора                                       В Канцелярию Г. Начальника

и Лифляндского, Эстляндского и                                      Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

                Канцелярия

               18 июля 1857

                  № 530

Вследствие отношения от 15 июля за № 161 Канцелярия Прибалтийского Генерал-Губернатора имеет честь препроводить при сем дело № 64 об отсылке упорных сектаторов для назидания, вместо монастырей, в заведение Приказа Общественного Призрения на Александровской высоте, покорно прося о возвращении его по миновании надобности.

Секретарь (подпись)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.301, л.4.

 

* * *

О надзоре за староверами

 

Весьма секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                                     Господину Начальнику

и Лифляндского, Эстляндского и                                                    Лифляндской Губернии

Курляндского Генерал-Губернатора

               Канцелярия

               Отделение 4

              17 марта 1854

                   № 221

 

Государь Император Высочайше повелеть соизволил, по поводу различных распространяющихся между раскольниками толков, учредить за ними самый бдительный надзор.

Сообщая об этом Вашему Превосходительству, имею честь покорно просить Вас, Милостивый Государь, сделать распоряжение к самому точному исполнению по вверенной Вам Губернии, вышеозначенной Высочайшей воли, и о последующем меня уведомить.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф

(Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.282, л.3.

 

* * *

Об отправке староверов в монастыри

и об обращении их в православие

 

Управление Рижского Военного                          Господину Рижскому Полицмейстеру

            Губернатора

и Лифляндского, Эстляндского

и Курляндского Генерал-Губернатора

            18-го апреля 1851

                 № 576

                  г.Рига

Вновь определенный старшим священником Благовещенского прихода протоиерей Яков Кудрявцев с разрешения Высокопреосвященного Платона, Архиепископа Рижского и Митавского, намерен предприянть поверку прихожан вверенного ему прихода, в особенности потому, что именно из них, живя в среде раскольников, и даже будучи членами в раскольничьих семействах, замечаются в слабом исполнении обрядов Православия.

Сообщая о сем Вашему Высокоблагородию, покорнейше прошу сделать распоряжение, дабы при обходе протоиереем Кудрявцевым Благовещенского прихода, при нем безотлучно находился и сопровождал его надзиратель того квартала, в котором протоиерей Кудрявцев будет обозревать своих прихожан, вменив квартальным надзирателям в непременную обязанность охранять сего священнослужителя от малейших оскорблений со стороны раскольников, оказывать ему всякое уважение и удовлетворять всякому законному его требованию

О времени начатия протоиереем Кудрявцевым обозрения прихода и об окончании сего дела - предлагаю в тоже время донести мне.

 

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.51, оп.1, д.617, л.110.

 

***

 

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                               Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                                Лифляндской Губерниею

Курляндского Генерал-Губернатора

             Канцелярия

            Отделение IV

           21 ноября 1855

                № 106

Взрослые дети рижского купца 3-й гильдии Ивана Петрова Собакина, упорствующие в расколе, назначены к отсылке для научения догматам Св.Веры в Православные монастыри: сын Мелетий в Никандрову пустынь Псковской губернии, а дочери: Аксинья и Домна в Псковский Старо-Вознесенский монастырь.

Сообщая об этом Вашему Превосходительству, к зависящему распоряжению, имею честь присовокупить, что отправление упомянутых детей купца Собакина по назначению должно быть исполнено по правилам, изъясненным в отношении моем к Г.Начальнику Лифляндской губернии от 4-го сего января за № 9.

О последующем я буду ожидать от Вашего Превосходительства уведомления.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.291, л.3.

***

Секретно

 

Рижского Военного Губернатора                                                Господину Управляющему

и Лифляндского, Эстляндского и                                               Лифляндскою Губерниею

Курляндского Генерал-Губернатора

              Канцелярия

             Отделение IV

           7 февраля 1856

                 № 122

Архиепископ Рижский и Митавский144 сообщая мне, что дети рижского купца Собакина: Мелетий, Аксинья и Домна еще в декабре месяце 1854 года назначены были к отсылке, первый в Никандрову пустынь, а последние в Псковский Старо-Вознесенский женский монастырь, но по настоящее время туда не прибыли, просит о немедленной высылке их в эти монастыри.

Имея в виду, что отношение мое к Начальнику Лифляндской губернии от 25-го января 1855 года № 131 основано было на присоединении к Единоверию детей купца Собакина: Федосия, Лариона, Ивана и Нестора, имею честь покорно просить Ваше Превосходительство об исполнении вышеизложенного требования Высокопреосвященного Платона и об уведомлении меня о последующем.

Генерал-Адъютант,

Князь Италийский, Граф (Суворов-Рымникский)

ЛГИА, ф.3, оп.10, д.291, л.7.

 

Примечание сост. - Из переписки, содержащейся в деле, так и не ясно, были ли отправлены в монастырь дети Собакина. Не без участия властных структур решение постоянно оттягивалось. Судя по последнему документу, датированному 7.03.1857, видно, что дети Собакина все еще не отправлены в монастырь..

***

 

***

       Ведомство                                                       В Канцелярию Генерал-Губернатора

Православного исповедания                              Прибалтийских губерний

Рижская Духовная Консистория

       Секретный стол

           Г.Рига

Декабря 7 дня 1856 г.

           № 6007

На отношение Канцелярии Прибалтийского Генерал-Губернатора от 22 минувшего ноября за № 1057 Рижская Духовная Консистория честь имеет сообщить, что основанием к распоряжению Епархиального Начальства о подвержении детей Шелухиных увещанию к воссоединению со Св. Церковию были: а) определение Рижского Секретного Совещательного комитета от 23 октября 1854 г., коим, между прочим, постановлено: «Детей, происшедших от браков раскольников, в Св. Церкви совершенных, во всяком случае признавать принадлежащими Св. Вере по рождению, и наставление и убеждение их к возвращению в недра Св. Церкви оставить на попечение духовной власти, ибо отношение Лифляндской Казенной Палаты от 31 октября 1853 года за № 323, коим она, сообщив Его Высокопреосвященству Платону, Архиепископу Рижскому и Митавскому, что предписанием Г. Прибалтийского Генерал-Губернатора от 16 числа этого же месяца за № 152 (в деле № 154) купеческая вдова Александра Шелухина признана вдовой покойного купца Тимофея Шелухина, и дети его, состоящие в расколе, рожденными в законном браке, просила присоединить сих детей к Св. Церкви, так как Его Светлостию предписано Лифляндской Казенной Палате от 27 октября 1853 года за № 1854, при утверждении Его Светлостию браков, сообщать Духовному Начальству выписку из гильдейских списков о семействе каждого раскольника, в свидетельстве о браке означенного, дабы дети, родившиеся от совершенного в православной церкви брака, были обращены к Св. Церкви».

К этому Консистория честь имеет присовокупить, что вследствие сделанного Епархиальным Начальством, по вышепрописанным основаниям – распоряжения о подвержении детей Шелухиных увещанию к воссоединению со Св. Церковию, трое из них, именно: Константин, Валериан и Иван оставили раскольническое заблуждение и обратились в недра Святой Церкви.

 

Член Консистории

(подпись)

ЛГИА, ф.1, оп.10, д.1699, л.3.

 

***

Министерство Внутренних Дел                                     Господину Рижскому Военному и

Начальника Лифляндской Губернии                   Прибалтийскому Генерал-Губернатору

            № 5045

     Мая 18 дня 1857 года

              г.Рига

           Отделение IV

Вследствие предложения Вашей Светлости от 30-го апреля сего года за № 350 по делу о побуждении детей Шелухиных к присоединению к Св.Церкви, я поручил состоящему при мне чиновнику особых поручений Барону Бистраму сделать детям Шелухиных: Павлу, Егору, Марии, Александре, Юлии, Анне и Валентине строгое внушение, в том смысле, что если они добровольно не обратятся к православию, с ними будет поступлено по законам.

Ныне чиновник особых поручений Барон Бистрам донес мне, что помянутые дети Шелухиных, несмотря на сделанное им, согласно вышеизложенному, внушение, объявили, что они должны оставаться при своей вере и при объяснениях, данных ими по сему случаю, Его Высокопреосвященству, Архиепископу Рижскому и Митавскому.

Гражданский Губернатор

(подпись)

* * *

Сведения о числе староверов


Министерство Внутренних Дел                                            Рижской Управе Благочиния

Начальника Лифляндской губернии

          По Канцелярии

               г. Рига

        Марта 24 дня 1850

               № 426

По рассмотрении представленных мне Рижскою Управою Благочиния при донесениях от 10 и 21-го февраля сего года за №№ 80 и 110 ведомостей о состоянии и движении раскола в городе Риге за минувший 1849 год, оказалось:

1. В первой ведомости показано раскольников, признающих священство - 7; беспоповщинских и признающих браки 7790, скопцов 15, всего 7812; во второй ведомости раскольников всего 8009, а в третьей ведомости всего 8025 раскольников.

К разряду раскольников, приемлющих священство, по существующим постановлениям причиляются только те, которые, не отвергая догмата и понятия о существовании священства, по некоторым разномыслиям в обрядности не приемлют ни православных, ни единоверческих священников, а беглых от Епархиального начальства попов, правильно поставленных в сей сан, но укрывшихся к раскольникам, вследствие каких-либо преступлений или проступков и ожидавшего их за оные наказания.

2. В отделе причин движения раскола показано перешедшими: из других обществ – 35, в другие общества – 172.

Между тем, Высочайшими повелениями 21-го марта 1844 года, в общем, и 25-го октября 1847 года, в особенности в г.Риге, воспрещено раскольников, беспоповцев, каковы почти все сектаторы Остзейского края, - приписывать к городским обществам сего края. – Притом, ни в примечаниях к ведомости, ни в отзыве, при котором она доставлена, не объяснено, что Управа Благочиния, относя раскольников в разряды прибывших из других обществ и убывших в другие общества, разумеет прибылью и убылью сего рода, т.е. формальное ли перечисление из одних обществ в другие, или только временное прибытие и отсутствие по письменным видам. – Обстоятельство это необходимо разъяснить тем более, что переход раскольников г.Риги, по многочисленности своей, обращает на себя особое внимание.

Вследствие сего я, на основании предложения Г. Генерал-Губернатора от 18-го сего марта № 676, поручаю Управе Благочиния представить мне:

По первому пункту: а) объяснение, на каком основании в различных ведомостях число раскольников показано различно; б) именной список 7 раскольникам, означенным в ведомости, представленной при донесении от 16-го января, приемлющими священство, с объявлением их звания, обществ, которым принадлежат и действительно ли исполняют христианские требы чрез священников и каких именно?

По второму пункту: точную справку, правильно ли сделаны показания о движении раскола посредством прибыли и убыли, посредством переходов, руководствуясь в сем случае замечанием, на сей пункт сделанным.

Кроме сего предлагаю Управе представить мне:

а) справку о правильности показаний о прибыли и убыли раскольников чрез рождение и смерть;

б) дополнительное сведение, нет ли в г.Риге еще раскольнических наставников, кроме тех, кои помещены в списке, мне представленном;

в) именной список 4-х солдатских жен и дочерей раскольниц, с показанием мест их жительства и лет от роду;

г) кто именно жена личного дворянина в Риге, раскольница, где ее муж, точно ли она венчана в церкви, и где именно имеет жительство и имеет ли семейство;

д) кто именно жена почетного гражданина в Риге, раскольница, где ее муж, имеет ли она семейство и где имеет жительство.

Донесения Управы по этому предмету буду ожидать в самом непродолжительном времени.

Гражданский Губернатор (подпись)

 

ЛГИА, ф.51, оп.1, д.617, лл.26-28.

***

         Управление                                                       Господину Рижскому Полицмейстеру

Лифляндского Гражданского

         Губернатора

         Канцелярия

    Июня 2-го дня 1850 г.

           № 591

             Рига

Ссылаясь на донесение Вашего Высокоблагородия от минувшего мая за № 369 поручаю Вам доставить мне справку: 1) имеет ли раскольница, жена личного дворянина, коллежского секретаря Наталья Михайлова Попова, урожденнная Алифанова, детей и других семейных членов, и какого они вероисповедания? 2) Вдова потомственного почетного гражданина Матрена Иванова Книрин, урожденная Хлебникова, в котором году получила звание потомственной почетной гражданки и было ли по производству дела о пожаловании ей потомственного почетного гражданства известно, что она принадлежит не православной или единоверческой церкви, а беспоповщинской секте?

За Гражданского Губернатора

Вице-Губернатор

Л. Фон Кубе

ЛГИА, ф.51, оп.1, д.617, л.98.

***


 

 

Приемечание:

1.Случаев совращения из православия в раскол в течение 1850 года открываемо не было.

2. Прилагается ведомость о состоянии молитвенных и богоугодных заведений раскольнических. Лит. Б.

3. Представляется именной список о находящихся при моленных раскольниках, именуемых наставниками, певчими, служителями и т.п.

 

ЛГИА, ф.51, оп. 1, д.617, л.93.

 

Примечания

 

1. В 1784 году предместья Риги были разделены на три административные части: Московское, Петербургское и Митавское. Городом считалась только территория, расположенная за крепостными укреплениями.

2. Лифляндская, Эстляндская и Курляндская губернии (до начала реформ в России нередко именовавшиеся Остзейскими) до 1876 года состояли под управлением Генерал-Губернатора, но при этом каждая из них находилась под непосредственным управлением Гражданского Губернатора. Губернаторство было учреждено при Петре I. Первоначально губернаторы подчинялись сенату, позднее их назначал император по представлению министра внутренних дел. В 1876 году должность генерал-губернатора была упразднена. Лифляндский губернатор с резиденцией в Риге и Курляндский губернатор с резиденцией в Митаве (ныне Елгаве) непосредственно подчинялись Императору. Губернаторская должность ликвидирована в результате Февральской революции.

3. Паулуччи Филипп Осипович (1779-1849), маркиз, родом из Италии. С 1807 г. состоял на службе в российской армии. В октябре 1812 г. назначен рижским военным губернатором. Руководил боями с наполеоновской армией на Рижском направлении. С 1818 по до конца 1829 года являлся Прибалтийским генерал-губернатором. В конце 1829 г. вышел в отставку и вернулся в Италию, где занял должность губернатора Генуэзской провинции, позднее стал министром Сардинского короля.

4.Управа благочиния - общегородское полицейское учреждение в Петербурге, Москве и губернских городах России. Создание управ благочиния относится к 1782. году. В 1870-80 гг. их заменяют губернские и городские полицейские управления.

5. Статский советник — гражданский (статский) чин V класса в российской Табели о рангах до 1917 г. Статский советник в России соответствовал должности вице-директора департамента, вице-губернатора, председателя казённой палаты и чинам бригадира армии и капитан-командора флота.

6. Дюгамель Осип Осипович (1758—1840) родился в 1758 г. в Варшве. Начал военную службу сержантом в 1776 г. Участвовал в нескольких военных кампаниях. В 1797 г. оставил военную службу. Два года спустя был определён советником Курляндского губернского правления, в 1806 г. назначен Лифляндским вице-губернатором, а в 1811 г. — Лифляндским губернатором с присвоением ему чина действительного статского советника. В 1819 г. назначен председателем комиссии для введения нового положения о лифляндских крестьянах. В 1821 г. ему было поручено главное управление гражданскими делами остзейских губерний на время отсутствия Рижского военного губернатора в 1825 г., по случаю отпуска генерал-губернатора за границу, Дюгамель исполнял ту же должность с прибавлением к Остзейским губерниям и Псковской. В 1827 г. оставил должность Лифляндского губернатора в связи с переводом в Санкт-Петербург, где получил должность сенатора, и умер в 1840 году.

7. Полицмейстер – начальник полиции в губерниях и крупных городах Российской империи. Должность введена в 1782 г. «Уставом благочиния». До середины XIX века полицмейстер возглавлял «Управу благочиния», со 2-й половины XIX века и до 1917 г. – Городское полицейское управление.

8. Магистрат (или рат) – орган городского самоуправления. Рижский рат возник в XIII столетии. Выполнял функции исполнительной, законодательной и отчасти судебной власти. Представлял интересы немецкого дворянства и бюргерства. После присоединения Риги к России Рижский магистрат, за исключением короткого периода (1787-1797), продолжал фнукционировать. Избирался на 3 года членами 1-й и 2-й гильдий. В результате реформы городского управления (1870) была создана Рижская городская дума. За магистратом сохранились только судебные функции. В 1889 г. магистрат был окончательно ликвидирован, тем самым, в Риге, как и во всех Балтийских губерниях, было подорвано влияние местного немецкого дворянства и произошло укрепление позиций центральной власти.

9. Частный пристав – полицейская должность, введенная в 1772 г. Частные приставы подчинялись Управе благочиния и обер-полицмейсмтеру. В их подчинении были квартальные надзиратели, поручики и городовые. В 1867 г. названная должность была упразднена.

10. Речь идет о моленной на Санкт-Петербургском форштадте.

11. Имеются ввиду «Правила Паулуччи».

12. Ган Павел Васильевич (Paul von Hahn) (1793-1862) – барон. Происходил из древнего Курляндского рода, родился в Митаве. В составе российской армии участвовал в войне 1812 года. В 1814 г. из-за ранений оставил военную службу. В 1824 г. был назначен Курляндским гражданским губернатором, в 1827 г. переведен на должность Лифляндского гражданского губернатора, которую занимал до конца 1829 г. Ушел в отставку из-за разногласий с генерал-губернатором маркизом Паулуччи. Позднее был сенатором и членом Государственного совета. Подготовил проект Положения об управлении Закавказьем, из-за которого впоследствии впал в немилость и вынужден был оставить государственную службу. Похоронен в своем имении Ванен, в Курляндии.

13.Александровская высота или Второй царский сад – были заложены Александром Даниловичем Меншиковым после взятия Риги русскими войсками в 1710 году. Из стратегических соображений граф Меншиков приказал на территории современной Саркандаугавы (Красной Двины) сделать насыпное укрпеление. Позднее, в честь создателя, оно получило название Александровской высоты. В 1819 г. Александр I подарил этот парк городу для постройки благотворительных и лечебных учреждений. «Богоугодные заведения », а также больница для душевно больных начали свою деятельность в 1824 г. На этой территории по сей день располагается Рижская психиатрическая больница.

14. Платон (1737-1812) ( в миру Петр Григорьевич Левшин) в 1887 г. был возведен в сан митрополита Московского и Коломенского. В 1800 году сыграл ключевую роль в учреждении единоверия, призванного обратить сторонников старой веры в лоно официальной церкви. В 1801 году в Москве на Введенском кладбище была открыта первая единоверческая церковь.

15. Пален фон дер Матвей Иванович (Карл Магнус) (1779-1863) родом из эстляндских дворян. С ранней юности состоял на военной службе. Участвовал в многочисленных военных кампаниях российской армии, в т.ч. в сражениях с наполеоновскими войсками. С 1818 по 1826 год занимал должность ландрата Эстляндской губернии, позднее был назначен сенатором и попечителем Дерптского (Юрьевского) учебного окрга. В 1830 году был произведен в генерал-лейтенанты и назначен Рижским военным, Эстляндским, Курляндским и Лифляндским генерал-губернатором. В этой должности состоял до 1845 года, когда был назначен членом Государственного cовета. Скончался в родовом имении Пальме в Эстляндии.

16. Вакульский Иван Петрович (1794-1837). Рижский полицмейстер с 1827 г., с 1833 г. полковник. Был женат на Луизе Диррен.

17. Дворцовые крестьяне, т.е. крестьяне, принадлежавшие лично царю и членамцарской фамилии.

18. Казённая палата - орган министерства финансов, учрежденный в губерниях России в 1775 году. Вначале Казённые палаты ведали государственными имуществами и строительной частью. Со 2-й половины XIX в. - счетоводством и отчётностью в губернских и уездных казначействах.

19. Имется в виду староверы, проживавшие на территории Речи Посполитой и герцогства Курляндского.

20. Реви́зские ска́зки — документы, отражающие результаты проведения ревизий податного (т.е.налогооблагаемого) населения Российской империи в 18-м — 1-й половине 19 вв., проводившихся с целью подушного налогового обложения населения. Ревизские сказки являлись поимёнными списками населения, в которых указывались имя, отчество и фамилия владельца двора, его возраст, имя и отчество членов семьи с указанием возраста, отношение к главе семьи.

21. Федосеевское согласие (Феодосианская секта) одно из беспоповских направлений в старообрядчестве. Основателем этого согласия был Феодосий Васильев, который в 90-х годах 17 века проповедовал среди старообрядцев, переселившихся в Польшу. Разделение в едином до того обществе староверов-беспоповцев произошло из-за несогласия Васильева и его сторонников с некоторыми послаблениями, принятых Поморским согласием., возникшим вскоре после церковного раскола на русском Севере. Во второй половине 18 века федосеевцы были самым крупным беспоповским согласием. Они проживали в Москве, Петербурге, Новгороде, Польше, по всей Сибири. Кроме того, они обретались в Турции, по берегам Дуная, в Пруссии и других местах. Из предлагаемых документов видно, как происходила постепенная трансформация рижских староверов из федосеевского в поморское согласие.

22. Скопцы – последователи секты, рассматривающие операцию кастрации как богоугодное дело. Отдельные скопцы появились на Руси уже в 12-13 веках. Как секта скопцы оформились в 18 веке. Ее основателем считается беглый крепостной Кондратий Селиванов. Скопцы, как и староверы подвергались гонениям со стороны властей, и нередко вынуждены были бежать за пределы России.

23. Лифляндский Гофгерихт - высший суд в Лифляндской губернии.

24. Сажень — старорусская единица измерения расстояния. В XVII в. основной мерой была казённая сажень, равная 2,16 м, и содержащая три аршина по 16 вершков (72 см). С 1835 г., согласно указанию Николая I «О системе российских мер и весов», длина сажени была приравнена к длине 7 английских футов, то есть ровно к 2,1336 метра.

25. Имеется в виду Паулуччи Филлип Осипович, занимавший должность генерал-губернатора с 1818 по1829 год.

26. Стародуб – город в Брянской области.

27. Кемерейный суд - городской суд, существовавший до введения в Прибалтийских губерниях судебной реформы (1889 г.) и заведовавший преимущественно делами, относившимися к городским строениям и повинностям по ним.

28. Действи́тельный та́йный сове́тник — гражданский чин II класса в Табели о рангах. Соответствовал чинам генерал-аншефа (полного генерала) и адмирала. Лица, имевшие этот чин, занимали высокие государственные должности (вплоть до министров).

29. Вероятно, имеется ввиду современная улица Католю.

30. Т.е.моленная была построена не позднее 1795 года.

31. Имееются ввиду «Правила Паулуччи», т.е. «Правила для управления Богаделтьни, Больницы, Сиротского отделения и Школы Рижского старообрядческого общества». Как видно из текста, они были составлены Лифляндским губернатором Дюгамелем и утвержденных генерал-губернатором Паулуччи.

32. Бенкендорф Александр Христофорович (Alexander von Benckendorff) (1782-1844). Родом из Лифляндских дворян. С 1798 г. состоял на военной службе. Отличился во время войны с Наполеоном. В 1826 г. Николай I назначил А.Х.Бенкендорфа шефом жандармов и начальником III Отеления. Эту должность он занимал до своей кончины. Вошел в историю как борец с проявлениями вольнодумия.

33. Имеется в виду генерал-губернатор Матвей Иванович фон дер Пален.

34. Кантонисты – малолетние сыновья низших военных чинов от рождения принадлежащие к военному ведомству и обязанные военной службой. Время пребываания в специальных солдатских школах в срок службы (25 лет) не засчитывалось.

35. Приказ общественного призрения – губернское учреждение, созданное по указу Екатерины II в 1775 году. В ведении приказов общественного призрения находились народные школы, больницы, приюты, богадельни и тюрьмы.

36. Блудов Дмитрий Николаевич (1785-1864) – министр внутренних дел России с 1832 по 1839 год. С 1839 г. член Государственного совета. В 1855 г. назначен президентом Академи наук. С 1861 по 1864 год – председатель Комитета министров, с 1862 по 1864 г. – председатель Государственного совета. Принимал деятельное участие в подготовке реформы об отмене крепостного права (1861 г.).

37. Вероятно, произошла путаница с названием дач. Как видно из последующих документов, были две дачи. Одна принадлежала купцу Гребенщикову, другая же находилась в местечке Гризенберг (ныне Гризинькалнс).

38. Блудов Д.Н. (см.36).

39. Гребенщиков Алексей Петрович (?) – купец 1-й гильдии, сделавший пожертвования в пользу Рижской старообрядческой общины. Из документа видно, что А.Гребенщиков родился после 1760 года и умер до 1833 года. Владел дачей по завещанию покойного, здешнего 1-й гильдии купца Ивана Ларионова Хлебникова

40. Фелькерзам фон Егор Федорович (Georg Friedrich von Foelkersahm) (1876-1848). Родом из курляндских дворян. Гражданский губернатор Лифляндской губернии с 1829 по 1847 год.

41. Правительствующий сенат – учрежден Петром I в 1711 г. как высший орган государственной власти и законодательства. С начала XIX века осуществлял надзорные функции за деятельсность государственных учреждений, с 1864 г. – высшая кассационная инстанция.

42. Данная записка составлена неким камер-юнкером (одно из низших придворных званий, подпись неразборчива), скорее всего присланным из Санкт-Петербурга для ознакомления с ситуацией с лифляндскими «раскольниками». Документ не датирован. Но, судя по тексту, составлен не ранее 1849 г. Скорее всего, записка составленна во второй половине 1849 г. или в 1850 г.,т.е. относится к началу генерал-губернаторства А.А.Суворова и призвана обосновать ужесточение политики в отношении рижских староверов.

43. Стригольники – религиозное движение в 14-15 вв. Первоначально возникло в Новгороде и Пскове, затем распространилось в Москве. Стригольники отрицали церковь, критически относились к священнослужителям, ставили под сомнение учение о воскресении мертвых, не признавали причастия, отвергали культ икон. В документе ошибочно указано, что староверие произошло от стригольников.

44. Поморское согласие возникло после смерти последних священников, принявших сан до церковного раскола, и оставшихся верными Старой вере. Начало согласию было положено в 1694 г., когда была основана община на реке Выг. Поморцы не признают священства, а выбирают наставников из своей среды. В 1738 г. поморцы приняли молитву за царя. В начале 19 в. происходит процесс признания браков. Рижские староверы изначально принадлежали к Федосеевскому согласию, но в течение 19 в. происходит их постепенная эволюция в сторону Поморского согласия. В настоящее время Рижская Гребенщиковская старообрядческая община является одной из крупнейших поморских-беспоповских общин в мире.

45. Имеются в виду Лифляндские и Эстляндские староверы.

46. Головин Евгений Александрович (1782-1858) поступил на военную службу в 1797 г. Участвовал во многих военных кампанмях, в т.ч. в войне 1812 г. и взятии Парижа в 1814 г. За участие в подавлении восстания декабристов (1825) пожалован в генерал-адъютанты. Участвовал в подавлении Польского восстания и в военных действиях на Кавказе. С 1845 по 1848 год являлся Лифляндским, Курляндским и Эстляндским генерал-губернатором. В 1848 г. назначен членом Государственнного совета.

47. Митава (ныне Елгава) – город в Латвии, бывшая столица Курляндского герцогства, с 1795 г. – главный город Курляндской губернии.

48. Шлока (ныне Слока) – входит в состав города Юрмала (Латвия).

49. Венден (ныне Цесис) – город в Латвии.

50. Дрисса (с 1962 г. Верхнедвинск) – город в Белоруссии.

51. Имеется ввиду Московский форшдадт города Риги, расположенный на бергу реки Двина (Даугава).

52. Суворов Александр Аркадьевич (1804-1882) – князь Италийский и граф Рымнимкский, светлейший князь, генерал от инфантерии, генерал-адъютант. Внук генералиссимуса А.В.Суворова. Учился в лучших учебных заведениях Европы. Окончил Геттингенский университет. С 1824 г. состоял на военной службе. В 1830 г. участвовал в подавлении Польского восстания. В 1846 г. произведен в генерал-адъютанты. С 1848 по 1861 г. – генерал-губернатор Прибалтийского края и военный губернатор Риги. Во время Крымской войны командовал войсками Лифляндской губернии. В 1860 г. назначен шефом Рижского пехотного полка. В историю Прибалтийского края вошел как злейший гонитель староверия. В то же время отчался бласклонным отношением к местным немцам. С 1861 г. член Государственного совета. С 1861 по 1866 г. – военный генерал-губернатор Санкт-Петербурга. В годы его управления столицей был построен Николаевский дворец, основан Обуховский сталелитейный завод, открыт зоосад, принят план застройки прилегающей к центру части города.. Последние годы жизни посвятил общественной деятельности.

53. Святейший Правительствующий Синод – высший орган церковной власти в Русской Православной церкви, заменявший Патриарха. Учрежден в 1721 г., упразднен в 1918 г. Члены Синода назначались императором.

54. Кабинет министров – высший орган исполнительной власти Российской империи в 1802-1906 гг.

55. Перовский Лев Алексеевич (1792-1856), граф. Выпускник Московского университета. Участник войны 1812 года. С 1823 г. на государственной службе. С 1841 по 1852 год – министр внутренних дел. В 1852 г. назначен министром уделов и управляющим Кабинетом Его Величества. С 1850 г. руководил Комиссией по исследованию древностей, организовал обширные археологические раскопки. В 1856 г. пожалован в генерал-адъютанты.

56. Эссен фон Максим Антонович с 1847 по 1862 год губернатор Лифляндской губернии.

57. Платон (Городецкий) (1803-1891) – третий рижский епископ. Управлял Рижской епархией с 1848 по 1867 год. При нем Рижское викариатство было преобразовано в Рижскую епархию (1850), в Риге начала работу Духовная семинария (1851). За время его служения в епархии было построено 44 церкви, открыто 79 православных приходских школ.

58. Ланской Сергей Степанович (1787-1862)- министр внутренних дел России с 1855 по 1861 год. Сторонник отмены крепостного права. Входил в Остзейский комитет по вопросам землевладения в Остзейском крае.

59. Кочубей Виктор Павлович (1768-1834) – дипломат, в 1801 г. назначен членом Государственного совета. В 1802 г. (после образования министерств) стал первым министром внутренних дел России и занимал этот пост до 1807 года. Вторично на этом посту находился с 1819 по 1828 год. При Николае I стал председателем Государственного совета и Комитета министров Российской империи.

60. Дюгамель О.О. (см. 6).

61. Ган П.В. (см. 12).

62. Закревский Арсений Андреевич (1786-1865) – граф, генерал от инфантерии, генерал-адъютант. В 1823 г. назначен Финляндским генерал-губернатором. С 1828 по 1831 г. – министр внутренних дел. В 1831 г. вышел в отставку. С 1848 по 1859 г. занимал должность военного генерал-губернатора Москвы и был членом Государственного совета..

63. Перовский Л.А. (см.55).

64. Филарет (в миру Дмитрий Григорьевич Гумилевский, при рождении Конобеевский) (1805-1866) родился в семье священника в Тамбовской губернии. Окончил Московскую духовную академию. С 1835 по 1841 г. – ректор Московской духовной академии. С 1842 по 1848 год - епископ Рижский и Митавский. Во время его управления Рижским свикариатством произошел массовый переход латышских и эстонских крестьян в православие. После отъезда из Риги был епископом Харьковским и Ахтырским, а последние годы жизни – архиепископом Черниговским и Нежинским.

65. Виндава (ныне Вентспилс) – город на балтийском побережье Латвии. В 1845 г. на территории бывшего Замка был освящен православный храм во имя Всех Святых. В 1901 г. в городе был построен новый храм – в честь святителя и чудотворца Николая. До Первой мировой войны работали оба храма. Впоследствии и поныне работает только храм в честь святителя Николая.

66. Партикулярный (от латинского particularis – частичный, частный). В данном случае старообрядческим моленным запрещалось иметь характерные для храмов черты (купола, уолокольни и т.п.).

67. Бау-адъютант – офицер, обязанный следить за дворцовыми строениями, мостами и другими важными объектами.

68. Дюгамель О.О. (см.6).

69. Ныне улица Бривибас.

70. Ныне улица Йезусбазницас.

71. Емельянов Дорофей Дмитриев (1797 - ?). Окончил Екатерининское училище в Риге. С1828 по 1832 год – учитель в Гребенщиковской школе. В 1836 г. изъявил желание присоединиться к единоверию. В 1838 г. рукоположен в единоверческие священники.

72. Дерпт (Юрьев, Тарту) – город в Эстонии, известный своим университетом, основанным в 1632 г. Город был основан князем Ярославом Мудрым и с 1030 по 1224 г. назвался Юрьевым. С 1224 по 1893 год именовался на немецкий лад – Дерптом. С началом русификации городу было дано его первоначальное название. После образования Эстонской республики город стал называться – Тарту. Наличие университета в Дерпте (а не в Риге) обуслорвило нахождение в нем Учебного округа.

73. Ливен Карл Андреевич (1767-1844). Отпрыск известного остзейского дворянского рода. Член Государственного совета. Министр внутренних дел с 1828 по 1833 год.

74. Екатерининское уездное училище – первая русская школа в Риге была основана в 1789 г. вблизи перекрестка нынешних улиц Тургенева и Гоголя.

75. Ливен Вильгельм Карлович (Wilhelm Heirich Freiherr von Lieven), барон. Родился в имении Дюнгоф Бауского уезда Курляндской губернии. Состоял на военной службе, участвовал в нескольких военных компаниях. Входил в Остзейский комитет по реформе землевладения. В 1859 г. произведен в генералы от инфантерии. С 1861 по 1864 год занимал должность Рижского, Лифляндского, Эстляндского и Курляндского генерал-губернатора. В 1864 году несколько месяцев командовал войсками Рижского военного округа. В 1863 г. назначен членом Государственного совета. В 1871 г. пожалован в обер-егермейстеры Двора Его Величества.

76. Эгтинген фон Августин Александрович – Лифляндский губернатор с 1862 по 1868 год.

77. Ливен Вильгельм Карлович (см.75).

78. Лесеков Николай Семенович (1831-1895) – писатель. Среди наиболее известных его работ романы: «На ножах» (1870) и «Соборяне» (1872), повести: «Леди Макбет Мценского уезда» (1864), «Левша» (1881) и др.

79. Шувалов Петр Андреевич (1827-1889). В 1845 г. поступил на военную службу. Участвовал в Крымской войне. В 1857 г. назначен Санкт-Петербургским обер-полицмейстером. В 1860 г. назначен директором департамента МВД. Был противником отмены крепостного права. В начале 1860-х гг. – начальник штаба корпуса жандармов и управляющий III отделением Его Императорского Величия канцелярии. Входил в комитет по реформированию землевладения в Остзейском крае. С 1864 по 1866 г. Лифляндский, Эстляндский и Курляндский генерал-губернатор и командующий войсками Рижского военного округа. По отъезду из Риги стал шефом жандармов и главным начальником III отделения. Снискал известность как противник реформ. В 1874 г. назначен членом Государственного совета и послом в Англию и Ирландию. На дипломатической службе успехами не отличился.

80. Лашкарев Сергей Сергеевич (1816-1869) – выпускник Петербургского университета, инициатор и организатор Петербургского комитета грамотности. В течение 13 лет боролся за создание названного комитета, призванного распространять грамотность среди всех слоев населения. С 1861 по 1864 год возглавлял Комитет грамотности. Одним из самых значимых начинаний комитета явилось открытие в Петербурге школы для подготовки сельских учительниц.

81. Валуев Петр Александрович (1815-1890). Начал службу в канцелярии Московского военного генерал-губернатора. В 1845 г. назначен чиновником особых поручений при Лифляндском, Эстляндском и Курляндском генерал-губернаторе. В 1853 г. назначен Курляндским губернатором. В 1858 г. назначен директором, затем статс-секретарем 2-го департамента министерства государственных имуществ. В 1861 г. сменил С.С.Ланского на посту министра внутренних дел и занимал этиу должность по 1868 г. В 1872 г. - министр государственных имуществ, а с 1877 по 1881 г. – председатель комитета министров. В последние годы жизни занимался литературным трудом.

82. См.81.

83. Неточность. В Риге, наряду с беспоповцами, проживало небольшое число староверов, приемлющих священство (в частности, семья фабрикантов Кузнецовых). (См.ф.51, оп.1, д.617, л.93).

84. Николай Александрович (1843-1865) – старший сын императора Александра II. Должен был наследовать престол, но ранняя смерть от туберкулезного менингита помешала этому.

85. Имеется в виду Екатерининское уездное училище (см. 74).

86. Панин Виктор Никитич (1801-1872), граф. С 1841 по 1862 год – министр юстиции. В конце 1850-х годов возглавил Редакционную комиссию, разрабатывавшую Положение об освобождении крестьян. С 1864 по 1867 год – главноуправляющий II отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии.

87. Гагарин Павел Павлович (1789-1872), князь. С 1831 г. сенатор, с 1844 г. – член Государственного совета. С 1864 по 1872 год председатель Комитета министров Российской империи.

88. Валуев П.А. (см.81).

89. Шувалов П.А. (см. 79).

90. Валуев П.А. (см. 81).

91. Шувалов П.А. (см.79).

92. Валуев П.А. (см.81).

93. Альбединский Петр Павлович (1826-1883) службу начал в лейб-гвардии конном полку. Участвовал в подавлении революции в Венгрии (1849) и Крымской войне (1853-1856). В 1856 г. был командирован в Париж с важной государственной миссией. В 1860 г. назначен в свиту Его Величества. В 1865 г. назначен начальником штаба войск гвардии и Петербургского военного округа. В 1866 г. произведен в генерал-адъютанты и назначен Лифляндским, Эстляндским и Курляндским генерал-губернатором и командующим войсками Рижского военного округа (1866-1870). В 1874 г. занял пост Виленского, Ковенского и Гродненского генерал-губернаторап. В 1880 г. назначен Варшавским генерал-губернатором. С 1881 г. член Государственного совета.

94. Шувалов П.А (см.79). – в данном случае шеф жандармов и начальник III отделения Его Императорского Величия канцелярии.

95. Альбединский П.П. (см.93).

96. Лесков Н.С. (см.78).

97. Багратион Петр Романович (1818-1876) – генерал-лейтенант, племянник героя войны 1812 года П.И.Багратиона. С 1831 г. состоял на военной службе. В 1856 г. назначен командиром Его Императорского Величества конвоя. В 1862 г. занял должность Тверского губернатора. В 1868 г назначен помощником Виленского генерал-губернатора. С 1870 по 1876 г., будучи Лифляндским, Эстляндским и Курляндским генерал-губернатором, активно способствовал проведению реформ по по унификации местного законодательства с общероссийским. Инициатор строительства в Риге нового православного кафедрального Христорождественского собора.

98. Врангель Михаил Егорович, барон. Губернатор Лифляндии с 1872 по 1874 год.

99. Пален М.И. (см. 15).

100. Блудов Д. Н. ( см.36).

101. Строительство Бобруйской крепости было начато в 1810 году. Крепость строилпась быстро, согласно последним достижениям военного искусства того времени. Ее предназначение – защита западных рубежей Российской империи. В 1812 г. крепость выдержала осаду наполеоновских войск. Позднее служила политической тюрьмой.

102. Блудов Д. Н. (см.36).

103. Арсеник, т.е. мышьяк.

104.Иринарх (1790-1877) – первый Рижский православный епископ (1836-1841). Активно содействовал созданию Единоверческого прихода в Риге (1837). При нем началось движение по переходу латышских и эстонских крестьян из лютеранства в прапвославие, чем вызвал неудовольствие местных властей, в частности, барона Палена, сделавшего об этом доклад министру внутренних дел. В итоге, Иринарх был тайно вывезен из Риги и продолжил служение в других епархиях России.

105. Церковь святого Алексия Человека Божия (Алексеевская церковь) построена в 1751 г. в черте городских укреплений (в Старом городе) на месте разрушенной во время Северной войны лютеранской церкви. В 1896 г. церковь была преобразована в Алексеевский мужской монастырь. В начале 20-х годов XX века здание передано в распоряжение католической церкви.

106. Перовский Лев Алексеевич (1792-1856) - министр внутренних дел России с 1841 по 1852 год. С 1850 г. руководил комиссией по исследования древностей, способствовал проведению археологических раскопок.

107. Блудов Д.Н. ( см.36).

108. Эссен фон Максим Антонович, Лифляндский гражданский губернатор с 1847 по 1862 г.

109. Ландгерихт - низшая инстанция уголовного и гражданского суда в Лифляндии.

110. Ландфохтейский суд решал не только гражданские споры, но и осуществлял полицейские функции.

111. Поповцы – направление в староверии, приемлющее священство и 7 таинств, но сохраняющее дореформенную обрядность. Изначально основным центром поповцев был Нижегородский край. Затем поповство распространилось на юге России и отчасти в Украине. В XIX веке крупнейшим поповским центром становится Рогожская община в Москве, в которой ведущую роль играли зажиточные купцы и владельцы мануфактур.

112. В итоге Кавитцель за свой проступок был наказан строгим выговором.

113. Николай I (1796-1855) – российский император (1825-1855). Одним из аспектов его

правления стало усиление гонений на староверов.

114. Орднунсгерихт – поицейский уездный суд в Балтийских (Остзейских) губерниях.

115. Униатская церковь основана на унии православной церковной организации с католической церковью на условиях признания главенства Папы Римского и католических догматов при сохранении православных обрядов и церковно-славянского языка при богослужениях. Начало униатству было положено Брестской унией (1596 г.), когда большая часть Киевскойц митрополии приняла решение о признании верховной юрисдикции Ватикана.

116. Архиепископ Платон (Городецкий) (1803-1891). Назначение Платона на Рижскую кафедру совпало с преобразованием Рижского викариатства в самостоятельную епархию (1850 г.). Возглавлял епархию в течение 18 лет. За это время под юрисдикцией Рижской епархии оказались все православные приходы на территоории Латвии и Эстонии.

117. Фелькерзам Е.Ф. (см. 40).

118. Александр II (1818-1881) – император всероссийский, Царь Польский и великий князь Финляндский (1855-1881). Вошел в историю как царь-реформатор, освободитель крестьян от крепостной зависимости. Погиб 1 марта 1881 г. в результате террористического акта, организованного «Народной волей».

119. В 1800 г. императором Павлом I было учреждено Единоверие с целью присоединения старообрядцев к официальной Православной церкви. Единоверцам разрешалось сохранять старые обряды, но они были обязаны принимать священство от Синода РПЦ. Единоверческий храм Михаила Архангела был освящен в 1837 г. в доме купца Пушкова (в районе современной улицы Езусбазницас). В 1895 г. для прихода Михаила Архангела бывл построен храм на Московской улице (ныне № 170). Главная реликвия храма – икона Михаила Архангела, присланная в дар Николаем II. В 1915 году единоверческие богослужения в указанном храме были заменены на православные.

120. Блудов Д.Н. ( см.36).

121. Нафанаил (Павловский) (? – 1849). С 1834 по 1836 г. епископ Псковский и Лифляндский (до образования самостоятельного Рижского епископства). С 1836 г. архиепископ Псковский.

122. Церковь Благовещения пресвятой Богородицы с приделом во имя святого Николая Чудотворца была освящена в 1715 г. В 1778 г. был сооружен новый храм, сгоревший, однако, во время пожара в 1812 г. В 1818 г. на его месте был возведен новый храм, существующий поныне.

123. В документе описка. Правильно Федот Абрамов Долбежев.

124. Церковь во имя Всех Святых (на ул. Католю). В 1774 г. на этом месте была поставлена часовня, а в 1812 г. сооружен храм. Современный вид храм приобоел в 1884 г.

125. Торговая казнь – публичное телесное наказание в России. Отменена в 1845 г. С конца XVIII столетия духовенство, дворянство и купечество не подвергались торговой казни.

126. Суворов-Рымникский А.А. (см.52).

127. С 1850 по 1884 год Кафедральным собором служила церковь святых апостолов Петра и Павла.

128. Кубе фон Леонтий Иванович – вице-губернатор Лифляндской губернии с 1821 по 1852 год.

129. Рабочий дом (работный дом) – дом для принудительного содержания деклассированных элементов.

130. Якобштадт (ныне город Екабпилс). В 1670 г. герцог Якоб особым указом дал права города поселку на левом берегу Даугавы (Западной Двины), населенному в основном староверами. В честь герцога город был назван Якобштадтом.

131. Режица (с 1920 г.Резекне) – город на востоке Латвии. В 1285 г. на месте будущего города Ливонским орденом был построен замок Розиттен. В 1778 г. Екатериной II был утвержден 1-й план города. Но Режица стала интенсивно развиваться только после постройки железной дороги Санкт-Петербург-Варшава. Город и его окрестности являются традиционным местом расселения староверов.

132. Динабург (Борисоглебск, Двинск, с 1920 г. – Даугавпилс) – крупнейший город Латгалии. Датой основания считается 1275 г. В 1660 году на территории современного Даугавпилса был построен первый из известных в Латвии старообрядческих храмов. На этом месте установлен памятный крест.

133. Мещанство – низший городской слой горожан в дореволюционной России.

134. Фридрихштадт (ныне Яунелгава) – городок на левом берегу Даугавы (Западной Двины).

135. Первые упоминания о Рижском замке относятся к 1330 году. После взятия Риги русскими войсками в Замке находилась резиденция Прибалтийских и Лифляндских губернаторов (до 1917 г.). В межвоенный период, а также в современной Латвии Замок является резиденцией президента страны.

136. Кубе Л.И. (см. 128).

137. Эссен М.А. (см.56).

138. Бибиков Дмитрий Гаврилович (1792-1870) – министр внутренних дел России с 1852 по 1855 год.

139. Икскуль фон Гильденбанд Александр Александрович, барон, Лифляндский гражданский губернатор с 1874 по 1882 г.

140. Дурново Иван Николаевич (1834-1903) – товарищ министра внутренних дел (1882-1886), начальник IV отделения (1886-1889), министр внутренних дел (1889-1905).

141 . Эссен М.А. (см.56).

142. Суворов-Рымникский А.А. ( см. 52).

143. Секретные комитеты, как временные высшие совещательные органы, создавались по указанию Николая I для обсуждения проектов различных преобразований. В их числе был и Рижский секретный совещательный комитет по делам раскольников и отступников от Православия.

144. Платон , епископ ( см.57).

145. Хлысты – секта, непризнававшая священников, святых, церковные книги, а также государство. Отвергнув церковные обряды, хлысты создали свои, основанные на возможности прямого общения человека со святым Духом. Занимались самобичеванием, доходящим до экстаза (отсюда название хлысты), нередко заканчивавшихся оргиями.

146. Шалопуты –в основе вероучения указанной секты идея братства всех людей, отвержение церковных таинств. Церковный брак был ими заменен на «брак по духу». Отрицательно относились к занятиям торговлей и банковским делом.