Матвей  Кузнецов

Матвей Кузнецов

Матвей Сидорович Кузнецов (1846-1911) – владелец товарищества по производству фарфоровых и фаянсовых изделий в Риге.

См.: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710-2010). - Рига, 2010.

Кузнецовская фабрика в Риге

Ул. Маскавас (Московская), 257

Корпуса фабрика Кузнецова сегодня. Фото А.Беденко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сейчас уже невозможно представить историю русского фарфора без почти двухвековой деятельности кузнецовских предприятий, вошедших в нее масштабами производства и широким разнообразием продукции. Огромная фирма в XIX веке имела филиалы по всей России, была поставщиком большинства королевских дворов Европы. После 1917 года у рода Кузнецовых остался только один опустошенный войной рижский завод, который и в межвоенный период успешно продолжал производство посуды. В советское время он стал Рижским фарфоро-фаянсовы заводом, именуемым в народе «фарфоркой» или по-прежнему, «кузнецовским». Многими поколениями передавались навыки управления производством, секреты технологии, предпринимательское чутье. Реформы конца прошлого века поставили крест на этом уникальном производстве, как и полностью уничтожили ремесло изготовления фарфоровой и фаянсовой посуды в Латвии.

Фирма Кузнецовых вела свое начало с 1810 года, когда в деревне Новохаритоново Бронницкого уезда (Подмосковье) кузнец Яков Васильевич открыл небольшой заводик. Памятный для страны 1812 год считается и годом официального основания предприятия. Родственники и наследники складывавшейся династии по мере сил строили и приобретали профильные предприятия в разных концах Российской империи. Первая фабрика Кузнецовых в Прибалтийском крае была построена в Дрейленгсбуше (Дрейлини) под Ригой в 1841 году. Одним из главных побудительных мотивов строительства завода именно здесь стало желание наладить экспорт товара через местный порт. Имелась и другая причина такого выбора. Кузнецовы были старообрядцами, а именно в лифляндской столице к тому времени сложилась одна из самых крупных и влиятельных старообрядческих общин. Большинство рабочих также были старообрядцами внутренних губерний Российской империи - из Гжели, Дулева, сел Коломенской губернии, известных кустарным производством фарфора. О набожности всех членов фамилии Кузнецовых, можно судить по одной из публикаций в рижской газете того периода. Она рассказала о таком эпизоде. Всем, кто поступал на завод, хозяева дарили Библию и требовали уважения к вере от своих рабочих. Зайдя как-то в дом к одному из них, и желая проверить религиозное рвение, хозяин фабрики Сидор Кузнецов спросил его: «А, читаешь ли Писание». «Читаю», – отвечает тот. «И много ли прочел?», – вопрошает хозяин. Рабочий показывает ему страницу, а Кузнецов незаметно между страницами вкладывает 25-рублевую ассигнацию. Через месяц приходит снова, берет Библию, а деньги на месте. «Соврал ты мне, сынок, если б читал – так и деньги бы нашел», и забрал хозяин купюру.

Хотя фабрика и называлась фарфоро-фаянсовой, первоначально здесь производили только фаянсовую посуду. Только с 1851 года, когда были построены два кирпичных здания для цехов нового производства, стали выпускать и фарфоровые изделия. В 1859 году на фабрике установили паровой двигатель, что подняло производительность труда и вызвало сокращение рабочих мест. Всего на предприятии было восемь горнов и две паровые машины. Имелась больница на четыре койки. В середине XIX века здесь работали 242 человека. После того как в 1864 году умер основатель производства Сидор Терентьевич Кузнецов, фабрика перешла к его сыну Матвею, но название «Фабрика С.Т.Кузнецова» не менялось до 1872 года. Сырье поступало из внутренних губерний России, а также из Германии, Голландии, Франции, Скандинавии, уголь — из Англии. Часть готовой продукции продавали на месте и в других губерниях империи, остальное вывозили в Англию, Голландию и другие страны. 29 сентября 1887 года на базе фабрики было основано «Товарищество фарфоровой и фаянсовой посуды М.С.Кузнецова». Сын расширил унаследованное от отца производство и владел уже семью заводами. В признание заслуг фирмы, Кузнецовы получили от императорского двора исключительное право использовать в своем торговом знаке государственную символику – двуглавого орла.

Приучая детей с малых лет к производству, Матвей Сидорович поручал сыновьям управление отдельными заводами. В рижский филиал фирмы после женитьбы был отправлен самый младший из его отпрысков – Михаил. В 1908 году фабрика выпускала более 22 миллионов единиц посуды в год. При этом число занятых здесь возросло до 2500 человек. Для того чтобы дети рабочих могли получить образование, Кузнецовы финансировали строительство школы (возле Стахановского моста), которая так и называлась - «Кузнецовской». Ее перед Первой мировой войной возвели по проекту архитектора Р. Шмелинга. Много жертвовали Кузнецовы и на нужды старообрядческой общины. На фабрике работали кружки: рабочих обучали грамоте, латышскому языку, танцам, игре на баяне. Для самых смышленых открыли кружок учета (так раньше называли бухгалтерское дело). Была здесь и еще одна хорошая традиция - дарить сотрудникам посуду на праздники, в дни рождения, на именины. Только в отличие от той, что шла в продажу, на ней клейма не ставили, чтобы не возникало соблазна продать.

Фабричный люд селился компактно, на территории нынешнего Кенгарагса (район Риги). Рабочие жили в бараках, а служащие в отдельных домах. У многих были огороды, они держали домашний скот и птицу. Смена на производстве растягивалась на 10 часов, но и перерыв на обед длился четыре, чтобы можно было восстановить силы. В горячих цехах люди надевали ватники и ушанки, спасаясь от жары.

После революции 1917 года рижская фабрика осталась единственной у семьи Кузнецовых, избежавшей национализации. Но состояние ее было крайне запущенным, так как фактически все оборудование, что можно было вывезти, отправили в 1915 году в Россию. От предприятия оставались лишь корпуса, да чудом, сохранившаяся полу готовая продукция. Ее довели до нужного состояния и с успехом продали. Употребив вырученные средства как начальный капитал, М.М.Кузнецов с группой бывших рабочих возобновил производство посуды. В 1920 году, когда предприятие запустили вновь, здесь было занято лишь 458 человек. На покупку специального оборудования денег не хватало, поэтому практически все операции делали вручную.

В 1921 году в Ригу перебрались и другие члены рода Кузнецовых. По сравнению с дореволюционными временами, большая семья жила скромно, и все были заняты на производстве. Так, Георгий Матвеевич работал коммерческим директором, Сергей Матвеевич – заведующим массово-заготовительным цехом. Георгий Александрович стал административным директором, Матвей Николаевич – химиком, а Александр Матвеевич выполнял обязанности технолога. На заводе были созданы две спортивные команды: футбольная и волейбольная. Сами Кузнецовы - Николай Николаевич и Георгий Александрович были известными в Латвии теннисистами. Хозяева старались разнообразить жизнь персонала. На фабрике снова работали различные кружки по интересам, в библиотеке проводились литературные вечера.

С Кузнецовской фабрикой межвоенного периода связаны имена двух известных латвийских художников: Александры Бельцовой и Романа Суты. Бельцова воплотила в росписи керамики идеи кубизма. Сегодня тарелки работы этого мастера имеют большую художественную ценность. Изделия кузнецовского завода неоднократно представляли Латвию на различных международных выставках. В 1937 году была выпущена большая партия посуды с юбилейным клеймом «Кузнецов – 125».

Фабрика работала и в годы Второй мировой. Правда, по некоторым сведениям ею руководили немцы. Известен такой факт: во время оккупации гитлеровцы приказали снять позолоту с купола храма Гребенщиковской общины. Чтобы предотвратить осквернение святыни рабочие отдали немцам свои золотые украшения.

В послевоенный период производство тоже действовало, но уже не под маркой «Кузнецовская», а как известный на весь Союз Рижский фарфорофаянсовый завод. В 1968 году здесь наладили выпуск тонкостенного фарфора. Когда затевалась фабрика в Риге, ее хозяева не имели большого стартового капитала. Думали, соответственно, не столько о том, чтобы постройки на территории представляли собой единый ансамбль промышленной архитектуры, а о том, чтобы здания, построенные по возможности дешевле, могли давать максимальную отдачу. Новые корпуса возводились по мере накопления средств, без детальной планировки. В советское время наблюдалась та же картина. В результате комплекс заводских построек представляет собой удивительное разностилевое смешение объектов, возведенных здесь, начиная со второй половины прошлого века, и до конца столетия.

В конце 2001 года на фабрике открыли музей фарфора. Коллекция насчитывала более 6000 изделий, выпущенных, начиная с 1841 года в этих цехах и на фирме предпринимателя Я.Ессена, которые впоследствии объединились. После закрытия фабрики уникальное собрание перешло в собственность городского самоуправления, и в том же году в Старом городе открыли Музей фарфора. В одном из сохранившихся корпусов предприятия частная фирма наладила выпуск изоляторов.

Улицу, которая примыкала к фабрике и с 1923 года носила имя ее основателя, в 1989 году переименовали в «Славу» (Славянская).

О. Пухляк

Дополнение:

Сегодня (2018 год) в Риге не осталось и следов бывшей знаменитой фабрики. Несколько лет тому назад здание фабрики было снесено и на её месте ведётся строительство торгового центра.

Источники:

1. Rīga. 1860 – 1917. Latvijas PSR ZA vēstures institūts. R.1978. Lpp.496.

2. Констант З.А. Рижский фарфор. Р. 1975. С.132.

3. Родионов А.М. Марки русского фарфора. Киев. 2005. С.288.

4. О.Н.Пухляк. Сто русских портретов в истории Латвии. Р. 2008. С.220.

 

Иллюстрации к теме