Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Работницы фабрики Кузнецова, 1912 год

Работницы фабрики Кузнецова, 1912 год

Рутения - в Риге и на чужбине

Заключение

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПАМЯТИ  ДРУГА
ПОСЛЕСЛОВИЕ


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
1996 год оказалася последним (хронологически) годом в жизни «Рутении» за рубежом. С обычной своей аккуратностью сениор Е.А.Осипов издал и разослал за этот год три «Вестника Рутении» за номерами 145, 146 и 147. Из них можно было узнать, что в истекшем году никто из рутенов не предпринимал «заморского» путешествия, а те, которые совершали поездки, ограничивали их пределами своей страны проживания с тем, чтобы вместе с женами навестить родственников и знакомых. Так Игорь Мамантов с женой съездил в Вашингтон к своему сыну и там же навестил Левицких и Геричей.
Из тех же «Вестников» рутены узнали, что не прекращается связь президиума с оставшимися в Риге рутенами, которым удалось устроить встречу на квартире филистра Л.Н.Кузминского. На встрече присутствовали, кроме хозяина, следующие рутены: Н.В.Козлов, Я.Ф.Кузьмин, И.Афанасьев, Е.И.Богданович и Е.И.Якубовский. Было радостно их увидеть на присланной фотографии.
В «Вестнике» были также воспроизведены групповые снимки из жизни «Сороритас Татиана» и печальная весть о кончине филистра этой корпорации Елены Карловны Францман (вдовы нашего филистра Л.Э.Францмана), известного педагога и автора нескольких учебников русского языка и литературы.
Декабрьский «Вестник Рутении» (№147) был последним в году, и рутены получили его перед праздником Рождества Христова.
Наступил 1997 год. Казалось, что новый год будет для «Рутении» таким же, как и прошедший, и что у сениора (в то же время и редактора) будет тот же энтузиазам и те же силы и энергия на составление и рассылку очередных «Вестников Рутении» без перебоя, как это ему удавалось в течение многих лет, но действительность оказалась иной.
В феврале 1997 года некоторые из ближайших друзей сениора узнали, что он болен и подвергается лечению, но все же продолжает работу над изданием очередного «Вестника».
 Этот апрельский номер (№148) «Вестника Рутении» рутены действительно получили и были успокоены тем, что в нем не было никаких сведений о том, каково состояние здоровья сениора. Думалось, что это означает, что здоровье и силы сениора восстанавливаются, но вскоре рутенов облетела тревожная весть: сениор при смерти и лежит в больнице. Затем последовало скорбное извещение: 16 мая 1997 года Евгений Алексеевич Осипов скончался от рака, который прогрессировал значительно скорее, чем ожидали врачи.
 В качестве старейшего рутена Д.А.Левицкий написал некролог, который был разослан каждому рутену, поскольку не ожидалось, что выйдет очередной «Вестник Рутении». Сокращенный текст некролога гласит:

ПАМЯТИ  ДРУГА
Женя, как называли Евгения Алексеевича его друзья, родился 16 марта 1919 г. в городе Тульчине, Подольской губернии, как младший сын в семье, в которой как отец, так и мать, были уроженцы Прибалтики, в связи с чем семья имела возможность в 1920 г. обосноваться в Латвии, в городе Двинске. Здесь Женя окончил в 1937 году русскую гимназию, а в 1938 г. поступил на инженерный факультет Латвийского университета в Риге, а затем в корпорацию «Рутения».
Благополучно пережив в Латвии советскую аннексию страны (1940-41 гг.), а затем – германскую оккупацию (1941-1944 гг.), Женя и его брат Анатолий переехали в Германию, где после окончания войны жили в лагере для перемещенных лиц в Регенсбурге. В 1948 г. Женя женился на рижанке Галине Владимировне Конецкой, с которой вместе с братом Анатолием и его семьей, в 1950 г. эмигрировали в Австралию, где ему предоставилась возможность продолжить свое незаконченное в Риге высшее образование. Об этом, и о его профессиональной деятельности, в сборнике «Русские инженеры в Австралии» сообщаются следующие сведения: Е.А.Осипов прошел полный курс инженера гражданского строительства в Newcastle Technical College NSW. После сдачи дополнительных экзаменов инженер Осипов приобрел звание инженера по строительству местных государственных объектов; это помогло ему получить место инженера в городском управлении г.Ньюкасла. Начав работать в Австралии в 1950 году на государственной железной дороге чертежником, а потом помощником землемера в Hunter District Water Board  и мастером в Caltex OilCompany, Newcastle, Евгений Алексеевич успешно продвинулся по службе, став сначала старшим инженером, а затем и заведующим проектным отделом городского управления Ньюкасла. Делу городского благоустройства инженер Осипов посвятил двадцать лет безупречной службы, многие годы являясь членом «Общества русских инженеров Австралии». Он вышел в отставку в апреле 1984 г.
Освобожденный с этого года от служебных обязанностей, Женя развернул свои способности активного и жертвенного работника на общественную пользу, отдавая свое время и силы делам «Рутении» и русского зарубежья Австралии. Об этом он мне писал в 1985 году:
Моя общественная работа заключается в том, что я выбран в ревизионную комиссию нашего прихода, а, кроме того, я принимаю участие (90%) в издании нашего приходского вестника «Воскресение».
В этом же письме Женя более подробно говорил о своей работе: «Я посещаю как все богослужения, так и слежу за всеми событиями, могущими интересовать нашу русскую публику, чтобы поместить их в журнале. Сам печатаю на машинке, а также печатаю необходимое число копий».
Кроме работы в местном «Воскреcении» Женя сотрудничал и в сиднейском русском журнале. Как он писал в одном из своих писем: Друзья из Сиднейского русского клуба (в котором Женя и наш покойный фил! Шатров состояли членами –  примеч. Д.Л.) «заставили» меня написать статью о русской общественной жизни в Ньюкасле». Она появилась в «Журнале Русского клуба» (№12, март 1986), а вскоре в №14 того же журнала была напечатана статья Жени о работе приходской школы при храме Св.Николая, которую он до того написал для «Воскресения».
Деятельность Жени в приходе Св.Николая требовала от него много усилий и времени и продолжалась в течение многих лет, вплоть до 1995 года, когда в приходе произошел раскол. Женя тогда принял участие в основании новой общины (Богоявленской) и в 1996 г. был избран ее администратором.
Неутомимый Женя не ограничивал свою деятельность работой в приходской жизни. В 1985 году он писал: Я также принимаю участие в нашей местной радиопередаче. Речь шла о станции, субсидируемой Ньюкаслским университетом, которая ежедневно по вечерам передавала «разнокультурную этническую программу» на разных языках. Женя писал: Я сейчас прохожу тренировку радиовещания – составление и ведение программы, технику и процесс передач и т.д. Это берет целые «уикэнды» и несколько вечеров. В статье «Русские радиопередачи в Ньюкасле», напечатанной в журнале «Австралиада» №4 (год не указан), Женя дал подробные сведения о работе станции и ее русских сотрудниках.
В качестве сознательного горожанина Ньюкасла, Женя не оставался безучастным к нуждам городского благополучия и участвовал в местном «Neighourhood Watch».
Женя любил путешествовать, и его поездки служили полезной передышкой в его обычной занятости. Он навещал австралийских рутенов, изъездил значительную часть Австралии и побывал на острове Тасмания. Впечатлениями от этих поездок Женя обычно делился с друзьями, помещая в «Вестнике Рутении» свои путевые заметки. Из этих заметок о путешествии Жени в 1987 г. была составлена статья «По западному побережью Австралии», которая была напечатана в одном из номеров «Журнала Русского клуба» в Сиднее.
Особенное значение для рутенов, не живущих в Австралии, имели две поездки Жени в США. В первый раз он приехал с женой в Нью-Йорк весной 1989 г., где принял участие в праздновании 60-летия «Рутении», на которое из Европы приехали два конфилистра: Г.Гроссен с женой из Швейцарии и Ю.Алферов с женой из Англии.
Первая жена Жени, знакомая многим рутенам по Риге, умерла еще в 1972 г., и теперь съехавшиеся рутенские содружества получили возможность лично познакомиться с Жениной женой-австралийкой, Эдной Викторовной Викери, ур.Дженкинс. Кроме Нью-Йорка, чета Осиповых побывала и в других городах Америки, навестив там рутенские семьи.
Во второй раз Женя и Эдна приехали в США осенью 1991 г., проведя время главным образом в Нью-Йорке и Вашингтоне. Обе поездки Женя подробно и живо описал затем в «Вестнике Рутении», снабдив свой рассказ фотографиями.
Издание и рассылка «Вестника Рутении», переписка с рутенами в зарубежьи, к которой постепенно прибавлялась и переписка с оставшимися рутенами в Латвии, а также обмен письмами с Объединением латвийских корпораций (Л!К!А!), занимали особо важное место в распорядке рабочего дня Жени, посвященного общественной жизни.
В работе по изданию «Вестника Рутении» Женя начал принимать участие со времени, когда этот орган связи между рутенами заменил прежние «Циркуляры» и когда он в президиуме был его секретарем. Единоличным редактором-издателем журнала Женя стал, когда был избран сениором на 1985/86 академический год. Первый изданный им «Вестник Рутении» вышел в декабре 1985 г. под №113. Женя сам установил правило, что журнал будет выходить три раза в год – 1 апреля, 1 августа и 1 декабря, и он неукоснительно придерживался этого порядка в течение долгих 12 лет его редакторства. И очередной в этом году, апрельский №148, вышел вовремя, но оказался последним им составленным. Он готовил его уже тяжело больной, сознавая, что вряд ли сможет по-прежнему напряженно работать.
Регулярное получение «Вестников» с их всегда  различным оформлением лицевой страницы и непременным разделом «Письма рутенов» очень радовало рутенов, и в их письмах находит выражение всеобщая их признательность Жене за его труды по сохранению общей связи. Постепенно мы так привыкли к бесперебойной рассылке журнала, что когда его получение задерживалось, мы винили в этом почту, потому что были уверены: Женя ведь, конечно, разослал журналы в положенное время!
Работоспособность и постоянство Жени в общении с рутенами вызывало наше приятное удивление. Он умело принимал во внимание наши индивидуальные черты характера и особые интересы. И это проявлялось в том, что обычно, вместе с очередным журналом, мы получали от него личное письмецо или записку. И это было так ценно в условиях нашего всесветного рассеяния и всегда как бы наново сближало с Женей, ставшим стержнем нашего содружества.
В Риге в 1938 г. Женя поступил на инженерный факультет, а затем – в «Рутению», и оба эти события оказались вехами на его дальнейшем жизненном пути. Инженерное дело стало профессией, на службу которой он в Австралии отдал 20 лет жизни, а поступление в корпорацию было началом его долголетнего служения «Рутении», о чем он сам рассказал в «Вестнике Рутении». Вот его слова:  Для меня «Рутения» стала нераздельной частью меня самого. Со времени моего поступления в корпорацию, «Рутения» дала мне чувство принадлежности, расширила мой кругозор с воспитательной, общественной  и национальной точек зрения. Как военная служба из мальчика-подростка делает мужчину, так «Рутения» поставила меня, вчерашнего гимназиста из провинциального города, на ноги, воспитала во мне чувство долга, чести, дружбы, национального самосознания и взаимопонимания и этим обогатила мою жизнь. Я горд, что являюсь членом президиума и имею возможность дать долю своего времени и энергии на благо «Рутении».
Через несколько лет, когда отмечалось 55-летие «Рутении», Женя на страницах нашего журнала (№109, апрель 1984) напомнил нам, что в прошлом одной из задач корпорации было вести работу по воспитанию кадров национально мыслящих людей. Вместе с тем он высказал свое понимание того, что изменилось и что осталось после того, как прошло 45 лет после конца нормальной жизни корпорации и 35 со времени расселения рутенов по всему свету.
В последующие годы мысль об «истории нашего существования» не покидала Женю и привела к тому, что он принялся за выработку проекта издания сборника-памятки «Рутении» и привлек к этой работе двух друзей-рутенов. Но дожить до осуществления проекта ему не было суждено.
Навсегда расставаясь с Женей, как старейший по возрасту в нашем содружестве, я говорю ему: «Прощай, дорогой друг! Мы были счастливы иметь Тебя в нашей среде. Ты служил нам в течение долгих лет нашего зарубежного рассеяния примером верности данному слову. Ты дал его не только в порыве юношеских устремлений, но воспринял наш девиз РЦЫ СЛОВО ТВЕРДО, как пожизненное обязательство, и Ты исполнял его до конца своих дней. Мы сохраним о Тебе благодарную память до тех пор, пока каждому из нас придет черед последовать за Тобой в иной мир».

Димитрий Левицкий,  Ph!Ruth.


Неожиданная смерть сениора создала трудное положение, в котором оказался вице-сениор Анатолий Алексеевич Осипов, брат покойного. Ему надо было связаться с каждым рутеном и постараться найти выход из создавшегося положения. А оно было осложнено тем, что в течение многих лет Е.А.Осипов совмещал в своем лице редактора-издателя «Вестника Рутении» и сениора содружества. Такое совмещение функций ему успешно удавалось потому, что Евгений Алексеевич после выхода на пенсию, будучи энтузиастом дела, посвящал ему все свое время и работал на «Рутению» по существу полнодневно. Разделение этих двух функций между  двумя рутенами, живущими в разных городах, привело бы к тому, что образовалось как бы два центра переписки. Каждый рутен должен был бы поддерживать связь с сениором, а, кроме того, переписываться с редактором «Вестника Рутении». В свою очередь ему пришлось бы регулярно писать сениору.
Вместе с тем, «Рутения» после смерти Е.А.Осипова стала значительно иной, чем тогда, когда он начинал свое сениорство. Во-первых, ряды рутенов значительно поредели, а, во-вторых, состав «Рутении» заметно постарел.
За время последних двенадцати лет закончили свой жизненный путь следующие рутены, среди которых было немало в свое время весьма активных: П.И.Долгов (16,06.1986), Н.Н.Рышков (19.08.1987), А.Я.Флауме (27.11.1989), М.Г.Гроссен 1-й (28.11.1989), И.А.Мамантов 1-й (12.01.19991), Р.Л.Шполянский (24.06.1991), Е.М.Гривский (19.02.1991), Г.П.Шатров (27.05.1993), В.А.Крель (22.08.1993), С.А.Соколов 2-й (13.04.1993), В.А.Тумановский (28.04.1994), Б.А.Пресняков (11.07.1994) и Г.А.Мамантов 3-й (12.03.1995).
Личный состав «Рутении» теперь представляли оставшиеся в живых рутены.
В США:  В.Г.Висковатов, А.В.Герич, В.Б.Грепер, Р.М.Дидковский, В.Н.Иноземцев, Д.А.Левицкий, И.А.Мамантов.
В Австралии: А.В.Данилов-Милковский, А.А.Данилов-Милковский, В.П.Ланевский, Н.Д.Ковалев, О.Н.Некрасов, А.А.Осипов.
В Европе: Г.А.Алферов, Г.Г.Гроссен, И.А.Емельянов.
Никто из перечисленных рутенов не мог бы сказать, что он «во цвете лет и сил», так как все они были в преклонном возрасте: одному уже перевалило за 90 лет, а остальным – каждому свыше 80 лет. Обычно люди такой возрастной группы страдают той или иной болезнью или недомоганием или жалуются на отсутствие бодрости и энергии. Пропадает у них и охота посвящать долю своего свободного времени не только на дела личные  или семейные, а также на работу на пользу общего дела.
Еще одно обстоятельство приходилось учитывать при выборе должностных лиц. Надо было, чтобы они не забыли латышский язык и могли вести необходимую переписку на латышском языке с Объединением латвийских корпораций (L!K!A!),  членом которого «Рутения» состояла, и отдельными латышскими корпорациями.
В течение нескольких месяцев вице-сениор А.А.Осипов вел переписку с рутенами по назревшим вопросам, и их обсуждали между собой отдельные рутены письменно, а где возможно по телефону. Тем временем среди ряда рутенов крепло убеждение, что настала пора ликвидировать «Рутению» как организованное содружество. С другой стороны, иные рутены упорно настаивали на сохранении status quo. Достичь единогласия не удалось, и поэтому пришлось неразрешенные вопросы вынести на голосование путем опроса рутенов.
В результате первого опроса выяснилось, что за выход из Объединения латвийских корпораций высказалось 10 филистров, а против – пять при одном воздержавшемся.
Об этом результате оповестил рутенов вице-сениор циркулярным письмом от 17 ноября 1997 г. Одновременно он сообщил, что 15 ноября он послал президиуму Объединения письмо с извещением о выходе.
В том же циркулярном письме вице-сениор писал: После нашего выступления из L!K!A!  предстоит решить следующие вопросы: 1) хотим мы быть разрозненной – неорганизованной группой филистров, поддерживающих связи с друзьями в личной переписке или 2) организовать ЦЕНТР и выбрать одно лицо, желающее быть его руководителем. Если второй пункт предложения более приемлем для большинства, то прошу сообщить мне, заручившись поддержкой двух филистров, имена двух лиц, желающих руководить ЦЕНТРОМ, не позже 20 декабря.
Как затем выяснилось из письма вице-сениора от 30 января  1998 г. большинство рутенов (числом 11 человек) решило оставаться неорганизованной группой старых друзей, выразив сомнение в целесообразности избрания ЦЕНТРА, и кандидатов на такую должность не выставляли.
Таким образом надо считать, что основанная в 1929 году в Риге при Латвийском университете корпорация  «Ruthenia», возобновившая свою деятельность в  1946 г. в Мюнхене, прекратила существование в 1998 году с момента рассылки циркулярного письма Анатолия Алексеевича Осипова, подписанного им 30 января 1998 г. в качестве последнего вице-сениора «Рутении». Это значит, что «Рутения» просуществовала 69 лет, из которых только 11 лет прошли в Риге, в месте ее основания, и 58 лет в условиях зарубежного рассеяния.
Закрытие «Рутении», их близкого сердцу содружества, престарелые рутены воспринимают с душевной болью. Они сожалеют о том, что не было возможности из-за разобщенности по трем континентам съехаться и на конвенте принять решение о ликвидации и, вспомнив из жизни ушедших друзей в последний раз дружно спеть знакомую строфу из «Gaudeamus»:

Ubi sunt, qui ante nos
In mundo fuere?
Vadite ad superos,
Transite ad inferos,
Ubi iam fuere.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Лишь несколько лет прошло с момента закрытия «Рутении», как один за другим завершили свою земную жизнь следующие рутены: в Германии умер И.А.Емельянов (27.02.2000), в Австралии – А.А.Данилов-Милковский (27.01.2001) и Н.Д.Ковалев (28.04.2002), а в США – В.Н.Иноземцев (16.05.2003) и Р.М.Дидковский (19.08.2003). Такая убыль в рядах рутенов как бы подтверждала своевременность ликвидации корпорации в 1998 году. Остались в живых только совсем немногочисленные рутены, в чьи руки попадет эта книга.
Досадное промедление с выходом в свет истории «Рутении» объясняется несчастиями, поразившими корпорантские ряды в конце 1990-х годов. Дело в том, что  в середине 1990-х годов тогдашний сениор «Рутении» Е.А.Осипов решил, что с изданием хотя бы краткой истории корпорации медлить больше нельзя. Он предложил Г.Г.Гроссену и мне сообща взяться за дело. Мы начали работу, и для ее согласования установили регулярную и отчасти утомительную переписку по треугольнику Ньюкасл-Берн-Вашингтон. Хотя это и усложняло работу, она все же приближалась к завершению. Но вдруг заболел и вскоре скончался Е.А.Осипов, а через некоторое время из нашей трехчленной коллегии выбыл и Г.Гроссен. Неожиданно поразившая его болезнь лишила его возможности продолжать работу.
Оказавшись лишь одним из составителей книги,  я не находил в себе сил по общему состоянию здоровья, а главное – зрения, завершить начатую работу.
Незаконченная рукопись лежала у меня до тех пор, пока я не получил обрадовавшую  меня весть. Оказалось рижне Юрий Иванович Абызов, председатель Латвийского общества русской культуры (ЛОРК), и Татьяна Дмитриевна Фейгман, доктор исторических наук, филистр рижской русской студенческой корпорации «Сороритас Татиана», проявляют интерес к судьбе «Рутении» и готовы мне содействовать в деле издания книги о существовании этой корпорации в Риге и на чужбине. Выражаю им за это глубокую благодарность от себя и от имени оставшихся в живых рутенов. На завершающей стадии работы над книгой мне помог и мой конфилистр Андрей Владимирович Герич, которому говорю: большое спасибо!
Д.А. Левицкий