К истории русского образования в межвоенной Латвии (20-30-е годы XX в.)

Сергей Цоя

Статья опубликована в сборнике: Альманах. Вып. XXXVI. Русский мир и Латвия: смена времен. Мазур С.А. (ред.). Рига: Издание общества Seminarium Hortus Humanitatis, 2014. С. 79-98.

 

Латвийская республика, появившаяся на политической карте Европы в результате событий 1917-1920-х годов, почти сразу стала одним из центров русского послереволюционного рассеяния. В условиях парламентаризма 20-х - первой половины 30-х годов прошлого века у национальных меньшинств Латвии существовала образовательная автономия, а их школы находились в относительно благоприятных условиях. Основой этому служил принятый 8 декабря 1919 года «Закон об устройстве школ национальных меньшинств1

Педагогических кадров однако остро не хватало. Вставал вопрос о необходимости воспроизводства корпуса учителей. В созданном в 1919 году Латвийском университете (далее - ЛУ) обучение велось на латышском языке. Поэтому помимо основных и средних школ русскому населению страны требовались еще средние специальные и высшие учебные заведения.

Многое приходилось делать без широкой поддержки государства. Русская общественность всем этим была озабочена и практически с самого начала пыталась наладить реализацию национальных культурных и образовательных программ. Поэтому в 1921 году группа преподавателей во главе с проф. Константином Ивановичем Арабажиным2 приняла решение создать в Риге частное русское высшее учебное заведение. 16 октября 1921 года были созданы Русские университетские курсы (далее – РУК). В 1930 году курсы были преобразованы в Русский институт университетских знаний (далее – РИУЗ). Необходимо отметить, что это был один из первых опытов создания русского высшего учебного заведения за пределами послереволюционной России. С 1922 по 1929 год в заведении работало педагогическое отделение. Помимо этого, в 1926 году для подготовки учителей в Риге были созданы Государственные русские педагогические курсы (далее – ГРПК), а в 1927 году в Резекне – Государственный русский педагогический институт (далее – ГРПИ). Оба последних заведения были организованы по инициативе Русского отдела (далее – РО) Министерства образования (далее – МО) и им финансировались.

Необходимо отметить, что деятельность РУК (РИУЗ) достаточно хорошо описана и изучена3, и автор на истории этого учебного заведения останавливаться не будет. В то же время нет ни одной специальной работы, посвященной ГРПК и ГРПИ. О деятельности этих учебных заведений мало что известно. Однако в жизни русского национального меньшинства Латвии 20-30-х годов учительские курсы и педагогический институт сыграли важную роль. Поэтому работе этих учебных заведений и будет посвящена настоящая статья.

В работе автор основывался на материалах Латвийского государственного исторического архива (далее – ЛГИА)4, а также на сообщениях в русской печати того времени.     

Государственные русские педагогические курсы в Риге

Несмотря на деятельность РУК, Русский отдел МО летом регулярно организовывал курсы для подготовки педагогов. Курсы были предназначены как для предварительного обучения, так и для повышения квалификации уже имеющихся учителей. Занятия в разные годы проводились в Риге и Даугавпилсе5.

Однако летних курсов было явно недостаточно. Нехватка учителей побуждала РО МО к поиску возможностей создания под своей эгидой постоянно действующего учебного заведения, готовившего педагогов. К середине 20-х годов Латвия постепенно стала выходить из состояния послевоенной разрухи, появились и материальные возможности финансировать это начинание.

В среде русской общественности в 1926 году дискуссионными были вопросы о том, где открыть педагогическое учебное заведение, и в каком режиме оно должно работать. Было два варианта его местопребывания: Рига и Латгалия (Восточный регион Латвии, где проживало больше всего русского населения межвоенной Латвии). Депутаты сейма Л.В. Шполянский6 и М.А. Каллистратов7 настаивали на открытии постоянно действующих курсов в Даугавпилсе. По их мнению, именно там легче всего было достигнуть цели – подготовить учительские кадры для сельских школ Латгалии. К тому же тамошние условия жизни не требовали больших материальных затрат. Оппоненты говорили, что жизнь курсантов в Риге (как большом культурном центре) расширит их кругозор. К тому же в Риге не было недостатка в преподавательских кадрах, которые могли бы проводить занятия на высоком академическом уровне. А вот для подготовки учителей деревенских основных школ стоило создать уже не курсы, а особый учительский институт с местом дислокации именно в Латгалии8. В результате победили сторонники идеи открытия курсов в Риге9. При этом надо учесть, что для русских школ столицы учителей также не хватало.   

Подготовку к открытию учебного заведения РО вел все лето 1926 года. Сначала  предполагалось принимать по 30 человек в год, причем 20 мест отдавать представителям из Латгалии. Разрешение на открытие Государственных русских педагогических курсов в Риге министр образования дал 30 сентября 1926 года10.

Создание подобного учебного заведения шло в рамках существующей практики. Подобные курсы уже работали для подготовки учителей основных школ представителей других национальных меньшинств Латвии11. Поэтому прием слушателей начал производиться еще до получения официального разрешения на открытие. Желающим необходимо было подать документы до 19 сентября 1926 года12, и ГРПК фактически стали работать с начала осени 1926 года. Курсы все время своего существования имели в Риге постоянный адрес: ул. Лачплеша, 108, в помещениях Рижской государственной русской средней школы (с 1930 года – гимназии).

Официальное открытие ГРПК состоялось 14 октября 1926 года. Торжества прошли в присутствии депутатов сейма, членов Русского отдела МО и многочисленных представителей русских общественных организаций. Открытие началось с архиерейского богослужения. Архиепископ Иоанн (Поммер) совершил молебен в сослужении прот. К. Зайца13, о. Н. Македонского14 и протодиакона К. Дорина15. Молебен закончился окроплением молящихся и провозглашением многолетия всем учащимся курсов. В произнесенном слове владыка Иоанн призвал ценить заветы предков, передававших из поколения в поколение великие достижения русской культуры. Выступили также И.П. Тутышкин16, начальник РО И.Ф. Юпатов, депутат сейма Е.М. Тихоницкий17, учитель Г.П. Гребаненко18.

Первым заведующим курсов стал Иван Петрович Тутышкин19. Именно ему пришлось налаживать работу учебного заведения. В начале 1929 года в связи с переездом на работу в Резекне он ушел в отставку. В конкурсе на вакантное место руководителя ГРПК изъявили желание участвовать Е.М. Тихоницкий и Ю.Д. Новоселов20. Однако потом Новоселов отказался, и в середине марта 1929 года педагогический совет курсов выбирал уже из других кандидатов: Е.М. Тихоницкого и Ф.Н. Серкова21. 15 марта 1929 года заведующим единогласно был избран Тихоницкий. Вскоре его утвердил и РО МО22. Серков, как известно, дискредитировал себя в качестве руководителя РО в ходе своей деятельности в 1924-1925-м годах, которая сопровождалась многочисленными скандалами23. Поэтому лекторы курсов не желали, чтобы он возглавил учебное заведение. В итоге Е.М. Тихоницкий руководил ГРПК вплоть до их закрытия в 1932 году.

В заведении по большей части преподавали учителя из русских школ и гимназий Риги. Среди лекторов24 можно упомянуть таких авторитетных в Латвии педагогов, как Ю.Д. Новоселова (география), Е.М. Тихоницкого (русский язык), Г.И. Тупицына25 (природоведение), И.П. Тутышкина (психология), Г.А. Князева26 (история), а также известную актрису М.А. Ведринскую27 (художественное чтение). Занятия по Закону Божьему у православных учащихся проводил прот. Николай Перехвальский28. Некоторые курсы читали преподаватели высших учебных заведений. Так, в конце 20-х годов некоторое время в заведении работали профессор ЛУ Р.Ю. Виппер (история) и его сын,  впоследствии известный ученый-искусствовед Б.Р. Виппер (рисование)29. Преподавательский состав учебного заведения утверждался Советом РО МО30.

С самого начала курсы были одногодичными. Набирать стали по 35 учащихся в год. Принимались лица со средним образованием.

Программа была ориентирована на курс основных школ. Поэтому слушатели проходили в основном те же предметы, что и в школах (русский, латышский, немецкий языки, математику, историю, географию и др.), а также методику их преподавания. В программе присутствовали и некоторые специальные дисциплины: педагогика, психология, введение в философию. Количество специальных предметов увеличилось после того, как курсы стали двухгодичными31.

Обучение было нацелено на подготовку учителей для школ русского меньшинства Латвии. Русскими, естественно, были и почти все учащиеся. По конфессиональному признаку преобладали православные, но достаточно много было и староверов. Например, в 1927/1928-м учебном году в заведении  учились 26 православных и 9 старообрядцев, всего 35 человек32.

По итогам первого учебного года ГРПК окончили 32 слушателя. По этому поводу 18 июня 1927 года в здании Рижской государственной русской средней школы состоялся торжественный акт. Он начался с благодарственного молебна, который отслужил прот. Николай Македонский. С речами выступили заведующий курсами И.П. Тутышкин, письменное приветствие прислал депутат сейма Е.М. Тихоницкий. Присутствовали также известные педагоги: А.П. Моссаковский33, Ю.Д. Новоселов и др. Говорилось, что большинство из выпускников отправится работать учителями в Латгалию34.

С начала 1928 года ставился вопрос о переводе педагогических курсов с одногодичного на  двухгодичное обучение. 10 марта 1928 года в Совете РО с докладом выступил И.Ф. Юпатов, утверждавший, что с будущего учебного года необходимо курсы сделать двухгодичными, чтобы приравнять учебные планы к идентичным латышским учебным заведениям, а также повысить уровень подготовки учащихся. Члены Совета проголосовали за это начинание единогласно35.

Предполагалось привлекать в качестве лекторов на второй курс ГРПК, где изучались специальные предметы, профессоров высших учебных заведений36.

В итоге с начала 1928/29 учебного года появился 2-й курс – и заведение стало двухгодичным37. Теперь те, кто окончил первый курс, могли продолжить образование на втором. Общее количество учащихся достигло примерно 60 слушателей.

Однако из-за разногласий между начальником РО И.Ф. Юпатовым и министром образования А. Тентелисом38 осенью 1928 года произошла некоторая задержка с получением официального разрешения на перевод курсов на двухгодичное обучение. Министр потребовал, чтобы в ГРПК принимали всех желающих, тогда как Юпатов настаивал, чтобы поступить могли лишь те, кто окончил русские школы. Министр отказался подписать устав курсов, разрешение вопроса несколько затянулось и было отложено до предстоявших в конце 1928 года выборов в сейм39. Поэтому официальное разрешение на перевод программы на двухгодичное обучение было получено лишь в начале 1929 года40. Именно с этим, видимо, связано то, что общее количество учащихся тогда оказалось несколько меньшим, чем в два последующих года (лишь около половины из окончивших одногодичное обучение в 1928 году решило обучение продолжить41).

 

Таблица № 1. Количество учащихся по годам42.

Учебный год

Мужчин

Женщин

Всего

1926/1927

нет данных

нет данных

ок. 35

1927/1928

8

27

35

1928/1929

7

40

47

1929/1930

14

46

60

1930/1931

17

43

60

1931/1932

8

23

31

 

Работа ГРПК постоянно интересовала общественность и обсуждались на страницах русской печати. Так, преподаватель курсов Ю.Д. Новоселов в опубликованной в октябре 1928 года в газете «Сегодня» статье, указывал на ряд проблем: у учебного заведения не было нормального помещения (помещения в русской средней школе очень маленькие), в итоге занятия проходили лишь по вечерам; не было общежития для иногородних, и курсанты вынуждены были жилье искать себе сами; до сих пор не был утвержден устав курсов, а педагогический совет учебного заведения состоял лишь из временных лекторов43.  

На собрании Союза русских учителей44 в ноябре 1928 года заведующий курсами И.П. Тутышкин ответил на прозвучавшую в печати критику. Он сказал, что высказанные замечания не совсем справедливы; недостатки в работе, несомненно, есть, но есть и достижения, про которые критики умолчали. Работать приходится в достаточно стесненных обстоятельствах, поэтому многое из того, чего хотелось бы, реально  недоступно. В обсуждении проблем заведения приняли участие и другие известные в Латвии педагоги: А.Я. Крамарев45, Н.Н. Кузминский46  и др. Говорилось о необходимости поддержки курсов со стороны общественности и т.п.47.

В ГРПК регулярно проводились культурные мероприятия, отмечались памятные даты и годовщины работы учебного заведения48.

Так, в середине марта 1928 года прошло чествование памяти Н.А. Некрасова49, приуроченное к 50-летию со дня смерти поэта. Как писала газета «Сегодня», слушателями учебного заведения была устроена скромная вечеринка, на которой курсанты прочитали доклады, посвященные биографии Некрасова и характеристике его творчества. Затем учащиеся декламировали стихи и пели песни. Вечеринку посетили представители Союза русских учителей Латвии и Русского отдела МО50.  

25 марта 1928 года по инициативе ГРПК было организовано памятное чествование К.Д. Ушинского51. Мероприятие организовали к столетию со дня его рождения. Торжества прошли в Русском клубе52. Речь в память Ушинского зачитал заведующий педагогическими курсами И.П. Тутышкин. В мероприятии приняли участие представители ряда общественных организаций: Рижского русского просветительского общества53, Союза русских учителей и др. На вечер пригласили артистов, в том числе М.А. Ведринскую и др. Они участвовали в театральных и музыкальных постановках54.

Учащиеся курсов в декабре 1929 года приняли участие в праздновании 10-й годовщины образовательной автономии национальных меньшинств Латвии. Праздник отмечался широко55.

После того как заведующим ГРПК стал Е.М. Тихоницкий, учебное заведение начало координировать свои начинания с мероприятиями Рижского русского просветительского общества («Дни русской культуры» и др.), председателем которого был руководитель курсов56.

Деятельность ГРПК пользовалась поддержкой ЛПЦ. Это было обусловлено идейными установками, господствующими среди учащихся и преподавателей заведения. Например, на зимние праздники занятия на курсах заканчивались 23 декабря и возобновлялись 16 января. Такой большой перерыв был обусловлен тем, что большинство учащихся праздновало Рождество по юлианскому календарю57. Открытие проводившихся торжеств сопровождались богослужениями. О близости церкви к учебному заведению свидетельствует и то, что в программе обучения предполагалось допускать курсантов для практических занятий в школу, работавшую при православном женском Св. Троице-Сергиевом монастыре, находящемся в Риге на ул. Кр. Барона, 12658.

Финансы ГРПК в основном (более чем 90%) формировались из государственных субсидий. Обучение для учащихся было платным, однако плата была символической – 20 латов в год. К тому же многие неимущие учились бесплатно и даже получали небольшие стипендии. Некоторую часть дохода составляли иные поступления (пожертвования и др.)59. Однако очевидно, что без государственной поддержки курсы работать не могли.

 

Таблица № 2. Доходы бюджета заведения (в латах)60 выглядели так:

 

Учебный год

Гос. финансир.

Плата учащихся

Друг. доходы

Всего

1926/1927

нет данных

нет данных

нет данных

нет данных

1927/1928

13520

690

776,91

14986,91

1928/1929

28652

790

-

29442

1929/1930

31250

1288

-

32538

1930/1931

40032,72

1324

-

41927,96

1931/1932

нет данных

нет данных

нет данных

нет данных

 

К началу 30-х годов острая нехватка педагогов была восполнена и отпала необходимость в существовании нескольких педагогических заведений, готовивших учителей для русских школ. В начале 1931 года МО решило произвести некоторую оптимизацию расходов (это было необходимо для того, чтобы со следующего учебного года открыть гимназию в Пыталово). В итоге 12 февраля 1931 года РО МО принял решение закрыть ГРПК, потому что для каждого национального меньшинства предполагалось только одно педагогическое учебное заведение. Работу продолжил Русский педагогический институт в Резекне61 (про это учебное заведение см. ниже). А задачи по подготовки учителей для русских гимназий возлагались на ЛУ и РИУЗ62.

ГРПК полностью прекратили деятельность летом 1932 года. Причем произошло это тихо, без какой-либо шумихи в газетах. Все затмевало плачевное положение дел в экономике и общее наступление государства на образование национальных меньшинств. Как известно, в 1931 году в Европу из США пришел мировой экономический кризис. Уже во второй половине этого года в Латвии резко стал падать товарооборот, возросла безработица, а доходы бюджета упали. Осенью 1931 года прошли выборы в сейм. По их итогам парламент значительно поправел. Во вновь образованном правительстве кресло министра образования занял Атис Кениньш63, который стал проводить политику, нацеленную на постепенное сворачивание образовательной автономии национальных меньшинств64.  

Необходимо отметить, что, несмотря на недолгую свою работу, ГРПК оставили след в образовании Латвии. Подавляющее количество поступавших учебное заведение заканчивало. Так, в 1927 году курсы окончили 32 человека, в 1928 году также 32  слушателя, в 1929 году – 13, в 1930 году – 28, в 1931 году – 3065. Из-за отсутствия архивных данных непонятно, как сложилась ситуация в 1932 году. Но, скорее всего, большая часть слушателей и в этом году учебное заведение окончило.

Выпускники ГРПК получали право преподавать общеобразовательные предметы в основных школах русского национального меньшинства Латвии, этим восполнялась нехватка педагогических кадров.

Пожалуй, наиболее известным выпускником ГРПК стал будущий епископ Русской Православной Церкви За рубежом (РПЦЗ) Иоанн (Легкий; 1907-1995). Курсы он окончил в 1927 году. Потом некоторое время работал сельским учителем в Латгалии. Затем, решив посвятить себя пасторской деятельностью, экстерном окончил курс в Рижской духовной семинарии и в 1931 году стал священником ЛПЦ. В 1944 году эвакуировался на Запад. В августе 1990 года был хиротонисан во епископа Буэнос-Айреского и Аргентино-Парагвайского66.

Осенью 1928 года на педагогические курсы67 была принята София Кузминская68, которая до этого училась на педагогическом отделении РУК. Одновременно Кузминская проходила обучение на историко-филологическом факультете РУК. Из-за отсутствия архивных данных непонятно, окончила ли она ГРПК. Во второй половине 30-х годов Кузьминская работала учителем в ряде основных школ в Яунлатгале (Восточная Латгалия; большая часть сейчас находится в Псковской области Российской Федерации)69.

Осенью 1928 года в учебное заведение был принят известный в будущем священник Алексей Ионов (1907-1977). Однако, по всей видимости, учебное заведение он так и не окончил70. В 1929 году поступил в Парижский Свято-Сергиевский православный богословский институт, по окончании которого был посвящен в иереи и вернулся в Латвию. В годы Второй мировой войны о. Алексий активно служил в Псковской православной миссии. Потом эмигрировал на Запад и жил в США. Окончил свой жизненный путь в Калифорнии в сане протопресвитера в юрисдикции Русской православной церкви за границей71

 

Государственный русский педагогический институт в Резекне

Реализуя планы по расширению подготовки учителей для русских школ, 4 августа 1927 года72 РО получил разрешение от министра образования на открытие ГРПИ.

Вопрос о месторасположении учебного заведения был дискуссионным. Например,  было предложено расположить институт в уезде Яунлатгале, волости которого практически полностью являлись русскими по составу населения. Так, летом 1927 года, когда обсуждался вопрос об открытии учебного заведения, депутаты сейма Е.М. Тихоницкий, М.А. Каллистратов и Л.В. Шполянский наиболее подходящим местом назвали Пыталово (латышское название в 20-30 годы XX века – Абрене). Добивалось этого и руководство расположенных в уезде волостей73. Вопрос выносился на обсуждение Совета РО74. Главным противником этого был начальник РО МО проф. И.Ф. Юпатов, считавший, что в Пыталово нет ни подходящих помещений, ни необходимого преподавательского персонала, который мог бы обеспечить работу института. Побывав в начале 1927/28 учебного года на востоке Латвии, начальник РО лишь только убедился в своей правоте. В итоге он настоял на своем, и учебное заведение начало работать в Резекне75.

Однако под давлением общественности было решено через два года все-таки передислоцировать заведение в Яунлатгале76. Там планировалось построить для института собственное здание77. В начале декабря 1927 года руководство ГРПИ просило у МО на эти цели выделить 159 667 латов78. Однако эти планы так и не были реализованы.

В итоге учебное заведение все годы работало в помещениях Резекненской государственной русской средней школы (с 1929 года – гимназии) находившейся в Резекне на Атбривошанас алея, 49. Правовой базой для деятельности института были изданные Кабинетом министров «Правила об учительских институтах» от 2 октября 1923 года79.

В июле 1927 года Русским отделом МО было разработано «Временное положение Русского педагогического института в Латгалии»80.

Число вакантных мест в заведении составляло 35. 10 из них выделялось для тех, кто жил в Резекне, 25 для селян и представителей других городов Латгалии. Приезжали учиться также и из других регионов Латвии. Принимались лица (не моложе 14-летнего возраста) обоего пола, окончившие полный курс русских основных (шестилетних) школ81. Прошение о поступлении надо было подать до 1 сентября, к нему надо было приложить документ об образовании, рождении, национальности и подданстве. Прием производился по конкурсу отметок из свидетельств об окончании школ. Плата за обучение составляла 20 латов в год. Малообеспеченным предоставлялась возможность учиться бесплатно. Иногородние получали места в общежитии. Срок обучения составлял пять лет82.

В первые несколько лет учащиеся проходили по большей части те же предметы, которые преподавали в средней школе. Например, в первый год обучения Русский отдел МО утвердил следующий перечень дисциплин: Закон Божий (отдельные группы набирались для православных и старообрядцев), русский язык, латышский язык, немецкий язык, латинский язык, математика, физика, химия, природоведение, всеобщая история, история Латвии, география, география Латвии, рисование и черчение, гимнастика, военное обучение, ручной труд, пение и хоровое пение, педагогическая психология, история педагогики, музыка83. В старших классах проходили: логику, введение в философию, педагогику, дидактику, чистописание и методики преподавания предметов, изучаемых в основной школе (методика русского языка, методика латышского, методика математики и др.)84. Причем историю и географию Латвии преподавали на латышском языке85.

В ГРПИ было введено военное обучение86. Курс в целом проходился по специальной программе, ориентированной на программу для государственных учительских институтов. В частном РУК (РИУЗ) военного обучения не было. Поэтому, несмотря на громкое слово в названии – институт, учебное заведение никак нельзя считать высшим (в 1 пункте указанных правил Кабинета министров прямо говорилось, что учительские институты являются средними учебными заведениями).

Для привлечения слушателей в русской печати того времени регулярно публиковались рекламные объявления, где читателям рассказывалось об условиях поступления и др.87. Открытию и деятельности института общественность изначально уделяла много внимания. Потом, когда работа наладилась, публичной информации об учебном заведении стало гараздо меньше88.

10 января 1929 года Кабинет министров принял новые «Правила об учительских институтах»89. Согласно этому документу теперь срок обучения должен был составлять шесть, а не пять лет. Поступать туда могли те, кто окончил основную школу и были не моложе 14 лет. Те, кто окончил среднюю школу, могли претендовать сразу на место в пятом классе институтов. По окончании учебного заведения выпускники получали допуск к работе в основные школы, а также возможность поступать в университет90. В соответствии с этими правилами в ГРПИ срок обучения был продлен до шести лет.

Несколько позже, в начале 1931 года, РО принял решение срок обучения в педагогическом институте сократить до двух лет (с правом поступления туда лиц, имевших среднее образование). Поступивших после основной школы доводили до окончания, а эти классы постепенно ликвидировали. Мотивировалось это тем, что, поступив в институт после основной школы, многие слушатели еще не в полной мере осознали свои склонности к учительской деятельности. В связи с открытием русской гимназии в Яунлатгале решили местонахождение педагогического института сохранить в Резекне (некоторые общественные деятели в связи закрытием ГРПК и переводом института на двухгодичное обучение предлагали ГРПИ перевести в Ригу, но эта инициатива была отвергнута)91.

Заведующим институтом был назначен Николай Павлович Красноперов92. Именно он налаживал работу учебного заведения. Одновременно Красноперов руководил и Резекненской государственной русской средней школой. Совмещение должностей считалось удобным ввиду того, что оба заведения находились в одном здании93. В качестве преподавателей в институте работали многие учителя этой же школы.

Однако руководить ГРПИ Красноперову не пришлось долго. Осенью 1928 года разгорелся скандал. В деятельности заведующего выявились многочисленные злоупотребления и даже факты хищения казенных средств94. Так, он строил себе дом, а из остатков стройматериалов (фактически из строительного мусора) топил школу и списывал туда бюджетные деньги. На крупную сумму денег закупил приборы по физике (причем учитель-предметник был не в курсе), но некоторые из них так и не были получены. Помимо этого Красноперов поставил в помещениях института двери, которые еще до установки были описаны по суду и подлежали продаже с торгов. Получил книги в магазине «Валтерс ун Рапа» на сумму свыше 400 латов и не оплатил покупку и др. Скандальная ситуация стала известна РО. Тогда же с ней начали разбираться чиновники95. Специально для этой цели в Резекне ездил один из заместителей начальника РО С.Н. Баронов96. В итоге в октябре 1928 года Красноперов был отправлен в шестинедельный отпуск до выяснения обстоятельств. Дела от него принимала специально созданная комиссия97. В ноябре 1928 года он вновь попросил предоставить ему отпуск, а потом освободить от занимаемой должности по состоянию здоровья.

В декабре 1928 года Красноперов окончательно был отстранен, после этого больше не состоял и в числе преподавателей института и Резекненской государственной русской средней школы98.

Данная ситуация возникла из-за того, что в своих частных делах Красноперов запутался. Он видимо переоценил материальные возможности и для строительства своего дома взял большой кредит в Ипотечном банке (Hipotēka banka)99. Для погашения обязательств заведующий стал использовать средства школы и института, но в результате злоупотреблений потерял работу. В результате для оплаты долгов 26 октября 1929 года его собственность была продана судебным исполнителем на аукционе. В пользу государства взыскивалось 700 латов100.   

С конца 1928 по начало 1929 года обязанности заведующего учебным заведением исполнял Иван Львович Михалевич101, преподававший в школе и институте латинский язык. Потом, с весны 1929 года, И.П. Тутышкин. Последнего в начале 1929 года заведующим назначил Русский отдел МО102. До этого, как говорилось ранее, он руководил ГРПК в Риге. Весной 1929 года он сдал дела Е.М. Тихоницкому и переехал на постоянное местожительство в Резекне103. Помимо института Тутышкин принял также руководство Резекненской государственной русской средней школой. ГРПИ он руководил вплоть до закрытия учебного заведения в 1936 году104. Некоторое время был также главным редактором педагогического журнала «Родная школа». Но в ноябре 1930 года, сославшись на свою чрезвычайную перегруженность, отказался от этой обязанности105.

В августе 1930 года в педагогический совет института входили: И.П. Тутышкин, И.Л. Михалевич, Ж.Э. Эфферт106, Н.В. Лобовиков107, Е.А. Зиверт108, Н.В. Яковлев109, М.М. Яковлева110, И.Я. Магер111, Ю.К.  Федотова112, А.Э. Пошивалова113, Р.А. Озолиньш114. Помимо указанных лиц среди преподавателей института можно также упомянуть работавших там в разное время Г.А. Князева, Е.М. Тихоницкого и др.115 Преподавательский состав утверждался в РО МО116.

Чтобы ознакомиться с положением дел в русских школах города и педагогическом институте, иногда в Резекне ездил начальник РО проф. И.Ф. Юпатов. Так, Юпатов посетил Резекне в феврале 1933 года117.

В первом наборе учащихся, на 22 августа 1927 года, изъявило желание учиться 26 человек (из них 10 парней и 16 девушек). По местожительству родителей 6 были из Резекне, 4 из Резекненского уезда, 1 из Лудзы, 1 из Лудзенского уезда, 1 из Двинского уезда, 1 из Лиепаи, 2 из Лиепайского уезда, 10 из Яунлатгальского уезда118. Несколько позже, до 1 сентября 1927 года, прошения о принятии в институт подало еще несколько желающих, и общее количество учащихся в первом учебном году составило 31 человек (см.: таблицу № 3).

 

Таблица № 3. Количество учащихся по годам119.

 

Учебный год

Парней

Девушек

Всего

1927/1928

13

18

31

1928/1929

25

41

66

1929/1930

36

55

91

1930/1931

49

71

120

1931/1932

56

81

137

1932/1933

58

83

141

1933/1934

40

52

92

1934/1935

20

26

46

1935/1936

8

9

17

 

С 1927 по 1930 год постоянно набирался первый класс и количество учащихся все время увеличивалось. С 1931 года набор первоклассников прекратился, так как было принято решение институт сделать двухгодичным и принимать лишь тех, кто окончил среднюю школу (они поступали сразу в пятый класс)120.

По национальному составу практически стопроцентно в заведении учились русские, по большей части православные, но были и старообрядцы. Так, по данным на 27 ноября 1928 года, в институте учились 49 православных, 17 старообрядцев, один значится как прочие. Всего 67 человек121

Учащиеся института отмечали праздники и памятные даты совместно с Резекненской государственной русской школой (с 1929 года – гимназией). Школа была в центре русской культурной и общественной жизни города, и таких мероприятий в ее стенах проводилось достаточно много122. Например, в начале октября 1928 года, отмечался сорокалетний юбилей педагогической деятельности И.Л. Михалевича123. Проходили и собственные праздники педагогического института. Так, 20 декабря 1931 года состоялся вечер ГРПИ. Там исполнялись номера пения, музыки и танца124. Правда, институт подобных мероприятий организовывал гораздо меньше, чем Резекненская русская гимназия.

Примерно половина из учащихся платила за учебу, но плата была символической – 20 латов в год. Из оставшихся часть была освобождена от оплаты, некоторые даже получали небольшие стипендии и пособия (10-40 латов в год)125. Под конец существования из-за снижения государственного финансирования плату для учащихся увеличили до 40 латов в год. Количество освобожденных сильно сократилось, а выплаты стипендий и пособий прекратилось практически полностью. Это привело к некоторому оттоку учащихся, родители которых были не в состояни платить даже эти скромные деньги126.

Понятно одно, что за счет платы учащихся учебное заведение существовать не могло. Из этих денег формировалось всего около пяти процентов бюджета учреждения. Большую часть средств на работу давало государство (см. таблицу № 4).  

 

Таблица № 4. Доходы бюджета заведения (в латах)127 выглядели так:

 

Учебный год

Государственное финансирование

Плата учащихся

Друг. доходы и ост. с пред. года.

Всего

1927/1928

ок. 17000

нет данных

нет данных

более 17000

1928/1929

28234

1496

99

29836

1929/1930

32852

2928

569,18

35349,18

1930/1931

42000

2436

530

44966

1931/1932

37096

2753

170

41099

1932/1933

22687,83

2386

209,67

25283,50

1933/1934

17494,20

2452

1820,79

21808,99

1934/1935

11044

1030

3422,31

15496,31

1935/1936

6738

524

2725,85

9987,85

 

Оклады преподавателей института были приравнены к окладам учителей школ. В конце 20-х годов денежное довольствие преподавателей и других работников учебного заведения удалось несколько увеличить128.

1932 год начался с сильных урезаний бюджетных расходов на образовательные и культурные программы129. Под вопросом оказалось и дальнейшее существование ГРПИ. Предварительный проект государственного бюджета на 1932/33 учебный год предполагал полностью прекратить финансирование института и этим фактически обречь его на закрытие130. Но этого не произошло, ведь еще раньше было принято решение о ликвидации ГРПК, и ГРПИ оставался единственным учебным заведением, готовившим учителей для русских школ.

8 мая 1932 года в Резекненской государственной русской гимназии состоялось  общественное совещание по поводу ухудшающегося экономического положения, наступления на образовательную автономию меньшинств и др. Инициировали это русские депутаты сейма М.А. Каллистратов, Т.Е. Павловский131, С.И. Трофимов132. В совещании приняли участие представители ряда общественных организаций: Русский национальный союз133, Резекненское Пушкинское общество и др.134.

Наступление на национальные учебные заведения в начале 1933 года было остановлено. После того как сейм отклонил проект по прекращению финансирования государственных школ национальных меньшинств и создания так называемых смешанных школ (фактически присоединения меньшинственных школ к латышским), кабинет министров в полном составе подал в отставку135.

Однако это был лишь временный успех. 15 мая 1934 года в стране произошел государственный переворот, парламентская демократии была ликвидирована, вся власть оказалась в руках диктатора Карлиса Улманиса. 12 июля 1934 года был принят новый «Закон о народном образовании»136. Согласно этому документу, образовательная автономия национальных меньшинств крайне ограничивалась, национальные отделы ликвидировались. Многие школы национальных меньшинств стали закрываться. В таких условиях надежд на продолжение работы у ГРПИ в Резекне не было. В итоге, произведя в 1936 году последний выпуск, институт полностью прекратил свою работу.

Стоит отметить, что во второй половине 30-х годов при Рижском педагогическом институте были открыты отделения для представителей национальных меньшинств137. Правительство понимало, что в короткий срок перевести обучение во всех школах на латышский язык не представлялось возможным. В то же время пополнять кадры учителей было необходимо. Поэтому у представителей национальных меньшинств по-прежнему оставалась возможность получать специальность педагога на родном языке.   

По итогам деятельности ГРПИ дипломы получили 112 человек (в 1933 году – 39, в 1934 году – 31; в 1935 году – 25; в 1936 году – 17; из них – 57 парней и 55 девушек)138

Из тех, кто окончил ГРПИ, известных впоследствии людей автору обнаружить не удалось. Выпускники в дальнейшем по большей части работали в основных сельских школах Латгалии. Среди них можно упомянуть Зинаиду Ацтиньш (урожд. Гейкина; 1915-?), окончила институт в 1935 году, работала учителем в Латгалии в различных волостных школах139. Евдокия Алексеева (1910-?) окончила институт в 1933 году, работала учителем в Латгалии в волостных основных школах140. Николай Антипов (1913-?) окончил институт в 1934 году, работал учителем в Латгалии (к примеру, он достаточно долго работал в Ритупской основной школе)141. Елена Захарко (1913-?) окончила институт в 1934 году, потом работала в 6-й Рижской русской основной школе (преподавала русский язык, математику, чистописание)142.

 

В заключение стоит отметить, что частные РУК (РИУЗ) претендовали на статус высшего учебного заведения и в целом (по программам, условиям приема слушателей и преподавательскому составу) соответствовали этому уровню.

В свою очередь, ГРПК и ГРПИ были среднеспециальными учебными заведениями, целью деятельности которых исключительно была подготовка учителей для русских основных школ. Выпускники педагогического отделения РУК, ГРПК и ГРПИ были учителями широкого профиля, могли преподавать арифметику, русский язык и литературу, историю, географию, природоведение и другие предметы. Выпускники ГРПИ получали среднее образование и после окончания института могли поступать в высшие учебные заведения.

Учебные заведения были в центре культурной и общественной жизни. О них постоянно писала русская печать того времени. Многие культурно-просветительские мероприятия организовывались их силами. Однако явным лидером были РУК (РИУЗ). Силами университетских курсов, позднее института, подобных мероприятий организовывалось гораздо больше, чем в ГРПК и ГРПИ.

То, что ГРПК и ГРПИ были созданы МО и существовали во многом за счет государственного финансирования, предопределило и быстрое развертывание деятельности этих учебных заведений, и быструю их ликвидацию. В условиях резко изменившейся экономической и политической ситуация 30-х годов ГРПК и ГРПИ были вынуждены достаточно быстро прекратить свою работу.

ГРПК и ГРПИ, как и РУК (РИУЗ), внесли весомый вклад в поддержание русских культурных и образовательных традиций в условиях жизни диаспоры за пределами России. Однако деятельность этих учебных заведений ограничивались почти исключительно Латвией. Большого влияния на жизнь всего Русского зарубежья указанные учебные заведения не оказали.  

 

Примечания:

1 Likums par mazākuma tautību skolu iekārtu Latvijā. Grām.: Likumu un valdības rīkojumu krājums. Burtnīca № 13, 1919.gada 31.decembrī. 174.-175.lpp.; Согласно этому документу, школы меньшинств управлялись особым департаментом Министерства образования (далее – МО). Учебные заведения каждого отдельного национального меньшинства руководились соответствующими отделами департамента (Русский отдел, Немецкий отдел, Еврейский отдел и т.п.) (с. 6). Чиновников в указанные отделы выбирали из представителей самих меньшинств и утверждали в МО (с. 7-9). Финансирование производилось из средств, отпущенных на нужды средних школ, в зависимости от численности того или иного национального меньшинства (с. 2).

2 Проф. К.И. Арабажин (1865-1929) – филолог-славист. До революции 1917 года преподавал русскую литературу в университете в Хельсинки. См.: К.И.Арабажин – создатель Русских университетских курсов. В кн.: Выдающиеся русские латвийцы. Биографический справочник. Гусев И.Н. (ред.). Рига: IK ZORIKS, 2008. С. 36.  

3 См.: Ковальчук С.Н. Из истории высшей школы в довоенной Латвии (1921-1937). Евреи на русских университетских курсах в Риге. В кн.: Евреи в меняющемся мире. Вып. IV. Брановер Р., Смирин Г., Фербер Р. (ред.). Рига: Изд-во Фонд «Шамир» им. М.Дубина, 2002. С.146-158; Фейгмане Т.Д. Русские в довоенной Латвии. Рига: БРИ, 2000. C. 304-308; Цоя С.А. Русский институт университетских знаний в межвоенной Латвии. В кн.: Русский мир и Латвия: Арабажинские курсы. Альманах. Вып. XXXII. Мазур С.А. (ред.). Рига: Издание общества Seminarium Hortus Humanitatis, 2013. С. 18-200; Он же. Русский институт университетских знаний в Риге. В кн.: Прибалтийские русские: история в памятниках культуры (1710-2010). Гапоненко А.В. (ред.). Рига: Институт европейских исследований, 2010. С. 561-564; Он же. Русский институт университетских знаний и Латвийская православная церковь. В кн.: Православие в Латвии. Исторические очерки. Сб. статей. Вып. IX. Гаврилин А.В. (ред.). Рига: Филокалия, 2011. С. 111-128; Он же. Русские университетские курсы – русский вуз в довоенной Латвии. В кн.: Русский мир и Латвия: интеллектуальные традиции в педагогике: идеи и опыт. Альманах. Вып. XXVIII. Мазур С.А. (ред.). Рига: Издание общества Seminarium Hortus Humanitatis, 2012. С. 81-100.

4 Главным образом использовались дела из фондов Министерства образования: персональные дела учителей ЛГИА, ф. 1632, оп. 1; дела Русского отдела МО, ф. 2125, оп. 1; фонд МО, ф. 6637, оп. 2; а также фонд РУК (РИУЗ) ф. 5901, оп. 1.

5 См. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 328, 332-336, 338-339; Учительские курсы во время летних каникул. «Сегодня», № 128, 11.06.27. С. 8; Русские учительские курсы во время каникул. «Сегодня», № 129, 12.06.27. С. 8; Летние учительские курсы. «Слово», № 591, 13.08.27. С. 8; Как протекает работа на русских учительских курсах в Двинске. «Сегодня», № 226, 17.08.31. С. 5.

6 Шполянский Леонтий Васильевич (1886-1963) был родом из Киева. В 1922 году поселился в Латвии. Депутат Второго, Третьего и Четвертого сеймов Латвии. Умер в Риге. См.: Русские Латвии. Каталог выставки. Фейгмане Т., Митрофанов М. (ред.). Рига: Фонд Татьяны Жданок – Русской школе, 2008. С. 26.

7 Каллистратов Мелетий Архипович (1896-1941) – по вероисповеданию старообрядец. Был депутатом всех четырех сеймов довоенной Латвии. В 1940 году был арестован НКВД и вскоре расстрелян. См.: Выдающиеся русские… С. 58-59.

8 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 43-44; Экстренное заседание Совета Русского отдела. «Сегодня», № 155, 17.07.26. С. 6.

9 Открытие курсов в Риге поддержали четыре члена Совета РО, три проголосовали против. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 50-51; Русские учительские курсы будут открыты в Риге. «Сегодня», № 176, 11.08.26. С. 8.   

10 Б.П. Что нового в русских школах. «Сегодня», № 220, 01.10.1926. С. 16. 

11 Staris A. Skola un izglītība Rīgā. No sendienām līdz 1944. gadam. Rīga: Lielvārds, 2000. 157.-159.lpp.

12 См.: Русские педагогические курсы. «Сегодня», № 204, 12.09.26. С. 13.

13 Протоиерей, с 1943 года протопресвитер, Зайц Кирилл (настоящее имя Закис Карл Янович, 1869-1948) происходил из латышских православных крестьян. В конце 20-х – начале 30-х годов был настоятелем Рижского кафедрального Христорождественского собора. В годы Второй мировой войны возглавлял Псковскую православную миссию. В 1944 году был арестован и отправлен в сталинские застенки, где и скончался. См.: Священник Голиков Андрей, Фомин Сергей. Кровью убеленные: Мученики и исповедники Северо-Западной России и Прибалтики (1940-1955). М.: Паломник, 1999. С. 133-135.

14 Протоиерей Македонский Николай Александрович (1865-1954) в межвоенные годы служил в Рижской Спасо-Преображенской церкви. См.: Ковальчук С.Н. Протоиерей Николай Македонский и иерей Владимир Володин – настоятели Рижского Спасо-Преображенского храма. «Православие в Балтии. Научно-аналитический журнал», 2013, № 10(1). С. 103-108. 

15 Протодиакон Дорин Константин Андреевич (1878-1941?) – до 1932 года служил в Рижском кафедральном Христорождественском соборе. В 1941 году был арестован советскими властями. Скончался в заключении. См.: Священник Голиков Андрей, Фомин Сергей. Кровью убеленные... С. 83.  

16 Тутышкин Иван Петрович (1876-1939) родился в Калуге. Учителем работал с 1895 года (выдержав до этого экзамены на звание учителя городского приходского училища). В 1911 году окончил историко-филологический факультет Московского университета. Работал в различных русских и еврейских школах Риги и других городов Латвии. Был известным в Латвии педагогом. С 1926 по начало 1929 года заведовал ГРПК. С 1 апреля 1929 года и до закрытия заведовал Резекненским русским педагогическим институтом. С 1930 по 1939 год руководил также Резекненской государственной русской гимназией. Умер 4 октября 1939 года. ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 22197, л. 1-3, 11-12, 26, 28, 38, 105, 111-112; ф. 2125, оп. 1, д. 901, л. 1; Фейгмане Т.Д. Русские… С. 289.

17 Тихоницкий Елпидифор Михайлович (1875-1942) – общественный деятель, бессменный председатель Рижского русского просветительского общества, инициатор и организатор ежегодных «Дней русской культуры» в Латвии. Депутат Второго сейма Латвии. Преподавал на ГРПК. Весной 1928 года он сменил А.П. Моссаковского из-за отказа последнего от лекционной деятельности. В 1940 году был арестован органами НКВД, позже был приговорен к расстрелу. См.: Выдающиеся русские… С. 152; Фейгмане Т.Д. Русские… C. 153; Е.М. Тихоницкий избран лектором педагогических курсов. «Сегодня», № 86, 29.03.28. С. 6.

18 См.: В.М. Открытие русских педагогических курсов. «Сегодня», № 259, 16.11.26. С. 5.

19 На должность заведующего ГРПК в сентябре 1926 года претендовал также А.В. Вейдеман. Однако Совет РО отдела единогласно проголосовал за И.П. Тутышкина. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 55.

20 Освобождается должность заведующего педагогическими курсами. Кандидаты – Е.М. Тихоницкий и Ю.Д. Новоселов. «Сегодня», № 42, 11.02.29. С. 6.  

Новоселов Юрий Дмитриевич (1873-1955) – известный в Латвии педагог и этнограф. Оказался в Риге в начале XX века. С 1924 по 1926 год занимал должность директора Рижской государственной русской средней школы. Работал также в других учебных заведениях Латвии. В 1931 году был награжден орденом Трех звезд пятой степени. После войны работал в Министерстве просвещения ЛССР. См.: ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 15018. 

21 Е.М. Тихоницкий и Ф.Н. Серков – кандидаты на должность заведующего педагогическими курсами. «Сегодня», № 73, 14.03.29. С. 5.

22 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 89; Е.М. Тихоницкий избран заведующим русскими педагогическими курсами. «Сегодня», № 76, 17.03.29. С. 14; Кандидатура Е.М. Тихоницкого единогласно принята Советом Русского отдела. «Сегодня», № 83, 24.03.29. С. 14.  

23 См.: Цоя С.А. Русский институт университетских знаний в межвоенной Латвии... С. 53, 57-58.

24 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5518. С. 6, 10, 17; д. 5519. С. 6; д. 5520. С. 8.

25 Тупицын Геннадий Иванович (1885-1966) с 1919 года проживал в Латвии. Преподавал в разных учебных заведениях Риги. В РУК читал биологию и методику естествознания. Умер в Риге. См.: Борис Евланов и его собственноручные показания. Публикация и комментарии Фейгмане Т.Д. В кн.: Балтийский архив. Русская культура в Прибалтике. Абызов Ю.И. (сост.). Т. V. Рига: Даугава, 1999. С. 71; Рижская городская русская гимназия (бывшая Ломоносовская) 1919-1935. Сборник статей и воспоминаний. Салтупе М.В., Фейгмане Т.Д., Левицкий Д.А. (сост.). Рига: типография РГСО, 1999. С. 82-86.

26 Князев Георгий Анемподистович (1895-?) окончил Петроградский историко-философский институт по специализации «история и география» со званием учителя гимназии. Позже окончил археологический институт со званием действительного члена института. Преподавал в 20-30-х годах в различных учебных заведениях Риги: в гимназиях Л.И. Тайловой, Э. Залемана, Н.И. Богоявленской, в Еврейском педагогическом институте. Вел греческие древности, методику истории, историю Греции и Рима, историю Латвии и др. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 901, л. 40.

27 Ведринская Мария Андреевна (1877-1947) до революции была одной из ведущих актрис Санкт-Петербургского Александринского театра. Потом блистала на сцене Театра русской драмы в Риге. См. например: К спектаклю во вторник, 20 марта, в Театре русской драмы. «Сегодня», 18.03.34, № 77. С. 10; Сегодня спектакль М.А. Ведринской – «Дама с камелиями». «Сегодня», 20.03.34, № 79. С. 6.   

28 Протоиерей Перехвальский Николай Андреевич (1874-1966) – священник Латвийской православной церкви в межвоенные годы. Был настоятелем Александро-Невской церкви в Риге. Являлся редактором духовного журнала «Вера и жизнь». Осенью 1944 года эвакуировался из Латвии в Германию. Позднее эмигрировал в США, где и провел остаток своих дней. Уже будучи в США, был возведен в сан протопресвитера. См.: Гаврилин А.В. Латвийские православные священнослужители на Американском континенте. М.: Издание Общества любителей церковной истории, 2013. С. 120-170. 

29 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 98; ф. 6637, оп. 2, д. 5518. С. 10; д. 5520. С. 8.

30 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 57-58, 61, 63.  

31 См.: ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5518. С. 5; ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5519, л. 7.

32 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5517. С. 3.

33 Моссаковский Адриан Павлович (1871-1939) являлся директором Рижской городской русской гимназии (бывшей Ломоносовской) с 1921 по 1935 год. См.: Верховская К. Адриан Павлович Моссаковский. В кн.: «Покровское кладбище. Слава и забвение». Сборник статей. Видякина С., Ковальчук С. (сост.) Рига: Multicentrs, 2004. С. 225-226; Рижская городская русская гимназия... С. 38-42.

34 См.: Новые русские учителя. «Сегодня», № 135, 19.06.27. С. 11.

35 См.: ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 76; В Совете Русского отдела. «Сегодня», № 68, 11.03.28. С. 8; ЛГИА, 2125, оп. 1, д. 59, л. 6.

36 См.: Занятия на русских педагогических курсах. «Сегодня», № 20, 20.01.29. С. 11. 

37 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5518. С. 7, 13.

38 Проф. Август Тентелис (1876-1942) – выпускник историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета. В 20-30-е годы дважды занимал пост министра образования Латвийской республики. Был также ректором ЛУ. См.: Profesors Augusts Tentelis. Dzīve un darbs. Saviča M. (sast.). Rīga: LU Akadēmiskais apgāds, 2009.

39 См.: Новоселов Ю. Подготовка русских учителей. «Сегодня», № 295, 30.10.28. С. 3; В Совете Русского отдела. «Сегодня», № 354, 30.12.28. С. 9.

40 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 86.

41 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5518, л. 8.

42 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5517, л. 1-2; д. 5518, л. 13; д. 5519, л. 1; д. 5520, л. 1; д. 5521, л. 1.

43 Новоселов Ю. Подготовка русских учителей. «Сегодня», № 295, 30.10.28. С. 3.

44 Союз русских учителей возник в 1919 году и был влиятельной организацией. Союз учителей успешно воздействовал на образовательную политику МО в отношении национальных меньшинств. Всего в объединении состояло более 200 членов. См.: Фейгмане Т.Д. Русские… С. 200-202.

45 Крамарев Александр Яковлевич (1886-1975), архитектор, художник. С 1919 года жил в Латвии. В 20-30-е годы преподавал рисование в различных учебных заведениях. В послевоенные годы работал в архитектурно-проектных учреждениях Латвии. См.: Māksla un arhitektūra biogrāfijās. II. sēj. Rīga: Latvijas enciklopēdija, 1996. 35.-36. lpp.

46 Кузминский Николай Николаевич (1881-1945) – преподавал в средних учебных заведениях естествознание. Фейгмане Т.Д. Русские... C. 283.

47 См.: Настоящее и будущее Русских педагогических курсов в Риге. «Сегодня», № 309, 13.11.28. С. 6.

48 Так, было принято решение, 21 ноября 1927 года в помещении заведения отметить годичный акт работы ГРПК. Планировалось заслушать годичный отчет заведующего курсами, лектор Ю.Д. Новоселов должен был выступить с докладом «Русская национальная школа», потом предполагалось присутствующих пригласить на вечеринку. 16 ноября 1930 года молебном и торжественным актом была отмечена очередная годовщина деятельности курсов. 15 ноября 1931 года по случаю годовщины деятельности Русских педагогических курсов состоялись молебен и акт с докладом лектора А.Я. Крамарева на тему «Взгляд современной педагогики на изобразительное творчество в школе». К сожалению, это мероприятие стало последним в истории заведения. См.: Годичный акт русских педагогических курсов. «Сегодня», № 260, 17.11.27. С. 5; Годовщина Русских педагогических курсов. «Сегодня» № 317, 16.11.30. С. 14; Годовщина Русских педагогических курсов. «Сегодня», № 315, 14.11.31. С. 6.

49 Некрасов Николай Алексеевич (1821-1877) – русский поэт-классик, писатель и публицист.

50 См.: Чествование памяти Н.А. Некрасова на русских педагогических курсах. «Сегодня», № 70, 13.03.28. С. 8.

51 Ушинский Константин Дмитриевич (1824-1871) – известный русский педагог, основоположник научной педагогики в России.  См.: Днепров Э. Д. Ушинский и современность. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2007.

52 «Русский клуб» располагался в помещениях дома «Улей» по адресу: Рига, ул. Кениня, 1 (ныне улица Р. Вагнера; в этом здание сейчас находится Рижский русский театр им. М. Чехова). Он был призван объединять русское население Риги на основе культурных и общественных интересов. Клуб не занимался политической деятельностью и был излюбленным местом отдыха русских коммерсантов. См.: Фейгмане Т.Д. Русские… С. 194.

53 Центральное место в работе Рижского русского просветительского общества занимала организация ежегодных «Дней русской культуры» в Латвии. Общество бессменно возглавлял Е.М. Тихоницкий. См.: Фейгмане Т.Д. Русские… С. 186-189.

54 См.: Чествование памяти К.Д. Ушинского. «Сегодня», № 73, 16.03.28. С. 5; Торжественный акт памяти К.Д. Ушинского. «Сегодня», № 78, 21.03.28. С. 8; Чествование памяти К.Д. Ушинского. «Сегодня», № 83, 26.03.28. С. 4.

55 См.: Десятилетие автономии меньшинственных школ. «Сегодня», № 30, 08.12.29. С. 8. 

56 В начале 1931 года  Русское просветительское общество отметило свое пятилетие. По случаю этой даты, в зале Христианского союза молодежи по адресу: Рига, ул. Элизабетес, 55, был устроен закрытый чайный вечер.  5 февраля 1931 года Русское просветительское общество устраило вечер памяти Ф.М. Достоевского. Мероприятие было организовано при участии Театра русской драмы и проходило в его помещениях. В нем принял участие хор общества, проф. Л.А. Зандерс, студент РИУЗ поэт Н.П. Истомин читал стихи. См.: Пятилетие Русского просветительского общества. «Сегодня», № 25, 25.01.31. С. 14; Вечер памяти Ф.М. Достоевского. «Сегодня», № 32, 01.02.31. С. 14; Вечер памяти Ф.М. Достоевского. «Сегодня», № 33, 02.02.31. С. 6; Сегодня вечер памяти Ф.М. Достоевского. «Сегодня», № 36, 05.02.31. С. 8. 

57 См.: На русских педагогических курсах. «Сегодня», № 286, 18.12.27. С. 13.

58 См.: Русские педагогические курсы. «Сегодня», № 200, 08.09.26. С. 7.  

59 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5517. С. 13; д. 5518. С. 19-20; д. 5519. С. 8-10; д. 5520. С. 5, 9.

60 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5517, л. 13; д. 5518, л. 12, 20; д. 5519, л. 10; д. 5520, л. 10.

61 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 105-107.

62 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 108-109.

63 Кениньш Атис (1874-1961) в 1931-1933 годах был министром образования и юстиции в Латвии. В советское время подвергался репрессиям. См.: Фейгмане Т.Д. Русские… С. 349.

64 Уже вскоре после утверждения на должность в конце 1931 года министр образования А. Кениньш пытался сильно ограничить деятельность национальных отделов при МО. Так, он принял решение перевести начальников меньшинственных отделов в более низкую категорию чиновников, соответственно с понижением их статуса и урезанием зарплат. Некоторые чиновники из национальных отделов, согласно распоряжению министра образования, должны были быть уволены. 1932 год начался с сильных уменьшений бюджетных расходов на образовательные, культурные и др. программы. Причем наиболее сильное сокращение происходило в учреждениях национальных меньшинств. В итоге, по сравнению с предыдущем годом, бюджеты меньшинственных отделов МО уменьшались до двух раз. Планировалось национальные учительские институты присоединить к латышским и при них создать меньшинственные отделения. Потом Кенинь стал настаивать и на изменении учебных программ в школах национальных меньшинств: увеличивались объемы преподавания латышского языка, учителя меньшинственных школ должны были сдавать специальный экзамен по латышскому языку и т.п. Летом 1932 года А. Кениньш принял постановление, согласно которому представители национальных меньшинств должны были учиться только в школах своего меньшинства. А вот пойти в латышскую школу они могли без особых преград. Эта последняя инициатива министра в дальнейшем неизбежно должна была привести  из-за нехватки учащихся к закрытию меньшинственных школ. См.: Новый министр образования А. Кенинь собирается проявить «сильную руку» в отношении меньшинств? «Сегодня», № 239, 08.12.31. С. 5; Неудавшаяся попытка ликвидировать меньшинств. школьную автономию. «Сегодня», № 251, 20.12.31. С. 9; В новом бюджете урезаны все меньшинственные пособия. «Сегодня», № 16, 16.01.32. С. 5; Новый удар по меньшинственной школе. «Сегодня», № 25, 25.01.32. С. 4; Уволены помощники начальников меньшинственных отделов, несмотря на восстановление их в правах бюджетной комиссией сейма. «Сегодня», № 92, 02.04.32. С. 5; Восстановлена должность заведующего отделением Русского отдела. «Сегодня», № 79, 19.03.32. С. 5; А. Кенинь готовит новое выступление против меньшинственных школ. «Сегодня», № 121, 01.05.32. С. 8; В министерстве образования – царство политики. «Сегодня», № 159, 09.06.32. С. 5; Новый шаг А. Кениня на пути разгрома меньшинственных школ. «Сегодня», № 166, 16.06.32. С. 6; Там, где кончается педагогика и начинается политика… «Сегодня», № 193, 15.07.32. С. 6; «Брива земе» боится евреев, которых Кенинь научит латышскому языку. «Сегодня», № 229, 19.08.32. С. 5; А. Кенинь намерен пойти еще дальше по пути ликвидации меньшинственных школ? «Сегодня», № 242, 01.09.32. С. 6; Министру образования опять нужны сведения о меньшинственных школах. «Сегодня», № 251, 10.09.32. С. 5; Министр образования А. Кенинь о проекте сокращения бюджета меньшинственных школ. «Сегодня», № 256, 15.09.32. С. 5; А. Кенинь считает возможным дальнейшее закрытие меньшинственных средних школ. «Сегодня», № 15, 15.01.33. С. 11; В ближайшие дни А. Кенинь собирается ликвидировать меньшинственные средние школы. «Сегодня», № 18, 18.01.33. С. 9.

Все это несомненно вызывало сопротивление со стороны общественных организаций и меньшинственных политиков. В ответ на критику и сопротивление Кениньш обвинял меньшинства в нелояльности к государству. См.: Меньшинственный блок выступит против нарушения прав меньшинств. «Сегодня», № 35, 04.02.32. С. 5; Меморандум русских учителей м-ву образования. «Сегодня», № 196, 17.07.32. С. 6; Новый учебный план для русских школ совершенно неприемлем. «Сегодня», № 202, 23.07.32. С. 6; Протест Русского национального объединения против распоряжений министра образования А. Кениня. «Сегодня», № 231, 21.08.32. С. 7; В ответ на критику его «реформ» А. Кенинь прибегает к обвинениям в «нелояльности». «Сегодня», № 242, 01.09.32. С. 6; Новая затея А. Кениня. Министр образования собирается рационализировать меньшинственные школы. «Сегодня», № 275, 04.10.32. С. 5.  

Стоит отметить, что сокращения финансирования в эти годы коснулось не только образовательных учреждений национальных меньшинств. Так, в связи с кризисом в Риге в 1932 году было принято решение сократить количество гимназий. «Под нож» шли четыре латышские и по одной русской, немецкой и еврейской школе с таким статусом. См.: С будущего года город начнет сокращаться число гимназий. «Сегодня», № 22, 22.01.32. С. 6.   

65 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5517, л. 9; д. 5518, л. 8; д. 5519, л. 4; д. 5520, л. 5; Новые русские учителя. «Сегодня», № 135, 19.06.27. С. 11.

66 См.: ЛГИА, ф. 1632, оп 1, д. 12153, л. 8-10, 17, 22; А.В. Гаврилин. Латвийские православные священнослужители... С. 57, 64, 78.

67 См.: Кто принят на Русские педагогические курсы «Сегодня» № 273, 08.10.28. С. 4.

68 Кузьминская София (1907-?) родилась в Новгороде. В 1926 году в Риге окончила частную женскую гимназию Л.И. Тайловой. В 1926-1928 годах обучалась в РУК на педагогическом отделении. В 1928/29 и 1931-1934 годах значилась студенткой историко-филологического факультета РИУЗ (заведение, скорее всего, окончила). В 1935 году окончила курсы воспитателей дошкольных учреждений при Русском рижском педагогическом обществе. В 1937 году получила диплом Рижского учительского института (отделения национальных меньшинств). ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 11469, л. 1-3, 10, 33.

69 Цоя С.А. Русский институт университетских знаний в межвоенной Латвии... С. 153-156.

70 В учительском деле и деле священника А. Ионова есть только данные, что в 1927 году он окончил Даугавпилсскую русскую среднюю школу, а потом, в 1933 году, Парижский Свято-Сергиевский православный богословский институт. Преподавал в 30-е годы Закон Божий в различных основных школах Латгалии. В конце 30-х годов получил право преподавать Закон Божий в гимназиях (преподавал в Рижской государственной русской гимназии), когда его богословское образование было признано Латвийским университетом в качестве высшего. См.: ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 8722, л. 2-4, 28, 39, 43; ф. 7469, оп. 2, д. 192.

71 См.: Нивьер А. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе. 1920-1995. Биографический справочник. М.: Русский путь, YMCA-PRESS, 2007. С. 236-237; Гаврилин А.В. Латвийские православные священнослужители... С. 344-386; Цоя С.А. Латвийская православная церковь и Свято-Сергиевский православный богословский институт в 20-30-х гг. XX века. «Православие в Балтии. Научно-аналитический журнал», 2013, № 10(1). С. 35-36, 39, 42-43. 

72 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 6.

73 Дела учительского института. «Сегодня», № 226, 07.10.27. С. 6.

74 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 67-68; Где открывать русский учительский институт? «Сегодня», № 188, 24.08.27. С. 6; Вчерашнее заседание Совета Русского отдела. «Сегодня», 26.08.27. С. 8.

75 См.: Вопрос о субсидии Русскому театру. «Слово», № 604, 26.08.27. С. 2; Распределение пособий Русскому отделу. «Сегодня», № 204, 11.09.27. С. 11. 

76 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 73.

Уполномоченные волостей Яунлатгальского уезда (в числе – 7) 19 августа 1927 года обратились в Русский отдел с письмом, где просили педагогический институт сразу же открыть в Яунлатгале. Мотивировали тем, что именно из этого уезда ожидается прием наибольшего количества слушателей. 17 июля 1927 года в РО МО с письмом обратилось Русское национальное объединение. Предлагалось педагогический институт открыть не в Резекне, а в Даугавпилсе. Аргументы выдвигались следующие: Даугавпилс является «самым русским» городом в Латвии (по количеству русского населения), есть педагогические и преподавательские кадры, способные вести учебный процесс, в городе имеется общественность и культурные организации, которые будут поддерживать заведение. Вопрос о дислокации института не был исчерпан и в конце 1929 год. Так, представители из Яунлатгале вновь письменно просили русских депутатов сейма с 1930/31 учебного года перенести к ним учебное заведение или, по крайне мере, открыть там среднюю школу. В конце декабря 1929 года письмо с таким же содержанием было отправлено и начальнику РО МО. В начале 1930 года представители Линавской волости написали письмо в МО. Там говорилось, что они слышали о возможной ликвидации института. Указывалось на необходимость сохранить учебное заведение и предлагали его дислокацию перенести в их волость. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 6-7, 13-14, 22-23, 191-192, 194-195, 206-207.

77 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 74.

РО критиковали за то, что педагогический институт при русской школе в Резекне, скорее всего, получит в распоряжение лишь несколько комнат. Тогда как по статусу подобное заведение должно обладать собственным зданием. Располагаясь в помещениях школы, по мнению депутата сейма М.А. Каллистратова, заведение просто превратится в ее придаток. См.: М. Каллистратов. О русском учительском институте. «Сегодня», № 169, 02.08.27. С. 6. 

78 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 59.

79 Согласно 1 пункту правил, учительские институты являлись специальными средними учебными заведениями. Финансировались государством, самоуправлениями, частными лицами или общественными организациями (2 п.). Срок обучения составлял 5 лет (4 п.). При институте работала основная школа, чтобы учащиеся могли там проводить пробные уроки (5 п.). В институтах проходилась программа средних школ (указывается перечень предметов); кроме того, некоторые специальные предметы: психология, введение в философию, педагогика, методика всех школьных предметов и музыка (6 п.). Программу и учебные планы школьных институтов определяло МО (7 п.). От платы за обучение можно было освобождать до 50% учащихся (10 п.). Молообеспеченным выделялись стипендии (11 п.). Принимались в институт лица не моложе 14-летнего возраста, прошедшие обучение в шестилетних основных школах. Те, у кого было среднее образование, принимались сразу в пятый класс (12 п.). Окончившие институт получали право работать учителем общеобразовательных предметов в основных школах и ремесленных училищах низшего типа (16 п.). В штат института входили: директор, помощник директора, учителя, врач, делопроизводитель, завхоз (23 п.). Оплата труда работников приравнивалась к оплате в средних специальных школах и ремесленных училищах (50 п.). См.: Noteikumi par skolotāju institūtiem. Grām.: Likumu un Ministru kabineta noteikumu krājums. Burtnīca № 20, 1923.gada 15.oktobrī. 312.-315.lpp.

Активное обсуждение вопроса о необходимости открытия учительского института в Латгалии стало происходить уже весной 1927 года. В частности, этот вопрос постоянно поднимал депутат сейма М.А. Каллистратов. Он говорил, что нужно готовить учителей для русских сельских школ из выходцев из крестьянства. Им ведь знаком сельский быт и они, став интеллигенцией, сохранят близость к крестьянам. См.: Достижения русских в новом бюджете. «Сегодня», № 120, 31.05.27. С. 2. 

80 Согласно «Временному положению Русского педагогического института в Латгалии», институт временно работал при Резекненской государственной русской средней школе (п. 1). В учебное заведение принимались лица обоего пола русской национальности, окончившие полный курс русских основных школ (п. 2). Курс обучения продолжался пять лет. Через 1-2 года предполагалось институт перевести в Яунлатгальский уезд на постоянное местопребывание (п. 3). Заведующий институтом, преподаватели, классные наставники получали вознаграждение по нормам, установленным для средних школ (п. 4). Делопроизводитель, который также заведовал библиотекой института, получал 70 латов (п. 5). Надзор за девушками поручался особой надзирательнице и оплачивался по тем же нормам, как и классное наставничество (п. 8). Учебная плата составляла 20 латов в год. Малоимущие (до 50% от всего числа учащихся) могли быть освобождены от платы за обучение (п. 9). Иногородним предоставлялось бесплатное общежитие, имевшее отопление и освящение (п. 10). Нуждающиеся учащиеся могли получать пособия (п. 11).

ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 7-8, 11.  

81 См.: В школах Режици и Режицкого уезда. «Сегодня» № 176, 10.08.1927. С. 5.

82 Общежитие института находилось в Резекне: ул. Паста, 34/36. Там в конце декабря - начале января 1929 года были проделаны некоторые ремонтные работы: вставлены новые окна, отремонтированы печи и др. Однако за долги владельца, которым был первый заведующий институтом Н.П. Красноперов, здание было продано с торгов и для нужд ГРПИ пришлось подыскивать новые помещения. В связи с тем, что подавляющее большинство учащихся было не из Резекне, а с течением времени количество слушателей сильно увеличилось, несколько позже для общежития были приспособлены два других здания. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 127, 144, 188; Освящение нового здания общежитии русского учительского института. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 11, 25.10.30. С. 2. 

83 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 9-10, 12.

84 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5484, л. 8; д. 5487, л. 8; д. 5488, л. 7. Схожая программа была и у латышского Педагогического института в Даугавпилсе. См.: ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 217.

85 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 224.    

86 См. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 903, л. 2-3, 7-12.

87 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 5; Русский педагогический институт в Резекне. «Сегодня», № 174, 07.08.27. С. 8; Правительственный русский педагогический институт в Режице. «Сегодня», № 215, 06.08.31. С. 7.

88 Так, в комментарии на прошедшее в конце августа 1931 года заседание Совета Русского отдела про учительский институт сказано весьма скупо. Говорилось,  что открыто 20 вакансий для поступления, 2/3 Совет решил предоставить Латгалии, а 1/3 Риге. См.: Новые назначения и перемещения учителей в русских школах. «Сегодня», № 237, 28.08.31. С. 6.

89 См.: Noteikumi par skolotāju institūtiem. Grām.: Likumu un Ministru kabineta noteikumu krājums. Burtnīca № 2, 1929.gada 30.janvārī. 24.-27.lpp.

90 См.: Постановление об учительских институтах. «Сегодня», № 11, 11.01.29. С. 6.

91 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 105-109, 113-114; Союз Русского отдела постановил открыть в Яунлатгале русскую гимназию. «Сегодня», № 44, 13.02.31. С. 8; Двухгодичный русский педагогич. институт будет в Режице. «Сегодня», № 60, 01.03.31. С. 10.

92 Красноперов Николай Павлович (1873-?) родился 18 ноября 1873 года в Вятской губернии. В 1899 году окончил Казанский ветеринарный институт и стал ветеринарным врачем. В 1907 году окончил Киевский политехнический институт по специальности агронома. Начиная с 1894 года, работал в различных школах (сначала в Казани, с 1905 года в Риге). С 1924 по декабрь 1928 года был директором Резекненской государственной русской средней школы. ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 10624, л. 1-3, 19.

93 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 75; д. 314, л. 30, 32.

94 Надо сказать, что РО скандальную ситуацию не допускал до всеобщей огласки. Информация в печати, по этому поводу, весьма скупая. В частности, в нескольких статьях указывалось, что Н.П. Красноперов ушел в отставку по собственному желанию. Причина – состояние здоровья. Говорилось, что в Резекне продолжительное время ходили слухи о неблаговидных действиях Красноперова, что якобы он неправильно расходовал доверенные ему деньги. Однако это не подтвердилось, ведь дела он сдал своему заму, который их принял. См.: Н.П. Красноперов сдал дела. «Сегодня», № 295, 30.10.28. С. 5; Н.П. Красноперов подал в отставку. «Сегодня», № 309, 13.11.28. С. 5;  Н.П. Красноперов уволен. «Сегодня», № 344, 18.12.28. С. 8.

95 ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 10624, л. 24, 38; ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 106-109, 119.

96 Семен Баронов с 1920 по 1932 год состоял заместителем начальника РО. В 1932 году произошло сокращение штатов и у начальника РО остался лишь один заместитель (ранее было два), а С.Н. Баронов ушел на пенсию. См.: ЛГИА, 2125, оп. 1, д. 59, л. 5, 10, 18, 26.   

97 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 110-112.

98 ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 10624, л. 28; ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 151.

99 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 241, л. 1; д. 314, л. 106, 188.

100 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 185.

101 Михалевич Иван Львович (1867-1932) в 1888 году окончил историко-филологический факультет Московского университета и стал преподавателем классических языков. Педагогом работал с 1888 года. Во время Гражданской войны в России некоторое время находился в тюрьме у большивиков в качестве заложника. Позже переехал в Латвию, где все время работал учителем. Скончался 17 апреля 1932 года в Резекне от воспаления легких. ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 14182, л. 3, 8; д. 10624, л. 19-20; ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 203; Сороколетний юбилей педагогической деятельности И.Л. Михалевича. «Сегодня», № 268, 03.10.28. С. 6; Умер И.Л. Михалевич. «Сегодня», № 108, 18.04.32. С. 5; Смерть И.Л. Михалевича. «Сегодня», № 109, 19.04.32. С. 5.   

102 Вопрос о назначении нового заведующего института и школы решался непросто. На эту должность предлагался Е.М. Тихоницкий. Однако он отказался. Осенью 1928 года среди кандидатов были И.П. Тутышкин, И.Л. Михалевич, А.Н. Шультин, Н.В. Яковлев и даже бывший руководитель РО Ф.Н. Серков. Однако на голосовании школьного Совета подавляющего большинства не набрал ни один из кандидатов. Потом было решено, что заведующего назначит РО. В итоге на Совете РО заведующим школой и институтом в Резекне большинством голосов был избран И.П. Тутышкин. Вступил же в должность он немного позже, после того как на ставшее вакантным место заведующего педагогическими курсами в Риге был избран Тихоницкий. См.: ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 82, 86; Кто будет назначен в режицкую школу? «Сегодня», № 340, 14.12.28. С. 6; Кто будет заведующим режицкой гимназией и педагогическим институтом. «Сегодня», № 349, 23.12.28. С. 12; В Совете Русского отдела. «Сегодня», № 354, 30.12.28. С. 9; Директора режицкой русской гимназии назначит Русский отдел. «Сегодня», № 18, 18.01.29. С. 5; Вокруг выборов директора режицкой правительственной гимназии. «Сегодня», № 23, 23.01.29. С. 6; Вопрос о субсидиях театрам в Совете Русского отдела. Директором режицкой гимназии назначен И.П. Тутышкин. «Сегодня», № 41, 10.02.29. С. 9; Освобождается должность заведующего педагогическими курсами. Кандидаты – Е.М. Тихоницкий и Ю.Д. Новоселов. «Сегодня», № 42, 11.02.29. С. 6; Утверждение И.П. Тутышкина. «Сегодня», № 55, 24.02.29. С. 10. 

103 Утверждение И.П. Тутышкина. «Сегодня», № 55, 24.02.29. С. 10.

104 ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 22197, л. 42, 47, 49, 63, 71, 73, 78.  

105 Лишь два номера журнала вышло под редакцией И.П. Тутышкина. См.: И.П. Тутышкин отказался от редактирования журнала «Родная школа». «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 20, 26.11.30. С. 2.

106 Эфферт Жан Эрнестович - вел латышский язык. См.: ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5482. С. 7.

107 Лобовиков Николай Васильевич, окончил в 1906 году медицинский факультет Юрьевского университета. Работал школьным врачем, вел также гигиену. ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5482 С. 7; д. 5490, л. 6.

108 Зиверт (Фридрих Эйжен) Евгений (1874-?) преподавал немецкий язык. До революции окончил Московский университет. ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 24669, л. 1-3, 6, 12.  

109 Яковлев Николай Васильевич (1893-?), окончил Петровскую сельскохозяйственную академию в Москве. Работал в Резекненской государственной русской гимназии, в частной гимназии В. Севко, а также в ГРПИ. Преподавал естественнонаучные дисциплины – физику, географию, химию, природоведение и др. ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 8204, л. 5-7, 15, 34, 82, 92.     

110 Яковлева (урожд. Петренко) Мария Митрофановна (1891-?), окончила медицинский факультет Пражского университета. Преподавала не только в педагогическом институте, но и в Резекненской русской средней школе. Вела естественнонаучные дисциплины. См.: ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 8199, л. 5, 16.   

111 Магер Иван Яковлевич (1877-?), преподавал пение. Окончил курсы Российского музыкального общества в Вильно по классу хорового пения и сдал специальные экзамены, дававшие доступ к работе в школе. Учителем в Резекне трудился еще до революции 1917 года. Получал поощрения за работу. ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 13319, л. 7, 14-15, 19, 21, 30, 41-42, 54, 69.    

112 Федотова Юлиания Калинниковна – вела ручной труд у девушек. См.: ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5482 С. 7.

113 Пошивалова Аполинария Эдуардовна (ок. 1878-?) окончила Псковскую женскую гимназию как домашняя учительница. Работала заведующей общежитием ГРПИ. ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 16697, л. 6; ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 33.     

114 Озолиньш Роберт – старший лейтенант Латвийской армии. Вел военное обучение и физкультуру для парней. Работал в различных учебных заведениях Латвии. ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 229.

115 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5487, л. 7; д. 5489, л. 6.

116 См., например: ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 45, л. 116, 122.

117 Начальник Русского отдела. См.: «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 230, 08.02.33. С. 1. 

118 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 24.

119 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5482, л. 1; д. 5483, л. 1; д. 5484, л. 1; д. 5485. л. 9; д. 5486. л. 1; д. 5487, л. 1; д. 5488, л. 1; д. 5489, л. 1; д. 5490, л. 1.

120 См.: Режицкий правительственный русский учительский институт. «Сегодня», № 215, 05.08.32. С. 7.

121 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5483, л. 12.

122 Например, в конце октября 1929 года гимназия организовала вечер памяти А.П. Чехова. Мероприятие было приурочено к 25-летней годовщине смерти писателя. Похожий праздник прошел в Резекненской гимназии и 12 октября 1930 года. Разыгрывались сцены из спектаклей (в частности, инсценировка рассказа А.П. Чехова «Злоумышленник», поставленная под руководством преподавателя русского языка А.И. Шкультина), исполнялись музыкальные номера. 16 ноября 1931 года в Резекненской русской гимназии состоялся вечер памяти А. Блока. В начале ноября 1932 года в русской гимназии состоялся вечер памяти М.И. Глинки. 15 и 16 февраля 1931 года с большим размахом прошло празднование десятилетия русской гимназии в Резекне. Первый день торжеств закончился спектаклем в Латгальском народном доме. Была поставлена инсценировка баллады Ал. Толстого «Сватовство». Театр был переполнен, присутствовало более тысячи человек. Во второй день состоялся банкет. См.: Вечер памяти Чехова в режицкой русской гимназии. «Сегодня», № 295, 24.10.29. С. 8; Первый ученический вечер в русской гимназии. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), 18.10.30. С. 1; Вечер памяти А. Блока. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 114, 14.11.31. С. 2; Акт и вечер русской правительственной гимназии. «Сегодня», № 137, 24.02.32. С. 1; Вечер русской правительственной гимназии. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня). № 217, 17.12.32; Вечер русской правительственной гимназии. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 236, 01.03.33. С. 1; Вечер памяти М.И. Глинки в русской гимназии. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня). № 205, 05.11.32. С. 1; 10-е русской гимназии. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 24, 10.12.30. С. 2; На десятилетнем юбилее русской гимназии в Режице. «Сегодня», № 50, 19.02.31. С. 6.

В Резекне работало Общество имени А.С. Пушкина. Первым его председателем был преподаватель русского языка и литературы гимназии А.И. Шультин. Перевыборы правления организации прошли в начале января 1932 года. Председательствовал на собрании заведующей институтом и гимназией И.П. Тутышкин. См.: Заболел А.И. Шультин. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодн), № 24, 10.12.30. С. 2; Годовое собрание Пушкинского общества. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 126, 09.01.32. С. 1.

123 См.: Сороколетний юбилей педагогической деятельности И.Л. Михалевича. «Сегодня», № 268, 03.10.28. С. 6.

124 См.: Вечер русского педагогического института. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете «Сегодня»), № 124, 23.12.31. С. 2.

125 Согласно принятым Кабинетом министров 10 января 1929 года «Правилам об учительских институтах» 11 п. малообеспеченным выплачивались стипендии, однако они должны были после окончания института эти деньги вернуть (не позднее, чем в течение пяти лет после окончания института). В «Правилах об учительских институтах» от 1923 года, потерявших силу в 1929 году, такого требования не было.

126 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 43, 62, 91, 116, 148; ф. 6637, оп. 2, д. 5484, л. 9; д. 5485, л. 8-9; д. 5486, л. 9; д. 5487, л. 9; д. 5488, л. 8; д. 5489, л. 8; д. 5490, л. 8.

127 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 71; ф. 6637, оп. 2, д. 5483, л. 21; д. 5484, л. 10; д. 5485, л. 9; д. 5486, л. 10; д. 5487, л. 10; д. 5488, л. 9; д. 5489, л. 11; д. 5490, л. 9.

128 ЛГИА, ф. 2125, оп. 1, д. 314, л. 167, 196.

129 См.: В новом бюджете урезаны все меньшинственные пособия. «Сегодня», № 16, 16.01.32. С. 5; Министр образования А. Кенинь о проекте сокращения бюджета меньшинственных школ. «Сегодня», № 256, 15.09. 32. С. 5.

130 См.: М.А. Каллистратов. Будет ли отпущено пособие на русский учительский институт и ремесленные школы? «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете Сегодня), № 139, 02.03.32. С. 1.

131 Павловский Тимофей Ефимович (1890-1964) – старообрядец, депутат Четвертого сейма Латвии. В конце войны уехал из Латвии в эмиграцию. Скончался в Австралии. См.: Русские Латвии… С. 26; Барановский В., Поташенко Г. Староверие Балтии и Польши: краткий исторический и биографический словарь. Вильнюс: Aidai, 2005. С. 249, 276.

132 Трофимов Сергей Иванович (1894-1941) –  депутат Четвертого сейма Латвии. В 1940 году арестован органами НКВД и в 1941 году расстрелян. См.: Фейгмане Т.Д. Сергей Иванович Трофимов. «Православие в Балтии. Научно-аналитический журнал», 2013, № 10(1). С. 49-64.  

133 Русский национальный союз возник в 1924 году и был организацией правого толка. РНС претендовал на занятие политической деятельностью, однако организации ни разу не удалось провести в сейм ни одного своего представителя. Вскоре после установления авторитарного режима К. Улманиса РНС был ликвидирован. См. подробнее: Фейгмане Т. Д. Русские … C. 179-183.

134 См.: Русское общественное совещание – 8 мая в Режице. «Сегодня», № 119, 29.04.32. С. 5; Сегодня в Режице русское общественное совещание. «Сегодня», № 128, 08.05.32. С. 7; Русское меньшинство считает себя органической частью Латвийской республики. «Сегодня», № 129, 09.05.32. С. 6; Удастся ли добиться объединения деятельности русских депутатов? (Впечатление Русского общественного совещания в Режице). «Сегодня», № 130, 10.05.32. С. 6; М.А. Каллистратов. Нужен большой русский съезд. «Сегодня в Латгалии» (Приложение к газете «Сегодня»), № 157, 11.05.32. С. 1.

135 См.: Кабинет М. Скуенека подал в отставку. «Сегодня», № 35, 04.02.33. С. 1, 5.  

Однако и в следующем составе Кабинета министров Кениньш сохранил за собой пост министра образования, но свой пыл он явно умерил. См.: Кабинет А. Блоднека тоже на национальной базе, но… размах Кениня сужен? «Сегодня», № 83, 24.03.33. С. 5.

136 См.: Likums par tautas izglītību. Grām.: Likumu un Ministra kabineta noteikumu krājums. Burtnīca № 11, 1934.gada 27.jūlijā. 226.-242.lpp.

В соответствии с новым законом «О народном образовании», 24 сентября 1935 года был принят и новый «Закон об учительских институтах». Хотя от предыдущих законодательных актов этот документ мало отличался. См.: Skolotāju institūtu likums. Grām.: Likumu un Ministru kabineta noteikumu krājums. Burtnīca № 20, 1935.gada 07.oktobrī. 401.-405.lpp.; Закончена выработка нового закона об учительских институтах. «Сегодня», № 223, 15.08.35. С. 6.      

137 Срок обучения для представителей национальных меньшинств был двухгодичным. Принимали в институт после окончания средних школ. В 1938 году педагогический институт из Риги был перемещен в Цесис. См.: Staris A. Skola un izglītība... 157.-158.lpp.; Прием учащихся в меньшинственные классы при Рижском учительском институте. «Сегодня», № 226, 17.08.35. С. 6.

138 ЛГИА, ф. 6637, оп. 2, д. 5487, л. 5; д. 5488, л. 4; д. 5489, л. 4; д. 5490, л. 4.

139 ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 201, л. 2-4, 28-30.

140 ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 415, л. 5-6, 10, 13.

141 Необходимо отметить, что Н. Антипов окончил педагогический институт с хорошими результатами. В его зачетной ведомости только одна удовлетворительная оценка, остальные все «хорошо» или «отлично» (по большей части «отлично»). ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 672, л. 1, 3, 5, 9.

142 ЛГИА, ф. 1632, оп. 1, д. 2059, л. 10, 13; ф. 3258, оп. 1, д. 6530.