В.А. КОСИНСКИЙ – ВИДНЫЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ СТАТИСТИК И ЭКОНОМИСТ

И.И.Елисева, А.Л.Дмитриев (Россия)

Вопросы статистики, 2011, №4 (Санкт-Петербург)

В истории отечественной статистики есть знаковые фигуры, с которыми связано развитие науки, проникновение передовых зарубежных идей, но имена их не всегда на слуху. Среди таких ученых – Владимир Андреевич Косинский (1864–1938), имя которого в советское время было не принято упоминать в связи с тем, что он эмигрировал.

Владимир Андреевич Косинский родился 13(25) августа в 1864 г. на хуторе Янкове Глуховского уезда Черниговской губернии в семье губернского секретаря. В 1883 г., после окончания Новгородсеверской гимназии (в аттестате зрелости по большинству предметов были четверки) поступил в Московский университет на математическое отделение, которое окончил в 1887 г. со званием кандидата наук. В том же году поступил на первый курс юридического факультета Московского университета, окончив его в 1891 г. с дипломом первой степени [1, л. 76]. Будучи еще студентом В.А. Косинский подготовил небольшую работу «О приемах научной обработки статистических данных» (М., 1890). Эта работа, как отмечал в предисловии сам автор, появилась благодаря проф. А.И. Чупрову (1842–1908). Публикацию книги по праву можно связать с зарождением в России стохастического направления в теории статистики. Следует напомнить, что  еще в 1880-х гг. в российской статистической науке продолжала господствовать традиция, в соответствии с которой под статистикой понимали общественную науку. Это было время, когда в российскую статистическую науку с большим трудом проникали идеи А. Кетле (1796–1874). Так Ю.Э. Янсон (1835–1893) в своем  курсе статистики всячески подчеркивал неприменимость теории вероятностей к исследованию общественной жизни. «Статистик, – писал он, не должен увлекаться математическими дедукциями как бы привлекательными они ни были, он должен  держаться как можно ближе тех границ, какие указывает ему опыт» [2, с. 541].

Математические  принципы своих построений Косинский  во многом заимствовал у В.Я. Буняковского (1804–1889),  а логику – у Д.С.Милля (1806–1873) [3, с. 119]. Статистику он рассматривал  как индуктивную  науку,  но  при  этом  понимал,  что  в  общественных явлениях наблюдается «множественность причин» и «смешение действий»,  следовательно  статистика  не  может  быть индуктивной наукой в традиционном смысле.  Начиная свое исследование, Косинский отмечал,  что  в  сочинениях  по  логике  закон связи причины со следствием излагается всегда в предположении  достоверной  связи, т.е. что за причиной неизменно и, безусловно, следует всегда одно и то же действие:  вероятностные явления  поставлены  в  них  как-то особняком от этого закона. При этом сущность вероятностных явлений пытаются найти в субъективном,  психическом мире  человека. Целью своей работы Косинский объявлял  обоснование  того,  «что  вероятность явления не выходит из области закона связи причины со  следствием, что основания “вероятности” следует искать именно в этом законе, а не в субъективном мире человека» [4, с. II].

По мнению Косинского, следует различать разные типы связей между явлениями: статистические и динамические. Для общественных явлений, где действует множество причин, наблюдения невозможно идентифицировать с какой-то единой причиной и поэтому статистические связи нельзя ни интерполировать, ни экстраполировать. А вот динамические связи позволяют это делать, поскольку являются однозначными. Косинский отмечал, что все решения теории вероятностей в пределе достоверны, но мы не может провести бесконечное число наблюдений. Из этого вытекает важность вероятной ошибки наблюдения. В большой совокупности случайные причины, вызывающие ошибку, подчинены некоторым законам, которые формулируются следующим образом: 1) поскольку нет причины, вследствие которой ошибка скорее произошла бы в одну, чем в другую сторону, то положительные и отрицательные ошибки, равные по величине, равновероятны; 2) величина ошибки не может быть выше некоторого предела; 4) ошибка может принимать всевозможные значения в интервале между нулем и пределом ошибки; 4) при отсутствии каких-либо преднамеренных искажений наблюдения с увеличением ошибки вероятность ее уменьшается и наоборот. Тем самым Косинский пришел к выводу, что размер вероятной ошибки зависит от числа наблюдений и степени точности отдельного наблюдения.

В последствии А.А. Кауфман (1864–1919), характеризуя эту работу Косинского, писал, что она занимает «самостоятельное место в русской статистической литературе периода, предшествующего проникновению в Россию влияния Лексиса» [5, c. 107].  Она, по мнению Кауфмана, представляла собой «первую самостоятельную русскую работу по теории статистики, в частности – первую русскую самостоятельную попытку установить внутреннюю связь между статистическим методом и теорией вероятности» [5, с. 108]. Любопытно, что Кауфман указывает на некоторую преемственность с идеями Ю.Э. Янсона: Косинский подвергает отдельному рассмотрению две стороны вопроса: вопрос о способах обнаружения причинной связи (прямой или косвенной)  и вопроса о способах вывода закона изменения причин и следствия, в случае, когда существование причинной зависимости между явлениями уже доказано. Решение первого вопроса (сравнение рядов) трактуется по общей схеме Янсона и воспроизводится во многих руководствах по теории статистики. Однако при рассмотрении второго вопроса Косинский, по мнению Кауфмана, устанавливая закон  соизмерения причин, проводит резкую грань между двумя типами причинной зависимости: статистической и динамической. В случае первой зависимости (статистической) Косинский не рекомендовал использовать какие-либо способы интерполирования в связи с тем, что в силу господства в социальных явлениях множественности причин и случайности, наблюдения не могут быть точно отнесены к известной определенной причине и результаты вычислений будут очень сомнительными. В случае же динамической зависимости – интерполирование будет иметь полное логическое обоснование и может принести пользу исследователю.

Давая характеристику В.А. Косинскому к его оставлению для подготовки к профессорскому званию в 1891 г., профессор С.А. Глаземан сообщал: «Сколько мне известно, г. Косинский представляет единственный пример юриста, прошедшего предварительно курс математических наук. При С.-Петербургском университете оставлен по той же кафедре весьма талантливый молодой человек - Борткевич, бывший сначала на математическом факультете, а затем на юридическом, но он не получил звания кандидата. Сознавая, что без математической подготовки нельзя быть серьезным статистиком, В. Косинский настойчиво преследует свою цель и прилагает приобретенные математические знания к обработке статистических данных, на что следует обратить внимание, и что следует поощрить» [6, л. 46]. Любопытна и характеристика А.И. Чупрова, представленная в юридический факультет Московского университета. «Во время пребывания на юридическом факультете, – сообщал Чупров, он с первого же года заинтересовался политической экономией и теорией статистики, в особенности же теми отделами последней, которые соприкасаются с математикой». Его работа «О приемах научной разработки…» обнаруживала в авторе значительную начитанность, выдающиеся способности и глубокое проникновение в изучаемый предмет и «умение пользоваться математическими приемами при решении вопросов общественных наук». «Вполне владея тремя новейшими языками, немецким, французским и английским и отличаясь замечательным трудолюбием, Косинский уже в бытность в университете успел приобрести довольно обширные познания  в экономической и статистической  литературе, так что дальнейшая работа будет для него лишь продолжением ранее начатых занятий» [6, л. 4об.].

В 1894 г. он принял участие в работе IX Съезда русских естествоиспытателей и врачей по подсекции статистики. Под его редакцией в Чернигове в 1894 г. вышли труды этой подсекции [7]. В тот период сфера научных интересов Косинского, видимо под влиянием А.И. Чупрова, меняется – его начинают интересовать проблемы сельскохозяйственной экономии.

Несколько раз в процессе подготовки к магистерским экзаменам В.А. Косинский выезжал за границу «с ученой целью»: в 1895 г. он был командирован на три года в Париж, Лондон, Берлин и Дрезден для занятия в университетских библиотеках и слушанья лекций ведущих профессоров. В Германии Косинский также  изучал архивы немецких кооператоров и экономистов Г. Шульце-Делича и Ф.В. Райффайзена. Итогом заграничных поездок был сбор материала по теории кредита, легшего в основу магистерской диссертации.

В 1900 г. В.А. Косинский был принят в число приват-доцентов Московского университета по кафедре политической экономии, а в 1901 г. там же им была защищена магистерская диссертация «Учреждения для мелкого кредита в Германии. Их история в связи с некоторыми сторонами экономической жизни этой страны» [8]. В том же году Косинский перешел в Рижский политехнический институт, заняв в 1902 г. должность адъюнкт-профессора по кафедре политической экономии.

В марте 1902 г. Косинский произносит речь в «публичном собрании» Рижского политехнического института «Точное знание и обществоведение», которая была издана отдельной брошюрой. В ней он возвращался к идеям работы 1890 г., указывая на то, что в научном исследовании большое значение играет вопрос о закономерностях явлений. Это важно и в политической экономии, где, по мнению Косинского, различия между отдельными экономическими школами хорошо прослеживается в их взглядах на закономерность общественных явлений [9, c. 3].

В 1904 г. его назначили на должность экстраординарного профессора по кафедре полицейского права в Новороссийском университете. Вскоре он стал и деканом юридического факультета.

В 1906 г. выходит первый выпуск его фундаментального труда «К аграрному вопросу» под названием  «Крестьянское и помещичье хозяйство». Эта работа была представлена в качестве докторской диссертации в юридический факультет Московского университета и успешно защищена в марте 1907 г. Сам автор определял задачу труда как «попытку изучить технико-экономическую природу крестьянского и помещичьего хозяйства», поскольку «природа крестьянского хозяйства, как известно, до сих пор еще не вполне выяснена» [10, с. VII].

Кроме этого целью работы было «выяснить причины, влекущие у нас крестьянское хозяйство к упадку и указать главнейшие меры, хозяйственного и политического характера, для подъема крестьянского благосостояния» [10, с. XIII]. Работа охватывала все основные вопросы, связанные с функционированием двух типов хозяйств: капиталистические и некапиталистические формы предприятий, влияние первоначальных  и неистощимых сил природы на кругооборот сельскохозяйственного капитала, крестьянские аренды, цена земли в некапиталистическом сельскохозяйственном предприятии, техника в помещичьем и крестьянском предприятиях.

В результате исследования Косинский  пришел к заключению, что в технико-экономической природе крестьянского хозяйства нет сил, которые влекли бы его к разорению. Наоборот – крестьянское предприятие оказывается вполне жизнеспособной, сильной формой предприятия, могущей вынести невзгоды хозяйственной жизни лучше, чем капиталистическое предприятие...» [10, с. VIII]. В своей работе Косинский широко пользовался обработанными им многочисленными статистическими данными. В частности было убедительно доказано, что арендные цены, которые уплачивает крестьянин за снимаемую у наемных владельцев пашню, значительно выше той чистой прибыли, которую с этих же земель можно получить при их капиталистической эксплуатации [10, c. 247–301].

Архивные документы позволяют понять и политические взгляды В.А. Косинского. Так специальном секретном донесении П.Т. Куркова министру торговли и промышленности И.П. Шипову в январе 1909 г. сообщалось, что В.А. Косинский по своим политическим убеждениям «должен быть отнесен к числу лиц примыкающим к левым партиям». Как следует из этого донесения он еще в 1905 г. входил в состав нелегального «Академического союза профессоров», принимал участие в том же году в происходивших в стенах Московского университета «сходках преступного характера учащейся молодежи», в 1906 г. в Новороссийском университете принимал участие в собрании посвященном 25-летию со дня конины Н.И. Пирогова, на котором «произносились возмутительные речи и обсуждались политические вопросы, между прочим о высылке агитаторов по деревням и поддержания забастовки в Одесском порту среди судовых служащих и грузчиков» [11, л. 9]. В результате жесткого решения В.А. Косинского по одному принципиальному вопросу, ему пришлось оставить деканство и в 1909 г. перейти на освободившееся после ухода С.Н. Булгакова (1871–1944), место ординарного профессора кафедры политической экономии Киевского политехнического института [11, л. 4]. В мае 1908 г. Одесская судебная палата рассматривала обвинение Косинского в том, что он в ноябре 1905 г., будучи деканом юридического факультета, сообщил редакции местной газеты «Одесские новости» для печати свой служебный  отзыв на имя ректора Новороссийского университета, который заключал признание профессора по кафедре торгового права и судопроизводства А.Ф. Федорова неудовлетворяющего требованиям преподавателя по данной кафедре. В номере «Одесских новостей» от 30 ноября 1905 г. появилась статья «Проф. А.Ф. Федоров, фон Плеве и Департамент полиции», в которой сообщалось, что принято решение оставить на службе Федорова, выслужившего 25-летний срок. Косинский выступил решительно против зачисления Федорову времени службы в полиции в счет ученой деятельности. В результате разбирательства  Судебная палата приговорила Косинского к выговору [11, л. 9об.]. Позже всякие обвинения с Косинского были сняты.

В этот период он усиленно работает над вторым выпуском большого труда «К аграрному вопросу» – «Основные тенденции в мобилизации земельной собственности и их социально-экономические факторы», первая часть которого увидела свет в 1917 г. [12], а вторая в 1918 г., тираж которой почти полностью погиб [13].

В своем письме от 1 ноября 1911 г. своему хорошему знакомому академику И.И. Янжулу (1846–1914) Косинский сообщал, что интенсивно работает над книгой «Земельная задолженность и мобилизация земельной собственности». «Вопрос тем более интересовал меня, что стоит в самой тесной связи с той теорией кредита, которую я изложил в своей магистерской работе. Пришлось перечитать много по теории и перебрать много статистики» [14, л. 307]. Кроме этого он сообщал, что думает приступить к печатанию курса лекций по политической экономии: «разработан он у меня достаточно». Однако в России этой задумки ему осуществить не удалось.

События 1917 г. напрямую отразились на судьбе Косинского. В октябре 1917 г. его избрали членов Временного совета Российской республики (Предпарламента) от партии кадетов [15, c. 388].

В этот же период им подготовлена «Записка по аграрному вопросу» (Киев, 1918), в которой были изложены основные принципы разрешения аграрного вопроса в тогдашних условиях. По мнению Косинского, политическое значение разрешения этого вопроса всецело основано на его социально-экономической рациональности – мероприятия в области аграрного вопроса могут иметь прочный политический успех только в том случае, если они будут иметь благоприятные социально-экономические последствия. Аграрный вопрос необходимо решать не с точки зрения интересов какого либо класса, а с точки  зрения национальной – общегосударственной. Одним из важнейших принципов проведения аграрный преобразований Косинский называл принцип возмездности, т. е. недопущения безвозмездных отчуждений и конфискаций земель. Все земли должны продаваться. При этом для него главным выступал принцип частной собственности – «право частной собственности должно быть полностью восстановлено, реализовано и гарантировано от всяких потрясений, которые в таком изобилии имели место в последнее время» [16, с. 40]. Он отмечал, что «твердое и неуклонное проведение в жизнь права частной собственности на землю явится могучим проводником принципов права и порядка в анархически настроенную массу сельского населения» [16, c. 40].

В 1918 г. Косинский вошел в состав комиссии по выработке законопроекта о создании Украинской академии наук и был избран  одним из первых ее академиков наук по отделу социальных наук [17, c.  317].

В 1918 г. В.А. Косинский принимает участие в политической деятельности: становится товарищем министра труда в правительстве гетмана П.П. Скоропадского (1873–1945), а после падения правительства Скоропадского,  в 1919 г. он уезжает в Варшаву, где некоторое  время возглавлял Русскую  академическую  группу  в Польше [18, л. 18]. Выезд из Киева был связан, прежде всего, с тем, что Косинский как член правительства Скоропадского был объявлен вне закона и его ждал арест. Однако в Варшаве Косинский долго не задержался в связи со сложной политической обстановкой и провозглашенной политикой польских властей «русских в Польше нет» [19, с. 49]. В 1922 г. В.А. Косинский перебрался в Константинополь, а затем в Прагу, где начался новый научно-педагогический этап его деятельности. Как известно, в этот период Чехословацкое правительство в лице Т. Масарика (1850–1937) и К. Крамаржа (1860–1937) очень активно поддерживало  российских эмигрантов, создавая благоприятные условия для жизни, научной и педагогической деятельности.

В Праге Косинский преподавал в качестве профессора в Русском юридическом факультете политическую экономию, читал лекции по различным вопросам аграрных проблем России в Чешском высшем коммерческом институте, в Русском научном институте, в Народном университете, по теории кооперативного кредита в Русском институте сельскохозяйственной кооперации и др. заведениях. Очень активную работу со студентами различных курсов и факультетов он вел в семинаре по политической экономии в Русском юридическом факультете: студенты разрабатывали вопросы, связанные с «финансово-экономической проблемой народно-хозяйственного возрождения России» [20, с. 23]. Вот лишь некоторые темы докладов с которыми  выступал Коссинский в 1925–1926 гг.: «Очерки народного хозяйства России», «Земельно-хозяйственные отношения в России перед войной», «Аграрная  революция в России 1917–1918 гг.», «Земельно-захватное движение в России в 1917 г.», «Природа  русского малоземелья», «Единство закономерности социальных и естественных явлений» [20, с. 15–16].

В 1922–1926 гг. в Праге на русском языке и вышли  три тома «Оснований политической экономии», над которыми Косинский усиленно работал еще в Киеве, а также «Лекции по теории политической экономии» (1922). В журнале «Русский колокол» (1928, № 6) он опубликовал статью «Очерки по русскому аграрному вопросу». Анализируя положение русского сельского хозяйства предреволюционной России, Косинский утверждал, что 4/5 всех земель сельскохозяйственного значения Европейской России, находившихся в частном владении, принадлежали крестьянам, и только 1/5 часть – капиталистам всех сословий, званий и видов. Показывая, что в странах Европы площадь земель, находившихся под капиталистическим хозяйством была несравненно больше, Косинский особо отмечал, что этот факт противоречит общераспространенному  взгляду на Россию как на страну преимущественно крупного землевладения – «Россия “окрестьянила” сове землевладение более чем какая-либо другая  цивилизованная страна в мире» [21, с. 30]. Между тем, в России существовало малоземелье, т.е. крестьянство на своей земле не могло использовать сколько-нибудь полно своего труда, не могло добыть в нем доход, достаточный для безбедного существования. По его подсчетам около 62% всего крестьянского труда не могло найти себе занятия – крестьянство в подавляющей своей массе должно было кормиться на своей собственной земле, только ее обрабатывать. Эта безработица в собственном хозяйстве,  по Косинскому, была только выявлением и мерой безработицы во всем народном хозяйстве России, недостаточность же крестьянского дохода не давало физиологического минимума для существования. Это явилось мерой слабого развития производительных сил страны, «не могущей  ни занять всех рабочих сил своего населения, ни удовлетворительно продовольстовать его» [21, c. 32].  Эта проблема малоземелья русского малоземелья, по Косинскому, образовывала основную проблему русского аграрного вопроса. Причина малоземелья скрывалась во всеобщем относительном перенаселении – развитие производительных сил всего народного хозяйства отставало от роста населения. Хотя в стране и достаточно производилось хлеба, средние продовольственные нормы крестьянского населения оставались низкими, а хлеб вывозился из России. Революция лишь усугубила эту ситуацию. Для выхода из этой ситуации необходимо было развивать производительные силы народного хозяйства как сельского, так и вне сельскохозяйственных областей.

В 1925 г. Косинский закончил большую работу «Аграрные отношения и аграрный вопрос в России в период 1914–1917 гг.», подготовленную для Института Карнеги и изданную на английском языке в 1926 г. под названием “Agrarian Conditions and Problems in Russia During the War”. Эта работа, по существу, шла в развитие его книги «К аграрному вопросу» и во многом заимствовала уже опубликованные материалы.

В 1925 г. в Праге была переиздана его книга «Основные тенденции в мобилизации земельной собственности и их социально-экономические факторы», тираж которой погиб в 1918 г. Эта работа представляет собой новейшую историю землевладения в России (от освобождения крестьян до 1915 г.) и в Германии (с 1873 по 1907 г.), причем в ней, как отмечал в своей рецензии Д.И. Иванцов (1886–1974), «до дна» исчерпываются статистические данные, при этом данные по Германии использованы в таком объеме, «в каком это не удавалось сделать ни одному немецкому экономисту» [22, с. 197]. Косинский последовательно освещал земельно-мобилизационные процессы в целом, и «вальсирование» земли в сферах капиталистического и трудового землевладения, и ее движение между капиталистическими и трудовыми рынками. Им подробно разбирались не только итоги всех сдвигов, но и их внутренняя механика. В основе разработки статистического материала лежала абстрактная теория земельного оборота и сельскохозяйственной эволюции. Теоретические положения и цифры при этом были неразрывно переплетены. Косинский подробно останавливался на положении в аграрном секторе в советской России и давал свой прогноз относительно переустройства будущей России. Он считал, что институт  частной собственности в России будет неизбежно восстановлен, т. к. он является одним из основных институтов права цивилизованных народов, обеспечивающих инициативу и самодеятельность хозяйствующего общества, и гражданскую свободу  трудящимся. С восстановлением  института частной собственности  возникнет колоссальное движение собственников–крестьян и не будет  никакой возможности отказать этим миллионам в восстановлении их прав на собственность: «правовое государство вынуждено будет издать закон о восстановлении права частной собственности на их землю, нарушенного во время революции. Этот закон будет издан по требованию многомиллионного крестьянского населения…» [23, c. XII]. В работе Косинский ставил вопрос: должно ли быть восстановлено право частной собственности на землю для всех граждан, или же только для определенной категории собственников? По его мнению, он требовал дополнительного обсуждения и на него нет однозначного ответа. По Косинскому, «аграрная проблема в деле возрождения России должна играть одну из существенных ролей: с ней связано  в значительной мере “быть или не быть Государству Российскому?” Поэтому аграрный вопрос должен быть решен в полной гармонии с другим, бесконечно более  важным – с вопросом о государственном, хозяйственном и культурном возрождении России. Разрешение  аграрной проблемы должно быть одним из важнейших путей и средств к этому возрождению» [23, с. XVI]. Это решение, по мысли Косинского, должно лежать в духе государственности, так как нельзя жить только в классе, необходимо жить и в государстве: «класс, поставивший свои интересы превыше всего, – даже выше интересов государства, – если он достаточно силен, что бы занять господствующее положение, повлечет за собой гибель государства, но и сам погибнет… А политика, направленная в эту сторону, есть политика катастрофы!!!» [23, с. XVI]. Косинский солидаризировался с заявлением Парижского союза сельских хозяев, который вставал на государственную точку зрения: в основу создания новой пореволюционной жизни русского государства должны быть положены  не старые юридические нормы, а властные требования жизни. Вопрос о восстановлении тех или иных нарушенных имущественных прав должен разрешаться не на основе старых гражданских законов, а исходить из соображений целесообразности – из степени соответствия этих прав государственным и народным потребностям.

В 1927 г. Косинский переехал в Ригу, где преподавал в качестве профессора Рижского университета политическую экономию и издал свой курс «Основания политической экономии» на латышском языке. О его пребывании в Риге известно мало. Известно, что он, наряду с другими русскими профессорами, принял участие в деятельности Общества русских студентов Латвийского университета, которое было основано в 1925 г. с целью защиты национальных, религиозно-нравственных и экономических интересов русских студентов; организации взаимной помощи в прохождении курса университетских наук, а также воспитание в духе христианской морали и веры.

Скончался В.А. Косинский 8 ноября 1938 г. в Риге после непродолжительной болезни и был похоронен там же на Покровском кладбище [24].

Несмотря на большое количество работ, посвященных аграрному вопросу, В.А. Коссинский остается для российской статистики одним из первых, провозгласивших наступление новой эры в статистике – переход статистики от науки собирающей и упорядочивающей к ее роли науки объясняющей и прогнозирующей.

Литература

[1] Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 733, оп. 151, д. 122.

[2] Янсон Ю.Э. Теория статистики. 4-е изд. СПб., 1907.

[3] Плошко Б.Г., Елисеева И.И. История статистики. М., 1990.

[4] Косинский В.А.  О приемах научной разработки статистических данных. М., 1890.

[5] Кауфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. М., 1922.

[6] РГИА, ф. 733, оп. 150, д. 729.

[7] Труды подсекции статистики IX съезда русских естествоиспытателей и врачей. Москва, 3–11 января 1894 г. Чернигов, 1894.

[8] Учреждения для мелкого кредита в Германии. Их история в связи с некоторыми сторонами экономической жизни этой страны. М., 1901. Т. 1.

[9] Косинский В.А.  Точное знание и обществоведение.  Речь, произнесенная в публичном собрании Рижского политехнического института 28 марта 1902 г. Рига, 1902. 

[10] Косинский В.А.  К аграрному вопросу. Вып. 1. Крестьянское и помещичье хозяйство. Одесса, 1906.

[11] РГИА, ф. 25, оп. 1, д. 2332.

[12] Косинский В.А. К аграрному вопросу. Вып. 2. Основные тенденции в мобилизации земельной собственности и их социально-экономические факторы. Ч. 1. Земельная задолженность. Киев, 1917.

[13] Косинский В.А. К аграрному вопросу. Вып. 2. Основные тенденции в мобилизации земельной собственности и их социально-экономические факторы. Ч. 2. Мобилизация земельной собственности. Киев, 1918.

[14] Петербургский филиал Архива АН (ПФА РАН), ф. 45, оп. 2, д. 506.

[15] Политические деятели России. 1917: Биографический словарь. М., 1993.

[16] Косинский В.А. Записка по аграрному вопросу. Киев, 1918.

[17] Матвеева Л.В.  Академiк Володимир Косинський // Члени-засновники Нацiональноi Академiї наук України: Збю нарисiвю Київ, 1998.

[18] ГАРФ, ф. 5837. оп. 1, д. 37.

[19] Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия. Париж, 1971.

[20] Отчет о состоянии и деятельности Русского юридического факультета в Праге за 1925/26 уч. год. Прага, 1926.

[21] Косинский В.А. Очерки по русскому аграрному вопросу // Русский колокол. 1928. № 6.

[22] Иванцов Д. Рец. на: Косинский В.А. Основные тенденции в мобилизации земельной собственности и их социально-экономические факторы. Мобилизация земельной собственности. Прага, 1925 // Русский экономический сборник. Прага, 1926. Кн. 4. 

[23] Косинский В.А. Основные тенденции в мобилизации земельной собственности и их социально-экономический фактор. Прага, 1925.

[24] На погребении проф. В.А. Косинского // Сегодня. 1938. 12 нояб. № 309.

 

И.И. Елисеева, член-корр. РАН

А.Л. Дмитриев, канд. экон. наук

Санкт-Петербургский государственный экономический университет