Рижская церковь во имя св. пророка Иоанна Предтечи

Надежда Дёмина

1

2

По благословению
Высокопреосвященнейшего Александра,
архиепископа Рижского и всея Латвии.

3

Рижская церковь во имя св. пророка Иоанна Предтечи.
Исторический очерк.
Рига 2001 г.


3-1

Посвящается 900-летию
Латвийской Православной Церкви

Рижская церковь во имя св. пророка Иоанна Предтечи находится в Латгальском предместье на улице Лиела кална, 21. За величественным зданием храма располагается старейшее кладбище города, именуемого в народе Ивановским.
О первых захоронениях в этих местах известно мало. Предположительно они появились во времена, когда Двинское направление “из варяг в греки” играло существенную роль в торговых взаимоотношениях севера и юга.
Фиксированные сведения о местах захоронения появились значительно позже. Они содержатся главным образом в топографических документах разных лет. Так, на планах Муррна (1650 г.) крестиками помечено огороженное кладбище и неупорядоченные захоронения вне его.
К этой территории в первой половине XVIII в. прирезываются участки песчаных дюн и начинается обустройство двух православных кладбищ: старообрядческого и Всехсвятского (по имени построенной здесь в 1774 году часовни, а затем (1815 г.) деревянной церкви во имя Всех Святых), приписанных к Благовещенскому (Никольскому) приходу.
Захоронения здесь велись столь интенсивно, что через полвека мест свободных практически уже не оставалось.
В середине XIX в. Остзейский генерал-губернатор князь Ал. Суворов, внук знаменитого полководца, приступает к разделению на две части Московского форштадта, который разросся за отведенные для него палисады. В этой связи он направляет письмо от 20 августа 1850 г. Псковскому Высокопреосвященнейшему владыке с просьбой выделить в этой части города еще один самостоятельный православный приход.
Однако ответа не последовало, и это понятно. Еще в июле этого года в Риге прошли торжества по случаю открытия самостоятельной Рижской епархии, в ведении которой и стали находиться все подобные вопросы. Но Его сиятельство князь А. Суворов, живя в Риге и тяготея к интересам лютеранской, а не православной церкви, вероятно, не вник должным образом в суть этого исторического события.
Только через год Канцелярия генерал-губернатора вновь вернулась к этому вопросу. Теперь письмо было адресовано Преосвященнейшему Платону (Городецкому), епископy Рижскому и Митавскому. Для решения вопроса Владыка направил ходатайства в Св. Синод. Вскоре поступило соответствующее распоряжение, и Рижская консистория в своем ответном письме сообщила, что Св. Синод своим указом от 28 июля 1851 г. разрешает обратить Всехсвятскую церковь в приходскую и основать при ней самостоятельный приход. При этом уточнялось территориальное описание нового прихода. Именно это вызвало недовольство генерал-губернатора. Началась переписка.

4

Тем временем новый приход уже включился в православную жизнь Московского форштадта. Первостепенной заботой стало благоустройство территории. В нее вошли обширное Всехсвятское кладбище, отделенное от Благовещенского прихода, и приписанное к новому приходу кладбище, расположенное у Ивановских ворот, именуемое Ивановским.
Захоронения на этих кладбищах шли столь интенсивно, что в помощь Всехсвятскому храму на Ивановском кладбище возводится в 1866 г. деревянная часовня, которую освящают во имя св. пророка Иоанна Предтечи. Однако уже в то время здесь ощущалась острая необходимость в храме.
Практическое решение строительства стало возможным только в 1882 году. По благословению Преосвященнейшего Филарета (Филаретова) приход начинает подготовку к строительству нового кирпичного Всехсвятского храма. Разработку проекта заказывают архитектору Я.Ф. Бауману. Он составляет чертежи, смету и эскизы на перенос деревянной Всехсвятской церкви “как она есть” на Ивановское кладбище. Это вызвало немало противоречивых суждений. Одни считали, что такой перенос чуть ли не кощунство, другие были готовы оказать всякое содействие.
Разборка деревянной церкви, перевоз этих материалов на Ивановское кладбище, а также строительство старой деревянной церкви в обновленном виде велось всем миром. Храм возводился как единое целое с ранее существовавшей Иоанновской часовней.
В результате ее внешний вид, становясь значительно благолепней, выглядел одновременно и таким, каким был, и архитектурно обновленным. Прежним осталось внутреннее обустройство церкви, ибо сюда было перенесено церковное имущество деревянной Всехсвятской церкви, за исключением наиболее ценных икон в серебряных ризах.
Стараниями многих людей все работы были завершены в течение одного года, и 11 сентября 1883 года Преосвященнейший Донат, епископ Рижский и Митавский, в сослужении рижскоградского духовенства освятил церковь в память усекновения честной главы св. Пророка и Предтечи Крестителя Господня Иоанна.
В своем слове настоятель Всехсвятской церкви, протоиерей Гавриил Краснянский говорил обращаясь к присутствующим: “... возблагодарим Господа за то, что он положил на сердце мысль одним постоять на том, чтобы на сем месте был этот храм святой, а другим — даровать средства на перенесение его сюда и благоустроение”.
Действительно, Иоанновская церковь была построена исключительно на пожертвования. Немалую лепту в это благое дело внесли владельцы и работники Кузнецовской фарфоровой фабрики, которые кроме того построили на своей территории фабричную единоверческую православную часовню, открыли две школы (для мальчиков и девочек). Содержали смешанный хор из более ста человек. Многие из них пели в церковном хоре безвозмездно. Это было особенно важно, ибо в то время платных певцов Иоановская церковь не могла содержать, так как все доходы поступали во Всехсвятскую церковь, к которой она была приписана.

5

Фактически свою самостоятельную деятельность Иоанновский храм начал, не имея никаких средств. Но с помощью своих прихожан сумел с первых дней сам себя содержать и привести в порядок Ивановское кладбище. На собранные средства в августе 1884 года были приобретены два колокола, выставленные Гатчинским заводом Лаврова на проходившей в это время в Риге промышленной выставке.
По мере поступления средств проводился текущий ремонт, обновлялась покраска стен, пополнялась ризничная. Заботами настоятеля и приходского Совета все более укреплялась духовная жизнь церкви.
Через десять лет число прихожан выросло настолько, что было принято решение об образовании самостоятельного прихода. Его открыл Преосвященнейший Арсений, епископ Рижский и Митавский, на основании указа Св. Синода от 4 августа 1892 года. К новому приходу отошла примерно третья часть (около 2 ООО прихожан) Всехсвятского прихода, включая четвертый участок Московской улицы, за исключением Динабургской. В число прихожан вошла и Кузнецовская фабрика.
Выделение самостоятельного Иоанновского прихода вызвало немало противоречивых суждений и тревог. Одни считали, что приход не сможет сам себя содержать. Высказывалось опасение, что и Всехсвятский приход потерпит серьезный материальный урон и не сможет содержать церковноприходскую школу и приют. 
Однако все опасения оказались напрасными. Новообразованный Иоанновский приход начал работать, и с Божией помощью все обошлось благополучно.
Уже в сентябре Иоанновская церковь принимала у себя ПсковоПечерскую святыню, чудотворную икону Владимирской Божией Матери “Умиление”. Богослужения в храме совершались с участием настоятеля Псково-Печерского монастыря, архимандрита Иннокентия. Благодаря заботам многих прихожан постепенно укреплялось и материальное обеспечение прихода. Средства, собранные церковным старостой И.Ф.Морозовым, позволили в 1893 году начать строительство дома для сторожа по проекту архитектора А.Эдельсона и здания под церковные и погребальные принадлежности.
В эти годы в Рижской епархии велось широкое строительство.
Только в конце XIX в. Высокопреосвященнейшему архиепископу Арсению удалось за десять лет своего пребывания на Рижской кафедре построить или капитально преобразовать более семидесяти церквей в Прибалтийском крае.
Одновременно Владыка занимался укреплением вновь созданных приходов, ходатайствовал перед Св. Синодом о назначении причта, оказывал посильную материальную поддержку. Это в полной мере относилось к Иоанновской церкви. Его попечением в храм был назначен священник и псаломщик, для которых Св. Синод определил соответствующее жалованье. Приходу оказывалась определенная финансовая поддержка. Рижская консистория нашла возможным предоставить небольшой кредит для строительства подсобных помещений, помогая в благоустройстве этого еще одного самостоятельного православного прихода на Московском форштадте.
Почитатели Иоанновского храма высоко ценили проявляемую заботу и внимание. Это особенно сказалось в подготовке к первому, во вновь образованном приходе, архиерейскому богослужению. К торжествам готовились всем миром и задолго. На церковные средства проводился ремонт внутри церкви и снаружи. Была пополнена ризница. Особое усердие проявил церковный хор. В нем состояло более сорока человек. Большинство из них работали на предприятии фабричного товарищества М.С. Кузнецова или учились в фабричных школах. С этой фабрики был и регент хора В.А. Васьков, да и хор содержался в основном на средства “Кузнецовки”.
6Высокопреосвященнейший Арсений, архиепископ Рижский и Митавский, прибыл в Иоанновский храм в Рождественские дни 9 января 1894 года. Его встречало Рижскоградское духовенство, многочисленные прихожане, купечество Московского форштадта. Присутствующих было так много, что люди едва вмещались в храме. Богослужение при участии великолепного хора было особо благоговейным и вызвало, по отзыву очевидцев, трепетное отношение к происходящему. С волнением была выслушана проникновенная проповедь о покаянии.
После Божественной литургии прихожане преподнесли Владыке хлеб-соль в честь первого посещения устроенного его заботами прихода. В ответном слове Высокопреосвященнейший архиепископ Арсений поблагодарил присутствующих за ревностное отношение к своему храму. Он особо отметил пение хора и выразил надежду, что так будет всегда.
Определенным подтверждением этому явились последующие годы. Иоанновский приход постепенно становился одним из почитаемых в Риге. Об этом говорил причисленный к лику святых Преосвященнейший епископ Агафангел во время престольного праздника в 1898 году. Он совершил Божественную литургию в сослужении протоиерея В.Преображенского, ключаря Рижского Кафедрального собора священника В.Березского и о. В.Покровского. После литургии был отслужен молебен св. пророку Иоанну Предтече.
Владыка Агафангел посетил приход и в следующем, 1899 году. Архиерейское богослужение совершалось в сослужении Рижскоградского духовенства при огромном стечении народа. Примечательно, что именно с этого года здесь стали проводиться богослужения и на латышском языке.
Предположительно именно с этого времени уже началось строительство кирпичного храма.
Но время освящения места и закладки остается пока неизвестным.
Не удалось выяснить имя автора проекта.
Возможно, им был архитектор А.Эдельсон, по чертежам которого строились в 1893 году церковные помещения при Иоанновском кладбище.
О кирпичном храме сведений фактически не было около тридцати лет. Некоторые данные об Иоанновском приходе появляются в 20-е годы XX века. Известно, что настоятелем в это время был протоиерей Н.Шалфеев. В сохранившемся протоколе Церковного советаот 14 октября 1923 г.значится, что старостой избран Е.М. Михайлов.
7Сохранились сведения о том, что в эти годы к Иоанновскому храму приписывается единоверческая Михайловская церковь и богослужение в ней с 1924 года совершал священник Добротворский. Известно также, что настоятель Ио-
анновского храма подал прошение о направлении ему священника для организации богослужения на латышском языке, и о том, что приходу в 1925 году было отпущено 2100 латов на проведение ремонта в соответствии с представленной сметой.
8Имеется также письмо от 16 августа 1928 года, в котором протоиерей Николай Шалфеев сообщает, что работы по завершению строительства кирпичного храма (благодаря щедрым пожертвованиям) “... идут настолько быстро, что надлежит уже заблаговременно позаботиться об иконостасе, иконах, престоле и жертвенниках”.
Через полгода в своем другом письме от 22 апреля 1929 года настоятель просит передать новому храму церковное имущество, сохранившееся в Либавском портовом соборе. В перечне значились: "... десять мраморных досок для изготовления престола; дубовый аналой; металлический золоченый крест; икона средних размеров над Царскими вратами; два трехстворчатых киота с тремя иконами; киот деревянный с иконой св. Николая Чудотворца; Голгофа больших размеров”. Упоминалось также о люстре-паникадиле, находившемся в Офицерском собрании.
В еще одном прошении протоиерей Н.Шалфеев просит передать для новой церкви две металлические хоругви, находящиеся без надобности на архиерейской даче в Бильдерингсгофе. В письме от 19 сентября 1929 года он просит наградить грамотой, в связи с предстоящим освящением нового Иоанновского храма, церковного старосту Е.В. Морозова и благотворительницу Л.Ф. Ромневу, пожертвовавшую на строительство и обустройство храма 150 ООО рублей.
Следует особо подчеркнуть, что именно на основании этого письма и ряда других архивных материалов можно полагать, что освящение нового кирпичного Иоанновского храма состоялось осенью 1929 года и не ранее середины сентября. Известно также, что его внешний вид был таким, каким остается в настоящее время.
9Старая деревянная церковь после освящения нового храма была закрыта и постепенно приходила в упадок. Но в 1934 году приход обратился к Высокопреосвященнейшему Иоанну (Поммеру) с просьбой разрешить в ней богослужение в зимнее время и для этого произ
вести ремонт за счет имеющихся достаточно щедрых пожертвований.
Благословение было получено. Церковь достойно отремонтировали внутри и снаружи в самые короткие сроки. В этой связи протоиерей Н.Шалфеев направил Владыке рапорт от 19 сентября 1934 года, в котором говорилось: “...обращаюсь к Вашему Высокопреосвящен
ству с всеподданнейшей и усерднейшей просьбой освятить наш обновленный храм в воскресенье 21 октября”. Эта просьба имела весьма необычную особенность. Предстояло не просто освятить, но заново отремонтированный деревянный Иоанновский храм переосвятить во имя иконы Казанской Божией Матери. Обусловливалось это рядом обстоятельств.

10

По архитектурному проекту конца XIX в. предусматривалось обустройство в новом кирпичном храме двух приделов: один во имя св. Предтечи Господня Иоанна, а другой — в честь иконы Казанской Божией Матери, издавна особо почитаемой рижанами Московского форштадта. Во-вторых, по первоначальному плану, деревянная церковь подлежала сносу, однако не была снесена и осталась в сохранности и в хорошем состоянии. Главное же состояло в том, что в новом кирпичном храме был обустроен только один алтарь, освященный во имя св. Иоанна Предтечи. “Таким образом, — писал настоятель, — два храма остаются в честь одного и того же святого”. Именно это обстоятельство и обусловило необходимость переосвягцения старой церкви в Казанскую.
Для пояснения протоиерей Н.Шалфеев в своем рапорте указывал, что просьба его исходит от пожелания прихожан и особенно жителей “Кузнецовки”, которые с горячей любовью чтут память явления св. Казанской иконы Божией Матери. Именно они задолго до этого заказали на свои средства написание такой иконы для деревянной церкви и ежегодно переносили ее Крестным ходом в часовню Кузнецовской фабрики. Оттуда икона с молебным пением принималась в школах, приюте, Доме трудолюбия, частных домах.

11

Почитание св. иконы было всеобщим, и именно прихожане усердно просили переосвятить деревянную церковь во имя святой иконы Казанской Божией Матери.
Высокопреосвягценнейший Владыка одобрительно отнесся к ходатайству прихожан. В начале октября в беседе с настоятелем он лично знакомился с состоянием подготовки Иоанновского прихода к торжествам. Но... принять участие в них ему не довелось.
В ночь на 12 октября 1934 года глава Латвийской Православной Церкви Высокопреосвященнейший Иоанн (Поммер) был зверски убит. Это произошло на архиерейской даче близ Кишэзера. Архиепископа обнаружили в мезонине горящего здания. Он лежал привязанный к старенькому деревянному верстаку. В обожженном теле были две пулевые раны в области живота и позвоночника.
ливая пресса, описывая атмосферу встреч, нередко именовала Карла Улманиса вождем.

12

Однако Высокопреосвященнейший Августин Петерсон, несомненно, понимал неканоничность его митрополичьего статуса и через некоторое время счел для себя необходимым принести покаяние исконной Матери-Церкви. Он был прощен Собором православных епископов, а Латвийская Православная Церковь осталась под амофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.
В это время в Европе полыхала Вторая мировая война. В ходе боев территория Латвии была занята фашистскими войсками. Начались репрессии. Гибли люди, рушились здания, храмы. В конце войны, по данным уполномоченного по делам религии (ЦГИАЛ, ф.1452, оп.1, д.22), из имевшихся 164 храмов осталось 138, включая те, что находились в полуразрушенном состоянии.
В условиях всеобщих тяжелейших бед и испытаний рижская церковь св. Иоанна Предтечи оставалась действующей. Более того, по отчетам послевоенного времени, она была в числе наиболее посещаемых. В начале шестидесятых годов атеистические власти обрушились на православие. Началось физическое уничтожение ряда церквей, хорошо сохра нившихся в двух мировых войнах. Полуразрушенные храмы повсеместно разбирались на кирпич. В городах и особенно в сельской местности закрывались православные приходы.

13

Атеистические гонения коснулись и Иоанновского храма. В Совмине JICCP готовилось постановление о его закрытии и переоборудовании под кладбищенскую каплицу. В этой связи Иоанновскому приходу предписывалось перейти в деревянную Казанскую церковь. Однако прихожане не смирились, и им, несмотря на все сложные условия того времени, удалось отстоять храм. Но тогда гонение обрушилось на Казанскую церковь, которая в 1964 году постановлением Совета Министров ЛССР была снята с регистрации и закрыта. Православные богослужения в ней больше не совершались, а в начале семидесятых годов распоряжением РИК Московского района эта церковь была передана в ведение Католической курии. Храм переоборудовали под костел, и с 18 января 1970 года по сей день он действует как католический.
В шестидесятые годы священниками и настоятелями Иоанновского прихода были в основном протоиерей Серафим Шенрок и протоиерей Глеб Трубицын, который прослужил здесь с некоторыми переменами около тридцати пяти лет. Многие прихожане подвижнически трудились здесь, не жалея сил и времени.

14

В 1978 году церковным старостой избирается Николай Александрович Евалич, который трудится по настоящее время.
Его стараниями без каких-либо дополнительных средств была выстроена колокольня, отремонтирован и позолочен иконостас. При крайне малых средствах ему удалось обшить медью купола, изготовить для них новые кресты, заасфальтировать территорию вокруг храма, улучшить отопление.
До этого церковным старостой была М.К. Азеева, которая в 1981 г. была награждена медалью преподобного Сергия Радонежского в связи с ее 65-летием и 35-летием деятельности при храме.
В 1983 году указом от 26 октября настоятелем храма вновь назначается протоиерей Глеб Трубицын. Ему приходится отстаивать существование Иоанновской церкви, налаживать жизнь прихода.
С 1988 года по 1999 г. настоятелем Рижского храма св. пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна являлся викарий Рижской епархии, епископ Даугавпилсский Александр (Кудряшов).

15

Свое служение в приходе он начал с благоустройства церкви, открытия воскресной школы, издания церковных православных календарей, с духовнопросветительской деятельности.
В 1990 году 22 ноября Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Св. Синод утвердили главой Латвийской Православной
Церкви Преосвягценнейшего епископа Александра.
На должность настоятеля Иоанновского храма вновь назначается протоиерей Глеб Трубицын. Ему предстояло начать капитальный ремонт самого здания, разрушающегося изнутри, закончить обустройство колокольни. Средств для этого в приходе не было.
В этих условиях заботу о материальном обеспечении и оплате неотложных работ взяла на себя А.А. Мутина, казначея Иоанновского прихода. Она с согласия рабочих оплачивала их труд по мере накопления средств. На таких условиях и исключительно на средства прихода в 1995-96 гг. удалось отреставрировать и позолотить десять рам для икон, полностью отремонтировать и сменить кровлю, закончить облицовку колокольни, установить сигнализацию.

16

Благодаря исключительно экономному и бережливому расходованию церковных средств начались работы по промывке стен, потолков и обновлению росписи храма. Своими силами, на свои средства, без дополнительных пожертвований удалось выполнить качественный ремонт в алтаре, привести в надлежащий вид подсобные помещения, окна, двери. В канун нового тысячелетия на средства прихода был приобретен для колокольни колокол с “малиновым звоном”.
Сегодня Иоанновский храм является одним из почитаемых православных центров Риги. Он обеспечивает нужды церкви, прихода и является по мере сил благотворителем, по возможности помогая бесплатным столовым Спасо-Преображенской пустыни и Рижской Духовной семинарии.

17

Хорога к храму, фото 1999 г.


Издание Синода Латвийской Православной Церкви.
Надежда Диомидовна Демина.
Рижская церковь во имя св. пророка Иоанна Предтечи.
ISBN 9984-664-08-2

Издано на средства Иоанновского прихода.
Отпечатано в ООО “Бота".

18