Дмитрий Левшин

Дмитрий Левшин

Дмитрий Михайлович Левшин (12/24 августа 1864, Москва, Российская империя – ?)  — полковник, историк, действительный член Императорского Русского географического общества и Исторического общества Санкт-Петербургского университета, попечитель Рижского учебного округа (1906-1908).

Кроме родного русского владел также французским, немецким, английским и итальянским языками.

Родился в московской дворянской семье. Первые три года учился в Штутгарте (Германская империя). Продолжил образование в 3-м Московском кадетском корпусе и 3-м военном Александровском училище. Оба учебных заведения окончил по первому разряду.

Службу начал в 1883 году в чине подпоручика. В 1887 служил в лейб-гвардии Литовском полку и параллельно посещал лекции на историческом отделении историко-филологического факультета Варшавского университета.

В Санкт-Петербурге Д.М. Левшин прошёл обучение в Институте восточных языков и в Археологическом институте.

После окончания Археологического института в августе 1892 был направлен в распоряжение Туркестанского военного губернатора.

Увлекался вопросами, связанными с историей ислама, впоследствии занялся историей России.

В 1893 году Д.М. Левшин был командирован в Санкт-Петербург, а в октябре 1894 года зачислен в Академию Генерального штаба, которую окончил в 1896 году по первому разряду. В этот период Дмитрий Михайлович перевёл с немецкого языка «Стратегию» генерала Вильгельма фон Блюме (Blume. Strategie. Berlin 1882).

В 1896 году Д.М. Левшин был прикомандирован в Александровский кадетский корпус, где служил в должности офицера-воспитателя. В сентябре 1897 года был переведён в престижный Пажеский корпус, где также служил офицером-воспитателем и проводил занятия по истории.

В 1902 году Дмитрий Михайлович составил фундаментальный труд об истории «Пажеского Его Императорского Величества корпуса за 100 лет». В двухтомной работе изложил историю  корпуса с 1802 по 1902 год.

Помимо всего, Д.М. Левшин окончил педагогические курсы Главного управления военно-учебных заведений. С одобрения историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета и после проверочного экзамена Д.М. Левшин получил степень магистра и право преподавать историю в учебных заведениях, находившихся в ведомстве Министерства народного просвещения.

В августе 1905 года Д. М. Левшин был назначен инспектором Псковского кадетского корпуса, а с января по апрель 1906 года временно исполнял обязанности директора этого корпуса.

В мае 1905 Дмитрий Михайлович был произведён в коллежские советники (VI класс в Табели о рангах). В 1906 году оставил военную службу в чине полковника, перейдя на гражданскую по ведомству Министерства народного просвещения.

В том же году Д.М. Левшин был назначен попечителем Рижского учебного округа и вступил в должность 26 июня 1906 года.

В местных рижских газетах это назначение было названо неслыханным, ибо в истории как Рижского, так и Дерптского (Юрьевского) учебных округов, на эту должность назначались обычно лица, занимавшие более высокое положение в Табели о рангах.

В начале 1907 года Левшин, как и ожидалось, был произведён в чин статского советника (V класс в Табели о рангах).

Ещё перед вступлением в должность Левшин обсуждал новый порядок организации учебного процесса с министром просвещения, где высказался в поддержку автономии начальных школ в Прибалтийских губерниях, а также за обучение в начальных школах на родном языке учащихся. Это, по его мнению, должно было улучшить атмосферу в Прибалтийском крае. Кроме того, такая политика согласовывалась с новым порядком, принятым в результате революции 1905 года.

Начав свою деятельность в Прибалтийском крае, Д.М. Левшин лично ознакомился с положением дел в учебных заведениях округа, часто выезжая в командировки. Так, например, описывается его подход в работе с преподавателями: «[…] все перемены и свободное время проводя среди педагогов, он, в дружеской беседе с ними, делал шутя и как бы мимоходом серьезные указания и замечания. Такой способ отношения к педагогической корпорации содействовал взаимному доверию и свободному обмену мыслей при обсуждении педагогических вопросов».

В первые месяцы работы им был подготовлен новый циркуляр, вступивший в силу 9 октября 1906 года, и вызвавший дискуссии на страницах газет. Дискутирующие разделились на две основные группы — защитников новых правил и критикующих их.

Согласно циркуляру, допускалось образование на родном языке учащихся в первые годы обучения. Латышская пресса называла Левшина гуманным и либеральным деятелем, действовавшим правильно и обдуманно. Однако, мнения среди русских и немецких деятелей разделились.

Среди некоторых дел Д.М. Левшина, претворённых им в жизнь, можно назвать следующие:

  • • В местных начальных школах/училищах закреплялось преподавание на родном для местных национальных групп языке (латышском, немецком, польском и др.). Русский язык в этих школах изучался как государственный.
  • • Открывались новые учебные заведения с разными языками обучения, а также строились новые здания для школ.
  • • Преподавателям местных средних учебных заведений создавались условия для участия в педагогических курсах, организуемых при Петербургском учебном округе, и, таким образом, создавались условия для повышения их квалификации.
  • • Активно решались вопросы и в связи с организацией местных русских школ — школ с русским языком обучения. Так, в начале 1908 года в Риге по инициативе «Русского общества просвещения» было открыто Правительственное начальное училище для бедного и малоимущего населения Московского предместья Риги. При содействии Д.М. Левшина было открыто ещё несколько подобных школ. А в марте 1908 года за особые заслуги он был избран почётным членом «Русского общества просвещения».
  • • Д.М. Левшин был первым инициатором по делу открытия старообрядческих казенно-приходских училищ в Прибалтийском крае. При его поддержке и помощи было открыто несколько новых училищ для старообрядцев Курляндской губернии и др.

Супруга Дмитрия Михайловича — Мария Васильевна Левшина —  участвовала в деятельности Общества просвещения.

Тем не менее, консервативно настроенные русские и немецкие круги не скрывали своего недовольства политикой Д.М. Левшина. Например, немецким консерваторам казалось, что они продолжают терять влияние в ряде областей, включая образование, в то время как латыши и эстонцы поворачиваются в сторону России и русской культуры. В то же время русские полагали, что вместо обучения на родных языках меньшинств, следовало бы укреплять влияние государственного — русского языка. Левшину вменяли в вину, что, якобы, по словам большинства инспекторов народных училищ, введение нового циркуляра «привело к ужасающему упадку знания русского (государственного) языка» в школах.

В более поздних изданиях — через несколько лет после отставки Д.М. Левшина от должности попечителя Рижского учебного округа — авторы газетных публикаций, например, в статье «Левшинский циркуляр и инородческий шовинизм» (Рижский вестник, 1913 г.) признавали, что воспитанный в строгой дисциплине Д.М. Левшин не смог бы один на свою голову проводить такие серьёзные перемены, которые по сути обозначали поворот в школьном деле. Подчёркивалось, что можно долго спорить о том, заслуживает ли осуждения допущение преподавания на родном языке учащихся, при том что «немцы и латыши уверяют, что такой способ преподавания обеспечивает лучшее развитие детей», хотя при этом подтверждающих доказательств не приводят и «остаётся в этом отношении лишь поверить им на слово».

В июне 1908 года Д.М. Левшин был вынужден оставить должность попечителя Рижского учебного округа. Хотя у него было и много сторонников, и даже собирались подписи для отправки в Совет министров телеграммы, чтобы Левшина не отпускали в отставку с занимаемой должности. Однако решение было принято — Д.М. Левшин оставил должность. Предположительно, он покинул должность не столько из-за поднятой в прессе критики сколько из-за разногласий с новым министром просвещения А.Н. Шварцем, кстати в период с 1900 по 1902 год занимавшим должность попечителя Рижского учебного округа (см. http://www.russkije.lv/ru/lib/read/a-schwartz.html)

На проводы Д.М. Левшина собралось много представителей разных национальностей и групп населения. Пришли представители русских обществ, старообрядческой общины, а также либеральные немецкие деятели, представители польской общины. Был также и представитель газеты «Рижский вестник», несмотря на то, что через эту газету Д.М. Левшина нередко критиковали. Среди пришедших были и представители Латышского просветительного общества. Руководитель этого общества г-н Бутул зачитал обращение, согласно которому общество приняло решение дать одной из своих школ имя Левшина. Общество слово сдержало и начальная школа им. Левшина (Lewschina skola (Ļevšina skola), Sapieru iela № 1a) была открыта уже в сентябре 1908 года и работала, по меньшей мере, до 1918 года включительно.

После ухода Левшина в отставку споры и дискуссии вокруг изданного 9 октября 1906 года циркуляра продолжались, ибо несмотря на то, что он ушёл с должности попечителя, циркуляр не был отменён новым попечителем Рижского учебного округа — С.М. Прутченко, который не нашёл оснований для изменения установленного до него порядка. Тем не менее критика по-прежнему шла в адрес Д.М. Левшина.

Так «Рижский вестник» писал в декабре 1908 года: «[…] г. Левшин издал известный, действующий и доныне циркуляр о том, что в первые два года в народных школах Прибалтийского края все обучение должно вестись на родном языке учащихся, и только в третий год обучения некоторые предметы проходятся по-русски. При этом, если в школе оказываются среди инородцев и русские ученики, то все обучение ведется по-русски с первого же года. Циркуляр этот вызвал значительные злоупотребления, а изучение русского языка в некоторых школах после циркуляра свелось на „нет“. Русских детей, большею частью, просто перестали принимать в волостные школы на том основании, что их родители являются в крае пришельцами и к местным волостям не приписываются».

На самом деле, Д.М. Левшин требовал от Рижского городского управления, чтобы школы с русским языком преподавания были бы во всех частях города, чтобы каждому была обеспечена возможность обучаться на государственном языке, если он того пожелает, поэтому многое зависело и от действий местных самоуправлений, т. е. от городской думы, а не только от попечителя Рижского учебного округа.

Циркуляр Д.М. Левшина всё же был отменён с назначением в 1913 году А.И. Щербакова на должность попечителя Рижского учебного округа, который издал уже свой циркуляр, с 27 августа 1913 года отменявший прежний. Поскольку новый циркуляр вступал в силу немедленно и с началом учебного года школы должны были сразу перейти на преподавание только на государственном —  русском языке, то этот факт вызвал очередную волну возмущений, только уже направленную в другое русло. Хотя родным языком можно было пользоваться как вспомогательным, представители школ, обучавшие до этого своих учеников на родном языке семьи (латышском, немецком, польском и т.д.), стали требовать возвращения к циркуляру Левшина.  Так Рижский городской глава, по соглашению с городской управой, во время своего пребывания в Петербурге лично обратился к заместителю министра народного просвещения с просьбой о восстановлении укоренившегося в г. Риге в течение последних семи лет порядка обучения на родном языке.

Согласно информации в газете «Rīgas ziņas» (30.06.1916), министр народного просвещения граф Павел Николаевич Игнатьев по вопросу языка обучения в школах в Прибалтийского края поддерживал порядок преподавания, который был введён при Д.М. Левшине, и что управление Рижского учебного округа получило от него предписание — в вопросах языка преподавания в Прибалтийских начальных школах придерживаться имеющегося циркуляра , с которым он согласен.

В 1909 году Старообрядческий собор прислал бывшему попечителю Рижского учебного округа Д.М. Левшину экземпляр книги соборных деяний со следующей надписью: «Его превосходительству, господину бывшему попечителю рижского учебного округа, первому инициатору по делу открытия старообрядческих казенно-приходских училищ в Прибалтийском крае, Дмитрию Михайловичу Левшину, — в знак благодарности и памяти, — от первого всероссийского собора старообрядцев безпоповцев поморского брачного согласия».

В 1910 году Д.М. Левшин был уволен в отставку с мундиром и пенсией и зачислением в пешее ополчение по Петербургской губернии. В этом же году в Санкт-Петербурге он принял участие в открытии нового народного политехникума с трёхлетним курсом. Дмитрий Михайлович был одним из учредителей этого Политехникума. Был также членом совета Общества народных университетов.

Во время Первой мировой войны Д.М. Левшин был начальником штаба 108-й бригады государственного ополчения. По всей видимости, это касается 1915 года, ибо по другим данным в 1916 году он служил в звании штаб-офицера для поручений военно-цензурного отделения штаба 6-й армии, затем определён на службу с назначением в распоряжение начальника Генерального штаба, был и делопроизводителем Генерального Управления Генерального Штаба, а в декабре 1916 снова служил при военно-цензурном отделении штаба 6-й армии. В 1919 году Д.М. Левшин служил при штабе Петроградского Военного округа.

Дальнейшая судьба Дмитрия Михайловича Левшина на данный момент неизвестна.

 

Известные награды Д.М. Левшина:

  • • Орден Св. Станислава 3-й степени (1897),
  • • Орден Св. Анны 3-й степени (1901),
  • • Орден Св. Станислава 2-й степени (1903),
  • • Орден Св. Владимира 3-й степени (1916),
  • • Орден Св. Анны 2-й степени (1916).

Материал подготовила Александра Яковлева, август 2021

 

Источники информации:

  1.   Внутренние дела. Юрьев. Рижский вестник № 110, 16.05.1907.
  2.   Vidzeme. Jaunais Rīgas māzības apgabala kurators. Latviešu Avīzes № 40, 20.05.1906.
  3.   Dmitri Michailowitsch Lewschin [Biografie+Foto], Rigasche Rundschau: Illustrierte Beilage der Rigaschen Rundschau № 12, 01.12.1907.
  4.   Городской дневник. Открытие VII правительственного начального училища в г. Риге, на Московском предместье. Рижский вестник № 18, 22.01.1908.
  5.   Рига, Рижский вестник № 113, 16.05.1908.
  6.   Baltija. Par un pret kuratoru Levšinu. Liepājas Atbalss № 60, 27.05.1908.
  7.   Прибалтийский край. „Lаtvijа" посвящает покидающему Ригу попечителю Д. М. Левшину весьма сочувственный отзыв. Рижский вестник № 116, 20.05.1908.
  8.  Inland. Aus der Heimat. Riga. Baltische Post № 139, 18.06.1908.
  9.   Р. Заметки.  Рижский вестник № 142, 21.06.1908.
  10.   Iekšzeme. No Dubultiem. Bijušā kuratora Ļevšina godināšana. Dzimtenes Vēstnesis № 56, 12.07.1908.
  11.  Прибалтийский край. Рижский вестник № 229, 07.10.1908.
  12.  Рига. Рижский вестник № 287, 16.12.1908.
  13.   А.Х. В столице и провинции. Рижский вестник № 16, 21.07.1909.
  14.  Городской дневник. Д. М. Левшин и старообрядцы. Рижский вестник № 267, 25.11.1909.
  15.  Левшинский циркуляр и инородческий шовинизм. Рижский вестник № 216, 21.09.1913.
  16.  Особое мнение. Рижский вестник № 230, 08.10.1913.
  17.  Lidija Buhcen. Julijs Dievkociņš.  Latvijas Sargs № 252, 07.11.1926.
  18.  Русская императорская армия. Левшин Дмитрий Михайлович: http://regiment.ru/bio/L/476.htm
  19.  Псковский биографический словарь. Под общ. ред. В. Н. Лещикова. Псков, ПГПИ, 2002
  20.  Alexey Likhotvorik, Левшин Дмитрий Михайлович, 2012: http://www.grwar.ru/persons/person/11235
  21.  Д. А. Баринов, Е. А. Ростовцев, Левшин Дмитрий Михайлович, Историческая школа (XVIII – начало XX вв.), Спб, 2016. https://bioslovhist.spbu.ru/histschool/2124-levsin-dmitrij-mihajlovic.html

Иллюстрации к теме