Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Надежда Маширова в форме сокольской организации. 1930-е годы

Надежда Маширова в форме сокольской организации. 1930-е годы

Православные кладбища Даугавпилса

Людмила Жилвинская

Статья опубликована в газете «Православная жизнь» (Даугавпилс), 2013, № 4.

Кладбища – это священные места, где покоятся тела умерших до будущего воскресения. Даже по законам языческих государств усыпальницы считали священными и неприкосновенными. Идея бессмертия души и воскресения наполняет высоким смыслом жизнь каждого христианина  и дает  ему силу пройти через все трудности.

Среди многих следов прошлого кладбища занимают важное место для общественного сознания. Они являются частью культуры народа, его историей.

Знаменитый историк древнего мира Фукидид, живший в 5 веке до н.э., писал: «Народы, теряя память, теряют жизнь».

Профессор Ф.Федоров отмечал: «В городах уездных памятников почти нет, а ведь жили в них замечательные люди – врачи, учителя, купцы, градоначальники. Ни памятников, ни мемориальных досок, ни рассказов, ни убранных могил, (если они сохранились). Будто испили мы все, живые, летейской воды, той воды, после которой наступает беспамятство. Современному человеку не до тех, кто позади, кто впереди, в будущем, справиться только бы со своими проблемами...»

Его мысль как бы продолжил известный краевед и фотограф А.Ковалев-Кривоносов: «Отношение к прошлому, к нашим историческим корням, к нашим предкам – мерило нравственного, духовного уровня общества. Мы не должны быть людьми, не помнящими родства. Пусть придет понимание ценности каждого человека как единственной, неповторимой личности, утрата которой является потерей для всего человечества. И тогда мы устыдимся своего равнодушного отношения к судьбе кладбищ…»

Обращение к истории кладбищ продиктовано желанием возродить и привить нашему обществу то, что называется культурой памяти.

В начале XIX века в связи со строительством крепости началась застройка Нового Форштадта (центра) Динабурга и почти одновременно на холме в северо-западной части города возникло кладбище. Впоследствии этот район получил название «Слободка». Здесь разместились четыре кладбища: православное, старообрядческое, лютеранское и католическое. Позднее они стали называться «Старое кладбище».

Одновременно со Старым было создано и Гарнизонное кладбище. Здесь свой приют находили православные офицеры Российской империи, священнослужители, врачи, а также их близкие. Это старинное кладбище напоминает о становлении и истории первого гарнизона, размещенного за крепостными валами.

Украшением кладбища является один из самых красивых храмов города, освященный 30 августа 1897 г. во имя Святого и Благоверного князя Александра Невского. Эта уникальная деревянная церковь, срубленная без единого гвоздя и украшенная деревянной резьбой по образцу русских северных церквей, была построена на средства петербургского купца-благотворителя М.Чукасова по проекту инженера Сергея Рашевского, служившего в Двинской крепости и впоследствии погибшего при обороне Порт-Артура в 1904 году.

 В 1990 г. началась реставрация храма, в следующем году состоялось воздвижение креста на главный купол. Однако вскоре реставрационные работы были прекращены и, к сожалению, остались незавершенными.

Рядом с храмом на высоком постаменте сохранился уникальный памятник белого мрамора на могиле Константина Голеевского, о котором, к сожалению, известно только то, что он скончался в возрасте 75 лет и был весьма уважаемым человеком, о чем свидетельствует почетное место упокоения рядом с храмом.

Из образцов малой кладбищенской архитектуры XIX века уцелели два старинных склепа, хотя находятся они в совершенно удручающем состоянии. Полуразрушен кирпичный склеп в глубине кладбища, сильно проржавела и практически разрушилась металлическая надмогильная часовенка возле храма. Согласно легенде здесь похоронен сын купца (возможно М.Чукасова?), который в память о скоропостижно скончавшемся наследнике пожертвовал деньги на строительство  церкви. И сегодня сохранились следы былой красоты этой часовенки – изящные решетки, украшающие проемы, ажурная ограда. Когда я была школьницей и жила неподалеку, как тогда называли, на химскладе, мы с друзьями часто наведывались на кладбище, чтобы полюбоваться памятниками и пройтись по тенистым аллеям, скрывающим тайну Вечности. Запомнилась икона из этой часовни – Господь Вседержитель. Прекрасная была икона. Царь Света и Судия был изображен с каким-то необыкновенно проникновенным и добрым взглядом. Теперь она осталась только в моей памяти... 

На гарнизонном кладбище были упокоены многие офицеры Российской армии, участники боевых сражений, отмеченные высокими наградами, – командир Двинской крепостной артиллерии генерал-лейтенант Владимир Туношенский, начальник инженеров Двинской крепости, участник Хивинского похода и русско-турецкой войны генерал-майор Владимир Биркин, военный инженер генерал-майор Михаил Степанов, генерал-майор Николай Смирнитский,  капитан Владимир Чеснаков и др.

Следы времени, но еще в большей степени последствия бездумной деятельности людей самым безжалостным образом сказались на облике гарнизонного кладбища. В настоящее время старая часть кладбища представляет собой трагическую картину разрухи и запустения. Немногие сохранившиеся старинные захоронения находятся в плачевном состоянии. Многие памятники исчезли или рухнули наземь, могилы заросли бурьяном. Упал памятник на могиле генерал-майора фон Миллера, командира артиллерии Динабургской крепости, боевого офицера, награжденного многими высокими наградами, в том числе орденом Св. Анны «За храбрость». Его могила заросла кустами и теперь ее непросто найти.

Начиная с 1980-х годов, управление коммунального хозяйства (ныне «Лабиекартошана») неоднократно производило так называемую «зачистку», уничтожая и свозя в канаву старые памятники. Едва ли в данном случае оправдана ссылка на положение о том, что, если в течение 25 лет  за могилой никто не ухаживает, то ее можно сносить.

Еще несколько лет назад памятник на могиле настоятеля Динабургского крепостного собора протоиерея Константина Дорошевича был подперт жердью, теперь он упал «лицом» вниз и скоро никто не будет знать, что здесь упокоен батюшка, который из своих прожитых 73 лет 51 год отдал священству. Скромный памятник протоиерею Федору Рейхману, бывшему настоятелю Петропавловской православной церкви на Старом Форштадте скоро совсем заглушат кусты... Практически упали памятники главному врачу Двинского госпиталя, статскому советнику Николаю Любецкому и главному аптекарю Двинского госпиталя  Николаю Шлехтеру. Они уже сдвинутф с места и стоят сильно накренившись. И этот печальный список можно продолжить.

В 2001 г. с кладбища были украдены два литых чугунных памятника – ажурные в готическом стиле башни. Теперь мы никогда не узнаем, кому были поставлены эти памятники-близнецы, отмеченные совершенством формы и изяществом линий.

В мае 1996 г. А.Ковалев-Кривоносов писал: «Уходя с гарнизонного кладбища, мы натолкнулись в густых зарослях на покосившийся, грозящий упасть памятник, увенчанный крестом и пушечным ядром. Замшелая, трудно различимая надпись подсказала, что здесь похоронены бомбардиры… То, в каком состоянии он находится сегодня, символизирует наше отношение к собственной истории».

Во время обследования старинного кладбища сотрудники музея этот памятник обнаружить не смогли. И только когда «столатовики» расчистили совершенно непроходимые заросли, обнаружились старые захоронения. Невозможно равнодушно взирать на открывшуюся картину! Памятник бомбардирам (артиллеристам) Динабургской крепости Трофиму Гнидину, Петру Тарасову и Петру Тюрину, погибшим при взрыве орудия 5 июня 1897 г., упал и наполовину врос в землю. Братская могила воинов, погибших при исполнении своего долга, сравнялась с землей. О многих памятниках напоминают лишь массивные гранитные плиты постаментов и столбики ограждений. Чудом сохранились могила дяди талантливой польской поэтессы Казимиры Иллакович Якуба Иллаковича, удочерившего ее после смерти матери. Упал памятник на могиле командира 25-й артиллерийской бригады генерал-майора Фридриха фон Котена.

Если в ближайшее время не будут приняты никакие меры, старое гарнизонное кладбище погибнет, а с ним уйдет в небытие славная страница истории нашего города. 

К середине XIX века в связи с быстрым ростом населения Старое кладбище перестало удовлетворять потребности горожан. После Высочайшего утверждения нового плана Динабурга в 1865 г. с размещением кладбищ вдоль тракта Санкт-Петербург – Варшава (позднее Шоссейная улица, ныне – 18 новембра) для православного кладбища было отведено 8 гектаров земли. 4 декабря 1894 г. здесь была освящена православная церковь Св. Николая Чудотворца, построенная на средства двинского благотворителя почетного гражданина города титулярного советника Николая Машковцева.

Кладбище имело смотрителя и содержалось в относительном порядке. Его посещали высокопоставленные священнослужители и гражданские лица. Так, например, 24 ноября 1906 года   прибывший в Двинск Епископ Полоцкий и Витебский Серафим (Мещеряков) со своей Архиерейской Свитой, как писали в газетах тех лет, «прибыл с визитом на православное кладбище», где прочёл молитву за усопших.

В настоящее время, к сожалению, многие старинные памятники на православном кладбище утрачены, в его старой части активно ведутся новые захоронения. А ведь многие из этих памятников, а также ограды и кресты – настоящие произведения сакрального зодчества XIX-XX веков, имеющие культурно-историческую и художественную ценность. Это не говоря уже о памяти и христианском отношении к могилам!

Вдоль центральной аллеи, ведущей к храму, – «детские» памятники из белого мрамора (Галюсе, Генечке Дуплер, Владимиру и Георгию Авдеевым), ставшие черными от времени. Как они выглядели, можно представить на примере памятника городскому голове П.Ф.Дубровину, который в 2007 году приобрел новый белый мраморный крест и свой первоначальный вид. Здесь же единственный сохранившийся склеп – семьи Савковых. Николай Савков –  известный редактор и издатель в Даугавпилсе, гласный (депутат) городской думы. К сожалению, внутри склепа – полное разорение. Неподалеку – могила купца и общественного деятеля Пимена Крымова, отца писателя Владимира Крымова; почти напротив – памятник врачу Ивану Добычину, отцу писателя Леонида Добычина, которому совсем недавно рядом с могилой отца был установлен кенотаф. Своим барельефным портретом уникален памятник студенту Игорю Орлову, погибшему из-за неосторожного обращения с оружием. На этой же центральной аллее находится и могила русской писательницы Юлии Яковлевой-Виленкиной (Безродной), выпускницы высших Бестужевских курсов, автора талантливых повестей, очерков, рассказов и сказок.

Рядом с храмом Святителя Николая и неподалеку от него находятся могилы священников: протоиерея Липинишской церкви Стефана Купалова, митрофорного протоиерея Иоанна Дубакина, протоиерея Скрудалиенской и Петропавловской (на Старом Форштадте) церквей Никона Заливского, настоятеля Успенского храма Гавриила Челпанова и др. (о них уже в свое время писала «Православная жизнь). Во время экспедиции по изучению старых памятников на православном кладбище сотрудникам музея удалось обнаружить могилу протоиерея, законоучителя Двинской женской гимназии Федора Румянцева, расстрелянного большевиками в 1919 году. Камень был покрыт слоем зеленого мха, очистив который, и появилась возможность прочитать имя и фамилию батюшки, принявшего мученическую смерть. Газета «Двинский голос» от  7 июня 1930 года рассказывала, что после расстрела тело Ф. Румянцева было сброшено в прорубь реки. Прихожане, получив разрешение на погребение, перенесли останки для отпевания в Александро-Невский собор. Но в тот момент, когда надо было выносить тело покойного из храма, как полагается для священника с крестным ходом,  в храм ворвался отряд красноармейцев, арестовавших гроб с покойником и духовенство. Всех задержанных отвели в чека, а тело протоирея Румянцева отправили на кладбище под конвоем красноармейцев. Гроб с останками был брошен в могилу и наскоро засыпан землею. Величественный крест на могиле был воздвигнут лишь в годы независимой Латвийской Республики. 

Близ храма находится место последнего упокоения и других уважаемых горожан: городского головы, потомственного почетного гражданина города, купца первой гильдии Дмитрия Шатрова с женой и сыном, предпринимателей  Александра и Петра Митрофановых, потомственного почетного  гражданина Ивана Бабкина, на памятнике которого сохранилась икона Спасителя и др. Кстати, памятник на могиле Анны Шатровой – колонна с жертвенником – редкий в своем роде на даугавпилсских кладбищах, хотя во 2-й половине XIX в. был очень распространен. Здесь же похоронен и Николай Гагельстром. 8 июня 2006 года был освящен новый памятник на могиле этого известного главы динабургского самоуправления, генерал-майора в отставке и создателя первого театра в городе. Однако уже не восстановить великолепной ограды чугунного литья, срезанной автогеном и исчезнувшей навсегда!

На православном кладбище покоятся многие офицеры Российской армии – от подпоручика до генерал-лейтенанта (Константин Астапенко, Петр Голуб, Александр Дементьев, Николай Лапекин, Николай Лещинский, Дмитрий Федоров, Владимир Трейтер и др.), кавалеры различных орденов, многие из которых участвовали в боевых действиях на фронтах русско-турецкой, русско-японской и первой мировой войн. В восточной части кладбища воздвигнут памятник-обелиск в честь русских воинов, павших в 1-ю мировую войну, могильные же холмики практически сравнялись с землей.

Сохранилась и символическая могила с оградой в виде морских якорей с цепями мичмана Бориса Шишко, погибшего на эскадренном броненосце «Петропавловск» 31 марта 1904 г.  во время русско-японской войны. В прошлом году он был восстановлен историческим обществом «Даугавпилсское Морское содружество» и является не только данью памяти героическому морскому офицеру, но и залогом надежды на сохранение памятников старинного кладбища.

Нельзя не вспомнить с благодарностью людей, которые немало своего времени отдавали и отдают, ухаживая за местами вечного упокоения наших земляков. Это ныне покойная Галина Фадеева, первая начавшая приводить в порядок заброшенные могилы знаменитых двинчан, Ирена Бирон, Елена Петроченко, Нина Смулько и Ольга Корнилова, под заботливым присмотром которой находится более 40 могил.

Есть удивительные примеры подлинно христианского отношения к старым памятникам и могилам: на новом постаменте с датой «2000» установлен камень-Голгофа с крестом, именами и датами «1919 и 1924».

Около храма одиноко стоит последний из литых металлических памятников в виде ажурной башни, выполненной в готическом стиле, – на могиле жены полковника генерального штаба Лидии Занкевич, скончавшейся в 1868 г. Памятник очень сильно проржавел и нуждается в срочных мерах по его сохранению.

Каждое кладбище – это книга о прошедшем времени, это история судеб людей. Читая на памятниках имена людей – священнослужителей, дворян, купцов, мещан, врачей, учителей – словно переносишься в те давние времена, когда они жили, творили, работали.

Смерть человека – большое горе, но разлука не вечна. И то время, что нам осталось на земле, надо использовать для того, чтобы наша будущая встреча с близкими, а главное – с Всесышним, была светлой, а вечная жизнь — радостной.