Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Русские скауты. Начало 1920-х годов

Русские скауты. Начало 1920-х годов

Эпизодические воспоминания о Свято-Троицкой Задвинской церкви и её приходе

Игорь Закке

Впервые порог Свято-Троицкого Задвинского храма я, в сопровождении своих родителей, переступил  весной 1933 года. Мне  исполнилось тогда 7 лет. С тех пор этот храм стал моим духовным домом на всю жизнь. Конечно, это не исключало посещение и других православных церквей Латвии.

Особо хочу отметить, что в самом раннем детстве моя мама, Лидия Александровна Закке, регулярно посещала кафедральный собор Рождества Христова. При возможности она старалась получить личное благословение архиепископа Иоанна. Помню как Он, склоняясь ко мне, благославляющей рукой прикасался к моей голове. Тогда конечно я принимал  это как обычный жест священнослужителя. А теперь воспринимаю как Божественную благодать и святое напутствие, с тех пор всегда незримо присутствующее во мне. 

Свято-Троицкая церковь является первым, и пока единственным, православным храмом левобережной части города Риги (если не считать небольшую церковь на Торнякалнском кладбище). Первоначально это была скромная деревянная постройка на берегу Двины, где-то вблизи теперешней гостиницы «Рэдисон». Церковь была построена и освящена в 1781году, просуществовав там около 100 лет. Однако, из-за близости к реке, во время весеннего половодья, её нередко подтопляло. Поэтому было выбрано нынешнее, более безопасное место на относительно высоком песчаном холме. Здесь в течении 1892 – 1895 годов  было возведено новое, каменное здание храма. 

Интересно отметить, что дорога, ведущая к старому храму, ставшая потом улицей, была названа Троицкой. Это название, преобразившись в латышском переводе в «Trijadības iela», существует и по сей день. Многие русские люди, живущие здесь, к сожалению даже не знают истинного смысла этого громоздкого слова. Храма там больше нет, а память о ведущей к храму дороге осталась.

Здесь уместно отдать дань благодарности Иоганну Христиану Бротце (1742 – 1823), автору рисунка старой Троицкой церкви.  Это был преподаватель Рижского императорского лицея, находившегося на Большой Замковой улице. В свободное от школьных дел время, он на протяжении около 50 лет сделал великое множество рисунков жителей здешнего края и среды их обитания. Имея в виду, что техника фотографии тогда ещё не существовала, его многолетний, кропотливый труд имеет теперь уникальную ценность визуального познания того времени. Вот почему мы благодарны ему за то, что имеем представление о первой православной Задвинской церкви. 

В отличие от скромного строения старой церкви, новое здание выделяется нарядным архитектурным обликом, яркой, праздничной  окраской деталей и является доминантой, украшающей новую застройку развивающегося города. В моём представлении Троицкая церковь является одной из красивейших православных церквей Риги. Её внешний вид, привлекательная окраска как-бы соперничая  с колокольным  звоном призывала рижан познакомиться и с внутренним его убранством, располагающим к молитвенному настроению. И, входящего в храм,  ожидания не разочаровывают. Стены и своды расписаны на темы Священного Писания. Преобладают тёплые охристо-коричневые тона и позолота. Со свода центрального купола смотрят лики четырёх апостолов-евангелистов. На доступной высоте висит множество икон.

Прихожанами церкви были не только обитатели Задвинья, но и жители центральной части города. Этому способствовало  хорошее пароходное сообщение. Правый берег Двины и бухту вблизи церкви связывали бойко передвигающиеся небольшие пассажирские судёнышки, отходившие от причала каждые 6 минут. 

После Первой мировой войны долгие годы паству окормлял протоиерей о. Николай Смирнов. Он пользовался большим авторитетом, уважением и любовью среди рижан. Церковным хором руководила матушка Елизавета Александровна (1898(?) – 1979). Помню её звонкий, эмоциональный голос, способный заполнить всё акустическое пространство церкви. В жизни церкви участвовали и сыновья батюшки: старший – Георгий (1924 – 1984) и младший – Николай. К церковной жизни о.Николай привлекал и молодёжь из среды прихожан.  Скромно одетые, с белоснежно-белыми косынками на голове молодые девушки незаметно следили за порядком в храме, убирали остатки сгоревших свечей и выполняли другие послушания.  

Кроме церковных обязанностей, о.Николай много сил отдавал педагогической деятельности в Рижской 9-й русской основной школе, находившейся на улице Маза Нометню № 14. Жизнь школы была тесно связана с церковью. Началу учебного года посвящался торжественный молебен с присутствием всех педагогов и учеников. Учащиеся в церкви стояли по классам: младшие ближе к алтарю, а старшие за ними. В школе каждый учебный день начинался общей молитвой в зале. После молитвы ученики по очереди проходили мимо директора и педагогов школы и кланялись им. О.Николай преподавал Закон Божий. Кроме того он был классным наставником одного из классов. Мне посчастливилось учиться в руководимом им классе. Таким образом я дважды обязан ему за приобщение к христианским ценностям  -  как священнослужителю и как школьному воспитателю. 

В 1940 году, с установлением в Латвии советского режима, Закон Божий был изъят из школьных учебных программ, а батюшка уволен. Для церкви и прихожан наступили тяжёлые времена. Вопреки жёсткой антирелигиозной деятельности государственного режима каждому прихожанину нужно было найти в себе силу противостояния, чтобы остаться верным церкви. Конечно, это в какой-то мере отразилось на составе прихожан, так как какая-то часть поддалась пропаганде. Во время бурных военных событий много коренных жителей покинуло Ригу, мужская часть населения была вовлечена в военные действия на одной или другой из противоборствующих сторон. После окончания войны в Ригу прибыло много жителей из самых разных уголков СССР. Таким образом состав прихожан изменился и возрос. В помощь о.Николаю Смирнову был назначен вторым священником, вернувшийся из ссылки, о. Георгий Тайлов. К сожалению, сотрудничество обоих священнослужителей не сложилось и единство прихода нарушилось. В этой смутной ситуации каждому прихожанину нужно было самому для себя определить своё место в приходе. Уже, будучи взрослым человеком, я обратился за советом к своей бывшей учительнице из 9-й школы Нине Онуфриевне Орловой, которую считал непреложным авторитетом. По её совету и следуя её примеру, я остался в стороне от конфликта и сумел сохранить добрые отношения с обоими батюшками. 

Далее, кратко остановлюсь на оставшихся в памяти достойнейших прихожанах Троице-Задвинской церкви.

В первую очередь, речь пойдёт об уже упомянутой преподавательнице русского языка и литературы Нине Онуфриевне Орловой (1894-1980). Многие поколения своих учеников она смогла увлечь в необъятный, богатый и прекрасный мир русской литературы. И не только литературы  -  ко всему, в чём проявляется русская история и культура в самом широком, чистом и подлинном смысле слова. Для меня она всегда была мудрым и проникновенным Учителем, единственным и неповторимым. Она поддерживала активную эпистолярную связь с выдающимися деятелями русской культуры в СССР и за рубежом. Благодаря её содействию в тридцатые годы в  русской газете в США было опубликовано одно из первых стихотворений  её ученика Володи Мирского.

В 1938 году, будучи проездом в Риге, её посетил известный писатель, лауреат Нобелевской премии Иван Бунин.

Нина Онуфриевна на протяжении всей своей жизни в Риге (с 1922 года(?)) являлась прихожанкой Троицкой церкви. Она строила свою повседневную жизнь в соответствии с христианскими заповедями и церковными традициями. В церкви она всегда стояла напротив правой стороны Алтаря, у правой опоры стены. Когда, из-за преклонных лет, она уже не могла выстоять всю службу от начала до конца, ей, в виде исключения, был предоставлен персональный стул.

Светлая память о Нине Онуфривне Орловой хранится в памяти всех, кому посчастливилось ощутить её благодатное влияние.  

Из бывших учащихся 9-й школы следует особо выделить Владимира Владимировича Мирского (1921-1998), вся сознательная жизнь которого была связана с Троицкой церковью. Недаром после его кончины в прощальном слове батюшка сказал, что для В.В.Мирского Троицкая церковь была «вторым домом». В тридцатые годы его мать, певица Нина Валериановна Мирская пела в хоре нашей церкви. Несмотря на изощрённое антирелигиозное давление властей, особенно на учащуюся молодёжь, Владимир Мирский сумел, не предавая свои религиозные убеждения, успешно защитить кандидатскую диссертацию по древнерусскому фольклору и работать в звании доцента  Латвийского государственного университета. В постсоветский период он преподавал и в Рижской духовной семинарии. Параллельно он увлечённо занимался  поэтической деятельностью. В его творчестве всегда проявлялись духовные ценности православной души. А основы его  миросозерцания были заложены в детстве здесь, в нашей церкви и в нашей школе. В.В.Мирский пользовался большим профессиональным авторитетом среди своих учеников, он снискал искреннее уважение широкого круга друзей, читателей и почитателей. 

Приведу ещё несколько  примеров более короткого соприкосновения с Троицкой церковью людей, имена которых могут представлять интерес.

Однажды в нашем классе появился скромный «новичок», русский язык которого несколько отличался от нашего. Звали его Павел Кутепов. Потом выяснилось, что наш новый соученик является сыном знаменитого генерала Александра Павловича Кутепова, боровшегося против большевиков. В 1930-м году, 26 января, в Париже его похитили и убили агенты советской спецслужбы. После этой трагедии вдова и сын генерала на некоторое время поселились в Риге, а потом переехали в Белград. Естественно, что, живя в Задвинье, мать и сын Кутеповы посещали Троицкую церковь, и, покинув Ригу увезли с собой частичку, полученной здесь благодати. 

В 1960-е годы на богослужения стала регулярно приходить некая дама средних лет с сыном, юношей лет 14. В среде постоянных прихожан они явно выделялись своей внешностью и манерой поведения, что выдавало их принадлежность  к людям из заграницы. Прожили они здесь сравнительно недолго, но вполне комфортно влились в среду старых прихожан. Впоследствии они снова вернулись в Германию, где юноша посвятил себя служению Православной церкви, став о.Георгием (Кобро). Теперь он  протодиакон при архиепископе Берлинско-Германском и Великобританском Марке. Следует думать, что наша Троицкая церковь оставила в душе юноши добрые воспоминания и благодатный след. А может быть и повлияла на выбор его жизненного поприща. 

О себе могу сказать, что 5 поколений моей семьи в большей или меньшей степени связаны с Троицкой церковью.

В 1935-м году здесь о.Николай Смирнов крестил мою сестру Ирину.

В 1951-м году он же отпевал моего отца, Фёдора Юльевича Закке.  Моя мать, Лидия Александровна Закке, пережила отца на 22 года и умерла в 1973 году. Она была духовно удивительно прозорливым человеком. За 5 дней до кончины, будучи при вполне ясном сознании, она точно предсказала день своих похорон, сказав, что о. Георгию (Тайлову) предстоит «большая работа».

В 1952-м году отец Николай венчал Марию Табульскую и Игоря Закке. Таким образом я в третий раз получил от него благословение, теперь уже на брачную жизнь, продлившуюся 52 года. В 2007-м году из этой же церкви мы проводили в последний путь мою жену Марию Закке. Заупокойную службу совершил о. Андрей Голиков, лично знавший усопшую  и в прощальном слове сказавший много тёплых слов о ней и пожелавший потомкам быть её достойной. 

В Троицкой церкви мои дети крестили своих детей, т.е. моих внуков. А внуки крестили моих правнуков. 

В заключение скажу, что со Свято-Троицкой Задвинской церковью связаны как  самые светлые, так и самые печальные моменты моей жизни. Я бесконечно благодарен всем её служителям, её хору, за те духовные, молитвенные переживания, которые я получал и получаю в стенах этого храма.  

 Февраль 2011 года.