Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

В канун 50-летия  «СМ-сегодня» (1995 год)

В канун 50-летия «СМ-сегодня» (1995 год)

Владимир (Тихоницкий). Слова и поучения (отрывок из книги)

Владимир (Тихоницкий). Слова и поучения / Ред. Э.Л. Павлова. - Киров: Буквица., 2005. - 608с.

По благословению митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа

Митрополит Владимир (1873 - 1959) - сын протоиерея г. Орлова Вятской губернии Михаила Тихоницкого, прославленного в лике новомучеников российских. Промыслом Божиим после революции он служил во Франции в сане митрополита и последние 14 лет жизни возглавлял Русские Православные Церкви в Западной Европе в сане экзарха Вселенского Патриарха.

Проповеди и поучения митрополита Владимира трогают своей проникновенностью, горячей верой в Бога и в будущее православной России. Настоящее полное собрание проповедей печатается впервые, по рукописям, предоставленным племянниками митр. Владимира (Тихоницкого) Марианной Елпидифоровной Дробот (Тихоницкой) и Вадимом Елпидифоровичем Тихоницким. Текст издаётся с частичным сохранением правописания автора. 

Дорогие братья и сестры!

Святитель Владимир остается в памяти людей как муж веры, ревностный архипастырь стада Христова, неутомимый проповедник Святого Православия.

Слова доброго пастыря будут укреплять нас в том подвиге, который каждый несет на своем жизненном пути - будь то пастырское служение, будь то монашеское делание, будь то служение православного христианина, который должен совершенствоваться в своей жизни и возрастать о Господе.

Выражаю архипастырское благословение всем, кто с такой любовью потрудился над составлением и изданием этой книги: клирику нашей епархии священнику Андрею Дудину, режиссеру М.В.Дохматской, редактору Э.Л.Павловой и всем сотрудникам издательства «Буквица».

Уверен, что сочинения митрополита Владимира найдут самый широкий отклик в душах верующих и послужат великому делу проповеди Евангельской истины.

 

МИТРОПОЛИТ ВЯТСКИЙ И СЛОБОДСКОЙ

ХРИСАНФ

 

Возвращение в «Дом отчий»


«Служителю Господень, по имени

твоему,тако и житие твое».

Для каждого человека Родина - это не только страна, в которой он живет. Родина для каждого - это отчий дом, детство, родительская забота и ласка. Найдется ли человек, живущий на чужбине и не помнящий о своей малой родине? И в повседневном труде и в свободную минуту часто думает он о ней. Это и есть любовь к Отечеству, к отчему дому. Митрополит Владимир (Тихоницкий) большую часть своей жизни прожил за пределами Отечества, но его сердце всегда тянулось на Родину - в Россию, на любимые с детства вятские просторы. Как здесь не вспомнить строки Федора Глинки «уснул - и вижу я долины в наряде праздничной весны и деревенские картины заветной русской стороны!...»1 Прожив во Франции многие годы, и горячо полюбив эту страну, ставшую для него вторым домом, в 1936 году владыка все же написал: «Многие из нас - как изгнанники и странники бездомные, желали бы... возвращения рассеяния нашего в «Дом отчий».2

При виде разных судеб людей у размышляющего человека нередко вырывается из уст известная пословица: что посеешь, то и пожнешь. Этой пословицей выражается мысль, что плод всегда зависит от свойств семени, и какие семена были брошены в душу человека во время детства и юности - поры нравственного сияния, такой плод и взрастит его душа. И в том, что митрополит Владимир стал выдающимся иерархом Церкви Христовой, есть немалая заслуга его родителей, вложивших в него семя христианских добродетелей. Окружающая обстановка, теплота отчего дома, дивная вятская природа стали благодатной почвой, в которой это семя взошло, сквозь невзгоды и лишения проросло и принесло многоплодный колос на Ниве Божией.

О своем детстве владыка Владимир говорил немного, но это, конечно, не оттого, что он не хотел или не любил вспоминать эти, несомненно, счастливые годы, но, вероятно, потому, что эти воспоминания были особенно дороги ему, как нечто сокровенное, сакральное - то, что не станешь рассказывать каждому встречному.

Попытаемся окунуться в атмосферу семьи Тихоницких, понять, откуда явился источник неугасимого света великого святителя Церкви Христовой.

Отец митр. Владимира - Михаил Петрович Тихоницкий приехал в город Вятку 1 сентября 1856 года, став учеником сначала Духовной семинарии, а затем Духовной академии. В Вятке он близко познакомился с семьей священника Владимира Верещагина, у которого было двое дочерей - Августа и Аполлинария.3 Со временем дружба Полины и Михаила переросла в более сильное чувство, и по окончании Михаилом семинарии в 1868 году они обвенчались. В том же году Михаил Тихоницкий подал прошение на имя преосвященного Аполлоса (Беляева) о рукоположении в сан диакона. Хиротония состоялась в вятском кафедральном соборе 8 марта. Немногим более полугода диакон Михаил совершал свое служение. 24 ноября его рукоположили в сан священника и определили в Ильинскую церковь Ижевского завода. Вместе с супругом к месту нового служения поехала и Аполлинария. 

Семья Тихоницких делила со своими прихожанами все трудности, лишения и бедность крестьянской жизни. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «бедность научает нас и мудрости, и терпению, и всякому любомудрию».4 Эти великие христианские добродетели запечатлелись на сердце молодого пастыря Михаила Тихоницкого. Наступит время, и он передаст свою житейскую мудрость, истинное христианское терпение и любомудрие своим детям.

Жизнь сельского батюшки полна забот о многочисленной пастве; он и крестит и соборует, ему и в самом деле приходится не сладко: «зимой, в морозы лютые и в половодье вешнее идти - куда зовут!»5.

Отец Михаил с большим усердием приступил к обустройству церковной жизни Ильинской общины. Но если отец Михаил заботился о благолепии Дома Божия, то молодая хозяйка, Аполлинария Владимировна, радела о домашнем уюте. 12 октября 1869 любящая жена стала еще и заботливой матерью. В семье Тихоницких родился первенец. Младенца назвали Вениамином.

В это время епархиальное начальство «в виду настоятельной нужды в помощнике для настоятеля Подрельской церкви, по многочисленности прихода оной, зараженного расколом, предлагало диаконам, кончившим курс семинарии, не пожелает ли кто из них поступить к означенной церкви».6 Когда-то, в далеком 1843 году, в Подрелье служил дьячком батюшка отца Михаила - Петр Тихоницкий. Может быть, поэтому или по другой причине, отец Михаил подал прошение в Консисторию и 27 января 1870 года был перемещен на это место.7 Сразу после переезда семьи Тихоницких в Подрелье отец Михаил становится наставником мужской земской школы8 и преподавателем Закона Божия как в мужской, так и в женской школе.9

Аполлинария в это время была беременна и 21 января 1871 года родила девочку. Крестил малышку отец Иоанн в подрельской церкви и нарек ее Марией. «Что ангел- хранитель для человека-христианина в духовной жизни, то мать для детей и добрая жена для мужа», - писал Иоанн Кронштадтский.10 Таким ангелом-хранителем была Аполлинария Владимировна. В хозяйстве во всем полагаясь на жену - Богом данную помощницу, отец семейства занимался нуждами храма и попечением о чадах духовных, шел возвещать Царство Божие, всецело посвящая себя служению алтарю.11 Обремененная хлопотами по хозяйству Аполлинария Владимировна не упускала из виду воспитание малышей по слову Златоуста: «имея тщательное попечение о детях, чтобы сделать их царским храмом».12 Чего ждет дитя от матери? Оно ждет заботы и вкоренения в его жизнь, в его душу добрых начал: страха Божия, любви к Богу и ближнему, послушания. Матушка Аполлинария с самых первых лет жизни своих детей сделала главное - заложила в живую впечатлительную душу малышей эти основы христианских добродетелей.

Шел 1873 год. Семья Тихоницких вот уже три года жила в селе Подрелье Орловского уезда Вятской губернии. Это древнее село, основанное еще в XVII веке на правобережье Вятки, живописно устроилось на высоком взгорье, несколько вдали от реки. На самом верху этого взгорья, как бы венчая его, стояла каменная трехпрестольная церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, два придела освящены в честь святых апостолов Петра и Павла и святителя Николая Чудотворца.

Причт храма состоял из двух священников, диакона и двух дьячков. В тот памятный 1873 год первым священником был Иван Зубарев, а вторым - глава семьи Тихоницких, молодой священник Михаил. Он возведен в сан всего пять лет назад, но уже пребывал в непрестанных духовных трудах, сознавая всю высоту и ответственность своего служения. Приход Введенской церкви довольно крупный. На протяжении 17 верст от церкви было разбросано 63 деревни, в которых проживало более семи тысяч прихожан, и все они находились под окормлением двух подрельских пастырей. Кроме того, этот приход один из тех приходов Вятской епархии, которые были особенно заражены расколом старообрядчества. На долю пастыря здесь выпадали не только богослужения, которые отец Михаил совершал почти ежедневно, но и большое делание по просвещению и учительству. «Пастыри Христова стада, читайте, да и сами говорите, сами пишите. Вы должны, как пчелы, со всех произведений ума человеческого собирать мед, то есть извлекать полезное и удобоснедомое для ваших овец»,13 - эти слова святого праведного Иоанна Кронштадтского в значительной степени приложимы к деятельности отца Михаила. Благочинный Орловского округа писал о нем в эти годы: «Пастырь трезвый разумный и поучительный, словом и жизнью».14

Хорош лес ранней весной, когда начинает пробуждаться в нем скрытая от глаз жизнь. Так было и в тот 1873 год. Таял зимний снег. В березовой роще стволы молодых деревьев ярко блестели на солнце, и от этого кругом становилось еще светлее. На склонах ручья, протекающего к западу от села, распустила свои мохнатые почки верба. Заканчивались дни Великого поста, и на пороге стоял праздник Входа Господня в Иерусалим. В семье Тихоницких заметное оживление. Помимо привычной подготовки к празднику ожидалось нечто особенное. У Аполлинарии подошло время родов. 22 марта, в самый день вербного воскресения, на свет появился третий ребенок в семье.

Спустя два дня вся семья собралась в церкви на крестины. Младенца назвали Вячеславом. Запись в метрической книге села Подрелье гласит: «Того же села и церкви священника Михаила Петровича Тихоницкого и законной жены его Аполлинарии Владимировны сын Вячеслав». Восприемник: Вятского уезда села Ивкинского (ныне Нижне-Ивкино) священник Афанасий Иванович Владимирский. Совершили таинство: священник Иван Зубарев, диакон Иван Суторихин».15

Маленькому Вячеславу или «Славчику», как его звали в детстве, было только шесть лет, когда его отца священника Михаила перевели в приход Троицкой церкви села Быстрица. Эти незабываемые детские годы оставили в душе будущего митрополита яркий и светлый след. Неизвестно почему, но именно село Быстрица долгое время считали местом рождения владыки. Семья Тихоницких жила в Быстрице только два года. В 1879 году отец Михаил был назначен штатным священником Троицкой церкви города Орлова. В том же году вся семья переехала в этот уездный город. Орлов - один из древнейших городов вятской земли. Основанный еще в XV веке на берегу реки Вятки он стал известным центром торговли. Сюда приезжали купцы из многих городов европейской России и Сибири. Ежегодно устраивались Семеновская и Алексеевская ярмарки. Тогда город превращался в шумный рынок. Торговали телегами, санями, сундуками, скотом, мебелью, лаптями - всем, что только делали мастеровые руки. В весеннюю распутицу он утопал в грязи. Мощеных улиц в городе не было. Зимой дороги и избы заносило снегом почти по самую крышу. И в этой проникновенной заснеженной тишине звучал бархатистый глас «благовестника» Казанского собора. Народ в Орлове жил набожный, богомольный, поэтому каждое воскресенье с утра тянулись прихожане: кто в свою приходскую церковь, а кто в Спасский монастырь к заутрене. Воспоминания о жизни в этом маленьком провинциальном городке особенно утешали владыку в последние годы его жизни, и он любил ими делиться. Но не все воспоминания были отрадными. В 1881 году у Тихоницких родился шестой ребенок. Девочку назвали Верой. Во время родов мать владыки, Аполлинария Владимировна, скончалась. Владыка вспоминал, как она все молилась на коленях, а он и брат стояли рядом. «Так запомнилось!» Я очень плакал о ней: однажды она явилась мне во сне, вся в белом, в подвенечном платье, в котором была похоронена и сказала «Не плачьте! Я всегда с вами, и особенно по субботам». Я тогда не понял, потом узнал, что суббота посвящена молитве об усопших».

Для присмотра за детьми в Орлов приехала мать отца Михаила Анфиса Ивановна. После смерти мужа Петра Андреевича Тихоницкого она жила у своего брата Афанасия Янкевского, священника села Нижне-Ивкино. Анфиса Ивановна усердно заботилась о детях, кормила, обшивала их, никогда не оставалась в праздности. Дома жили скромно, чай всегда был, кофе только по праздникам, но была своя корова. Дети все спали на войлочке, на высокой печи. Владыка рассказывал, как он еще мальчиком свалился с полатей и набил большую шишку на голове.

Окрестности города удивляли своей красотой. Крутые изгибы реки Вятки, берега поросшие вековыми соснами и елями создавали неповторимый колорит. Врожденная любовь Вячеслава к природе и всякому Божию творению с детства возвышала его душу к Создателю. «Когда я был мальчиком, - рассказывал он, - то замечал, что цветочки издают особое благоухание особенно вечером, не утром, не днем. Царь Давид, как поэт, это заметил и написал в псалме: жертва вечерняя». А псалтырь юный Вячеслав стал постигать с самого раннего возраста. Он любил сопровождать своего отца в церковь, пономарить, вычитывать на клиросе службу: часы, кафизмы и подпевать певчим под руководством полюбившего его старца-пономаря «Филиппыча». Владыка был одарен от Бога тонким музыкальным слухом. Голос у него был ясный и звонкий и сохранился таким же до конца жизни. В 1956 году он записал себе в книжку «16 / 29 августа - престольный праздник в мужском монастыре г. Орлова, где с малых лет имел утешение в сей день помолиться». В этот день он вместе с другими ходил крестным ходом из монастыря к месту явления чудотворного Нерукотворного образа Спасителя, хранившегося в часовне, известной под названием «Спаса на болоте». «В детстве, - рассказывал владыка, - я чувствовал такую любовь к Богу, что не мог без слез слушать повествование о Страданиях Христовых. Однако я никогда не думал быть монахом и академиком, а только молился: «скажи мне, Господи, путь воньже пойду...»

«Славчик» или, как его называла бабушка, «Славушка», был болезненным мальчиком, поэтому, когда время пришло учиться, он не сразу попал в училище. Один купец, из почитателей отца Михаила, присылал в его дом своего сына в надежде на успех совместных занятий, но без присмотра дети вместо учения играли, и Вячеслава решили отдать в приготовительный класс духовного училища. Отличаясь слабым здоровьем он часто лежал в школьной больнице, но тем не менее, сдал все экзамены. Товарищи любили его за кроткий нрав, и он отвечал им тем же. Позже он вспоминал, что многие из них страдали от бедности, да еще бывали наказаны лишением обеда: тайком они умоляли добродушного повара: «Макеюшка, дай хлебушка!».

Летние каникулы Вячеслав проводил дома, в Орлове. Главным развлечением была рыбалка. Первое дело после сутолоки вятской бурсы - устроившись на корме отцовской лодки, половить рыбку в тишине раннего туманного утра, послушать шелест листвы, склонившейся над водой ивы, посмотреть на проплывающие мимо пароходы именитого вятского купца: «Тихон», «Гражданин» или «Малютка». Дома любимой игрой была игра «в пароходики», подражали гудкам местных кораблей. Любовь к пароходам осталась у владыки на всю жизнь.

«Трудно было возвращаться после праздников в интернат, нам не легко жилось, - вспоминал впоследствии владыка, - не хотелось возвращаться, на дорогу давали сласти, а там отнимали... Отец мой бедный был, карман пустой, голодно бывало. Одно утешение, когда давали в церкви вина церковного, просфорочку, или звали кадило подавать»... «Да не все идет гладко в жизни, - говаривал владыка, - нужно, чтобы было и горькое, как перец».

Вячеслав окончил Вятское Духовное училище, семинарию и Казанскую Духовную академию. В академии принял монашеский постриг с именем Владимир. 22 февраля 1898 года в неделю Православия в кафедральном Казанском соборе была совершена его хиротония в сан иеромонаха. «Никогда не думал сам, что так выйдет, - рассказывал владыка много лет спустя, - а вот хоть и недостойно, но приступаю к святому алтарю».

По окончании академии отправился в Сибирскую Бийскую Киргизскую Миссию Омской епархии. В 1901 году иеромонах Владимир назначен начальником миссии и возведен в сан архимандрита. Об этом проф. Карташев писал: «То было знамением тихому миссионеру, предвещавшим ему, вопреки исихастическому призванию, долгий жизненный путь на фоне великих и российских и мировых потрясений...». Отсюда его перевели настоятелем в Супрасльский монастырь. Сам владыка, уже в Ницце, вспоминал свою обитель: «Рай земной! Утром в 4 часа служба, затем послушания, а потом опять в церковь». В 1907 году архимандрит Владимир был рукоположен в епископа и назначен викарием в Гродненскую епархию. В день архиерейской хиротонии митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) при вручении архиерейского жезла сказал: «Возлюбленный брат. И ты ныне, в преддверии праздника Пятидесятницы, сопричтен к лику святительскому, восприняв через рукоположение архиерейское благодать епископского в Церкви Христовой служения». В этом звании в 1917 году он был направлен депутатом на Поместный собор Русской Православной Церкви в Москву. В Москве, в 1918 году, владыка узнал о расстреле в Орлове родного отца. Святейший Патриарх Тихон приезжал к владыке выразить свои соболезнования по случаю мученической кончины протоиерея Михаила.

По возвращении в Гродно епископ Владимир в 1918 году вступил в управление Гродненской и Холмской епархиями. В 1922 году он стал активным противником образования неканонической «Польской автокефальной церкви». Вскоре владыка был арестован и сослан в Дерманский монастырь на Волыни. В своем иерейском молитвослове он собственноручно записал: Вывезли из Гродно, как бунтаря, 8 янв. 1923 г., с жандармами, солдатами, полицией...». Указом патриарха Тихона заточенный епископ Владимир был возведен в сан архиепископа. На следующий год его выдворили из страны. Владыка прибыл в Прагу, откуда в 1925 году во Францию, где он вступил в управление викариатством Южной Франции с центром в Ницце. О своей высылке из Польши владыка говорил: «Как неисповедимы пути Божии! Я огорчался, что выслали меня из Польши, а потом вышло к лучшему. Тяжелые условия послужили мне к добру. Все Господь творит на пользу!».

Здесь архиепископ Владимир трудился более тридцати лет. Неоднократно отмечалось, что Ницца явилась как бы его уделом уже от рождения, пророчески, так как фамилия его была Тихоницкий. Это, казалось, случайное совпадение особенно горячо было воспринято верующими, среди которых он пользовался исключительной любовью. С первых лет своего пребывания в Ницце, в каждый воскресный и праздничный день, владыка обращался к прихожанам с поучением. Его одухотворенные, простые слова изливались живой беседой и глубоко трогали сердца слушателей. Получалось истинное духовное общение святителя с паствой. Он каждую неделю вел беседы в церковной библиотеке, разъясняя Евангелие и смысл церковных праздников. В страшные годы войны владыка не переставал произносить проникновенные поучения и речи. «Суд Божий тяготеет над нашей страждущей Родиной, да и над всем миром... Какая же причина его? Богоотступничество наше», - напишет владыка Владимир, призывая усугубить молитву о России.

В 1947 году архиепископ Владимир возведен в сан митрополита и назначен экзархом. В грамоте Константинопольского Патриарха говорилось: “Особливо ценя великие заслуги, оказанные Вашим весьма возлюбленным Преосвященством экзархату православных русских приходов в Западной Европе, равно как и преданность Матери Церкви, Мы с нашим святым и Святейшим Синодом определили почтить Вас титулом митрополита”. Отец Иоанн Меендорф говорил, что духовный опыт владыки, да и вся его жизнь были определены его литургическим предстоянием у Престола Божия и теми потоками благодати, которые, несомненно, на него изливались. В этом отношении духовная судьба владыки схожа с путем о. Иоанна Кронштадского. Скончался владыка в 1959 году и похоронен в крипте на русском кладбище под Парижем.16 На погребении святителя было сказано: «Жизненный путь митрополита Владимира был усеян трудностями, даже терзаниями. Только те, кто близко стоял к владыке, знают, сколько терзаний испытал он от различных осложнений в церковной жизни. Они истомляли его, подтачивали здоровье, но не ослабевал в нем дух кротости и любви к людям».

Святитель Владимир (Тихоницкий) был тем добрым пастырем, который, будучи сам кротким молитвенником и подвижником, с усердием заботился и о спасении душ своих пасомых, проповедуя Слово Божие. В 1961 году часть поучений владыки была издана в Париже. Протоиерей Александр Семенов Тян-Шанский в рецензии к этой книге писал: «В его словах поражает, прежде всего, сознание постоянного, живого присутствия всего спасительного промышления Божия о нас, всего того, о чем засвидетельствовано в книгах Ветхого и Нового Завета, в течение всего «времени Церкви» и всего того, что ожидает нас согласно пророчествам во времена апокалиптических свершений».

Волей Божией сейчас во Франции живут потомки родного брата владыки - Елпидифора Михайловича. В 2004 году, спустя год после канонизации в Вятской епархии отца митрополита Владимира - священномученика Михаила Тихоницкого, они передали Вятской епархии рукописи поучений митрополита Владимира. Это бесценное сокровище долгое время хранила у себя племянница владыки Марианна Елпидифоровна Дробот, урожденная Тихоницкая.

По благословению митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа вышло в свет второе, после 1961 г. и первое на его Родине, более полное издание «Поучений» великого светильника Церкви Божией. Предлагаемая вниманию читателя книга есть не что иное, как слово назидания, утешения и вразумления опытного пастыря.

Немало из того духовного наследства, которым щедро делился владыка Владимир со своей паствой, было заложено именно на Вятке. Истинная вера в Бога, любовь к Церкви и искренняя забота о людях - вот, что отличало митрополита Владимира. «С дней детства своего всегда тяготел я к дому Божию, - говорил владыка, - причем единственным желанием души моей было всецело посвятить себя на служение Господу Богу и Святому Достоянию Его».17 Это отражается в полной мере в его проповедях. «В храме стояще Славы Твоея, на небеси стояти мню».

 

 

 

Священник Андрей Дудин, зав. Вятским епархиальным архивом, 2005 г.

 

 

 

 

 1 Ф.Н. Глинка. Сон русского на чужбине // Чудное мгновение. М., 1988. С.76.

2 Слово под Новый год. // Слова и поучения блаженной памяти митрополита Владимира. Париж, 1961. С.25.

3 по данным книги: Митрополит Владимир. Святитель-молитвенник. Париж 1965. С. 5.

4 Иоанн Златоуст. Избранные творения. Собрание поучений. М., 1993. Кн. 2. С.492

5 Жданов. Некрасов. М.,1971. С.448.

6 ВЕВ 1870 №7 С. 141.

7 «священник Ижевской единоверческой церкви Михаил Тихоницкий, согласно его желания перемещен село Подрельское Орловского уезда» ВЕВ 1870 № 5. С. 100.

8 (ГАКО ф.237.оп. 70. ед.хр.ЮЗ.)

9 (ГАКО ф.237.оп. 70. ед.хр.1034.)

10 Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Творения. Дневник Т.2.М.,2002. С.256.

11 Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Творения. Дневник Т.2.М.,2002. С. 127.

12 Иоанн Златоуст. Избранные творения. Собрание поучений. М., 1993. Кн. 2. С.306

13 Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Творения. Дневник Т.2.М.,2002. С.425.

14 ГАКО ф.237.оп.70. ед. хр. 1038. л.133.

15 Метрическая книга с. Подрелье 1873г. лист 18 запись №40

16 Святители земли гродненской // «Православный вестник» 1998. №№ 1-6.

17 Из речи архимандрита Владимира при его наречении в епископский сан // Слова и поучения блаженной памяти митрополита Владимира. Париж, 1961. С. 19-20.

 

Стр. 4-10.

 

О СЛОВЕ БОЖИЕМ

Предметом наших бесед будет, как и прежде, Слово Божие, учение св. Церкви, жития святых, словом всё то, что составляет пищу духовную, хлеб небесный. Как без хлеба насущного человек голодает и может умереть, если не будет питаться, так голодает, черствеет и окаменевает наша душа без хлеба небесного - без молитвы и Слова Божия. Эта небесная пища обильно нам преподаётся в храме Божием: в богослужении, священных песнопениях, в священнодействиях, во св. Евангелии, в чтении апостольском, в поучениях, а также вот и в небогослужебных беседах. Отсюда ясно, как нам надо любить храм Божий, усердно посещать его и внимать всему, о чём в нём поётся и читается. Это и для спасения души полезно, да и для земной жизни нашей, ибо предохраняет нас от искушений и падений греховных и избавляет от всяких бед и зол.

Храм Божий есть для нас источник веры и благочестия, а Слово Божие - источник нашего счастья, радости и утешения. Но приступить к чтению Слова Божия нужно с благоговением и молитвою, чтобы его разуметь, а не из одной любознательности. Знать его, даже наизусть, не достаточно, надо ещё приложить к жизни. Ведь и бесы веруют в Бога и знают Писание, но это им не во спасение, они лишь искажают смысл его.

Когда дьявол искушал Христа после Его сорокадневного поста и поставил Его на крыле храма, он сказал Ему: «... бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнеши о камень ногою Твоею». Это из Писания, из Псалма 90, но дьявол намеренно упустил слова: «...Ангелом Своим заповесть о Тебе сохранити Тя во всех путех Твоих». А Христос ответил: «...паки писано есть: не искусиши Господа Бога твоего» (Мф.4, 6-7).

Также и в раю, искушая Еву, дьявол сказал: «подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» На самом деле, Господь заповедал вкушать от всякого дерева, кроме древа познания добра и зла. Искуситель нарочито исказил заповедь Божию, дабы вызвать Еву на разговор и уловить... Также и некоторые среди нас (сектанты) любят извлекать из Писания отдельные слова и толкуют их по-своему, не в связи с истинным смыслом всего текста.

Но мало читать и знать Слово Божие, надо его понимать и согласовывать с учением святой Церкви. Ведь святые отцы изъяснили это учение, были просвещены духом святым, имея долгий опыт молитвы и Богомыслия. Об этом пишет св. апостол Пётр в своём послании, говоря, что «...никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Пет.1, 20-21). Кроме того, нужно ещё приуготовлять и очищать свою душу, ум и сердце к принятию Слова Божия. Но как читать св. Евангелие?

Не как обыкновенную книгу. Перед чтением св. Евангелия в храме, священнослужители читают особую молитву о разумении его, «да похоти вся поправше, духовное жительство пройдем, и мудрствующе и деюще». Св. Иоанн Златоуст пишет, что, прежде чем взять в руки св. Евангелие, нужно их омыть и привести себя в порядок, и с молитвою приступить к чтению, а не как-нибудь лёжа или сидя. Жены в знак благоговения покрывают голову свою, а мужи снимают с головы своей покрывало.

В прошлое воскресенье мы слышали евангельскую притчу о Сеятеле. Не будем подробно останавливаться на объяснении её, а лишь обратим внимание на то, что когда упало зерно на добрую, благоприятную почву, то принесло плод в сто крат, шестьдесят и тридцать. А почему неодинаково?

Потому что это зависит от усилий и трудов сеятеля-земледельца; кто поусерднее поработает, тщательнее очистит и удобрит почву, тот больше и получит плодов. От нас самих, от наших усилий и трудов зависит очищение почвы - сердца от всякой скверны, терний греховных, травы сорной.

Христос сказал, что «...иже на добрей земли, сии суть, иже добрым сердцем и благим слышавше Слово, держат и плод творят в терпении» (Лк.8, 15). Именно нужны добрые, усердные труды, и тогда будут и добрые плоды, а они даются только терпением. Помните, Иоанн Предтеча говорил, призывая народ к покаянию: «Сотворите плоды достойные покаяния». Покаяния одного недостаточно. Нужны плоды его. «Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное: но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех» (Мф.7, 21). Оправданы будут пред Богом не слышатели Слова, а творцы его.

Итак, надо читать Слово Божие со вниманием, с молитвою, усердием и размышлением. И не только Слово Божие, но и жития святых, которые своим примером научат нас применять его к жизни. Нужно просить у них благодатной помощи, вспоминая их труды, чтобы, как и они очистились и сделались благодатными сосудами Духа Святого, так и нам помогли бы очиститься от страстей и достигнуть Царства Небесного. Аминь.

1936.

Стр.11-13.