Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Т.Барышникова-Гиттер в Рижском русском театре

Т.Барышникова-Гиттер в Рижском русском театре

Ювенальное кривосудие

Наталья Севидова

Вести Сегодня, 20.12.2013

объявило крестовый поход на детей, родителей, кровные связи и частную жизнь

На днях я получила по электронной почте рассылку от финского правозащитника Йохана Бекмана. Он сообщил о том, что у проживающей в Финляндии россиянки Виктории Исаевой местные социальные органы опеки принудительно изъяли двух малолетних детей. Такая практика широко распространена в Европе, особенно в отношении иммигрантов. Счет идет уже на тысячи детей, разлученных с родителями.

Вместо помощи — наказание

Жительница Петрозаводска Виктория замужем за гражданином Финляндии Теему Кутилу, семья живет в городке Лаппеенранта. Когда Вика была беременна вторым ребенком, к ним домой явились представители полиции безопасности и потребовали доказательств, что брак не фиктивный.

А когда после родов у Виктории началась анемия и она обратилась в местную социальную службу за помощью в уходе за детьми, ее сыновей (младшему годик, старшему — два года) без предъявления решения суда забрали и передали в семью финского пограничника. Викторию же вызвали на допрос в Службу безопасности и добивались от нее расторжения якобы фиктивного брака.

Виктория и ее супруг не могут обжаловать действия соцслужб, потому им не выдают никакого документа с решением об изъятии детей. Видеться с малышами им разрешают только два раза в месяц по два часа в присутствии надзирателя, причем для свиданий надо ехать в другой город. Понятно, что пособия на детей, весьма достойные в Финляндии, теперь тоже идут опекуну.

Йохан приложил к пресс–релизу и видеозаписи, где Виктория рассказывает свою историю.

Видео можно найти по этому адресу: http://youtu.be/h47h1mxJ3Qs.

Виктория стала очередной жертвой ювенальной юстиции, которая в странах Европейского союза заменила закон и право. В списке пострадавших от этой системы в разных странах — тысячи семей. В том числе из Латвии.

В списке жертв — и латвийцы

Леонид Райхман, в прошлом сопредседатель ЛКПЧ, ныне живет в Англии. Ему не раз приходилось оказывать правовую помощь соотечественникам, которые попали под удар ювенального правосудия (хотя вообще–то ничего общего с правосудием эта система не имеет). На недавней международной конференции по правам человека, которая прошла 8 декабря в Риге, Леонид рассказал, как пытался помочь бывшей рижанке, журналисту Лайле Брице, которая пять лет назад с дочерью переехала на жительство в Лондон. Там у нее родилась вторая дочь. Новорожденную у матери отобрали социальные службы. Лайла выходила на пикеты, к которым присоединялась ее старшая уже совершеннолетняя дочь Майя. Семья готова была даже разделиться, чтобы вернуть младшую дочь и сестру. Но Майе не разрешили взять на воспитание сестренку.

«Социальные службы понимали, что выросшая Катя не должна усомниться в том, что ее забрали по закону и в ее собственных интересах. Иначе она может подать в суд на социальные службы за разлучение с семьей.

Поэтому ребенка отдали в другую семью, сменив ей не только имя и фамилию, но и гражданство», — рассказал Леонид.

Лайла подала в Европейский суд по правам человека. Она ссылалась в своем иске на нарушение статьи 8 Европейской декларации прав человека: «Каждый имеет право на уважение его личной жизни», но суд жалобу не принял к рассмотрению. Кстати, Лайлу вынудили подписать обязательство о неразглашении обстоятельств ее дела. В противном случае против нее может быть возбуждено уголовное дело.

В июне этого года активисты Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) вместе с депутатом Европейского парламента Татьяной Жданок пикетировали здание посольства Голландии в Латвии в защиту гражданки ЛР Елены Антоновой, у которой голландские социальные службы отняли двух детей и поместили в приют. Там дети находятся уже больше года. Основание для «конфискации»: дети Антоновой плохо интегрированы в голландское общество, у них мало друзей, мама говорит с ними только по–русски и к тому же может с детьми вернуться на родину (в страну ЕС!).

А вот известному музыканту, выпускнику Московской консерватории Евгению Зойферту, ныне гражданину Голландии, правозащитнику удалось помочь вернуть десятилетнего сына.

Мальчуган, играя во дворе с друзьями, поджег мусор. Из–за этой мальчишеской шалости ребенка тут же забрали в приемную семью и подвергли обследованиям его психику и умственное развитие. Целый год мальчик не мог общаться с отцом даже по мобильному телефону и Интернету.

«Весь этот год мы стучались в различные департаменты, пока наконец сыну не разрешили вернуться к отцу», — рассказал Райхман. Можно представить, какую тяжелую психологическую травму голландские «опекуны» нанесли не только родителям, но и ребенку!

Мотивы «ювенальных репрессий»

Татьяна Жданок указывает на явную заинтересованность органов социальной опеки в карательной практике: эти учреждения получают большое госфинансирование и стараются оправдать свое существование. Есть информация, что за каждого изъятого ребенка сотрудникам органов опеки идут добавки к жалованью. Таким образом, система поощряет «охотиться» за детьми даже из вполне благополучных семей.

Есть своя выгода и у патронажных служб, которые сосут деньги из бюджета на содержание приютов и интернатов. И приемные семьи получают приличные пособия на содержание переданных им детей. По мнению некоторых аналитиков, это настоящий бизнес, и он не менее прибыльный, чем торговля наркотиками.

Не исключено, что в разрушении нормальных семей заинтересованы и однополые пары, которые жаждут заполучить на воспитание «готовых» деток — здоровых и с хорошей генетикой.

Был бы ребенок, а повод найдется

Государство с помощью ювенальной юстиции разрушает кровные связи, противопоставляя права ребенка правам родителей. Малейший недогляд за чадом, наказание за непослушание, которое надзирателям покажется чрезмерным, «не те» методы воспитания, фантазии ребенка или просто навет соседей могут сегодня стать поводом для вмешательства в жизнь семьи.

Рекордсменом здесь является Великобритания, где из пяти тысяч семей, в которых хотя бы один из супругов иммигрант, изъято 6,5 тысячи детей.

Под прикрытием приоритета прав ребенка во всей Европе происходит тотальное вмешательство в частную жизнь и разрушение института семьи.

— В Великобритании уже предлагаются законы, согласно которым каждый ребенок объявляется достоянием государства, — рассказывает Татьяна Жданок. — С рождения ребенку назначается персональный опекун, с которым он может делиться своими проблемами и жаловаться на родителей. А опекун вправе с помощью государственных органов «оградить» ребенка от «плохой» семьи.

Мечты большевиков сбываются!

— Покушение на автономность семьи в таких масштабах не производилось даже при тоталитарных режимах, — считает соратник Татьяны Юрий Петропавловский. Парадокс, что все это происходит в квазилиберальных государствах, но вполне сравнимо с большевистскими идеями обобществления жен и детей в молодой Советской России.

Кадры решают все!

Весьма интересен и кадровый состав института социальных опекунов. Их словно подбирают по определенным критериям: молодые, чаще бездетные, бессердечные, со стеклянными глазами, хамоватые, абсолютно равнодушные к детям, судьбы которых они вершат. С такими тремя особами столкнулась Татьяна Жданок, когда представляла интересы Елены Антоновой. С опекуншей точно такого пошиба пришлось иметь дело Григорию Пастернаку, чемпиону Украины по стрельбе, который получил гражданство Голландии. У него прекрасная семья, двое детей. Но в 15 лет дочь связалась с плохой компанией, забросила учебу. Родители пытались ее вразумить. Из чувства протеста, свойственного подросткам в таком возрасте, девушка позвонила в службу соцзащиты. Что она рассказала по телефону доверия, папа и мама не знают, но инспекция по делам несовершеннолетних инкриминировала им, что «они не обеспечили дочери права на индивидуальность». Зато это право девочке обеспечили органы соцопеки, изолировавшие ее от семьи: покупали ей сигареты, возили играть на игровых автоматах и… заставляли бесплатно работать в домах престарелых.

Григорий Пастернак был поражен, когда пришел на прием к сотруднице, которая занималась его дочерью: дама сидела развалившись, нога на ногу, в мини–юбке, беспрерывно курила, разговаривала грубо.

Точно с такими типажами вынуждена общаться во Франции актриса россиянка Наталья Захарова, которая тщетно борется за отнятую у нее дочь. Кстати, о всесилии ювенального карательного аппарата говорит тот факт, что Наталье не помогло заступничество ни французской прессы, ни российских дипломатов, ни даже президента Путина и двух президентов Франции — Миттерана и Саркози! Русская девочка выросла в чужой семье, в другой языковой и культурной среде. А с кем бы ей хотелось жить, ни судьи, ни представители бюрократической машины даже не поинтересовались.

Завтра могут прийти за вашим ребенком

Что это, как не преступление перед матерью и ребенком? И количество таких преступлений в Европе растет с каждым годом. Поэтому в мае этого года Европейский русский альянс по инициативе депутата ЕП Татьяны Жданок собрал круглый стол, куда были приглашены все заинтересованные стороны. В том числе и пострадавшие от действий государственных «надзирателей» за правами детей.

На круглом столе было решено создать сеть русскоязычных правозащитников, готовых встать на защиту родителей и детей, проживающих в странах ЕС. Первая цель этой сети — сбор как можно более полной информации о работе органов опеки и о потенциальных угрозах родителям–иностранцам в каждой стране Евросоюза. Следующий этап — создание информационного ресурса, и каждый, кто планирует переезд, сможет ознакомиться с правилами, касающимися ухода за ребенком, родительских прав и обязанностей в каждой конкретной стране. Налаживается сотрудничество с адвокатами, которые представляют интересы клиентов в делах против органов опеки.

Татьяна Жданок вместе с коллегами по Европарламенту из других стран, озабоченных ювенальным беспределом, создали специальную депутатскую группу, которая будет заниматься этими вопросами. «Если политики занялись этой темой, значит, лед тронулся», — считает Татьяна Жданок. Хотя до большого ледохода еще очень далеко. Ведь на платформе борьбы за и против вмешательства в частную жизнь на самом деле разворачивается борьба между сторонниками свободы личности и теми, кто добивается тотального контроля за всеми и каждым.