Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Хор Михаила Назарова

Хор Михаила Назарова

Круг жизни профессора Василия Ивановича Синайского

Наталия Синайская (Бельгия)

Предисловие. Введение

Еще в юности у меня возникла мысль описать жизнь моего отца. С этой целью я записывала его мысли, ходила слушать его лекции, как публичные, так и в университете, где была студенткой юридического факультета. Но весь этот материал остался в Риге. Вернулась к этой мысли я уже на склоне своих лет, по совету одного лица, но уже не располагая прежними материалами, а собрав по крупицам все, что нашла в архиве моего отца, вызвав к жизни воспоминания, как его собственные, так и мои и моей матери, а также других лиц, знавших его.

В Первой части я воспользовалась набросками собственных воспоминаний моего отца, написанных в Брюсселе и оставшихся незаконченными. Кроме того, для всего очерка я использовала имевшуюся в моем распоряжении информацию на русском и латышском языках, источники которой указаны в примечаниях.

Приношу свою глубокую благодарность за все указания, справки и сведения, которые мне любезно предоставили Dr. Д.А.Левицкий (США),  художник и искусствовед Е.Е.Климов (Канада), Dr. М.Э.Грин-Гартье (Шотландия), В.Ю.Дзелзитис-Шмидт (США), С.С.Набоков (Бельгия), Dr.Я.Еруманис (Бельгия), Dr. hab. Б.Ф.Инфантьев, Dr. hab. Ю.Л.Францман, М.В.Салтупе (Латвия) и др., разрешив мне воспользоваться нужными источниками,  поделившись своими воспоминаниями, а также помогая мне в издании этой книги.

С детства я была дружна с моим отцом, относившимся ко мне не как взрослый к ребенку, а как равный. Он делился со мной своими интересами, рассказывал мне в доступной для ребенка форме о своей научной работе, прививал мне вкус к искусству и к художественной литературе. Не умея еще читать, я уже знала наизусть сказки Пушкина, которые декламировала, держа книгу наоборот. Когда мне было 8-9 лет, мы вместе читали "Рустема и Зораба" в переводе Жуковского, "Рыцаря в тигровой шкуре", "Иллиаду" и "Одиссею", "Энеиду", а немного позднее научный труд Элизе Реклю "Человек и земля". Причем отец учил меня методически записывать поучительное - в форме конспекта или синтеза. Он прививал мне также интерес и вкус к искусству, посещал со мной музеи и выставки (в 7-8 лет), привозил мне из Парижа коллекции художественных открыток из Лувра и книги из Музея Родэн ( тогда мне было 11 лет). Делал он это не только с целью дать мне общее развитие и образование, но и научить меня увлекаться разными сферами знания и культуры. Он говорил, что ч­еловек должен иметь несколько корешков в жизни, на случай, если один из них оборвется - не остаться вообще без корней (dracin), т. е. не выпасть из жизни, не потерять интереса и любви к ней, не чувствовать себя "лишним человеком".

            Моя привязанность к отцу, образовавшаяся с детства, не прекратилась и с его уходом из этого мира, и я верю и интуитивно чувствую, что его "сознание, лишенное бренного тела" (1), продолжает жить в иной сфере, пока недоступной для моего закрытого сознания. Невидимая антенна соединяет меня и с моей дорогой покойной матерью, с которой мы прожили вместе долгие годы в ладу и согласии.

            Этот опыт жизнеописания, овеянного воспоминаниями, лишь скромная дань благодарной памяти о моих дорогих родителях, давших мне больше - чем жизнь, воспитавших во мне широкий и глубокий кругозор, способность целеустремленно воспринимать мир, не поддаваясь ни хандре, ни скуке, ни эгоцентризму; способность, вызывающую во мне ощущение радости и счастья, независимо от внешних обстоятельств, далеко не всегда благоприятных.

Наталия Синайская

..."Жизнь" вещал, власть круга
дивно слив
со властию двух крестных
черт победной
Египетский святой иероглиф !

Вячеслав Иванов (2)

ВВЕДЕНИЕ

Зачем писать воспоминания? На этот неизбежный вопрос мы находим ответ у мудрого поэта Вячеслава Иванова, который "учит воспоминать" (3). Действительно, в тематике его творчества мотиву памяти уделено значительное место. Так, в стихах "Вечная память" он выражает такую мысль:

Над смертью вечно торжествует,
В ком память вечная живет. (4)

Иными словами, память - это свидетельство любви, воскрешающей ушедших. По мысли поэта "память ... осуществляет общение не только живых с живыми, но и живых с умершими ..., единство человечества. Ушедшие из жизни продолжают в ней участвовать:

Так сонм отошедших, сонм бесплотный В живых и мыслит, и поет.

В.Иванов. "человек" (5).

Для поэта, память - это залог бессмертия. Он повторяет это во всех своих книгах лирики, включая и "Свет вечерний" (6).                                                                                              

Вспоминая пройденный путь ушедшего, невольно задаешь себе вопрос, как он сам представлял себе жизнь.                                                                                     

У каждого размышляющего человека, определение жизни связано с каким-нибудь образом, нередко с течением "реки времен". Не случайно в словосочетаниях с жизнью и временем употребляется глагол  "течь", например, "текут годы и века, текут дни за днями, течение времени, течение жизни, время течет быстро, жизнь течет нормально" и т.п.

            Так Василий Иванович, занимавшийся в свободные часы живописью (его хобби), на одной из своих акварелей запечатлел себя в старости, повернутым спиной к зрителю. Он смотрит на прожитую жизнь, представленную им в образе кругообразной водной поверхности, окруженной высокой травой и деревьями. Сквозь них просвечивает дом, с единственным выходом направо в виде вытекающего, суживающегося ручья. Выводит он человека к последнему, оставшемуся выходу в бесконечность.

Египетский иероглиф изображает "жизнь" в виде двух перекладин креста (пространство) в соединении с кругом (время), т.е. тем отрезком времени, который предстоит пройти человеку между небытием и вечностью. Наподобие этого иероглифа жизнь Василию Ивановичу представлялась в форме круга, вписанного в круг всей природы, в великий круг Мироздания. Это космическое мироощущение подтверждается в его рукописном эссе "Мой день", где он выражает свои мысли о Времени и Пространстве.  Приведу из него три отрывка:                                                                                 

II

<..>

4. Больше человека - все явленное в мире, как целое, делимое во времени и пространстве.

5. Время есть начало, познаваемое каждый раз через движение.

6. Пространство есть конец (предел), познаваемый через покой.

7. Пространство (покой) изменяется через движение, последнее стремится к покою - пространству.

8. Движение, выявляемое во времени, определяется пространством.

9. Движение есть изменение: все в космическом изменяется.

10. Изменяются и пространства во времени.

11. Слова: "мой день" в пространстве и времени  выражают меня как меняющуюся пространственную частичку в целом, явленном, космическом. Эта частичка - я в целом и целое в этой частичке, пока длятся мои дни.

III

<..>

5. Время - движение не имеет конца, ибо всякий конец во времени есть одновременно начало. Поэтому оно бесконечно.

6. Пространство, хотя имеет начало во времени, но само по себе как предел (покой) всегда конечно.

7. Все сущее - явленное - конечно. <..>

9. Смерть есть великий покой (пространство). Жизнь есть великое движение - время.

IV

<..>

5. Мал ли или велик человек, всякий человек имеет свой космос.

6. Величина человеческого космоса определяется величиною всего целого, космического (явленного) включаемого в мое. Я, как частичка в моем космосе, есть также я в целом, во всем космосе, - пространственно бывшем, настоящем, будущем. <..>

8. <..> Я в целом, целое во мне" (7).

Однако не только в философском плане, но и в индивидуальной судьбе моего отца, осуществлялось кругообразное движение во времени и пространстве. Так, Провиденье привело его дважды в Прибалтику (в юности и в зрелом возрасте) и дважды в Бельгию (в молодости и в старости). Родившись в России, при Александре II, и пережив за 73 года своей жизни трех императоров, три войны, две революции, гражданскую войну, бесчетное число государственных переворотов и две эмиграции, он скончался в 1949 году в гостеприимной Бельгии в ядерную эпоху.  Но, выражаясь словами поэта:

Счастлив, кто посетил сей мир

в его минуты роковые...

Ф.Тютчев. "Цицерон".

Эти Воспоминания - скромный вклад в "Общую копилку памяти".