Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

На выпускном экзамене по физике, 1927 год

На выпускном экзамене по физике, 1927 год

ЮБИЛЕЙ А.А.ЗАВАРИНОЙ - ВИДНОГО ИССЛЕДОВА РУССКОГО СТАРООБРЯДЧЕСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЛТВИИ

Поморский вестник, 2008, №21

 

15 марта 2008 года исполнилось 80 лет этнографу, доктору истории Антонине Александровне Завариной. Юбиляр - признанный исследователь, посвя­тившая многие годы жизни изучению истории рус­ских Латвии. Её книга и многие статьи по истории, культуре и быту старообрядцев Латвии, основан­ные на обширных документальных материалах, представляли несомненный интерес для историче­ской науки и старообрядческой общественности Латвии.

А.А.Заварина родилась 15 марта 1928 года в Ярос­лавской области, уже с 1929 года семья жила в Ле­нинграде. Там и прошло ее детство, вплоть до нача­ла войны. С 1941 по 1945 гг. семья находилась в эва­куации в городе Ишиме, Омской области. После во­йны отец перешел на финансовую службу в Лат­вию и семья переехала в Ригу. С этого времени вся жизнь Антонины Александровны - учеба, работа и семья связаны с нашей республикой. После оконча­ния исторического факультета Латвийского уни­верситета она была принята в качестве научного сотрудника на работу в Институт этнографии и фольклора Академии наук Латвии, а с 1952 по 1955 год она продолжает подготовку к научной работе в аспирантуре Института этнографии им. Миклухи-Маклая в Москве.

В 1956 году успешно защитила диссертацию на звание кандидата исторических наук по теме: «Семья и семейный быт русского старожильческого (читай - старообрядческого населения Латгалии  второй половине XIX - начале XX в.»

Избранному научному  пути А.А.Заварина осталась верна на на все последующие годы. После окончания аспирантуры работала научным сотрудником, затем начальником отдела в Центральном государственном историческом архиве Латв.ССР, где продолжала сбор и изучение документов по истории и культуре старообрядцев в Латвии. В 1963 году она переходит на работу в Институт истории Академии наук. В 1986 году вышла её монография: «Русское население восточной Латвии во второй половине XIX - и в  начале ХХ века» (246 стр.). В исторических и этнографических сборниках регулярно печатались ее научные статьи, посвященные вопросам истории и этнографии старообрядцев Латвии.

Интерес Антонины Александровны к истории и культуре русского населения Латвии понятен. Ведь волей судьбы она сама оказалась принадлежащей к этой части населения. Но выбор в качестве объекта изучения именно старообрядческой части русского населения Латвии был не случаен: старообрядцы самая значительная часть русского населения. Существенное значение имело и давность проживания староверов в Латвии. Особенно важным обстоятельством было своеобразие их религиозных убеждений, строго регламентировавших основные сферы жизни и быта старообрядческого населения. Это способствовало сохранению давних традиций, что представляет большой интерес для этнографа.

Работы А.А.Завариной дают ответ на все основные вопросы истории и культуры старообрядцев Латвии. Представлено формирование русского старорожильческого населения на протяжении столетий в связи с событиями в России и обстановкой в Латвии. Показано социально-экономическое положение и хозяйство - земледелие и животноводство, орудия и навыки труда. Подробно описаны материальная культура, жилище, одежда, пища. Представленные документальные материалы позволили сделать вывод о происхождении основной массы старообрядцев Латвии из западно-русского регио­на, преимущественно - Псковского и Новгородско­го края. В таком широком и комплексном культурно-­историческом аспекте старообрядческое население Латвии в научной литературе было представлено впервые.

Ценность публикаций Антонины Александров­ны определяется, в первую очередь, тем, что осно­вой их является обширная и серьезная докумен­тальная база. Проведены годы за изучением архи­вов не только в Латвии, но и в Москве, Ленинграде, в Литве, Белоруссии и Эстонии. Второй важный круг источников - этнографические полевые мате­риалы. А.А.Заварина в течение многих лет совер­шала регулярные поездки по Латгалии, посетила все основные места поселений старообрядцев. По исследовательской программе составленные поле­вые записи - воспоминания старожилов, описание их быта и традиций - хранятся в архиве Отдела эт­нографии и этнологии Института истории Латвии и эти данные представляют особую ценность для будущих поколений исследователей.

Исследования и публикации А.Завариной внесли новое качество в представлении о старообрядцах - неотъемлемой части населения Латвии. Это было обеспечено не только глубоким знанием истории и изучаемых вопросов, но и особой целенаправленностью, точностью и ответственностью при интерпретации архивных документов. В 1993 году за научно - исследовательскую работу Антонине Александровне Завариной была присуждена ученая степень доктора исторических наук Латвии.

Интерес к научной работе и к теме исследования Антонина Александровна сохранила и после ухода на пенсию в 1993 году. С привлечением новых архивных данных был подготовлен ряд научных статей и публикаций в периодической печати, касающихся истории и культуры русского населения Латвии. Поздравляем Антонину Александровну с юбилеем, желаем силы, выдержки и здоровья в последующие годы!

Линда Думпе,

доктор исторических наук


 

ОПЕРЕДИВШАЯ ВРЕМЯ


Нам не дано предугадать,

Как наше слово отзовется, -

И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать.

(Ф. Тютчев)

...Это было, кажется, в 1988 году. Будучи в Риге по делам, я по привычке заглянула в знакомый буки­нистический магазин на ул. Тербатас. Там часто можно было найти тогда еще сравнительно недоро­гие книги по истории искусства.

На этот раз ничего подходящего для меня не ока­залось. Уже собравшись уходить, я заметила на полке небольшую темно-зеленую книгу с крупны­ми белыми буквами на обложке: «А.А. Заварина. РУССКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ВОСТОЧНОЙ ЛАТВИИ во второй половине XIX - начале XX века». Взгля­нув на титульный лист (Академия Наук Латвий­ской ССР. Институт истории...), увидела совсем «свежий» год издания - 1986. Подумала, что кто-то ошибся, ожидая найти в этой книге что-то для себя, и сдал букинисту. Наскоро пролистав, я несколько раз встретила слова «старообрядцы», фотографии старых бревенчатых построек, наконец, чертежи выкроек сарафанов и купила книгу.

Уже дома я рассмотрела ее поподробнее, задержа­лась на одном из последних разделов о традиционной пище русских старожилов Латгалии (гуща, панцак, крупеня, топленка, затирка...) Слова эти были мне знакомы с детства, хотя не все из десятков перечисленных блюд готовили в нашем доме.

Моя, тогда 80-летняя, матушка с интересом прослушала меня, поправив кое-где ударение, и пустилась  в воспоминания о кушаньях своего детства. Потом мы вместе заглянули в раздел о сельскохозяйственных орудиях и посетовали, что нет уже с нами нашего Никанора Ивановича, для которого земледелие полвека было главным делом жизни. Он бы и первую главу - «Формирование русского старожильческого населения в Латгале» проштудировал бы основательно - вопросы прародины наших староверов его занимали всегда...

Потом настали «крутые времена» рубежа 80-90 годов, и книга А. А. Завариной терпеливо стояла на полке среди других наших книг по истории культуре. Однако, через несколько лет пришло время всплеска национально-религиозного сознания - и у старообрядцев в том числе. Я в те годы работала во 2-й средней школе г.Екабпилса. Многим и тогда было известно, что староверы были в числе с основателей этого города в XVII веке, а наша школа выросла на базе старообрядческого училища (1906).

Однако, у учителей, учеников и их родителей возникла потребность знать больше и о самом старообрядчестве и об истории местных староверов. Проходили лекции, встречи, вечера с показом деталей костюмов, дегустацией традиционных давно забытых в нестароверской среде. а также ознакомление - возрождение святочных и пасхальных традиций. Оказалось, что знаний отдельных старых людей для создания связного (системного) представления о таком сложном явлении, как латвийское староверие, уже недостаточно...

И тогда мы вновь вспомнили о книге Антонины Александровны. Настало ее время!

К счастью, уже стали доступны копировальные машины, хотя первое время, знаю, какие-то мате­риалы переписывались и от руки. И не только в одной школе. В Межарской сельской основной шко­ле, где почти все дети тогда были рождены в старо­обрядческих семьях, как-то «прознали» об этой кни­ге и выпросили ее на время. Вскоре мы побывали там на тематическом мероприятии и увидели на стендах и в папках размноженные тексты и пере­рисованные чертежи кроя сарафанов, рецепты блюд и фотографии наиболее типичных старовер­ских домов своей округи.

Погостила эта книга и в нескольких школах Ли­ванского края. Обозначив темы и направления ис­следований, она помогала поиску и собиранию вос­поминаний, вещей, фотографий и разных старо­верских «раритетов». Не случайно на различных конкурсах ученических работ регулярно отмечают посвященные их старорусским корням сочинения учащихся 2-й Ливанской школы, где, к тому же, есть небольшой интересный музей «Русской стари­ны», руководимый В.Ф. Ивановой...

Так что попавший мне в руки экземпляр порабо­тал и продолжает быть востребованным. Всего же тираж этой, в сущности, энциклопедии этнографии латгальского старообрядчества - 1260 экземпляров. Фактически, теперь это уже библиографическая редкость.

Еще раз перелистаем эту зеленую книгу.

Из вступления становится ясно, что материал для нее историк собирала несколько лет - и не только в Латгале, но и в соседних с ней районах России и Бе­лоруссии, «перелопатила» архивы и проработала много литературы - исторической, этнографической, языковедческой и т.д. Темой её работы была большая этнографическая проблема: проследить путь развития отдельной этнонациональной группы (бежавших из России "раскольников"), вынужденно оторванной от своего народа и попавшей в окружение инонациональной среды. Антонина Александровна в те времена могла исследовать только развитие одной области культуры - материальной (сельское хозяйство, орудия труда, жилища, одежда, пища). Ясно, что изучение духовной литературы староверов государством не финансировалось. И все же автор не раз и не два отмечает и даже подчеркивает роль религиозных воззрений и старообрядческой церкви в сохранении самобытности этой этнической группы.

«Пытаясь сохранить «в чистоте» не только свои религиозные воззрения, но и весь жизненный уклад, традиционную культуру, они (...) оказались в течение сравнительно длительного периода времени в условиях (...) изоляции. Эти стороны жизни оказались как бы законсервированными, огражденными от внешних воздействий, вследствие чего старообрядцы дольше, чем, например, православные русские крестьяне на их родине, сохранили свои исконные, традиционные формы культуры» (стр. 4).

Глава 1 посвящена последствиям религиозного Раскола XVII века в России и тому, как в XVIII  веке шло формирование русского населения в Латгалии. «Особенно интенсивно в начале XVIII века происходил рост русского населения в Иллукстском уезде Курляндской губернии и сопределных уездах Литвы». (...) Позже «наибольшее число русских деревень было сосредоточено в Динабургском старостве»...(стр.18 и 19)... «Инвентари латгальских имений позволяют заключить, что основные центры русского населения Латгале, которые существуют и в настоящее время, сформировались уже к 60-м гг. XVIII века” (стр. 20). Изучение многих документальных материалов уже показывает, что основная масса будущих старожилов Латвии бежала из пределов, прежде всего, Новгородскской и Псковской губерний, частично - Смоленской и Тверской.

Эти выводы шаг за шагом будут подтверждать материалы главы 3 (Земледелие. Сельскохозяйственные орудия. Животноводство) и главы «Материальная культура русского населения  Латгале (Жилище. Одежда. Пища.) Изучение приемов и орудий труда, их специфических названий, строительных терминов, предметов одежды, наименований их отдельных частей и т.д. - все свидетельствовало о вышеуказанных истоках старорусского населения Латгалии. При этом автор не  раз подчеркивает существование лексических и других отличий между староверами и сравнительно малочисленными православными старожилами Латгале, скажем, в вариантах жилищного комплекса, его названий, а также в одежде и т.д.(у староверов: "клеть", а там - амбар, или "пуня" - сенной сарай. Работа коснулась и некоторых наиболее распространенных запретов в старообрядчестве, часть которых сохраняется и по сей день.

Проводя неоднократные сравнения той или иной области материальной культуры русских старове­ров и их соседей - латышей (латгальцев), белорусов, поляков и немцев, Антонина Александровна делает вывод, относящийся к изучаемому периоду (нач.ХХ века) : «Обогащение культуры русских старожилов Латгале за счет культуры соседей... было незначи­тельным. При этом новые, заимствованные элемен­ты, как и элементы городской культуры, не вытес­няли старых, традиционных, а сосуществовали с ними» (стр.238).

В заключении А.А. Заварина приходит к основно­му выводу: «Сохранив в основном свою традицион­ную материальную и духовную культуру, свой язык и свое национальное самосознание, пришельцы, таким образом, в условиях феодального, а затем и капиталистического строя не изменили своей этни­ческой судьбы. Это (...) свидетельствует о стойкости культурных традиций даже тогда, когда изменяют­ся условия, их породившие» (стр.238).

Так что эта небольшая книга (246 стр.), имеющая подзаголовок: «Историко - этнографический очерк», до сих пор является единственным серьезным си­стематическим исследованием этногенеза и многих сторон этнографии староверов Латвии. Жаль, что исследования традиционного жилища тогда не кос­нулись деревянной резьбы, а изучение быта и одеж­ды - бесчисленных рукоделий и их особенностей. Сорок лет назад еще живы были мастера и мастери­цы, которые могли бы многое порассказать об узо­рах как по дереву, так и на полотне! Десятки тысяч прабабушкиных рушников и дедовских налични­ков с тех пор ушли в небытие. Тут нет вины уважа­емой Антонины Александровны. Такие были вре­мена, такой был «госзаказ». Автор и так, вопреки требованиям своего времени, не ссылается на «клас­сиков марксизма», не сводит все вопросы к социально-классовым отношениям и уж, конечно, не считает староверов «темными фанатиками» (как еще до сих пор можно встретить в некоторых рос­сийских изданиях).

Со времени работы А.А. Завариной в Латгалии прошло около трех десятков лет... Темп жизни и перемен во всех ее проявлениях необычайно ускорился. Не обошли эти перемены и старожильческое русское население Латгалии. И все же именно в самые первые годы XXI века в обиход, в т.ч. и официальный, прочно вошло понятие: «этно-конфессиональная общность староверов Латвии». В сущности, это и было доказано А.А.Завариной в ее книге.

Деятельность старообрядческого общества «Беловодие», целью которого является изучение и популяризация еще уцелевшего культурно-исторического наследия русских старожилов Латгалии, смеем надеяться, в какой-то степени продолжает работы Антонины Александровны. Это ведь так интересно пройтись по описанным ею десяткам старых русских поселений (например: Слутишки, Гравери, Ковалево, Пантелишки, Рачино и др. Но мы не только сравниваем. По мере сил, мы пытаемся обследовать древние старообрядческие кладбища, где покоятся поколения тех, чью судьбу, труды и быт исследовала Антонина Александровна. Популяризируя древнее мемориальное искусство, мы способствуем сохранению исторических памятников староверия. По пути фотографируем еще сохранившиеся старые русские постройки, определяя их тип по материалам этой же книги. И, конечно же, собираем фотографии лучших образцов русской дереревянной резьбы, ныне столь ценимой...

Со времени начала «эпохи» старообрядческих конференций в Латвии мы все надеялись встретить саму Антонину Александровну. В 2004 году на Международной конференции в Риге в Доме Науки это, наконец, случилось. И мы смогли высказать нашу общую признательность этой милой и скромной женщине.

С юбилеем Вас, дорогая Антонина Александровна! Низкий поклон за труды, посвященные русским старожилам Латвии!

Зиновия ЗИМОВА,

общество «Беловодие»

Фото из архива автора.


 

ЧЕСТВОВАНИЕ ЮБИЛЯРА

По случаю 80-летия Антонины Александровны Завариной Старообрядческое общество Латвии устроило торжественное чествование юбиляра, на котором присутствовало немало бывших коллег по научной работе в Академии наук, представители старообрядческих обществ, историки.

Открыл торжества председатель Правления Ста­рообрядческого общества Латвии Илларион Ива­нов. Он поблагодарил Антонину Александровну, что согласилась, позволила организовать это скромное мероприятие по случаю своего славного юбилея.

«Мы, русские, в т.ч. и староверы в долгу перед Вами, Антонина Александровна и, наверно, не оценили пока по достоинству Ваш труд, Ваши заслуги в исследовании материальной культуры и истории русских Латвии».

Ил.Иванов пожелал юбиляру крепкого здоровья, новых исследований и публикаций по истории и культуре латвийских русских. 

С теплыми словами и добрыми пожеланиями обратилась к Антонине Александровне Завариной бывшая многолетняя руководитель сектора этнографии Академии наук Латвии, доктор исторических наук Линда Думпе; академик, доктор истори­ческих наук Янис Берзиньш; доктора истории Эрик Жагарс и Арнольд Подмазов, а также доктор исто­рических наук Илга Апине. Поздравили юбиляра председатель Совета Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины Валентин Смертьев, ру­ководители староверческого общества «Беловодие» Валерий Плотников и Зиновея Зимова, предприниматели Александр Иванов и Александр Гришулёнок и другие.

Все присутствующие на торжестве желали Антонине Александровне доброго здоровья, терпения, жизненных сил и творческих успехов.

Илларион Иванов

Фото Н.Иванова