Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Выпускницы ЛГУ разных лет

Выпускницы ЛГУ разных лет

БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК О ЖИЗНИ ПРОТОИЕРЕЯ ДМИТРИЯ ГРИГОРЬЕВА

Ирина Евсикова (США)

В Зарубежье  вообще,  а в плавильном котле Соединенных Штатов  особенно, трудно бывает сохранить свою  этническую самобытность.  О. Дмитрий родился в Англии, несколько детских лет провел в Японии, школьные юношеские годы прошли в Латвии,потом  в Австралии и, наконец, США , где он прожил более 60-ти лет, оставаясь русским в самом высоком смысле этого понятия. Он говорил на прекрасном русском языке, он учился и потом был профессором русского языка и литературы в самых престижных американских университетах, он был глубоким православным философом и чутким священником с  чистой, открытой  душой. В религии и в повседневной жизни он придерживался  широких  взглядов, не зашоривался от реалий, во всем  старался находить, как он сам говорил, среднюю линию. Впервые в России, а точнее в Советском Союзе, он оказался в 1965-м году с группой студентов Джорджтаунского университета. Потом он бывал  там каждый год, иногда и  чаще, когда стал священником  православной церкви в Америке. Заметьте, американская автокефалия, несмотря на его глубокую русскость,  была ему гораздо ближе чем Зарубежная церковь, политизированная, бескомпромиссная, живущая вчерашним днем. О. Дмитрий верил  в объединение всех русских православных под единым  патриаршим амофором. Он дожил до этих дней.

Протоиерей Дмитрий Григорьев (в России митрофорный протоиерей) появился на свет 14 мая 1919 года в  Англии, в русской православной интеллигентной семье.  Его отец  Дмитрий  Дмитриевич Григорьев в разное время своей жизни был вице – губернатором Архангельска, губернатором Сахалина и членом правления Российского Красного Креста.  С Ольгой  Александровной  Пресняковой,  матерью о. Дмитрия,  он познакомился в Архангельске в доме  ее отца, окружного судьи Преснякова. Они полюбили друг друга с первого взгляда и вскоре поженились.  Через две недели после рождения сына, нареченного Дмитрием, они отправились из Англии в Ригу – столицу Латвии, где и поселились вместе с другими родственниками. С ранних лет родители брали мальчика в церковь. Уже в семилетнем возрасте Дмитрий прислуживал в алтаре, был усердным молитвенником,  добросовестным  прислужником.

В 1932 году скоропостижно от инсульта скончался Григорьев старший, известный  в Риге председатель общества эмигрантов. После смерти кормильца Ольге Александровне было особенно тяжело , в том числе и материально.  Дмитрию тогда было 13 лет.

У мальчика были разносторонние интересы: он много читал, мечтал стать морским офицером,плавать в далеких морях, мечтал стать артистом: заучивал и декламировал стихи А. Блока, А. Пушкина, Ю.Лермонтова. После окончания Ломоносовской гимназии, весьма уважаемого в Риге учебного  заведения, он поступил в Православный богословский институт. Он учился и работал. Надо было  поддерживать мать и сестру материально, и Дмитрий поступил  рассыльным  в русскоязычную Рижскую газету «Сегодня».  Способного, воспитанного молодого человека в редакции быстро заметили, ему стали давать сначала небольшие, потом более серьезные репортерские задания. В то же самое время молодой Григорьев увлекся театром, и в  Рижском русском драматическом театре ему поручали небольшие эпизодические роли.

Мир стоял на пороге  Второй мировой войны. В Латвию  вошли советские войска, комиссары НКВД начали вербовать молодежь, выявлять своих союзников и противников. Он никак не подходил к числу союзников,  был сыном белого офицера, личного друга и сподвижника адмирала А.В. Колчака,  воспитанным на неприятии коммунистической  идеологии, верующим в Бога  и к тому же Британским гражданином. В городе начались аресты инакомыслящих. Британский паспорт, тщательно хранимый Ольгой Александровной, уберег его от ссылки в Сибирь или  расстрела,  дал возможность  вместе с другими английскими подданными выехать из страны.  Так он навсегда оказался разлучен с матерью и сестрой Тамарой.     

Две недели их поезд шел из Риги через Москву во Владивосток,  а оттуда  пароходом  их переправили в Австралию.  

В сороковых годах двадцатого века в Австралии было довольно много русских эмигрантов.  В Брисбойне, где оказался Дмитрий Григорьев, была и православная церковь, и русский театр  и  молодежь. У него снова появилась возможность прислуживать в церкви, играть в театре, много читать , а также приходилось много и тяжело работать. Ночами он работал на мясокомбинате, таскал тяжелые замороженные туши,  потом в конторе австралийских железных дорог. Перед молодым человеком открывались разные возможности,  но он предпочел место стюарта в английском торговом флоте, хотя как известно, плавать на хлипких судах  «Либерти» было весьма опасно, шла Вторая мировая война.

В 1945 году Дмитрий Григогрьев оказался в Нью–Йорке, откуда начался американский период его жизни. У молодого человека был план получить хорошее образование, служить в церкви, встретиться с горячо любимой мамой и сестрой.  Он  прекрасно сознавал, что не может вернуться в Советский Союз, а советские власти всячески противодействовали выезду  Ольги Александровны и Тамары из Риги. Куда он только не обращался.  Оставалась только переписка и вера в чудо воссоединения семьи Его письма к матери, полные любви, надежды, утешения раскрывают всю степень его душевных мук. Его сестра Тамара умерла в 1948-м году, простудилась на тяжелых работах в послевоенной Латвии.  Ольга Александровна скончалась десять лет спустя в 1958-м так и не увидав сына. Она хранила все письма Дмитрия к ней, он получил их из Риги после смерти матери и сложил вместе с ее письмами к нему. В одном из писем к Ольге Александровне он писал: «Я мечтаю встретить женщину, которую по-настоящему полюблю и которая станет моей женой». Такую  женщину он встретил в Монтерее в Калифорнии, где тогда жил и работал, в доме своих друзей.  Галина Владимировна приехала к ним в гости из Новой  Зеландии, где она жила с родителями.  Красивая, обаятельная, живая, артистичная  молодая женщина сразу вошла в его жизнь. Их многое объединяло: она тоже была родом из Прибалтики, правда из Эстонии, тяготела к театру,  сама участвовала в спектаклях и концертах, любила петь, играла на гитаре. И еще одно очень важное для него обстоятельство: была верующей, любила церковь и церковное пение. На третий день их знакомства он сделал Галине Владимировне предложение. Они прожили вместе 38  счастливых лет, над ними всегда светился нимб любви. Их венчал в Нью-Йорке отец Александр Шмеман, из Дневников которого мы узнаем:  Понедельник. 24 января 1980. Преуютный ужин у Григорьевых, где я ночую. С годами все больше и больше ценю  «бескорыстную»  дружбу- то есть такую, которая основана не на «делах», или «идеях», а на «хорошо» быть вместе.

Все устремления отца Дмитрия были направлены на получение образования и служение  православной церкви и людям. Он получил диплом магистра русского языка и лингвистики в Йельском университете, степень доктора филоcофии в Пенсильванском университете, завершил духовное образование в Свято-Владимировской Академии. Отец Дмитрий преподавал в Монтерее, в Сан–Франциско, в Колумбийском  университете в  Нью -Йорке и 35 лет был профессором и заведовал  отделением  славистики Джорджтаунского университета в Вашингтоне, откуда ушел в отставку заслуженным профессором Он всегда с удовольствием учился новому, с сердечной радостью общался с людьми, ездил на международные научные и религиозные конференции, писал  доклады и статьи о творчестве  А.С. Пушкина, Ф.М. Достоеского, Л.Н.Толстого. Но самым главным делом жизни считал миссионерство и проповедь веры православной. Об этом известно из дневника  о. Дмитрия, об этом свидетельствуют его друзья. В. Крупич – приятель по Пенсильванскому университету вспоминает: «Приближается воскресение, мы строим планы отдыха и развлечений. Дима присоединяется к нам только после церкви. Он не может радоваться без литургии, без полной отдачи себя церковному служению. Путь  от мирянина до священника был долог и труден,  измерялся десятилетиями духовного образования и совершенствования. Священником Дмитрий Григорьев стал в 50 лет, сначала ключарем Свято-Николаевского собора православной церкви в Вашингтоне, потом его настоятелем.

Казалось бы он многое успел сделать для собора и его прихожан. Огромные силы были направлены на художественную роспись храма, невозможно сосчитать всех обращенных им в православие.  Он оставил  нам свои статьи и проповеди, и две книги «Достоевский и Церковь»  и «От Древнего Валаама до Нового Света».  О книге «Достоевский  и Церковь» российский профессор и вице-президент Международного общества  Достоевского Владимир Захаров написал: «Книга профессора русского языка и литературы  и священника Д.Григорьева заметно выделяется среди многих исследований о религиозности Ф.М. Достоевского, его христианском миропонимании, его  отношении к православию, к иным христианским и нехристианским учениям. Он раскрывает интимную, глубоко личную сторону жизни и творчества Достоевского. Книга Д. Григорьева вобрала в себя пророчества Достоевского, трагедию России, подвижническое служение русских изгнанников тому, что объединяет и объединит  Россию, Европу и США».

Церковное служение отца Дмитрия тоже выходило далеко за пределы Свято-Николаевского собора в Вашингтоне. Его глубоко уважали в Московской патриархии, в православном  Свято – Тихоновском университете  и в Богословском  Свято-Иоановском институте. С большим интересом преподаватели и студенты этих вузов слушали его лекции о русском и старославянском языках в церкви, рассказы о взаимодействии православных церквей. Он всегда мечтал об объединении Российской церкви с Зарубежным синодом.

В последние годы жизни он часто сетовал на то,что не хватает времени, чтобы посетить все места в России, где прошла жизнь его родителей и близких родственников. Он побывал в Архангельске и на Соловках, неоднократно  бывал в Москве и Санкт Петербурге, совершил паломническую поездку по Енисею от Красноярска до Дудинки и Норильска, а вот на Сахалине побывать так и не удалось. Отпущенного времени ему действительно не хватило.  8 декабря 2007-го года о. Дмитрий Григорьев ушел от нас. Его призвал Господь. Его библиотека и многочисленные церковные и светские  дипломы ордена и грамоты, воспоминания и рассказы его друзей и коллег  говорят нам о том, что рядом с нами жил настоящий  и очень талантливый человек, получивший от Господа особый дар -  дар светлой любви, который встречал ответный отклик  у всех, кто его знал.