Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Юрий Абызов со своим любимцем

Юрий Абызов со своим любимцем

«Русский язык сильнее референдума!»

Елена Слюсарева

«Ves.LV»

31 октября 2011 («Вести Сегодня Плюс» № 87)

 Александр Гапоненко

Подписался сам — приведи друзей! — завтра начинается решающий этап сбора подписей за придание русскому языку в Латвии статуса государственного.

 

Казалось бы, язык — одна из немногих бесспорных ценностей, вокруг которой должны бы сплотиться все русскоязычные жители страны. Однако чем ближе победа, тем больше желающих использовать всенародную акцию в узких политических целях. О том, как этого не допустить и оправдать доверие подписантов, наш разговор с Александром Гапоненко, одним из организаторов сбора подписей (общество "Родной язык").

— Изначально мы договорились в политике не участвовать, поэтому отложили на осень передачу в ЦИК собранных весной подписей. То есть в парламентских выборах мы никакую партию не поддерживали. Была со стороны Сваткова попытка использовать акцию для своей политической рекламы, но мы публично отказали ему в этом. И люди его не поддержали — на выборах по списку ЗаПЧЕЛ он упал со 2–го места на 19–е.

Но была и агитация Линдермана за “Центр согласия”.

— Хотя “ЦС” не поддерживает нашу акцию, а Ушаков и вовсе выступает против, и нам это крайне не нравится, мы договорились не воевать с этой партией. Потому что это неконструктивно, и для русских это пока единственная отвечающая их интересам партия, несмотря на все ее противоречивые выступления.

— А что у нас русская община все время сужает свои интересы до интересов какой–то одной партии, вместо того чтоб самой диктовать политикам свою волю?

— Так должно быть в идеале. Но пока община очень слаба, поэтому самостоятельным игроком на политической арене не является. Именно это мы и хотим изменить. Сделать так, чтобы с ней считались политики и отстаивали ее интересы в обмен на поддержку. Хотя я уверен: избиратели заметят, кто из политиков как ведет себя сейчас в отношении акции, и обязательно отметят это на следующих выборах. У избирателей хорошая память.

— А среди латышей союзников не искали?

— Искали и нашли. Среди латгальцев. Они поддерживают нас — мы в ответ обещали поддержку латгальскому языку. И выступаем за единую латвийскую нацию, в которой полноправно живут латышский, русский и латгальский этносы. Разработали символ триединства — трилистник, он теперь будет у нас на плакатах и на ленточках.

— Кажется, это было мечтой латышских радикалов — расколоть русскоязычных по этническому признаку. Тогда в Латвии должно быть не три госязыка — а около сотни, по числу проживающих здесь этносов.

— Но ведь не каждый этнос заявляет о желании придать своему языку статус государственного, как русские и латгальцы. Будут инициативы других народов — поддержим и их.

— Александр, а как вы, солидный доктор экономики, консультант "ЦС", попали в компанию бунтарей Линдермана и Осипова?

— Мои публичные выступления привели к тому, что консультантом "ЦС" я уже не являюсь. В остальном — вначале акции я обошел с идеей сбора подписей всех русских общественников. Просил поддержки. Все отказались — пришли только эти ребята. Они оказались с характером, остальные струсили. Я не готов идти с ними вместе в какую–то партию, но в этой акции готов стоять с ними до конца. Теперь уже и отдельные бизнесмены помогают. На баррикады они не готовы, но денег дают. Хотя и не много. Но нам помощь требуется разная. Например, размещать информационные плакаты на тумбах дорого, но можно же вывешивать их в окнах магазинчиков, частных предприятий — это не является наружной рекламой и согласования не требует. Честь и хвала тем, кто это поддержит.

— К богатым россиянам не обращались?

— Рассылали обращения к соотечественникам за рубежом и просили русских Латвии, живущих за границей, прийти проголосовать. По моим подсчетам, это около 150 тысяч человек, среди них наверняка тысяч 50 — граждане Латвии. Русские России? Выходов на Потанина у меня нет. Может, если у него лично попросить, он и дал бы денег… Но вопрос не только в деньгах — в тех же добровольцах. Нужны люди, которые будут распространять листовки, вывешивать плакаты, рассылать информацию в социальных сетях, рекламировать акцию. Противники ж не дремлют, они активно ищут возможности расшатать движение. Уже пытались нам навязывать жидо–масонскую линию и наверняка продолжат.

Понятно, чего боятся. Ясно, что 800 тысяч голосов на референдуме мы вряд ли получим, но наша цель не ограничивается статусом русского языка — сформировать настоящую русскую общину, консолидировать ее, дать ей самосознание, наладить взаимопонимание с латгальцами и латышами. По сути мы пытаемся построить гражданское общество. Наверное, при помощи российских олигархов мы бы смогли получить и 800 тысяч подписей, но это была бы их компания, а не латвийских русских. И главной цели мы б не добились.

— Богатые русские сейчас тратят свои деньги на то, чтоб русские проблемы Латвии замалчивать.

— Конечно. Не случайно наша акция совершенно не освещается в российских СМИ. Нам говорят, что их читателей и зрителей это не интересует. Русский вопрос в России не решен — вот в чем дело. Там точно такая же олигархически–бюрократическая власть, как и в Латвии. Интересы русских ее не волнуют, как латвийскую не волнуют интересы латышей.

— Какой смысл собирать подписи, заранее зная, что необходимых 800 тысяч голосов на референдуме все равно не будет?

— Когда мы соберем 153 тысячи подписей, вопрос будет вынесен на рассмотрение сейма. Сейм, я уверен, русским откажет, и тогда назначат референдум. Который, конечно, не соберет 800 тысяч в нашу поддержку, но это как раз и будет началом настоящего решения вопроса. Ведь мы сможем подавать протесты в Европейский суд по правам человека, в ООН, с тем что официально заявленное мнение нацменьшинств Латвия не учитывает, притесняет нас и дискриминирует. Вопросы языка не решаются большинством, посмотрите — в Швейцарии на ретророманском говорит всего 50 тысяч человек, но он имеет статус государственного. 

— Что вам сейчас мешает в работе? 

— Не то чтобы мешает… Самое страшное — предательство своих. Русского среднего слоя, который продался за чечевичную похлебку. Само собой, конкуренции со стороны русских и неграждан боится латышская бюрократия, но ее точно так же боится и та русская бюрократия, что появилась на муниципальном уровне. Таких людей немного, но они изо всех сил защищают свои теплые казенные кресла, либо втихую вредят своим, либо открыто выслуживаются.

— Во многом потому, что русское общественное мнение к ним терпимо относится.

— Да, с этим все непросто. Русские телеканалы Латвии сбор подписей представляют как акцию радикалов, выпячивая Осипова и Линдермана. Сознательно проводят политику раскола, чтоб провалить дело. Что там, если даже руководитель Совета общественных организаций Латвии Виктор Гущин выступил категорически против акции, назвав ее радикализмом. 

— Как же так, ведь в совете около 60 русских организаций, и что, они не поддерживают сбор подписей в поддержку родного языка?!

— Выходит, что нет. Неофициально отдельные люди подходили, пенсионеры. И даже Гущин, выступая в Москве на Всемирном совете соотечественников, там акцию поддержал, сказал, что она имеет большую перспективу и это есть в Интернете, а здесь не поддержал. Хотя в чем тут радикализм? Если б мы были против латышских школ, а то лишь требуем своему языку статуса, равного с латышским. Вот такая двойственность во мнениях. 

— Ваше общество "Родной язык" 11 октября распространило заявление о том, что "русским жителям Латвии брошен вызов, который не должен остаться без ответа. Партия, победившая на выборах, партия, за которую отдали голоса практически все русские граждане Латвии и часть латышей, оказалась за бортом правительства"… 

— Это тактический ход, и я от него не отказываюсь. Чем "Вису Латвияй!", уж лучше пусть будет “ЦС”. 

— Но ведь люди по вашему призыву подписывались только за русский язык. Они не давали вам полномочий поддерживать тех или иных политиков. Если вы будете манипулировать общественным мнением, община потеряет очередной хороший шанс стать той самой самостоятельной силой, о которой вы говорили.

— Тогда я готов гарантировать: подписи в поддержку русского языка не будут использованы в политических целях. И я буду публично выступать против таких попыток.

— Посмотрим. А что по процедуре — куда идти подписываться на этот раз? 

— По всей Латвии ЦИК откроет 120 участков. В течение всего ноября каждый день, включая выходные и праздничные дни, они работают на протяжении 4 часов, но в разное время — иногда до обеда, иногда — после. Платить за подпись не нужно — это оплачивает государство. Участие принимают только граждане Латвии, обязательно с паспортами. Тем, кто уже подписался в прошлый раз, больше приходить не нужно — их подписи занесены в регистр. Но каждому из нас нужно привлечь к акции своих друзей, знакомых, родственников.

На самом деле собрать 153 тысячи союзников — небольшая проблема, русский язык имеет почитателей гораздо больше. Наш главный противник — наша лень, но в этот раз мы должны с нею справиться ради самих себя. Самоуправления, конечно, постарались по–своему. Так, если подписи против русских школ собирали в русских школах, то участки за русский язык открыли в основном в школах латышских. Юрмальское самоуправление перенесло участок из населенного Каугури в безлюдное Кемери. Такие вещи могут создавать неудобства, но к ним надо быть готовыми. Полезную информацию можно получить на нашем сайте, там же координаты для желающих внести свою лепту в наше общее дело: www.rodnoy–yazik.lv.

Это только начало 

"Референдум, конечно, не соберет 800 тысяч подписей в нашу поддержку, но это как раз и будет началом настоящего решения вопроса. Ведь мы сможем подавать протесты в Европейский суд по правам человека, в ООН, с тем что официально заявленное мнение нацменьшинств Латвия не учитывает, притесняет нас и дискриминирует. Вопросы языка не решаются большинством, посмотрите — в Швейцарии на ретророманском говорит всего 50 тысяч человек, но он имеет статус государственного".

 

"Вести Сегодня +", № 87.