Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Похороны Иоанна Поммера

Похороны Иоанна Поммера

Пересчитать неграждан

Елена Слюсарева

«Ves.LV»

13 октября 2011 («Вести Сегодня Плюс» № 82)

Управление натурализации не устает изучать носителей этого временного статуса

 

 

В эту пятницу, 14 октября, исполняется 20 лет с момента, когда население Латвии было поделено на граждан и неграждан. За эти годы позорный статус негражданина, задуманный как временный, стал постоянным и даже наследственным — 319 тысяч 267 человек остаются в этой стране людьми второго сорта… Как сегодня проходит официальная процедура их "обращения" — об этом рассказывает руководитель отдела натурализации Управления по делам гражданства и миграции Игорс Горбуновс.

Из некогда самостоятельного процветающего ведомства на Домской площади теперь "натурализация" стала всего лишь отделом в составе УДГМ по соседству с Лесным кладбищем со штатом 9 человек. Соответственно масштабам работы — если с 2004 по 2006 год за латвийским гражданством отправлялись около 1400 человек в месяц, то сейчас всего по 250.

Экзаменуйтесь понарошку!

— Тогда многих стимулировало вступление в Евросоюз, а теперь оставаться негражданами в чем–то даже выгодно — они могут ездить без виз и в ЕС, и в Россию, — объясняет тенденцию Игорс Горбуновс. — Хотя процесс натурализации становится все легче. Вот 5 июля Кабинет министров принял еще такие новшества: теперь от сдачи латышского языка освобождаются лица, получившие удостоверения о его знании на уровне В1 и выше. Также не нужно сдавать экзамен по госязыку ученикам русских школ, которые на централизованном экзамене по нему получили оценки А, В, С, Д. Раньше срок действия сертификата был 2 года, теперь он бессрочный. Проще стало и документы собирать, нужно лишь сдать одну фотографию, справку о доходах, показать паспорт и уплатить госпошлину (это можно сделать прямо на месте — 20 латов для работающих, 3 лата для пенсионеров, школьников и безработных).

— Освобождение от экзамена по языку по возрасту не предусмотрено?

— Нет, но с 65 лет упрощенный экзамен. Писать ничего не надо — только разговорная часть. Человек должен показать, что умеет общаться на разговорном уровне, для этого достаточно ответить на 10 вопросов: кто вы, где живете, чем занимаетесь… Но факт остается фактом: язык — главный барьер для большинства неграждан в процессе натурализации. Сейчас с первого раза его сдают 58,5 процента.

— И все провалы приходятся на письмо?

— В принципе, да. Я уже неоднократно призывал всех готовиться к экзаменам.

Я тоже неоднократно ставила под сомнение законность критериев оценки этой части экзамена. Не раскрыл тему — это субъективная претензия, а у вас почти все не сдают экзамен по этой причине. Количество ошибок можно объективно посчитать, но вы всегда говорите, что в этом плане не привередничаете.

— Да, ошибки в работе не страшны, как и гарумзимес, но и творческий подход там совсем не нужен. Дается 5 наводящих вопросов, на которые надо ответить, и с помощью тех же слов надо раскрыть тему, вот и все.

— То есть главное все–таки — тему не раскрывают?

— Ну да, поэтому я советую перед экзаменом посетить наши информационные дни. Мы их проводим регулярно в разных городах, и там можно "понарошку" сдать экзамены по натурализации, чтобы потренироваться, проверить свои знания. Чтоб не бояться настоящих экзаменов и не тратить силы на волнение, а поработать над ошибками. После таких тренировок люди меньше боятся, потому что видят — сдать экзамены вовсе не сложно, если подготовиться. Расписание информационных дней можно узнать и в Интернете, и по телефону УДГМ 67588675 в рабочее время. Вообще люди интересуются натурализацией довольно активно, большинство по Интернету, там можно и вопрос задать, и ответ на него получить.

Из русских латышом не станешь

…В порядке ознакомления открываем форум. Первый попавшийся вопрос такой: "Я по национальности русский, но мой отец латыш. Могу ли я зарегистрироваться как гражданин Латвии без экзаменов?”

Ответ: "Да, можете. Сначала вам нужно в загсе изменить национальность на "латыш", после этого подать документы, необходимые для регистрации, в региональное отделение УДГМ”.

— Как же так, г–н Горбуновс, разве у нас гражданство дают по этническому признаку? Достаточно быть латышом и не нужно доказывать, что на этой земле твои предки жили до 1914 или 1940 года? Русские и евреи ведь доказывают.

— Нет, латышам доказывать ничего не нужно. Это записано в законе от 1994 года: все латыши имеют право на латвийское гражданство. Включая российских латышей, если они отказываются от российского гражданства и подают заявление на репатриацию.

— А может ли человек, у которого оба родителя русские, изменить свою национальность на латышскую? Сейчас же много русских детей, учащихся в латышских школах, считают себя латышами.

— Нет, так сразу из русских он латышом не станет. Надо доказать кровную принадлежность, что в двух ближайших поколениях среди его родни были латыши, а менять национальность по ощущениям — такого закон не предусматривает. Плюс при смене национальности нужно обязательно сдавать экзамен по латышскому языку, требования на котором выше, чем на экзамене по натурализации.

Когда наша интеграция достигнет уровня американской или французской, где мы не будем делить жителей по этнической принадлежности, а станем единым латвийским народом, тогда другое дело. Но пока таких изменений в Законе о гражданстве ждать не приходится. Хотя он в данный момент как раз открыт и кое–какие поправки в нем появятся. До 1 сентября УДГМ готовило свои предложения, но они, конечно, юридические, технические и не носят политического характера. Например, в 94–м году законодатель постановил, что претендовать на гражданство Латвии может человек, проживший здесь 5 лет. И забыл написать слово "последние" 5 лет. Иначе получается, что можно пожить–уехать–пожить–уехать. Вот в таком роде много чего нужно изменить, закон же старый.

За деньги валоду не купишь!

— А что, богатые люди, которые берут вид на жительство в обмен на покупку недвижимости, как скоро могут получить латвийское гражданство?

— Покупая недвижимость, они получают вид на жительство сроком на 5 лет. Потом они могут либо продлить его еще на 5 лет, либо просить постоянный. Прожив с постоянным видом 5 лет, могут подавать документы на натурализацию. Но для получения постоянного вида на жительство человек должен доказать, что освоил основной уровень латышского языка и постоянно жил в Латвии. И от прежнего гражданства нужно отказаться. Хотя вопрос насчет двойного гражданства остается открытым, это будет решать сейм, но скорее всего если его и разрешит, то только детям граждан, родившимся за границей.

— Как вы понимаете — кто такие сегодняшние неграждане и что они думают о натурализации?

— Мы регулярно проводим исследования и новых граждан, и неграждан. Интересуемся причинами, по которым люди идут или не идут за гражданством. Например, самая большая группа неграждан — люди в возрасте от 49 до 62 лет. В возрасте за 70 лет статус негражданина имеет каждый четвертый житель Латвии. Пропорции новорожденных такие: в 2011 году граждан родилось 8455, неграждан — 240.

Судя по мнению самих неграждан, почти вся молодежь в возрасте от 15 до 20 лет оценивает свои знания государственного языка достаточно хорошими для того, чтобы успешно сдать натурализационный экзамен. С возрастом уверенность неграждан в своих языковых познаниях падает. Лучше всего оценивают свои знания жители Видземе, потом — Земгале, больше половины опрошенных неграждан в Риге общаются на латышском, а в Латгалии — только 32 процента.

Евросоюз надежд не оправдал

— А есть и такая категория неграждан — пожилые люди свободно владеют латышским, но за гражданством не идут, поскольку не видят в нем никакой жизненной необходимости, — объясняет Игорс Горбуновс. — Я сам знаю таких — живут у границы с Литвой, ведут свое хозяйство, выборы их не интересуют. Для них ехать куда–то сдавать какие–то экзамены — бессмысленные хлопоты. Это молодым людям интересно — кто хочет стать чиновником, или адвокатом, или пойти служить в армию, или за границу уехать учиться, работать…

Из опрошенных нами неграждан только 4 процента сказали, что не хотят получать гражданство Латвии, 17 процентов ожидают облегчения экзаменов, 41 процент готов получить латвийское гражданство, но пока подождет. Человек прагматичен, он принимает решение в зависимости от того, насколько ему это выгодно.

— Судя по темпам, вы работой обеспечены до конца жизни — 319 тысяч, да по 250 заявлений в месяц…

— По–моему, проблема неграждан решится гораздо раньше. Ведь не только путем натурализации уменьшается их число. Во–первых, гражданство Латвии присваивают новорожденным по заявлению родителей. Во–вторых, неграждане уезжают и берут гражданство других стран. В конце концов, идет, извините, естественный процесс — люди умирают и так уменьшается самая большая категория неграждан. С учетом всего этого до 2018 года останется около 100 тысяч неграждан.

Пик натурализации пришелся на вступление Латвии в ЕС — люди верили в будущее и хотели принимать в нем участие. Как показывает жизнь, лучше всего интеграция идет в благополучной сытой стране. Голодный человек о государстве думать не будет, а в стране, где всем всего достаточно, о натурализации думать приятнее.

 

ГОВОРЯЩИЕ ЦИФРЫ

По данным УДГМ на 01.07.2011, состав граждан в нашей стране следующий:

латышей 1 321 437

литовцев 18 328

эстонцев 1423

белорусов 30 991

русских 364 529

украинцев 18 383

поляков 38 916

евреев 6 236

других национальностей 47 545 (всего 1 847 788)

 

Среди неграждан

латышей 1198

литовцев 8412

эстонцев 473

белорусов 43 172

русских 209 934

украинцев 30 625

поляков 10 845

евреев 2764

других национальностей 11 861

(всего 319 284)

 

Удельный вес неграждан в возрастных группах

от 0 до 14 лет — 4 процента

от 16 до 18 лет — 4 процента

от 19 до 24 лет — 7 процентов

от 25 до 30 лет — 9 процентов

от 31 до 40 лет — 12 процентов

от 41 до 50 лет — 18 процентов

от 51 до 60 лет — 24 процента

от 61 до 70 лет — 22 процента

за 70 лет — 25 процентов

 

Смотрите, кто уехал!

По данным УДГМ, за последние 8 месяцев Латвию покинули 13 942 человека. в прошлом году от латвийского гражданства отказались 245 человек. В этом году на конец августа таких заявлений значилось 137. По данным независимых экспертов, за последние 11 лет Латвию покинуло от 140 до 250 тысяч. Точные цифры даст ЦСУ весной будущего года. В то же время с 01.07.2010 виды на жительство в обмен на покупку недвижимости в нашей стране получили 1667 человек, вложив 105,3 миллиона латов.

 

"Вести Сегодня +", № 82.