Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Рута Марьяш
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Рижская частная русская практическая гимназия

Рижская частная русская практическая гимназия

«Останется одна газета...»

Елена Слюсарева

«Ves.LV»

Вести Сегодня» № 33

О перспективах печатного слова рассуждает создатель первой в Латвии дискуссионной интернет-площадки Юрий Алексеев

Широкой аудитории Алексеев знаком по газете "Бизнес и Балтия", в которой он работал много лет. А недавно ушел из публичного пространства. Казалось, навсегда - перспектив на русском газетном рынке не видно. Но уже вскоре внимание общества привлек его новый проект в Интернете - клуб IMHO...

- Давно уже ходят разговоры о смерти бумажных газет - вы решили не дожидаться?

- Я не делю журналистику на телевизионную, газетную и интернетовскую. Везде она по сути одна и та же. Газета в бумажном виде должна отмереть по той простой причине, что ее производство слишком дорого стоит. В Интернете то же самое обойдется раз в 20 дешевле. Поэтому бумажные газеты останутся, как театр с наступлением кино, - это будет дорогое удовольствие не для всех.

По моим прогнозам, в Латвии останутся всего две бумажные газеты - одна латышская и одна русская, остальные уйдут в Интернет. Потому что нынешним держаться практически не на чем, они демпингуют жутко. А останется пара, скажем, тиражом 500 экземпляров - на любителя пошуршать страницами за утренним кофе. Всегда будут существовать богатые люди, которые смогут выложить 500 латов за подписку. А новости они все равно будут узнавать из Интернета.

- Но в русском мире Латвии своя газета - это гораздо больше, чем печатная страница. Это как кусочек родины.

- Потому у нас и держатся до сих пор целых 4 ежедневные газеты на русском языке, хотя по сути осталась только одна "Вести Сегодня". "Час", "Телеграф" и "Бизнес и Балтия" уже практически на бреющем полете. Ничего за ними нет - ни тиража, ни подписки, хотя туда вкладывается сумасшедшее количество денег. Редакция нормальной ежедневной газеты за месяц проедает примерно 40-50 тысяч латов, и никак это не окупается. Подписка еле-еле окупает доставку, и хорошо если с этого что-то остается на бумагу.

- В Интернет, однако, наши газеты пока не переходят, значит, не так плохи дела.

- Дела уже очень плохи, просто олигархи еще не наигрались своими "печатными" игрушками. Скажу по "Бизнес и Балтии" - пик ее популярности пришелся на конец 90-х, и после этого она пошла на спад. Потому что бизнесмены у нас первыми обзавелись компьютерами. Еще какое-то время газета оставалась как бы престижной, ее надо было выписывать для офиса, но читать необязательно. Это как принадлежность к бизнесу - газета на рабочем столе, но долго ли это может тянуться?

Когда я пришел в газету во второй раз в 2005-м, то предложил хозяевам оставить на бумаге часть объема, а остальной перевести в Интернет. Ну сколько можно держаться на престиже, явно отставая в скорости информации? Меняться не захотели, и теперь тираж "Б&Б" с пятизначной цифры опустился до трехзначной. Еще чуть-чуть - и она превратится в стенгазету. То же касается и остальных русских газет, единственно тиражной остается только "Вести Сегодня".

- Как возникла идея дискуссионного интернет-клуба?

- Сама жизнь к этому подтолкнула. Новостных интернет-порталов у нас даже слишком много, а я хотел создать площадку для общения людей, близких к бизнесу. Для русского информационного поля это эксклюзив. Ведь у нас есть среда для общения латышских бизнесменов, есть разнообразные мероприятия, на которых они тусуются, обмениваются на досуге мнениями на разные темы. А русские целыми днями работают в своих небольших лавочках, варятся в собственном соку, встречаться друг с другом и обсуждать свои проблемы им просто негде.

- Есть же разные интернет-форумы - чем не дискуссии?

- В том и была моя идея: форумов на разных порталах великое множество, но все они, по большому счету, превращаются в тотальный срач. Люди собираются там, чтобы выплеснуть свой негатив, поругаться, поиздеваться друг над другом. Никаких конструктивных и интересных дискуссий там не происходит, а мне хотелось создать площадку, на которой люди могли бы беседовать друг с другом на нормальном человеческом языке. Многие сомневались в успехе предприятия, говорили, что остановить ругань в Интернете нереально, и, честно говоря, поначалу бороться с ней было трудно.

Первый месяц мы с администратором в четыре руки чистили всю эту злобу и агрессию, а потом стали появляться результаты. Те, кто ругался, поняли, что здесь другие правила игры - кто-то их принял, кто-то ушел на другие площадки. И оказалось, что людей адекватных очень много. Сегодня наши правила позволяют регистрироваться и под своим именем, и под псевдонимом, и 70% участников регистрируются под своими фамилиями. А вначале 90% брали псевдонимы, но оказалось, что в отрытую беседовать интереснее. Тяготеющие к поливам в предметных дискуссиях не задерживаются, им там просто нет места. Хотя, например, в полнолуние наплыв сумасшедших заметно возрастает. Никогда в это не верил, но в такие ночи приходится не спать, сидеть и активно чистить ругань.

- И какой "тираж" у клуба, что за темы обсуждаете?


- Система такая: обсуждаем политику, бизнес, экономику. В день я публикую всего 2-3 материала, обсуждения которых, бывает, длятся 3-4 дня, а бывает, 3-4 недели. В первые две недели было 2 тысячи посещений, сейчас по 8-10 тысяч в один день, зарегистрированных членов около двух тысяч, люди явно заинтересовались интеллектуальным способом общения. Они и темы сами предлагают, и пишут, и обсуждают их. Что за публика - это не бомжи, не сетевые хомячки. Собираются люди занятые, пик активности дискуссий приходится на 9 утра и 6 вечера - до работы и после. Я отбираю для обсуждений темы наиболее актуальные. Что удобно в Интернете - там всегда четко видно, сколько человек читают тот или иной материал.

- На какие деньги трудитесь?


- Сейчас уже пошла реклама, а раскручивал на свои карманные. Это было как раз несложно. Оказалось, запустить достойное средство массовой информации совсем недорого. Сложились с приятелем по 5 тысяч евро, этого хватило и на оригинальное программное обеспечение, и на дизайнерское.

- Хорошо, пока ваш клуб такой один, а пойдут развиваться последователи...

- Они будут больше денег вкладывать в свое развитие. Мне повезло - я пионер и потому обошелся меньшими силами. Остальным придется побиться за конкуренцию, но я-то останусь № 1.

- Судя по тому, как активно выступал в клубе Линдерман накануне референдума, языковые проблемы русскому бизнесу не чужды.

- Естественно. Ведь Линдерман возник не на пустом месте. Он не для маргиналов, он - для всех. Поскольку русская община не сидит в чиновничестве, в управлении государством, не кормится за счет бюджета, русские - это рабочие лошадки в малом и среднем бизнесе, и они все одинаково страдают от дискриминационной национальной политики. Маленьким магазинчикам мешают жить нашествия языковых инспекторов, средний бизнес мучается из-за того, что, работая с Россией, должен каждую бумажку переводить на латышский. Хотя ему в работе это совершенно не нужно, это для него только лишние расходы времени и денег.

- Уходить из журналистики, говорят, трудно. У вас не было страха остаться на обочине бурного информационного потока?

- Как раз в Интернете связь с аудиторией и жизнью - теснее не придумаешь. У меня на сайте статьи пишут около 150 человек. Постоянно советуются, что-то предлагают. Есть такие, что присылают одну фактуру, - я ее обрабатываю, оформляю и выставляю. Есть такие, что сами по разным причинам не пишут. У таких я сам беру интервью и выставляю на сайт, но за это они должны после публикации отвечать на вопросы членов клуба. Это называется "интервью с продолжением".

- И все-таки общение виртуальное, никто дверьми в редакции не хлопает, истерики из-за перемены заголовка или сокращения статьи не устраивает...

- Тут своя специфика: если в редакции газеты пишут штатные журналисты, то у меня обычные люди делятся своими мыслями. В ответ на которые они за день получают до тысячи откликов. И работать со свободными людьми, которые не боятся высказывать свое мнение, намного интереснее, чем с наемными работниками. Ведь что такое сегодня штатный журналист: это пишущая машина, которая молотит по 100-150 тысяч букв в месяц. Не может быть нормальным качество при такой скорости, человек просто не успевает задуматься, о чем пишет. Но у него нет выхода - редакции сокращены до минимума, гонорары чисто символические...

- А вы платите авторам?

- Нет. Более того, мне даже предлагают деньги за то, чтобы я что-то опубликовал. Но я не беру, потому что для меня важно удержать качество. Журналистика сейчас меняется очень сильно. Например, отмирает репортерство. Вот, год назад взорвалась "Фукусима". Пока профессиональнейшие японские журналисты со своими видеокамерами приехали и все засняли, в ютубе уже лежало 50 роликов. Какой там газеты - телевидение не успевает за тем количеством людей, которые сегодня могут снять на свои мобильники абсолютно все репортажи.

- В условиях, когда каждый сам себе и репортер, и фотокор, и аналитик, видимо, профессиональная журналистика скоро отомрет полностью.

- Нет, все-таки профессионализм всегда будет в цене. Действительно, сегодня благодаря Интернету каждый человек может высказать свое мнение широкой аудитории и тут же получить отклик. Но чем от такого отличается профи - умением добывать информацию, анализировать ее и обрабатывать. После "Фукусимы" я написал материал о причинах аварии и ее возможных последствиях, который перепечатали несколько российских сайтов. Я по образованию радиоинженер, но вовсе не ядерный физик, и специалистом в атомной энергетике не являюсь. Но у меня есть толстая записная книжка, в которой есть телефоны российских специалистов. Я посидел ночь в скайпе, собрал их авторитетные мнения и представил в том виде, который понятен обычному человеку. Вот это посредничество между специалистами и читателями и есть работа журналиста.

Потому и держится газета "Вести Сегодня", что видит своего читателя, точно знает, чем он живет и что ему нужно. Я могу это объяснить только внутренним чутьем главного редактора Александра Сергеевича Блинова - профессионала высочайшего уровня.

- Вот интересно, это чутье - профессионализм или талант от Бога?

- Редакторское чутье, интуиция - это высочайший профессионализм. В информативном плане "Вести Сегодня" не особо отличается от остальных наших русских газет, но ваша газета эмоционально затрагивает своего читателя. И читатель чувствует, что газета думает о нем, отсюда резонанс: "Я ведь думал точно так же и даже теми же словами, что вы написали, только не мог так сказать". Естественно, такую газету читатели не оставят.

"Вести Сегодня", № 33.