Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Рига в первые дни немецкой оккупации (июль 1941 года)

Рига в первые дни немецкой оккупации (июль 1941 года)

Мост через времена и судьбы

Владимир Волков

13 июня 2013 («7 секретов» № 24)

Удивительное инженерное сооружение — Рижской железнодорожный мост через Даугаву — настолько вписалось в силуэт древнего города, что кажется, стояло здесь вечно.

Но это не так. Дважды за свою историю этот мост подвергался разрушениям, дважды восставал из пепла, словно птица феникс.

Триумф градоначальника

Теплый весенний день 27 апреля 1914 года клонился к вечеру. В помещении служебных сборов, на четвертом этаже здания Риго–Орловской железной дороги, вокруг стола, обильно уставленного яствами, собрался весь рижский бомонд. Трапеза, скупо названная завтраком и затянувшаяся до вечера, была в честь открытия пассажирского движения по новому Рижскому железнодорожному мосту и новой станции Рига–Главная. Тосты следовали один за другим, величали всех присутствующих. А когда последовал тост за рижского городского голову Вильгельма фон Бульмеринга, тот расчувствовался до слез.

Еще бы не расчувствоваться! Открытие нового двухпутного железнодорожного моста завершало собой одну из важных стадий в переустройстве центрального железнодорожного узла в Риге, длившегося много лет. Дело, начатое предшественниками городского головы — Людвигом Керковиусом и Георгом Армитстедом, — с триумфом завершалось в его, Бульмеринга, правление. Какая слава, какой почет!

…Многотысячная толпа рижан сплошной массой на большом протяжении покрывала обе стороны насыпи и набережной. Балконы, окна, крыши вагонов были полны народа. Множество рижских фотографов стремились запечатлеть волнующее событие. Торжественное шествие увековечено и синематографом. На реке — флотилия лодок и пароходов, расцвеченная флагами. Новый мост тоже весь во флагах и гирляндах. К общему удовольствию выглянуло весеннее солнце, до этого прятавшееся в тучах.

Великий, незабываемый день! Сам император узнает об этом событии и отметит фон Бульмеринга, его труды, заслуги, усердие. А для жителей Риги открытие нового моста — это тоже событие огромной важности. Наконец устранится, казалось, непреодолимый тормоз в сообщении, который приводил в отчаяние стотысячное население Задвинья во время ледохода и вообще во время разводки единственного в Риге городского Понтонного моста. А вокзалы Рига l и Рига lll для всего населения города были сущим чистилищем. С постройкой нижней части нового вокзала многие неудобства для жителей Риги будут ликвидированы. И слава достанется ему — городскому голове фон Бульмерингу!

Градоначальник окинул торжествующим взглядом своих соседей по застолью, их разгоряченные и оживленные лица, ордена, погоны, аксельбанты и вдруг понял, что конкурентов по славе у него будет хоть отбавляй: ведь в ее живительных лучах погреться захочется очень многим. И эта догадка несколько омрачила восторженное настроение фон Бульмеринга.

След в истории

Действительно, ряд участников торжественного застолья мог бы претендовать на славу куда с большим правом, чем городской голова. Например, заведующий работами по переустройству Рижского железнодорожного узла, начальник службы пути Риго–Орловской железной дороги, инженер путей сообщения и действительный статский советник Андрей Верховский. Он тоже в тот вечер вспомнил многое из того, что было связано со строительством моста и с переустройством Рижского железнодорожного узла. Ведь он отдал этому проекту 12 лет жизни.

Что же касается моста, то в голове действительного статского советника прочно засели рекордные цифры, характеризующие это величественное сооружение. И он их с удовольствием воспроизвел в своем тосте.

Для постройки потребовалось 8 826 тонн металла, тогда как вес старого, железного моста, стоявшего рядом, составлял 5 550 тонн. В памяти Верховского запечатлелись и наиболее ответственные этапы строительства.

К возведению нового моста в Риге было привлечено множество заводов и фирм — как местных, так и зарубежных. Проекты всех многочисленных сооружений разрабатывали инженеры конторы по переустройству Рижского узла во главе с инженером путей сообщения Вознесенским, привлекались рижские строительные фирмы Зайцева и Тарасова, "Вайс и Фрейтаг". А проверял проекты железобетонных сооружений адъюнкт профессор Рижского политехнического института Келдыш. (Заметим, тот самый Всеволод Келдыш, в будущем — генерал–майор инженерно–технической службы, участник проектирования и приемки великих советских строек — канала имени Москвы и Московского метрополитена, отец известного академика Мстислава Келдыша).

Изготовление и установку пролетных строений осуществил варшавский завод "Рудский и К°", фермы на путепроводах через четыре рижские улицы установил Камско–Воткинский казенный завод. Кессонные работы и сооружение опор производил рижский подрядчик Циммерман.

Мысленно Верховский возвращался к началу своей деятельности на поприще переустройства Рижского железнодорожного узла.

Миссия инженера Верховского

Инженеру путей сообщения и начальнику службы пути Риго–Орловской железной дороги А.Верховскому начальство поручило возглавить переустройство Рижского железнодорожного узла, а проще — заведовать этими работами, в 1902 году. Переустройство намечалось в соответствии с новейшими достижениями опыта переустройства крупных железнодорожных узлов Европы. В августе 1902 года Верховский отбывает в 40–дневную командировку за границу, а по возвращении в Ригу сообщает в докладе начальнику дороги И.Дарагану свои подходы к переустройству Рижского узла: "Осмотр железнодорожных узлов Берлина, Дрездена, Гамбурга, Франкфурта, Кельна, Парижа, Вены и попутно других заграничных городов показал, что во всех этих городах железная дорога является не только средством перемещения товара и публики на дальние расстояния из названных выше центров в другие города, не только средством передвижения в дачные, окрестные и исторические местности, но вместе с сим стремится составить собой часть жизни города в той или иной степени…"

В докладе приводились характеристики новых для того времени видов городского транспорта, особо отмечались примеры взаимного пересечения транспортных коммуникаций на различных уровнях, отделения железных дорог дальнего и местного сообщения от дорог для обеспечения городской жизни. Автор доклада не оставил без внимания и новинки того времени на станциях и вокзалах: тоннели для пассажиров и транспортировки багажа и почты, транспортеры и лифты для перемещения багажа и грузов, вертикальные причальные стенки в портах, обилие инженерных сооружений.

Все увиденное А.Верховским в Европе и легло в основу его принципиальных положений для проектирования объектов железнодорожного транспорта в Риге и окрестностях. Основное внимание при переустройстве, по мнению автора положений, должно было направляться на обеспечение пропускной способности и реализации будущих примыканий без переустройства существующих устройств узла. Все вокзалы Риги должны быть проходными, железнодорожные пути следует располагать над или под городскими улицами. Предлагалось строительство развязок грузового и пассажирского движения, строительство путепроводов. Среди предложений значилась и задача строительства нового железнодорожного моста через Даугаву.

Автор предлагал разделить все переустройство на четыре очереди, а также указал объекты, которые могут быть сооружены независимо от основных работ. К сожалению, воплощению замысла в полном объеме помешала Первая мировая война. И все же значительная часть предложений Верховского была осуществлена до 1914 года, а кульминацией стало открытие нового железнодорожного моста через Даугаву 27 апреля 1914 года.

Ключ от станции Рига–Главная

…Многое вспомнил в тот знаменательный вечер Андрей Верховский. Ему довелось преподнести хлеб–соль начальнику Риго–Орловской железной дороги, действительному статскому советнику Иосифу Дарагану. Тогда же он вручил ему и ключ от станции Рига–Главная. После торжественного богослужения, совершенного архиепископом Рижским и Митавским Иоанном, все присутствовавшие на открытии станции Рига–Главная направились по путям к новому мосту. Высокопреосвященный Иоанн окропил святой водой мостовые фермы и протянутую поперек национальную ленту, а затем, произнеся молитву, перерезал ее, чем и признал мост для движения открытым.

К мосту подали два состава служебных поездов, в которых присутствовавшие совершили переезд через мост и обратно, причем архиепископ, стоя в дверях вагона, все время окроплял мост святой водой. Через несколько дней стало известно, что император Николай ll на докладе об открытии моста собственноручно начертал: "Искренне благодарю и радуюсь окончанию постройки нового моста".

В те дни никто и предположить не мог, что через считанные месяцы начнется мировая война и немногие, пировавшие за праздничным столом в день открытия моста, переживут лихие времена. И в страшном сне люди не могли представить, что творение их рук — новый железнодорожный мост — будет взорван, как и его сосед, стоявший рядом Железный мост. Недаром говорят, что человек предполагает, а Бог располагает…