Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Борис Инфантьев, Иларион Иванов и Юрий Абызов

Борис Инфантьев, Иларион Иванов и Юрий Абызов

Мельпомена сносит бастионы

Игорь Ватолин

Вести Сегодня, 05.09.2013

К 150–летию 1–го Рижского городского театра

29 августа исполнилось 150 лет белому дому у канала, в котором сейчас располагается Национальная опера. Пока ее коллектив отмечает славный юбилей серией концертов и очередным профсоюзным скандалом на извечную тему, кто в «лавке» хозяин, остановимся на том, как создавался главный рижский храм искусства.

Начало на Большой Королевской

По большому счету 150 лет стукнуло именно зданию у канала, куда торжественно переехал 1–й Рижский городской (немецкий) театр, имеющий славную и сложную предисторию. Первый постоянный театр появился в Риге в 1769 году, когда здесь осела труппа Петера Хилфердинга, закрепившая свой приоритет в остзейских городах специальным распоряжением императрицы Елизаветы Петровны.

Годом раньше ей удалось получить в свое пользование деревянную постройку сарайного типа, зато в весьма престижном месте — на стыке Замковой и Плац–парадной площадей (нынешняя площадь Екаба). На третьем году активной эксплуатации неказистый приют комедиантов обветшал, труппа пришла в упадок и вероятно прекратила бы свое существование, если бы ее не взял под свое крыло барон Отто Герман фон Фитингоф.

Барон не только раскошелился на театральное начинание, но и поддержал его личной музыкальной капеллой, которой первое время руководил ученик великого Баха Иоганн Готфрид Мютель. Однако оставалась проблема с помещением.

Долго не раздумывая, барон прикупил участок земли рядом со своим домом на Большой Королевской улице (сейчас Рихарда Вагнера). Главный рижский архитектор Кристоф Хаберланд построил театрально–клубный комплекс со зрительным залом на 500 мест и танцевальным залом над ним.

Городской театр открыли 15 сентября 1782 года компромиссной программой из Лессинга «Эмилия Галотти» и балета Фогта «Праздник танца». Рига превратилась в одну из театральных столиц германского мира. В 1837–1839 году за дирижерским пультом театра на Большой Королевской улице стоял Рихард Вагнер и, судя по всему, именно здесь впервые повернулся лицом к оркестру.

Два блина — комом

С течением времени казавшееся роскошным театральное здание ветшало, музыканты едва размещались в оркестровой яме, рассчитанной на 24 музыкантов баронской капеллы. В 1815 году во время приезда Александра I генерал–губернатор Риги и всея Балтии маркиз Паулуччи представил императору проект театра на Плац–парадной площади на месте старого шведского арсенала. Александр отверг идею, заявив, что город–крепость не может обойтись без арсенала.

Вторая попытка была предпринята после происшествия 1829 года, которое едва не закончилось трагедией. В театре на Большой Королевской давали оперу Буальдье «Белая дама», а в танцевальном зале наверху играли свадьбу, причем так, что в какой–то момент потолок зрительного зала начал рушиться. Рижский магистрат отнесся к происшествию со всей серьезностью, только вот маркиз–театрал уехал в Италию, а денег в городском бюджете — шаром покати. Тогда было принято стратегическое решение выручить средства на театр от торговли зерном. Нужные 170 000 рублей серебром удалось накопить за… четверть века.

Но тут магистрат уткнулся в тот же вопрос — дефицита земли в пределах крепостных валов. Дело в том, что по регламенту крепостной застройки за валами в предместьях разрешались исключительно деревянные постройки. В поисках решения в 1854 году из Петербурга пригласили знаменитого архитектора Харальда Боссе, который предложил семь версий расположения храма Мельпомены. Остановились на варианте, предполагавшем строительство театра под одной крышей с биржей, с минимальными потерями для средневекового наследия. В итоге построили одну Биржу, а театральный вопрос отложили до лучших времен.

Новый генерал–губернатор Александр Суворов–Рымникский, внук знаменитого фельдмаршала, осознавал тщету попыток втиснуть новый театр в плотную крепостную застройку. Лучше ликвидировать саму крепость, тем более что стремительно набиравшая финансово–промышленный вес Рига давно рвалась наружу из тесноты крепостных валов. Суворов убедил Александра II вычеркнуть Ригу из списка имперских крепостей. Что давало зеленый свет сносу крепостных валов и возведению нового театра на территорию бывшего Блинного бастиона. Автором здания стал главный архитектор столицы Людвиг Бонштедт, проект которого был утвержден в сентябре 1860 года императором Александром II.

Аполлон и газовый плафон

Фасад храма искусств украсил фронтон с покровителем муз Аполлоном в окружении мифологических персонажей, опирающийся на шесть ионических колонн. Над фронтоном окрыленный гений Драмы с дикой пантерой Фантазии. Еще выше, над фасадом театра, по обе стороны от Лиры, символизирующей гармонию, вознеслись богини Драмы и Комедии. Локализацией проекта Бонштедта занимались рижские архитекторы Фридрих Хесс и Генрих Шель. Его возведение потребовало напряжения строительных и художественных сил не только Риги, но и других германских городов. Над внешним декором белого дома у канала работали берлинские скульпторы Хуго Хаген и Герман Виттих, над занавесом и первыми декорациями — известные художники Мартин и Леманн. Особой гордостью Бонштедта стал оригинальный потолочный плафон с 750 газовыми горелками.

Театр–дворец на 1300 кресел при общей вместимости 2000 человек торжественно открывали 29 августа 1863 года, что во всех подробностях освещала рижская пресса. Перед открытием занавеса прозвучала «Большая праздничная увертюра», за которой последовало праздничное представление «Кубок Аполлона» — оба сочинения главного капельмейстера театра Карла Дюмона.

Театр успешно проработал девятнадцать сезонов, пока в июне 1882–го не случился грандиозный пожар. Вспыхнул тот самый «прогрессивный» плафон Бонштедта. В результате полностью выгорели крыша и потолок… На время восстановления пепелища Генрих Шель построил деревянный Временный («Интерим») театр на 1200 посадочных мест. Рижане продолжали наслаждаться драмой и оперой.

Расцвет перед закатом

Белый дом с колоннами распахнул двери 1 сентября 1887 года. Помятуя о роковом газовом плафоне, между театром и каналом была построена первая в Риге паровая электростанция мощностью 52,5 киловатта. Рижская садовая дирекция во главе с выдающимся ландшафтным архитектором Георгом Куфалтом озеленила окрестности театра. Прямоугольный партер со стороны Александровской улицы украсил фонтан «Нимфа», созданный в мастерской Густава Фольца.

1–й Рижский городской (немецкий) театр проработал до начала Первой мировой войны. Здесь ставили много немецких опер — Вебера, Вагнера, Бетховена, но жаловали и французов — Обера, Гуно, Мейербера, и русскую оперную классику — «Жизнь за царя» Глинки, «Демона», «Моисея» и «Семью Макаввея» Рубинштейна, «Евгения Онегина» и «Иоланту» Чайковского. Правда, свою предсмертную арию Иван Сусанин исполнял… по–немецки.

В 1898 году значительно обновился состав солистов, за пульт оркестра встал молодой, еще не великий Бруно Вальтер. За два года он поставил в Риге около полусотни спектаклей, а для своего бенефиса выбрал «Евгения Онегина» Чайковского.

Деятельность 1–го Рижского городского (немецкого) театра ставила планку театральной культуры не только Риги, но и всего региона, и, несомненно, повлияла на создание латышской оперной школы, в последний период существования театра нарабатывавшей опыт под руководством Паула Юрьянса.

Но это уже другая история.

На основе материала историка–краеведа Феликса Талберга.