Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Совет Соборов и Съездов старообрядцев Латвии

Совет Соборов и Съездов старообрядцев Латвии

О празднике — глазами русских и латышей

Игорь Ватолин

Вести Сегодня, 18.11.2013

Накануне 18 ноября в одной рижской арт–галерее довелось встретиться вполне интеллигентным людям, русским и латышам. Корреспондент «Вести Сегодня» воспользовался моментом и поинтересовался, что для каждого значит эта дата.

Эдгар

Историк Эдгар недавно выступил соавтором сценария документального фильма к юбилею Народного фронта. Для него 18 ноября — напряженный рабочий день, расписанный по праздничным мероприятиям, выступая на которых он восстанавливает исторический контекст провозглашения Латвийской Республики, напоминает об альтернативах. Ведь свои варианты обустройства латвийской территории вынашивали монархист Андриевс Ниедра и большевик Петерис Стучка. Однако наиболее жизнеспособной оказалась ЛР, провозглашенная в ноябре 1918 года. Эдгару чрезвычайно важно ощущать себя частью латвийского государства.

Переспрашиваю, правильно ли понял, что речь идет не о стране, когда государственность лишь один из аспектов, а именно о государстве (valsts). То есть о чиновниках и коридорах власти, хорошо если системе управления, а не подавления. В этом смысле любить государство — все равно что трактор. И то и другое машины, только функции разные…

— Для меня и многих латышей государство не только и не столько парламент, правительство и президент, сколько латвийская жизнь как таковая во всем богатстве ее проявлений. Поэтому 18 ноября — не просто заявка на смену форм управления определенной территорией, а рождение нового мира.

К началу 1990–х были люди, заставшие период парламентской ЛР, для очень многих воспоминания о независимой Латвии связаны с периодом диктатуры Улманиса. В результате соединения одного с другим с добавлением деструктивного опыта Второй мировой войны сформировались представления латышской эмиграции. Для подавляющего большинства на воспоминания о межвоенной Латвии наслоился опыт жизни в СССР. Однако при всех различиях ситуаций 1918 и 1990 годов де–юре это одно и то же государство и народ как совокупность граждан.

— Спустя 23 года после восстановления независимости не стоит ли в порядке демократической эволюции расширить эту совокупность за счет неграждан, которые в своем нынешнем статусе уже являются латвийскими подданными?

— Эволюция происходит все время, но порой так медленно, что мы не можем разглядеть ее результаты. Сегодня неграждане, составляющие порядка 13%, имеют возможность получить гражданство ЛР через натурализацию. Другой путь потребовал бы радикальной перестройки всей системы. Подвижки возможны в одном моменте: дети, появившиеся на свет на территории ЛР после восстановления независимости, не должны получать фиолетовые паспорта, как бы намекающие на их связь с СССР. Уверен, что рано или поздно этот вопрос будет решен.

Владимир и Бабкен

Предприниматель и общественник, потомственный гражданин из староверов Владимир на протяжении многих лет добивается допуска неграждан хотя бы на муниципальные выборы:

— Нельзя не отдать должное мужеству и окаянству тех людей, которые в непростой ситуации в ноябре 1918–го, не имея никаких структур и ресурсов, провозгласили, а потом и осуществили демократическую Латвийскую Республику. Умом я все это понимаю, но для меня лично это пока не праздник. Я где–то вычитал, что во время Первой мировой войны сражавшиеся в составе американского экспедиционного корпуса афроамериканцы старались не попадать на передовую, отсидеться в тылу. Когда им предъявили обвинения в нелояльности, чернокожий активист Уильям Дюбуа ответил: «Когда это будет наша страна, это будет наша война».

Обладатель фиолетового паспорта художник Бабкен Степанян, живущий в Латвии с 1983 года, признается, что 18 ноября не его дата:

— Часть моих друзей–латышей радуются и отмечают этот день, с чем я их искренне поздравляю. Другие друзья–латыши называют эту дату днем утраченных иллюзий, на что я им выражаю сочувствие. Лично для меня это просто день. Я не устаю от любимого дела, работаю, не глядя на календарь.

Илзе, Оксана, Анна

Художница Илзе в 1988 году в десять лет оказалась на первом, еще запрещенном, отмечании 18 ноября у памятника Свободы:

— Для меня это очень глубокое переживание, которое трудно выразить словами. Несказанная внутренняя ясность, которую нет необходимости специально демонстрировать. При этом я отлично понимаю, что государство — это конструкция, а политики и чиновники — всего лишь люди. С большим сожалением наблюдаю, под чью дудку поет и пляшет народ в «стране дураков». Пустые речи, церемонии и ритуалы вместо серьезного разговора о реальных проблемах. Тем временем «мягкая власть» путинской России постепенно овладевает моей страной… В этом году 18–го улетаю в Болонью, чтобы зарабатывать на жизнь суровым творческим трудом.

Педагог Оксана убеждена, что сегодня 18 ноября стоит уважать и отмечать исключительно как историческую дату:

— Мне очень хорошо жилось в Советском Союзе, но его больше нет. Когда Латвия стала свободной, я всей душой верила, что у нас будет маленькое цветущее государство, в котором все будут счастливы. А сейчас, глядя на происходящее, все эти слова про свободу и демократию кажутся издевательством и кощунством, пиром во время чумы. Денег на детей и стариков у нас нет, производство сходит на нет, молодежь бежит за границу… При таком положении дел, перед тем как выпалить в воздух тысячи латов в виде салюта, стоит накрыть стол для голодных, сводить детишек из малообеспеченных семей в цирк или на веселый концерт. И объявить бесплатный проезд не только в Риге, но и по всей стране. А то далеко не у всех получается приехать полюбоваться на красоты столицы.

Психолог Анна убеждена, что отцы–основатели ЛР могли бы выбрать более удачное время года:

— А так сыро, серо, иногда выпадает снег. Обычно в этот день я утром включаю телевизор и смотрю торжественное богослужение в Домском соборе. Потом иду на парад. Хотя надо мной смеются все знакомые, латыши и русские, я с удовольствием смотрю на военную технику, не появилось ли чего новенького, какие послы на трибуне, какое настроение у людей, как они реагируют на появление вертолета. Если англо–саксонский мир в начале 1990–х разрешил Латвии иметь армию на мои налоги, то мне как ответственному налогоплательщику интересно посмотреть, на что ушли денежки.

После парада брожу по центру, слушаю музыку, встречаю знакомых. Иногда, пользуясь возможностью, предоставленной Рижской думой, катаюсь на общественном транспорте. Вечером иду на салют… За исключением бесплатного проезда и салюта сегодня эта дата больше разъединяет, чем объединяет людей.

…Такая вот мозаика мнений, из которых складывается портрет страны. На сегодня скорее по–ноябрьски грустный, чем оптимистический. Тем не менее заканчиваю этот материал словами Эдгара:

— Отмечать 18 ноября каждому стоит по душе, по велению если не исторической памяти, то ума и сердца. Сходить на парад и другие официальные мероприятия — хорошо, но в цирк или зоопарк, или просто скушать тортик — тоже нормально.