Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

 Дайнис Иванс и  Владимир Стешенко

Дайнис Иванс и Владимир Стешенко

Забытые герои

Юлия Александрова

«Ves.LV»

24 ноября 2011 («Вести Сегодня Плюс» № 94)

Как русские боролись за независимость Латвии

 

Почему-то на всех памятных мероприятиях, посвященных Дню независимости, принято говорить лишь о том, что своей свободой Латвия обязана только латышам. А между тем уже в 20-е годы 15 русских офицеров стали кавалерами высшей награды ЛР - за то, что проливали кровь за свободу этой земли.

Под обломками империи

Утверждение о том, что только одни латыши боролись за независимость Латвии, конечно, неверно, считает историк, профессор Латвийского университета Эрик Екабсон. Неверно хотя бы потому, что территорию Латвию с конца ХIХ века населяют многие народы, и все они находились в 1918 году здесь, и все они оказались вовлеченными в происходящие события.

- Большевизм, возникший на территории Российской империи, оказал уникальную услугу маленьким народам, - напоминает профессор. - Большевизм развалил Российскую империю, и все происходящее в Латвии в 1918-1920 годах проходило, с одной стороны, как борьба с большевизмом, а с другой - как борьба за независимость. Напомню, что армия Латвии воевала с Красной армией и армией советской Латвии до мая 1919 года, когда Красная армия развалилась буквально на глазах, а потом - против армии Бермонта и местных немцев, которые в сотрудничестве с немцами "Железной дивизии" хотели сохранить здесь влияние.

Если смотреть на освободительную войну, то в Латвии была наиболее сложная обстановка во всем регионе. Здесь сплелись интересы не только России и Германии, но и Польши, Швеции, других западных держав, пытавшихся создать в этом регионе в каком-то виде замену Российской империи как партнеру для торговли. Местные народы должны были выбрать, на чьей стороне воевать, или просто подчиняться приказу.

- Чью сторону выбрали местные русские?

- Если местные немцы, все, кто мог держать оружие, пошли воевать с большевизмом, почти стопроцентно вступив в ландвер (в конце 1918 года германский уполномоченный в Прибалтике Винниг заключил договор с правительством Улманиса о создании Балтийского ополчения), то с русскими иначе. Они делились на две части: русское меньшинство в основном складывалось из крестьян, а вторая часть - это богатое дворянство, интеллигенция и белые офицеры, которые здесь нашли убежище.

Последние сразу заняли антибольшевистскую позицию, а крестьяне, как и везде на бывшей территории Российской империи, выжидали, поскольку через них проходили и белые, и красные и грабили все одинаково, так что крестьянам было трудно выбрать, на чьей стороне воевать. Когда объявили мобилизацию в Латгалии в 1919 году, многие русские крестьяне оказались в латвийской армии.

В 6-м рижском полку пехоты даже создалась анекдотичная ситуация. Латышские офицеры обнаружили, что невозможно достичь взаимодействия с солдатами, так как те не понимали приказов по-латышски. Это были латгальские русские, которым пришлось отдавать команды по-русски. Была одна русская рота, которая потом выросла в Либавский добровольческий стрелковый отряд под руководством князя Ливена - уроженца Межотне, бывшего офицера Российской армии. Эта рота, в которой было около тысячи человек, с огромным героизмом сражалась всю первую половину 1918 года.

Звезда князя Ливена

Многие исследователи считают, что одним из забытых героев освободительной борьбы является как раз Анатолий Ливен. Именно его отряд в конце 1918 года стал основной силой, сдерживавшей натиск красных латышских стрелков, двигавшихся с востока. И именно его отряд вместе с латышскими частями Балодиса 22 мая 1919 года освободил Ригу.

Некоторые историки даже утверждают, что именно князю Ливену Латвия во многом обязана своей независимостью, поскольку после того, как 18 ноября была провозглашена Латвийская Республика, обнаружилось, что защищать-то ее некому - кроме отряда русского князя. Профессор Екабсон с этим утверждением не согласен, считая князя Ливена лишь одним из защитников Латвийской Республики, но никак не единственным.

Еще одно имя - российский офицер Климент Дыдоров, нелегально перебравшийся в Латвию после подписания Брест-Литовского мирного договора. Уже с октября 1918 года капитан Дыдоров принял активное участие в образовании добровольческих отрядов в Латвии, командовал русской ротой Рижского отряда охраны Балтийского края, а в 1919 году его рота влилась в стрелковый отряд князя Анатолия Ливена. После ранения князя Ливена, которое случилось через два дня после освобождения Риги, он принял командование отрядом на себя.

- Скажите, профессор, а князь Ливен и полковник Дыдоров были награждены за свой героизм орденом Лачплесиса - высшей военной наградой Латвии?

- Нет, они не являются кавалерами этого ордена, поскольку воевали в составе армии Юденича. Среди кавалеров в основном русские офицеры, воевавшие в составе Латгальского партизанского полка. В этом списке 15 русских, а также 11 литовцев, 47 немцев, 9 поляков, 6 эстонцев, 4 еврея и 3 белоруса. В латвийской армии того периода было 85% латышей, но это не меняет сути: в армии было очень много представителей других национальностей. Причем некоторые русские офицеры занимали очень высокие посты в латвийской армии, командуя латышскими солдатами.

Была одна русская часть, о которой мало кто знает. В конце 1918 года во Пскове немцы, отступая, создали кавалерийский партизанский отдел полковника Афанасьева, который должен был сдержать наступление большевиков. Однако ничего не получилось, и корпус распался, а сам Афанасьев со своими солдатами отступил в Ригу и вступил в вооруженные силы Временного правительства Латвии, а потом вместе с правительством отступил в Лиепаю. Часть его отряда осталась в Латвии, слившись с отделом князя Ливена, другая часть влилась в армию Юденича.

Международный скандал

Известно, что Эстония своеобразно "отблагодарила" армию Юденича, которая помогла освободить их от большевиков. Солдат и беженцев сначала вообще отказались пропустить через границу. Русский писатель Александр Куприн, бывший среди отступающей армии в районе Нарвы, писал, что люди кучами погибали от холода на эстонской границе. Потом русских все же пропустили, солдат разоружили, прямо на морозе сняли с них новые английские шинели, отняли ценные вещи, золотые кресты с кольцами и отправили в здания пустующих фабрик, обнесенных колючей проволокой. В таких концентрационных лагерях от голода, холода и эпидемии тифа погибли тысячи человек. А как Латвия отнеслась к тем белым офицерам, которые помогли отстоять ее независимость? Они нашли свое место в мирное время?

- Латвия дала приют всем этим офицерам и солдатам, и многие потом продолжали служить в латвийской армии, - рассказывает профессор Екабсон. - В этой связи вспоминается еще один русский офицер - полковник Сергеев, окончивший Российскую академию Генерального штаба и занимавший высокие посты в латвийской армии. Во главе латвийской армии до 1928 года стоял Петр Радзиньш - тоже подполковник царской армии, который, конечно, поддерживал связи со своими бывшими коллегами, всячески стараясь им помочь, даже разрешив им вести здесь общественную деятельность.

Кстати, в царской армии насчитывалось 10 тысяч офицеров-латышей. И то, что латыши воевали только на стороне красных, - это большой миф. Да, в 1935 году в Красной армии было 135 генералов латышской национальности, но факты свидетельствуют и о том, что около 15 латышских генералов воевали на стороне белых - Юденича, Деникина и Колчака. Понятно, что с русскими офицерами, эмигрировавшими в Латвию, их действительно связывало многое.

Осенью 20-го в Латвии разразился большой скандал. Причиной стали как раз эти дружеские связи руководства латвийской армии с бывшими белыми офицерами. Советское посольство обратилось к латвийскому МИДу с нотой протеста: почему, несмотря на мирный договор, Латвия разрешает деятельность монархических организаций, ведущих враждебную деятельность в отношении советской России?! Радзиньш вынужден был уйти со своего поста, потому что власти очень боялись упреков советской стороны и делали все, чтобы не было даже повода для разговоров о том, что Латвия не соблюдает условия мирного договора.

- Был еще один генерал белой армии, чей отряд действовал на территории Алуксне, - Станислав Булак-Балахович...

- Да, он был белорусом по происхождению и очень колоритной фигурой, чем-то похожим на батьку Махно. Его отряд действовал с особой жестокостью. Булак-Балахович воевал сначала на стороне красных, потом перешел к Юденичу, но в 20-м со своими солдатами захватывает генерала Юденича и требует от него выкуп - 100 000 фунтов стерлингов, угрожая выдать большевикам. Генерала Юденича освобождают эстонцы, а Булак-Балахович подается в бега - в Латвию, надеясь, что его примут здесь.

Но после эпизода с захватом Юденича его самого в латвийскую армию не взяли. А пока отряд стоял в Алуксне, многие его солдаты перешли на сторону латвийской армии. Есть интересные воспоминания, в которых этот переход описывается весьма красочно. У него в отряде были солдаты-латыши, которые очень странно выглядели: все носят какие-то зеленые или красные рубашки, сабли привязаны на шнурках в кавказском стиле, 90% больны венерическими болезнями, все немножко пьяные и, перейдя в латвийскую армию, сразу требуют деньги на водку, потому что по-другому уже не воюют.

Как-то они остановили еврея, который на телеге вез продавать в Ригу водку. Телегу забрали для проверки. Утром вернули пустой. "Что такое, где товар?" - возмущается хозяин. "Наверное, мыши утащили", - отвечают партизаны. "Не знал, что мыши водку пьют", - говорит еврей. Вместе с тем эти солдаты Булак-Балаховича показали огромное мужество в боях и были награждены высокими наградами Латвии.

После войны

Интересно, а как сложилась судьба Ливена, Дыдорова, Афанасьева, Сергеева, Булак-Балаховича? Профессор рассказал, что полковник Сергеев после скандала выехал во Францию и дальнейшая его судьба ему неизвестна.

Судя по многочисленным публикациям, Булак-Балахович отправился в Польшу, где получил звание генерала польской армии и лесную концессию в Беловежской Пуще - там работниками были бывшие члены его отряда. В 1936-м он появляется во франкистской Испании в качестве польского наблюдателя и специалиста по диверсиям. В 1939-м, когда фашистская Германия и СССР вторглись в Польшу, организовал партизанский отряд и подпольные группы для борьбы против оккупантов. Был убит в Варшаве в 1940-м агентами гестапо.

- Князь Ливен и полковник Афанасьев остались жить в Латвии, - говорит Эрик Екабсон. - Ливен умер в 1937 году. Можно сказать, ему повезло, что это произошло еще до известных событий. У полковника Михаила Афанасьева, ставшего в армии Юденича генералом, совсем другая судьба. Он поселился в имении жены возле Резекне и спокойно жил там до 1940 года. Осенью был арестован, а 22 июня 1941 года расстрелян. Именно русские белые офицеры стали первыми, против кого начались репрессии. Причем аресты начались уже летом 1940 года, когда Латвия даже еще не вошла в состав СССР.

Полковник Дыдоров, тоже оказавшийся с остатками армии Юденича в Эстонии, сумел не только выжить сам, но и помочь своим товарищам перебраться из негостеприимной Эстонии в Латвию. Климент Иванович с семьей обосновался в Резекне, стал владельцем небольшого магазина электротехники. Активно участвовал в общественной жизни, работая в резекненском Пушкинском обществе и в Объединении ливенцев.

Поддерживал отношения с ветеранами Белого движения, разбросанными по Западной Европе. Он пережил князя Ливена всего на год. Как писала газета "Сегодня", первым на его могилу возложил венок соратник по освободительной войне капитан Озолинь. Он сказал: "Мы никогда не забудем нашего боевого товарища, сохраним в своих сердцах память о том времени, когда мы вместе с этим храбрым и умным командиром боролись за свободу латвийской земли, которая дала ему теперь свой последний приют".

- Вы знаете, я, когда начал заниматься военным периодом конца ХIХ - первой половины ХХ века, еще успел застать в живых не только детей, но и некоторых участников тех боевых действий. Удивительно, но даже те, кто перебрался в Латвию после 1918 года, чувствовали себя и принадлежащими к своей народности, и одновременно гражданами Латвии. Они гордились своим гражданством и страной, когда ехали представлять Латвию за границу. Хотя не все им нравилось из того, что делал Улманис после 1934 года, и очень они возмущались закрытием национальных школ и недоброжелательным отношением к меньшинствам, но все равно были настоящими патриотами!

- Как вы думаете, почему же сегодня этого нет?

- Многие латыши тоже не испытывают гордости и чувства патриотизма. Значит, что-то не в порядке с государством. Конечно, диспропорция национальная сейчас другая, чем была тогда. Но нельзя все сваливать на это. Думаю, что общий исторический опыт был совсем другим и сплачивало людей как раз то, что все они - латыши и русские, евреи и поляки, белорусы и украинцы - вместе боролись за независимость Латвии, и эта независимость была для всех них неоспоримой ценностью.

- Спасибо за беседу.

 

"Вести Сегодня+" № 94.