Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Визит правительства Латвии и президента АН СССР М. Келдыша на ядерный реактор

Визит правительства Латвии и президента АН СССР М. Келдыша на ядерный реактор

Из металлургов в пекари

Елена Слюсарева

Вести Сегодня, 18.12.2013

Лиепая пытается «переварить» закрытие главного предприятия города

При закрытии «Лиепайского металлурга» было уволено около 1600 человек. Всего за один месяц кривая безработицы подпрыгнула сразу на 3%. Смогут ли эти люди найти другую работу? Где? И какую?

— Начиная с 27 мая у нас зарегистрировались 1268 человек, — рассказывает руководитель лиепайского филиала Государственной службы занятости Даце Баумане. — Почему не все уволенные? Потому что на предприятии работало много пенсионеров. На пенсию они вышли на льготных условиях в возрасте раньше общепринятого, поскольку работали в опасных условиях. Пенсии они получают, поэтому не имеют права на статус безработного.

Из тех, кто к нам пришел, 964 мужчины. Предприятие ведь было чисто мужским, женщины там работали в основном в управлении, офисе, хотя было много и крановщиц, и технических работников, есть даже одна инженер–металлург. По возрасту самая большая группа (38%) — люди от 50 до 59 лет. Среди них многие проработали на заводе всю жизнь и впервые столкнулись с безработицей.

— То есть люди переживают настоящий шок?

— Да. Есть у нас постоянные клиенты, которые то находят работу, то теряют ее, им знакомы все права, обязанности, возможности, которые предоставляет служба занятости. А здесь непростая психологическая ситуация. 42% не имеют квалификации. Допустим, человек окончил среднюю школу и всю жизнь работал сборщиком горячего металла. Он больше ничего не умеет, а ему только 52 года, до пенсии еще 13 лет, надо думать о том, что делать дальше. Ему нужно дать время осознать ситуацию, успокоиться. Когда улягутся эмоции, он начнет искать выход. Вот половина наших клиентов нас пока не слышит.

— Многие говорят, что живут ожиданием весны. Люди уверены, что завод откроется, и они вернутся к привычной работе.

— Да, они и нам так говорят. Потому отодвигают предложения — считают, что безработица к ним не имеет отношения. Но я все равно советую рассматривать новые возможности. Откроется завод, вас возьмут — хорошо. Но даже если он и откроется, то возьмут в лучшем случае половину бывших работников. Зачем сидеть и ждать, если можно узнать о чем–то новом? А вдруг человеку понравится новая работа?

— А что, учиться к вам металлурги идут?

— Идут вполне охотно. Пособие им будут платить 9 месяцев, до весны у них сохраняется надежда на возвращение на работу, поэтому и новые профессии осваивают, и госязык изучают. Госязык очень востребован, потому что у многих знания недостаточны для того, чтоб пойти на курсы переквалификации. С декабря больше 200 человек начали заниматься латышским.

— Это ж когда тот литейщик найдет работу — пока выучит госязык, пока переквалифицируется…

— Тот как раз латыш, проблемы с языком у него нет. И потом, многие получают не какие–то новые специальности, а смежные, а то и хорошо им знакомые. Например, из недавних 48 купонов на профобучение несколько групп набрали из желающих стать сварщиками. Причем многие учащиеся уже умеют это делать, но не имеют документа о специальности. А он очень важен при устройстве на работу, и сейчас очень хороший момент для того, чтоб его получить. Еще выбрали специальности электрика, автоэлектрика, слесаря, женщины идут в швеи.

— А что востребовано в городе?

— Конечно, заводов, подобных «Металлургу», больше нет, но вакансии есть. Например, 14 скандинавских предприятий Свободной экономической зоны берут людей. Это заводы разных профилей, небольшие, по 50–60 человек. Там и металлообработка, и проектирование разных деталей, и их производство, поэтому их особенно интересуют рабочие инструментального цеха.

Большое текстильное предприятие «Лаума», в торговле много людей занято. В этом году много рабочих было занято при ремонте улиц, дорог, на утеплении домов, активно идет ремонт брусчатки — там люди требовались. Потихоньку открываются новые предприятия, хоть и небольшие, но все же. Например, в этом году открылся «Катон–клаб» — филиал российской фирмы по производству хлопчатобумажной продукции. Открылась кофейная фабрика. Мы связывались с ними, люди там пока не нужны, но CV они готовы принимать.

— Каких специалистов сегодня больше всего среди безработных с «Металлурга»?

— Первое место — крановщики, на втором — слесари разного профиля. Есть специалисты редкие, формовщики, например, что разливают горячий металл по формам. Есть те, кто вагоны закреплял, — такие неплохо находят работу на железной дороге. Крановщики, в принципе, могут быстро переучиться на краны в порту, но проблема в том, что и там так много их не нужно. Резчик по металлу хоть и не сварщик, но может делать такую работу, надо лишь немного подучиться и диплом получить.

— Еще у вас курсы литовского есть…

— Ну почему только про литовский все спрашивают?! У нас курсы разных языков, русского, кстати, есть, и там очень активно молодежь учится. Самый востребованный язык, конечно, английский, а литовский мы предложили по примеру коллег, которые работают недалеко от Эстонии. Там много местного населения работает в Эстонии, и им предложили курсы эстонского, а у нас Литва рядом, правда, литовский еще никто не выбрал. Наши люди могут там заинтересовать единственно клайпедский судоремонтный завод, оттуда даже дали объявление в нашу газету, прослышав о закрытии «Металлурга». Мы его вывешивали у себя, а уехал кто или нет — не знаю.

— Выбросили на улицу полторы тысячи человек — для маленького города это большой удар…

— Конечно, в конце октября безработица составляла 9,4% (это 3 тысячи человек), а через месяц уже 12,5. Но пару лет назад безработных у нас было 6 тысяч, так что нынешняя ситуация не так плоха. Кто–то, конечно, уехал, но многие нашли работу дома. У нас в службе постоянно имеется информация о 200 вакансиях, и каждый месяц 320 человек находят работу. Из чего мы делаем выводы, что реально вакансий вдвое больше. Другое дело, какую предлагают зарплату. На «Лиепайском металлурге» получали хорошие зарплаты, все законно, им есть с чем сравнивать.

— Город как–то готовился к закрытию предприятия?

— В городской думе есть управление по развитию, которое ведет ряд программ совместно с инвестиционным агентством. Они подготовили много презентационных материалов, чтоб показать миру наш потенциал. Есть же работодатели, которым удобно набирать на предприятие готовый коллектив, тех же крановщиков. Люди привыкли к ритму завода, друг к другу. Это даже выгодно. Правда, о конкретных результатах я пока не слышала.

— В каких еще отраслях в городе люди рискуют остаться без работы в скором времени?

— В смежных с «Металлургом». Закрытие завода автоматически повлекло за собой уменьшение загруженности порта, железной дороги. Торговля, сфера услуг — всюду понемногу, но освобождаются люди.

Да еще зима наступает, когда нужно оплачивать квартирные счета. Особенно сложно, что большинство безработных с завода мужчины, женщины эмоционально более гибки и легче приспосабливаются к переменам. Им проще прийти на консультацию к психологу.

Мужчинам мы советуем вместо него пообщаться с консультантом по карьерным вопросам. Чтобы разобраться, что делать дальше со своим трудовым опытом. Наша задача — показать человеку максимум возможностей. Социальная служба предлагает помощь в оплате коммунальных услуг определенным категориям безработных, но не все спешат ею воспользоваться. Не знают о ней, стесняются обращаться — мы просвещаем.

Скажу честно: мы, ожидая массового прихода рабочих, готовились к тому, что все свое негативное настроение они выльют на нас, и были приятно удивлены, как корректно и доброжелательно они себя ведут. Город–то у нас общий, и проблемы тоже общие.