Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Рижские староверы приветствуют императора Александра III

Рижские староверы приветствуют императора Александра III

Туфта для Европы

Елена Слюсарева


«Ves.LV»
24 октября 2012 («Вести Сегодня» № 167)

Как Латвия втирает очки европейцам по поводу русских

 
С тех пор как в 2005 году наша страна ратифицировала Рамочную конвенцию о защите нацменьшинств, она обязана регулярно подавать в Совет Европы доклады о претворении ее в жизнь. И подает — но какие!

— Нынешний доклад, второй по счету, был подан 3 сентября, — рассказывает юрист–международник, правозащитник Елизавета Кривцова. — Принцип подготовки таков: пишет его МИД после консультаций с различными объединениями национальных меньшинств. Я состою в консультативном совете при Министерстве образования, но… читала уже готовый доклад. Мое мнение никто и не спросил. Такая же ситуация в консультативном совете при Министерстве культуры. Хотя советы должны выносит коллегиальные решения после общего обсуждения. А что прозошло в Министерстве образования: председатель совета Роман Алиев направил двух директоров школ в МИД со своими мнениями — вот и вся коллегиальность.

«Истинные граждане» и «потомки оккупантов»

— Если не знать истинного положения дел, то из доклада можно решить, что Латвия исполняет конвенцию на «отлично». Это при том, что она ратифицировала ее с оговорками и огромную часть русских нацменьшинством не считает — только тех, чьи предки жили здесь до 40 года? Эту оговорку Латвия пытается использовать в разных ситуациях по–разному. Например, когда зайдет речь, например, о спросе на русский язык, тут же из общего числа «официальных» нацменьшинств начнут вычитать — неграждан, “оккупантов”, их детей, внуков. В итоге останется ничтожная цифра русских — для кого языковые права–то расширять?

При этом натурализованные граждане под категорию нацменьшинств Латвии, по версии латвийских властей, не подходят! Хотя по закону и здравому смыслу делить своих граждан в зависимости от истории получения паспорта на первый и второй сорт недопустимо. Но делит! Просто Латвия пока громко не говорит об этом. Но по закону к нацменьшинствам же Латвия не причисляет всех русскоязычных граждан — только тех, чьи предки тут «проживали исторически”.

О референдуме ни слова

— Рамочная конвенция не уточняет цифры, с которых необходимо расширять использование языков нацменьшинств. Говорит лишь о «существенном количестве» представителей нацменьшинств. Понятно, что если в Риге это половина населения, а в Даугавпилсе — больше половины, то число это однозначно “существенное”. И референдум отчетливо показал главное: спрос на русский язык есть. Но в отчетном докладе Латвия о референдуме вообще ни словом не упомянула! Не было его! Хотя референдум прошел в феврале, а доклад составлялся в марте. “Не заметить” было невозможно.

При этом в докладе вообще все шито–крыто. Например, статья 10 конвенции предполагает использование языка меньшинств в публичной сфере, в общении с административными учреждениями. Латвия сделала оговорку, что не будет менять свое внутреннее законодательство, то есть на государственные и муниципальные учреждения обязанность использования языка нацменьшинств не распространяется. Тогда на какие? Когда оговорка противоречит сути статьи, это уже фактически отказ от ее выполнения! Но Латвия отчиталась: она обеспечивает использование русского языка в публичной сфере — в библиотеках. То есть можно взять книжку, прочитать ее и поговорить о ней на русском.

Суть же конвенции в том, что страна не просто “разрешает” использовать языки, но и поощряет это. Во всех отчетах еврокомиссаров, представителей СЕ, ОБСЕ, Евросоюза Латвию постоянно призывают к этому. И вот ответ — да. Поощряем. В библиотеках. Даже не смешно.

Война языков вместо сотрудничества

— Самое интересно, что под крики об угрозе латышскому государство не финансирует курсы латышского языка, хотя спрос на них огромный. Очередь одних только безработных растянулась больше чем на год. Все курсы — до вступления в ЕС — оплачивали западные спонсоры. Латвия последний раз выделила на курсы два года назад 4 тысячи латов. Для сравнения: Рижская дума только в этом году выделила 165 тысяч латов. Правительство спохватилось только в октябре, но до уровня финансирования Рижской думы страна, руководимая национальными политиками, недотягивает. Хотя перед вступлением в ЕС правительство клятвенно обещало сделать все возможное, да и конвенция предписывает помогать нацменьшинствам изучать госязык. Вот вам очередное нарушение, о котором в докладе, понятно, ни слова.

А ведь перед вступлением в ЕС Латвия обещала Брюсселю и натурализацию активизировать, и языковое законодательство либерализировать! И что вместо этого мы видим? Сплошные репрессии. При этом я часто слышу: «Ну зачем русскому языку особые права, ведь вы уже латышский неплохо освоили». Но по букве и духу конвенции это никак не связанные между собой вещи. Смысл использования языка меньшинств в публичной сфере в том, чтобы он развивался на этой территории, чтобы люди грамотно говорили и общались на нем, зная при этом и латышский.

Но искренние националисты, с которыми я беседовала, убеждены, что “борьба с русским» — единственный способ выживания латышского.

Разумеется, не упомянуты в докладе и перипетии вокруг уличных табличек на русском языке. Хотя тут уже целая война разгорелась — с привлечением полиции, составлением протоколов, выписыванием штрафов. При этом люди вешали таблички на свои деньги и не заменяли латышских названий, а просто писали их кириллицей. И это право прямо прописано в конвенции! Но Латвия просто плюет на нее.

Роя себе же яму

— На самом деле небольшие страны куда больше крупных держав заинтересованы в том, чтоб международные механизмы работали эффективно. Ведь только эти механизмы в случае чего и спасают их. За ними ведь нет больших армий, мощных ресурсов, их защита — формирование единых стандартов. Если все страны будут неукоснительно исполнять свои международные обязательства, никакие пакты молотовых — риббентропов не будут возможны. Но Латвия своими действиями подрывает, а не укрепляет такие стандарты.

Да, международное сообщество на какой–то момент допустило создание института неграждан. Но все понимали, что это нонсенс, и надеялись на исправление ситуации в ближайшие годы. А Латвия растянула проблему на десятилетия и тем самым создала негативный прецедент по массовому лишению населения гражданских прав. Теперь любая страна в мире, показывая на Латвию, может по надуманному предлогу исключить часть населения из политической жизни.

Понятно, что у Латвии мал опыт государственности, но надо хотя бы пытаться извлекать уроки из прошлых ошибок. Первая республика не смогла себя защитить, а Вторая наступает на те же грабли. Ведь исключая треть населения из политической жизни, она не усиливает, а ослабляет себя.

Есть же хорошо известный в мире сценарий, который обсуждается американскими и европейскими экспертами, — по прогнозам до 2020 года Россия может получить контроль над латвийской территорией. И есть расчеты, почему НАТО и ЕС не успеют вмешаться. Так вот Латвия делает все, чтоб этот прогноз сбылся. В первую очередь всеми силами создает условия для недовольства русских граждан и неграждан страны. Хотя лично я, например, какой бы видела в идеале свою перспективу: быть латвийской гражданкой в Европе и жить своей русской жизнью. Чтоб русская культура процветала, чтоб я могла спокойно учить своих детей на русском языке, чтоб я не чувствовала себя ущербной и мне не пришлось просить защиты у России. Для безопасности Латвии это наилучший выход, тем более что русские тоже являются носителями латышского языка.