Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П. Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Артур Приедитис
Валентина Прудникова
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Яна Рубинчик
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Михаил Тюрин
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
Алексей Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн
Александра Яковлева

Уникальная фотография

Во время службы, возглавляемой митрополитом Леонидом

Во время службы, возглавляемой митрополитом Леонидом

И вновь горят лампады в храме

Наталья Севидова

Вести Сегодня, 13 сентября 2005 года

12 сентября - день святого князя Александра Невского - для скромной провинциальной аптекарши Ирины Сазоновой - самый большой праздник. 

Так случилось, что десять лет назад ее судьба сплелась с судьбой одноименного православного храма в местечке Стамериене, что под Гулбене. Долгие годы стоял он в постыдном запустении - не войной, не стихией порушенный, а поруганный людьми, потерявшими веру и забывшими о совести. Для таких стрельба по хрустальным крестам и выламывание из образов икон на салазки  - не кощунство, а так - удаль молодецкая.

Но времена безбожия ушли, воспитанные в нем пионеры выросли и вступили в тот  возраст, когда человек начинает задумываться о смысле жизни и о том, что называется божьим промыслом. Так и с Ириной случилось. На сломе эпох, беды на ее семью посыпались одна другой хлеще: увечье отца, болезнь родителей, смерть брата... Словно родовое проклятье тяготело над семьей. И до того Ирине стало страшно за своего маленького сыночка, что поневоле стала искать духовной  поддержки свыше. И на оскверненную сельскую церковь, что пряталась в густых зарослях елок и вызывала у Ирины мистический страх, стала она смотреть другими глазами. Словно раненый лебедь храм на берегу озера взывал о помощи.

О том, как благодаря русской аптекарше в латышской глубинке была воссоздана маленькая православная община, как прихожане на толоках очистили святое место от всякой дряни, увозя мусор грузовиками, как отец Владимир начал вести службы под дырявым куполом и в дождь, и в снег, как объявился у общины щедрый покровитель - рижский бизнесмен Олег Андреевич Колосов - об этом я писала год назад. Тогда Ирина и ее муж Саша пригласили "Вести Сегодня" полюбоваться благолепием заново рожденного храма. До официальных торжеств в честь столетия освящения церкви святого благоверного князя Александра Невского оставалось пару месяцев. Все в основном было готово, но не хватало шести тысяч латов, чтобы рассчитаться со строителями (они поверили казначею общины Сазоновой на слово и заканчивали подряд в долг). Вот Ирина и вспомнила о силе печатного слова. Мы опубликовали статью и номер платного телефона для пожертвований. И в кратчайшие сроки деньги были собраны!

И вот я снова в Стамериене. Ирина вновь пригласила - на этот раз, чтобы через газету поблагодарить всех, кто отозвался на ее призыв. Свидетельствую: ваш благородный порыв, дорогие читатели, не пропал втуне. Какое чудо сообща вернули в мир! Стены храма издали мерцают сахарной белизной, солнце играет в крестах из кварцевого стекла, и ладная ограда поставлена, и возрожденный целебный родник у стен церкви  увенчан нарядным теремком, и травка изумрудная подстрижена как под линеечку. Заходим с Ириной внутрь - и здесь все преобразилось. Появился чудный иконостас! Заказывали его в Новгороде, точно по размерам утраченного, а расписывали в Рижской духовной семинарии. На деньги Turisma Aģentūra. Деньги немалые и навряд ли они бы достались Стамериене. На тот миллион, что был выделен по программе восстановления латвийских церквей, много было претендентов. Стамериенской общине с заявкой нечего было и соваться - в других-то волостях храмы не в пример плоше.  

Но ...  слезы делу помогли.  Уж больно Ирина чувствительная натура. Как начнет рассказывать про общинные дела, так голос начинает предательски дрожать, а слезы сами катятся.

Меня к прессе допускать нельзя, - виновато улыбается она. - Как вспомню все переживания за эти десять лет - горло перехватывает".

Но приехало в Стамериене как-то телевидение, передача "Провинция". Пришлось Ирине самой  перед камерой "выступать". Такой ее и зрители и увидели - с глазами на мокром месте. И поверили!  На объявленный платный номер позвонили тысячи! А сама журналистка, которая делала сюжет, так прониклась, что лично пошла к начальству Turisma Agentūra - убеждать, чтобы cтамериенской общине дали денег на иконостас. И убедила! К прошлой пасхе иконостас уже поставили.

Никогда прежде в алтарном приделе не приходилось мне  видеть образ раскаявшегося разбойника, распятого вместе с Христом. А здесь - как напоминание: все мы люди грешные, но у каждого есть шанс на спасение. Для маленького сельского храма символ очень уместный: ведь в округе все на виду друг у друга, никакой порок от соседей не утаишь.

Внутреннее церковное убранство еще аскетично. Из Москвы должны прибыть хоругви, семилампадник, иконы. Но чтобы заплатить за заказ, многим общинникам пришлось заложить личное имущество и взять кредит.

-  Мы-то что... мы, можно сказать, уже пристроились, - а главное-то сделал Олег Андреевич. Страшно сказать, какие деньги тут прошли! - говорит Ирина, и опять волнуется. - Вы так и напишите, если бы не Колосов - ничего бы тут не было! Когда столетие храма отмечали, он на богослужение приезжал с Эммой Андреевной,  так ему бабушки руки целовали!

Много ли у нас новобогатых, которых народ добрым словом помянет? А вот за спасенную церковь благодетелю Колосову люди верующие в ножки поклонятся.

Ведь теперь здесь и младенца покрестят, и старушку перед смертью причастят. А без этого к вратам райским святой Петр не пропустит. Выходит, Колосовы свою самую главную миссию на земле выполнили.

А может, рижскому судовладельцу об этом  сам русский князь-воин на ухо шепнул?

Ведь как было? Именно в день святого Александра Невского нагрянула в Стамериене целая толпа латвийских журналистов - осмотрели поместье барона Вульфа, подошли к обшарпанной церкви. А там крестный ход в честь святого - шествуют местные прихожане за священником под латанной-перелатанной хоругвью. И после в одной из русских газет появилась статья об истории храма с фотографией. И такая подпись: "Ходит община вокруг храма - поможет ли святой?"

Олег Андреевич обвел это место карандашом и отложил газету. А потом они с женой в отпуск за границу отбыли. Но когда вернулись, про газету вспомнили. И поехали в Стамериене. Как люди, покровительствующие искусству, Колосовы, конечно, оценили  удивительную храмовую архитектуру, в которой органично соединились православный и лютеранский стили. 

Началось все со ста латов, которые нежданные гости вручили Ирине, казначею общины, разыскав в поселке ливанский домик Сазоновых. Хояева накрыли на стол чем бог послал, долго рассказывали про многострадальный храм, про строгого батюшку отца Владимира, который может на ослушника и ногами затопать, про историю их ремеcленного поселка, в котором испокон три конфессии в ладу живут...

Колосовы сидели, слушали. Потом встретились с отцом Владимиром. Тем самым строгим священником, что в мороз в одном облачении ведет службу, а в крещенье опускает руки с крестом прямо в прорубь. Видно, достучался суровый батюшка до сердца мецената. И пошли от Олега Андреевича первые деньги - сначала на ремонт кровли, потом на отделку - наружную, и внутреннюю. А потом и на отливку в Белоруссии колокола. Ведь как же православному храму без колокола? Теперь вот разливается малиновый звон над серебряным озером и прихожен потянулись на него со всей округи.

Теперь в Стамериену на большие церковные праздники народу съезжается  - как в городе. Президент недавно почтила своим присутствием и вместо 10 минут, расписанных по протоколу, задержалась у храма на полчаса. Да и не диво: какая благодать вокруг! Эта благость и от Склоненного Ангела изливается, который с невыразимым состраданием смотрит на прихожан со старой, чудом уцелевшей в разгроме иконы. Простил, стало быть, ангел-то. Ирина почитает его не только как иконописный образ, а как хранителя и заступника - не только храма, но и семьи своей, и православной общины, да и всей Стамериены: - Господь, знает, как все устроить, а  ангел заботится о нас! А ведь и точно, вернулся ангел в храм и жизнь вокрест начала налаживаться. Туристы в Стамериене поехали. И какого бы  вероисповедания ни был человек - мимо православной жемчужины не пройдет равнодушно. И каждый оставит храму свои сантимы.

Когда Ирина говорит о подношениях и пожертвованиях, у нее опять начинают влажнеют глаза.

- Кроме Олега Андреевича, нам еще помогал один местный предприниматель - Василий Иванович Загоруйко. Он нам то 250, то 500 латов подбросит. Отец Амворосий перед смертью подарил нам кованный престол для алтаря. А уж после вашей статьи столько народу откликнулось! Пятерки, десятки присылали. Один человек приезжал в Мадонну по делам, так специально крюк сделал, чтобы отдать мне  последние пять латов. "Да как же вы поедете?" - спрашиваю. "Господь мне поможет!"  Мой папа, (у него нет ног), лежал в соседней комнате, все слышал, потом подозвал меня и сунул свою десятку из инвалидной пенсии. А ведь поначалу все бранил меня, что я не свое дело полезла...

Коллеги-фармацевты дали десятки латов, человек по имени Бернард Хилтс сразу после публикации перевел нам тысячу латов! Я весь день проплакала от умиления, когда перевод получила. А наши стамериенские бабушки по 50 сантиков, по латику приносили. А ведь им лекарства не на что купить - я-то знаю!

Я хочу всем этим людям в ноги поклониться за их добро. Нас ведь обычно только горе сплачивает. Вот убили детей, так у нас тут плакали все - и католики, и лютеране, и православные, и сектанты. А здесь объединяет прекрасное. Потому что храм он для всех открыт - и в горести, и в радости.

Ибо сказал Господь: "Прииди ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас, и найдете покой душам вашим" (Евангелие от Матфея).