Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Георг Стражнов
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Свадьба Т.К.Барышниковой

Свадьба Т.К.Барышниковой

Вечно гонимые. Легко ли быть старовером в Латвии?

Наталья Севидова

Вести Сегодня, 29 сентября 2014 года

Староверы — коренной народ Латвии. Они обосновались в Латвии в XVII веке и составляют сегодня весомую долю русского населения страны — их около 70 тысяч. Как они чувствуют себя в латвийском государстве и со-временном мире, как на них влияют языковая политика властей, экономическая ситуация в стране, каково их отношение к России — об этом шла речь за круглым столом информагентства Росбалт, где собрались представители Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины, ученые, политики и журналисты.


 

 

 

 

 

 

 

 

Подобный разговор на той же площадке состоялся ровно восемь лет назад. За прошедшие годы численность этой самобытной этноконфессиональной группы не возросла, но сделано много значимого для сохранения ее жизнеспособности: созданы Гребенщиковское духовное училище, Братство молодых предпринимателей, Международная гильдия предпринимателей - староверов, организуются христианские молодежные лагеря, паломничество в святые для староверов места России, идет процесс создания ссудо-сберегательных обществ для членов общины, работает воскресная школа для детей. ..

Это обнадеживающие факты. Но есть и вызовы, которым общине не так-то просто противостоять.

Да, в Латвии древлеправославная церковь признана традиционной конфессией, с её главой встречается президент страны, власти относятся к конфессии лояльно.

Но возникла другая опасность.

Участники дискуссии не скрывали, что происходит расшатывание главного стержня, который помог староверам выдержать трёхсотлетние притеснения в царской России и не раствориться среди других народов в изгнании. Этот стержень — христианская вера. Утратить ее — значит перестать быть староверами, предупредил профессор социологии, доктор исторических наук Азий Иванов.

Церковнославянский язык, на котором идут службы в староверческих храмах, теснейшим  образом связан с русским языком. Культура, фольклор и традиции старообрядцев тоже неотделимы от русских корней. В древних канонах богослужений и знаменского пения нельзя менять ни слова, а уж тем более переводить  их на другие языки. Но смогут ли поборники древлеправославной веры сохранить язык предков, если русский будет изгнан из школ? Многое будет зависеть от воспитания детей в семьях, указал Иларион Иванов, председатель правления Старообрядческого общества в Латвии. Беда в том, что поколение, воспитанное в христианстве, стареет, а молодежь эмигрирует. И за границей оказывается в вакууме. А ведь сила староверов именно в общинности, во взаимовыручке и в совместном хозяйствовании, подчеркнул профессор МБА Владимир Багиров.

Пустеет и Латгальский край, где испокон веку жили староверы. Ветшают и подвергаются грабежам церкви, горят моленные, их некому охранять, не на что ремонтировать.

Депутаты сейма, избранные от Латгалии, добились выделения средств из бюджета на ремонт некоторых староверческих храмов, на сакральный туризм, но это мизерные суммы по сравнению с теми, что дают другим традиционным конфессиям.

Впрочем, в этих подачках тоже кроется бесовский соблазн — тенденция к потребительству, предостерег Азий Иванов. А староверы никогда не просили ни копейки у власти и ничего не принимали от государства. Зато сами щедро жертвовали на бедных, на храмы и культуру. Все знаменитые российские меценаты — Морозовы, Мамонтовы, Рябушинские — из числа богатых купцов-староверов.

Несет угрозу латвийскому староверию и пресловутая интеграция — в том виде, как ее понимают наши властные структуры.

Староверы считают себя частью латвийского общества, они веками прекрасно уживались с другими народами Латвии. Более того, в 90-е годы строверческое население сыграло позитивную роль в смягчении напряжения между латышами и русскоязычными. Староверы доказывали на своем примере, что можно жить в Латвии, любить ее, работать на ее благо и сохранять свою идентичность, сказал Илларион Иванов.

Но сегодня толерантность его единоверцев испытывают на прочность националисты. Агрессивная риторика членов нацобъединения в сейме уже затмевает выступления бывших «ястребов» Табунса и Добелиса, констатировал депутат сейма Иван Рыбаков. А такие действия властей, как лишение русских депутатов мандатов за недостаточное знание госязыка, запрет на русскую версию муниципальной газеты Резекне, требование 3-й категории знания госязыка от помощников детсадовских воспитателей и т. п., никак не способствуют сплочению общества.

«Когда прекратятся гонения на староверов? — задал риторический вопрос Азий Иванов. И сам же ответил: — Никогда! Это историческая судьба христиан. Помните, что сказал Христос ученикам, когда они хотели пойти за ним? «Готовы ли вы страдать за имя мое?» Гильдия, газеты, конференции — это все мирское, а спасение староверия только в духовном пути - через пост и молитву.

Что касается России, то сердце староверов расколото любовью к отчизне — России, где жили предки, и любовью к родине — Латвии, с которой они тоже связаны общей судьбой. «Поэтому никогда мы не будем поносить ни Россию, ни Латвию!» — подчеркнул глава старообрядцев И. Иванов.

Публицист Виктор Авотиньш в свою очередь высказал мнение, что староверы принесли с собой духовные ценности, которых не хватало их советским соплеменникам, приехавшим в Латвию после войны. «Староверы укоренились здесь на своем ценностном авторитете. Они и есть подлинная база интеграции общества».

Тут я бы поспорила с коллегой.

Мне кажется, это та же лукавая попытка разделить русских Латвии на хороших русских и плохих. А делить нужно не народ, а людей. Точнее, оценивать. Каждого по конкретным деяниям.