Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ария Карпова
Ирина Карклиня-Гофт
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Совет Гребенщиковской старообрядческой общины

Совет Гребенщиковской старообрядческой общины

Протоіерей Тарасій Ѳеодоровичъ Серединскій. НЕКРОЛОГЪ

Данный материал предоставил музей «Galerija Bunkurs», Daugavpils

16 апрѣля сего года скончался проживавшій въ г. Ригѣ, бывшій настоятель посольской церкви въ Берлинѣ, магистръ богословія, протоіерей Тарасій Ѳеодоровнчъ Серединскій. Почившій родился въ 1822 г. в г. Елисаветградѣ, Херсонской губерніи. Образованіе онъ получилъ сначала въ Херсонскомъ духовномъ училнщѣ, а затѣмъ преемственно въ Екатеринославской (три года) и Одесской (три года)—духовныхъ семинаріяхъ. По окончаніи семинарскаго курса въ 1841 г., онъ, по рекомендаціи бывшаго ректора Одесской семинаріи архимандрита Порфирія (Успенскаго), былъ вызванъ г. Оберъ-Прокуроромъ Святѣйшаго Синода въ С.-Петербургскую духовную академію, какъ знатокъ новогреческаго языка. Въ продолженіе академическаго курса, онъ слушалъ знаменитыхъ профессоровъ, напр. философіи — Карпова, физики — Ростиславова, богословія — архимандрита Макарія, церковной исторіи—протоіерея Кочетова, словесноети — Лучицкаго и др. По окончаніи академическаго курса, въ іюнѣ 1845 г., со степеныо магистра, онъ былъ оставленъ, по опредѣленію Св. Синода, при академіи и, по распоряженію академическаго начальства, въ качествѣ бакалавра, преподавалъ греческій языкъ въ высшемъ и низшемъ отдѣленіяхъ. Кромѣ того, состоя при академіи, онъ по порученію высшаго начальства переводилъ съ новогреческаго языка на русскій грамоты, присылавшіяся высшему духовному начальству съ Востока. Въ 1846 г. онъ былъ назначенъ священникомъ Христорождественской церкви при императорской россійской миссіи въ Неаполѣ; 28 іюля сего года онъ былъ посвященъ въ санъ священника.  Въ 1859 году, по опредѣленію Св. Сунода, онъ быль перемѣщенъ къ Князь-Владимірской церкви при императорскомъ россійскомъ посольствѣ въ Берлинѣ, сь возложеніемь на него обязанности священнослуженія въ Александро-Невской церкви, находящеіся въ русской колоніи Александровкѣ близъ Потсдама. Въ должности настоятеля Берлинской посѳльской церкви онъ состоялъ до своего увольненія оть заиимаемаго мѣета въ 1886 г. Съ 1886 года онъ жилъ въ г. Ригѣ, отдавая весь свой досугъ ученымь богословскимъ трудамъ. Состоя настоятелемъ церквей въ Неанолѣ и Берлинѣ, онъ неоднократно совершалъ богослуженіе въ присутствіи Высочайшихъ Особь и удостоивался Высочайшихъ подарковъ. Кромѣ того, онь имѣлъ счастіе преподаватъ въ 1865 году Законъ Божій велякой княжнѣ Ольгѣ Константииовнѣ (нынѣ королевѣ Эллиновъ) и великимъ князьямъ Константину и Димитрію Константнновичамъ. Во время пребыванія его въ Неаполѣ и Берлинѣ, всѣ пріѣзжавшіе русскіе считали своею обязанностію побывать у него. Такъ у него были и представители литературнаго и художественнаго міра: Гоголь, Боголюбовъ, Боткинъ, гр. Адлербергь, бар. Корфъ, Пироговъ, Самаринъ и др. Также онъ пользовался большою популярностію и въ нашей средиземно-морской эскадрѣ, офицеры которой всегда встрѣчали у него радушный пріемъ. За свою службу онъ имѣль слѣдующія награды и знаки отдичія. Въ 1846 году, при отправленіи вь Неаиоль, на него быль возложенъ золотой наперсный крестъ, выдаваемый изъ кабинета Его Императорскаго Величества. Въ 1854 г. онъ былъ награжденъ скуфьею; въ 1857 г.—камилавкою; въ 1860 г.—орденомъ Анны 3 ст.; въ 1861 г. былъ возведенъ въ санъ протоіерея; въ 1866 г. награжденъ орденомъ Анны 2 ст.; въ 1867 году, по случаю священнослуженія вь присутствіи Государя Императора Александра Николаевича, ему былъ пожалованъ отъ Его Императорскаго Величества золотой наперсный крестъ, украшенный брилліантами и изумрудами; въ 1870 году онъ награжденъ орденомъ св. Владиміра 4 ст.; вь 1874 г. — палицею; вь 1877 г. — орденомь св. Бладиміра 3 ст. Кромѣ того онъ имѣлъ иностранные ордена; Прусскій королевскій орденъ короны 4 кл. и 3 кл. и Мекленбургь-Шверинскій кавалерскій крестъ ордена Вендской короны.

28 іюня 1896 г. исполнилось пятидесятилѣтіе служенія его въ священномъ санѣ. По случаю пятидесятилѣтія Святѣйшимъ Синодомъ ему преподано было благословеніе съ выдачею установленной грамоты. Кромѣ того состоящее подъ Августѣйшимъ покровительствомъ Его Императорскаго Высочества Великаго Ккязя Владиміра Александровича Князь-Владимірское Братство при посольской церкви въ Берлинѣ, желая сь своей стороны почтить полувѣковое ревностное служеніе на чужбинѣ, равно и многочисленныые церковно-историческіе и литургическіе труды нпчившаго, избрало его почетнымь членомъ.

Живя за границей въ Неаполѣ и Берлнпѣ, почившій занимался литературными богословскими трудами. Зная основательно языки: еврейскій, греческій (древній и новый), латинскій, нѣмецкій, французскій и итальянскій, онъ имѣлъ всѣ средства для таковыхъ занятій. Живя въ центрѣ сначала римско-католическаго, а потомъ протестантскаго міра, онъ имѣлъ полную возможность не только слѣдить за западною богословскою литературою и почерпать изъ трудовъ западныхъ богослововь все, что имѣеть значеніе для нашей богословской литературы, но и провѣрять это съ дѣйствительностію: обстоятельство весьма значительное для фактичеекой правдивости дѣла. Научные литературные труды юбиляра изь области религіозной жизни католичества и протестантства имѣють поэтому особенное научное достоинство. По оставленіи своего служебнаго поприща, почившій не оставилъ своихъ литературныхъ занятій; свои труды, написанныя въ Ригѣ, почившій помѣщалъ въ мѣстныхъ енархіальныхъ вѣдомостяхъ.

Литературные труды почившаго, нанечатанные въ различныхъ духовныхъ журналахъ, Рижскихъ епархіальныхъ вѣдомостяхъ и изданные отдѣльными книжками слѣдующіе: 1) Черты догматическаго ученія, извлеченныя изь богослужебныхъ книгь православной Церкви (Христ. чтен. 1845 г.); 2) 0 важности богослужебныхъ кнігь православной Церкви въ догматическомъ отношеніи (Христ. чтен. 1851 г., курсовое сочиненіе); 3) Катакомбы св. -  Министерства Народн. Просвѣщенія); 4) 0 богослужении западной церкви. СПБ., 1849 и 1856; 5) 0 богослужебномъ благочиніи западной церкви. СПБ., 1859; 6) Опредѣленіе различія между восточною и западною церковію относителъно ученія о состояніи душъ святыхъ до всеобщаго воскресенія (Духовн. Бесѣда 1860 г ); 7) Объ индульгенціяхъ. СПБ., 1860 г., 2-ое изданіе исправлен. и дополнен. Рига, 1896 г.; 8) 0 причинахъ разногласія между восточными и западными христіанами во времени празднованія св. Пасхи на русскомъ, нѣмецкомъ, французскомъ и итальянскомъ языкахъ. Берлинъ, 1863; на русскомъ и нѣмецкомъ. Рига, 1896; 9) 0 крещеніи мірскомъ и иновѣрномъ (Христ. чтен. 1868); 10) Можно ли молиться за усоппшхъ, не признавая латинскаго чистилища? Или: нужно ли признать латииское чистилаще, чтобы молиться за усопшихъ? (Христ. чтен. 1868); 11) Бракъ есть таинство (Христ. чтен. 1869); 0 таинствѣі брака (Христ. чтен. 1893); 12) Вопросы и замѣчанія, относяіціеся къ божественной литургіи и ея чину въ нашей православной Церкви (Христ. чтен. 1869); 13) Богословскій факультетъ королевскаго Берлинскаго университета (Христ. чтен. 1869); 14) Непогрѣшимость римскаго папы вь ученіи вѣры и нравственности христіанской предъ судомъ священнаго писанія и священнаго преданія, церковной исторіи, самихъ епископовъ римскихъ, латинскихь богослововъ, западныхъ соборовъ и здраваго смысла (Христ. чтен. 1870 г.); Особенности въ священпослужебныхъ обрядахъ и обычаяхъ греческой русской церкви (Христ. чтен. 1871 г.; 16) 0 томъ, что преждеосвящснная литургія не можетъ быть заупокойною (Церковн. Вѣстн. 1877, 1878 и 1885 г.г.); 17) Библіографическая замѣтка на кну и руководство къ обличительному богословію Ив. Перова. Изд. 2-ое, исправл. и дополн, Рязань, 1892 г. (Христ. чтен. 1892 г.); 18) 0 протестантствѣ въ сравненіи съ православіемъ въ Рижск. Епарх. Вѣд. 1888 г. и отдѣльное изданіе. Рига, 1889 г.; 19) Общественное богослуженіе у протестантовъ въ Риж. Епарх. Вѣд. 1889 и отдѣльное изданіе, Рига, 1889; 20) Сводная таблица христіанскихъ вѣіроисповѣданій и сектъ, или сравнительнос христіанское вѣроученіе Рига, 1890; Отвѣтъ на рецензію И. П. (Рижкск. Епарх. Вѣдом. 1891 г.; 21) Обозрѣніе религій, существовавшихъ и существующихъ въ родѣ человѣческомъ отъ начала міра до настоящихъ дней (Рига, 1893); 22) 0 времени пресуществленіи св. даровъ на литургіи (Рижск. Еп Вѣд. 1895); 23) Замѣчаніе на чинъ и текстъ божественныхъ литургій святаго Іоанна Златоустаго, святаго Василія Великаго и преждеосвященныхъ даровъ (Риж. Еп. Вѣд. 1896); 24) 0 происхожденіи души въ каждомъ человѣкѣ (Риж. Еп. Вѣд. 1896).

Несмотря на преклонный возрастъ, почившіій до самаго послѣдияго времени не прекращалъ своихъ любимыхъ литературныхь богословскихъ занятій и печаталь, написанное къ пятидесятилѣтію его священства, новое научное изслѣдованіе его подъ заглавіемъ: „Папа римскій и соборъ вселенскій".

18 апрѣля вечеромъ былъ совершенъ выносъ почившаго о. протоіерея изъ его квартиры вь каѳедральный соборъ, въ которомъ приняли участіе многія духовныя и свѣтскія лица. 19 апрѣля было совершено его погребеніе. Заупокойную божественную литургію въ этотъ день совершилъ ректоръ духовной семинаріи протоіерей А. Аристовъ въ сослуженіи протоіерея А. Щелкунова, священниковъ А. Агрономова, М. Синайскаго и А. Цвѣтикова. Послѣ божественной литургіи отпѣваніе совершилъ Высокопреосвященнѣйшій Арсеній съ многочисленнымъ сонмомъ священнослужителей г. Риги. На литургіи, послѣ причастнаго стиха, слово произнесъ священникъ В. Плиссъ, а во время отпѣванія— священникъ А. Агрономовъ. Погребенъ почившій на рижскомъ Покровскомъ кладбищѣ, куда сопровождало его множество духовныхъ лицъ изъ среды рижскаго духовенства, его дѣти и родственники и многочисленные его почитатели. На гробъ почившаго было возложено множество вѣнковъ, изъ числа которыхъ особенно выдѣлялся вѣнокъ съ надписыо: „Отъ посольской церкви въ Берлинѣ бывшему настоятелю". Вообще ногребеніе почившаго о. протоіерея отличалось особенною задушевностію и свидѣтельствовало объ уваженіи, которое пріобрѣлъ къ себѣ почившій въ средѣ рижскаго духовенства и общества.

Cлово,

сказанное предъ отпѣваніемъ прот. Тарасія Ѳеодоровича Серединскаго

Блаженъ путь, въ онъже идеши,

душе, днесъ,

яко - уготовася тебе мѣсто упокоенгя.

 

Кончилась тихая, мирная, богатая впечатлѣніями, многоплодная, а въ послѣднее время болѣзненная жизнь твоя, достопочтенный и возлюбленный о Господѣ о. протоіерой Тарасій Ѳеодорович! Благгоовѣйно и скорбно предстоимъ мы у гроба твоего и, проникаясь искренной молитвой, думаемъ, чтб сказать въ молитвенную память о тебѣ? Какой прощальный привѣтъ возгласить тебѣ здѣсь, съ церрковной каѳодры того храма, въ который ты всегда стремился и который ты посѣщалъ для молиткы болѣе 10 лѣтъ? Какой урокъ заимствовать намъ отъ гроба твоего, изъ твоего земнаго жизненнаго теченія?..

Проникаясь твоею жизныо, насколько мы знаемъ ее, окидывая мысленнымъ взоромъ твою дѣятельность, видя тебя теперь во гробѣ бездыханна и безгласна, мы затрудняемся при этой горестной разлукѣ высказать всѣ мысли и чувства, которыя наполняютъ наше сердце. Особенно же намъ хочется сказать тебѣ въ привѣтъ и всѣмъ намъ въ назиданіѳ и утѣшеніе пасхальное привѣтствіе: Христос воскресе, и затѣмъ слова, которыя мы услышимъ при отпѣваніи: Блажен путь, въ оньже идеши, душе, днесъ, яко уготовася тебѣ мѣсто упокоенія. И вѣрится мнѣ, слышу отвѣтъ твой изъ горняго міра: во истину воскресе; дѣйствительно блаженъ путь, которымъ восхожу въ небесныя обители, ибо онъ приводитъ къ истинному покою, къ вѣчно-блаженной жизни... Къ этой цѣли стремится всякая душа христіанская, этого желалъ и почившій о. прот. Тарасій Ѳеодоровичъ.

Урожѳнѳцъ юга (Херсонской губ.), воспитанникъ по высшему образованію дальняго сѣвера, сѣверной русской столицы, прот. Т. Ѳ., по окончаніи своего образованія, послѣ кратковременнаго служенія въ должности бакалавра въ воспитавшей свои богатыя умственныя силы и занятія посвятилть на пользу св. православной цѳркви, внѣ предѣловъ русскаго государства, сначала на знойномъ югѣ (въ Неаполѣ), въ странѣ католической, а затѣмъ въ Берлинѣ—центрѣ германскаго лютеранства. Въ инославныхъ странахъ требовалась особенная ревность о спасеніи ввѣренныхъ ему православныхъ чадъ, о славѣ св. православной церкви; не непреткновенно было для него въ сихъ странахъ и содѣлываніе собственнаго спасенія души... Разныя мѣота, различные пути духовной дѣятельности и притомъ отвѣтственные пути. На всѣхъ нутяхъ своихъ в инославныхъ странахъ, съ честыо и съ благопоспѣшностію, держалъ прот. Т. Ѳ. знамя православія, будучи награждаемъ и духовною и гражданскою властыо многими знаками отличія и даже — ВЬІСОЧАЙШАГО вниманія И благоволенія. Ревностію о православной вѣрѣ и славѣ православной церкви былипрониккуты и послѣдніѳ годы жизни о. протоіерея въ г. Ригѣ. И вотъ послѣ многотрудной и благоплодной дѣятельности Господь призвалъ его къ Себѣ въ тотъ періодъ вромени, когда силы чоловѣческія слабѣютъ и наступаетъ вечеръ жизни... Смиренно преклоняемся предъ дивными путями Промысла Божія, бьвшаго на рабѣ Божіемъ, достолюбезнѣйшемъ о. прот. Тарасіи Ѳ., и вѣримъ, что кончина почившаго послѣдовала въ свое время: по благости Божіей, взятъ онъ отъ насъ какъ колосъ, созрѣвшій на нивѣ Божіей для житницы небесной, милосердіемъ Господнимъ восхищенъ быстъ, да не злоба измѣнитъ разума его, ниже лесть прелъститъ душу его. Блаженъ путь, которымъ грядетъ душа его, яко уготовася ей мѣсто блаженнаго упокоенія!

Въ этомъ свѣтломъ христіанскомъ упованіи на вѣчно блаженную жизнь въ загробномъ мірѣ—единетвенный источникъ утѣшенія для насъ при видѣ смерти, потому что только при свѣтѣ такого упованія открывается для нашего разумѣнія и тайна смерти, ведущей насъ скорбнымъ путемъ къ блаженной вѣчности и истинный смыслъ нашей временной земной жизни. Безъ этого упованія и жизнь и смерть оставались бы для насъ не только не разрѣшимыми, но и мучительными загадками.  какю показалась онаа вть минуты мрачнаго сомнѣиія и унынія извѣстному нашему поэту. Холодомъ могилы вѣяло-бы тогда отъ этой суетной, многопечальной жизни. Къ чему были-бы тогда всѣ идеальные помыслы нашего ума, всѣ высокія благородныя движенія нашего сердца, всѣ подвиги самоотверженія, любви?!.. Если-бы погасъ въ нашей душѣ этотъ благодатный свѣтъ христіанской надежды на воскресеніе и блаженнуто вѣчность, то при видѣ смерти мы оставались-бы въ безъисходномъ мракѣ отчаянія и ни одинъ лучъ отрады не могъ-бы проникнуть въ скорбящее сердце наше. Отнимите у человѣка это упованіе, и тогда лучше молчать, чѣмъ говорить что либо въ утѣшеніе скорбящихъ... Поэтому какь особенно утѣшительно и назидательно слышать при этомъ гробѣ радостную пѣснь: Христосъ воскресе изъ мертвыхъ, начатокъ умершихъ бысть. Поэтому же умиротворяюще дѣйствуютъ слова: блаженъ путь, въ онь же идеши, душе, днесь, яко уготовася тебѣ мѣсто упокоенія.

Но обратимся къ высоконазидательной жизни почившаго о. нрот. Т. Ѳ. Какое назиданіе, какой урокъ мы себѣ почерннемъ изъ нея? Не можемъ умолчать преждо всего о высоконазидательной чертѣ въ почившомъ—его замѣчательномъ трудолюбіи. Уже на школьной скамьѣ о. нрот. Т. Ѳ. проявилъ эту черту, основательно изучивъ нѣсколько иностран. языковъ. Это знаніе сму особенно пригодилось во время его пастырской службы за границей. Здѣсь онъ пользовался своими познаніями для пользы ближайшихъ, для славы православной церкви. Своими богословско-литературными изслѣдованіями и статьями онъ оказалъ большую услугу православной церкви, служа православной истинѣ, обличая неправду человѣческихъ вымысловъ въ области христіанской вѣры. Поселившись въ Ригѣ, о. протоіерей не оставилъ этого рода дѣятелыюсти. Здѣсь жизнь его была особенно тиха и мирна, чужда суетной молвы людской, самозамкнутая, сосредоточенная въ себѣ лишь для того, чтобы тихо и смиренно направлять ее къ пользѣ прав. церкви и прав. богосл. науки. Въ этотъ десятилѣтній періодъ прот. Т. Ѳ. былъ особенно плодовитъ: почти каждый годъ онъ дарилъ богословской наукѣ   направленное ко обличенію лжи инославія... До послѣднихъ дней своей жизни онъ не оставлялъ своихъ литературныхъ трудовъ и, умирая, онъ не забылъ распорядиться судьбой своего послѣдняго дѣтища. Изслѣдованія прот. Т. Ѳ. въ области обличительнаго богословія служатъ руководствомъ для среднихъ дѵховно-учебныхъ заведеній. Выдающееся достоинство богословско-литературныхъ трудовъ его составляютъ безпристрастіе и спокойный тонъ, какой болѣе всего приличен  защитнику истины. На защиту истины православной вѣры направлена была вся дѣятелъность о. прот. Т. Ѳ.; обличеніе заблужденій инославныхъ исповѣданій было любимой темой его бесѣдъ и разговоровъ, въ которыхъ онъ отличался мѣткостыо своихъ замѣчаній, глубиною сужденій... Но слово Божіе говоритъ, что теперь въ настоящей жизни мы отчасти знаемъ; теперь мы „видимъ какъ-бы сквозь тусклое стекло, гадательно" (1 Кор. 13, 9. 12); при самомъ высокомъ богословскомъ развитіи человѣка, ему недоступно полное знаніе истины. Это возможно только по разрѣшеніи души отъ тѣла, въ загробной жизни. И въ Бозѣ почившій нашъ возлюбленный собратъ о. прот. Т. Ѳ. нынѣ видитъ лицемъ къ лицу, лицезритъ Самую Истину. Воистину блаженъ путь, въ оньжѳ идеши днесь, душе..

Поучитѳльно такжѳ усердіе прот. Т. Ѳ. къ посѣщенію храма Божія... Какъ олень на источники водныя во дни зноя, такъ достолюбезный о прот. Т. Ѳ. стремился въ нашъ храмъ во всѣ праздничные дни; всегда желалъ и стремился во дворы Господни, къ Богу крѣпкому и живому. Въ своей маститой старости о. прот. Т. Ѳ, неопуститольно,—развѣ только ио немощи тѣлесной, въ нарочитые дни посѣщалъ нашъ храмъ, для бесѣды съ Богомъ въ молитвѣ. Вдѣсь онъ искалъ молитвенной отрады, отдохновенія, блаженнаго упокоенія въ Богѣ, въ созерцаніи красоты церковной, въ усладѣ церковными пѣснопѣніями... Вѣримъ, что здѣсь въ храмѣ онъ предвкушалъ, блаженный покой въ Богѣ во время молитвы! Нынѣ же душа о. прот. Т. Ѳ. приближается къ горнему Іерусалиму... тамъ слышитъ неизреченныя глаголы и ликованія сонмовъ святыхъ и ангеловъ  и участвуетъ въ небесныхъ гимнахъ... Воистину блаженъ путь, въ оньже идеши, днссь, душе!...

Есть еще одна особенная причина къ ублаженію пути, по которому отправился почившій о. прот. Т. Ѳ. Онъ скончалея въ свѣтлую седмицу... Сколь великое счастіѳ и даръ Божій для истиннаго христіанина смерть въ эти дни! Въ это время печальный обрядъ отпѣванія не такъ скорбенъ... Часто слышится радостная пасхальная пѣснь: Христосъ воскресе изъ мертвыхъ! Аще и во гробъ снишелъ еси безсмертне, но адову разрушилъ еси силу. „Смерти празднуемъ умерщвленіе... иного бытія вѣчнаго начало“... Воскреснымъ же пѣніемъ надъ усопшимъ, —говорится въ послѣдованіи отпѣванія на Пасху,— церковь возвѣщаетъ, яко вси о Христѣ воскресшемъ въ надеждѣ воскресенія и жизни вѣчныя умирающіи, Христовымъ воскресеніемъ отъ печальныхъ міра сего на веселая и радостная преставляются“. Уясняя же своимъ чадамъ смыслъ соединенія съ воскреснымъ пѣніемъ и нѣкоторыхъ пѣснонѣній погребальныхъ, церковь говоритъ: „малымъ же нѣкіимъ нѣніемъ, ектеніями же и молитвою, усопшимъ приличными, извѣствуемся, яко въ покаяніи умерый, ащѳ и не удовлетворилъ есть о своихъ согрѣшеніяхъ, молитвами цорковными оотавляются ему и отъ удержанія свободится“. Утѣшитѳльно, глубокоотрадно увѣреніѳ св. церкви! Съ тѣмъ большимъ дерзновеніемъ уповаемъ на это, что почившій за два дня до своей кончииы съ глубокою вѣрою, послѣ трогатѳльной исиовѣди, пріобщился Св. Таинъ Христовыхъ. Нынѣ же тамъ, въ странѣ вѣчности, въ общемъ нашемъ отечествѣ, истѣе причиіцается Христа въ лицѳзрѣніи Божества, въ невечернемъ дни Царствія Божія, идѣже нѣсть болѣзнь, ни печаль, ни воздыханіе, но жизнь безконечная!... Воистину, блаженъ путь, въ оньже идеши, душе, днесь.... Аминь.

Ключарь свящ. Владиміръ Плиссъ.

 

С л о в о,

произнесенноѳ священникомъ А. Агрономовымъ,

при погрѳбѳніи протоіерѳя Т. Ѳ. Серединскаго

Предъ лицемъ сѣдаго возстани

и почти лице старче (Лев. 19,32).

Эти слова св. пророка боговидца Моисея, дорогой мой и высокочтимый усопшій, привожу я здѣсь у твоего гроба при разставаніи съ тобою. Эти слова для меня особенно знаменательны. Вь нихъ я выразилъ впечатлѣніе первой встрѣчи съ тобою и такъ напечатлѣлъ ихъ въ своемъ сердцѣ, что всегда воспроизводилъ ихъ при многоразличныхъ случаяхъ сношеній съ тобою. Эти слова я полагаю и въ началѣ своего надгробнаго слова и на основаніи ихъ имѣю сказать нѣсколько словъ въ память о тебѣ и въ похвалу твоей маститой и доблестной старости.

Въ преклонныхъ лѣтахъ, дорогой мой усопшій, я узналъ тебя. Поэтому я не могь иначе представить себѣ тебя, какъ въ образѣ убѣленнаго сѣдинами и благообразнаго старца. По наружности, по силѣ и мощи религіозпо-нравственнаго авторитета ты въ моемъ воображеніи всегда представлялся въ образѣ ветхозавѣтнаго патріарха и я не находилъ другаго сравненія, какъ сравнеиія съ лицами библейскими: Авраамомъ и Моисеемъ.

Дѣйстительно почтенна была твоя старость, которую послалъ тебѣ Господь.

Твоя старость была маститая. 0 твоей старости можно сказать тоже, что сказалъ священный бытописатель о Моисеѣ: „Егда скончался Моисей,—говоритъ онъ,—не отемнѣстѣ очи его, ни истлѣстѣ устнѣ его“ (Втор. 34, 7). Маститая старость всегда считалась даромъ Божіимъ, особенною Его милостію; ею сіяли ветхозавѣтные праведники; ею награждаетъ Господь людей, которыхъ Онъ любитъ, людей высокой нравственной жизни. Маститую старость послалъ и тебѣ Господь, потому что ты былъ угоденъ Ему.

Твоя старость была многознательная. Въ древности людьми мудрыми и просвѣщенными считались тѣ, которые долго жили и польза человѣческихъ странствованій выражена в словахъ: „обходяй страны, умножаетъ прсмудрость“. Ты поседился въ нашемъ градѣ послѣ долгихъ странствованій по различнымъ просвѣщеннымъ странамъ, откуда ты явился среди насъ умудренный опытомъ и съ богатымъ запасомь научныхъ свѣдѣній. Ты жилъ подолгу въ западноевроисйскихъ центрахъ просвѣщенія. Начавъ службу въ Неаполѣ, ты предпринималъ путешествія сь научною цѣлыо въ Римъ и другіе итальянскіе города; персселившись вь Берлинъ, ты предпринималъ путешествія въ Парижъ и другіе города. И отовсюду ты выносилъ запасъ научныхъ свѣдѣній, который дѣлалъ достояніемъ нашей родной научной сокровиіщницы. Живя здѣсь на покоѣ, ты не оставилъ своихъ научиыхъ занятій. Обыкновенно человѣкъ подъ семьдесятъ лѣтъ нерѣдко перестаетъ интересоваться наукою; въ эти годы онъ большею частію не въ состояніи бываетъ слѣдить за дальнейшими успѣхами науки. Умъ старика, какъ умъ человѣка, воспитывавшагося полустолѣтіемъ ранѣе самыхъ послѣднихъ дѣятелей на научномъ поприщѣ, теряетъ часто способность воспринимать новые теоріи, новые взгляды и отрицаетъ ихъ. Но ты былъ не таковъ. Ты съ ннтерссомъ слѣдиль за успѣхами науки и твой умъ сохранилъ полную свѣжесть до самыхъ послѣднихъ дней своихъ. Можно сказать, что четвертую часть своихъ литературныхъ трудовъ ты совершилъ въ нашемъ градѣ во время своей старости. Литературныя занятія здѣсь въ Ригѣ сдѣлались для тебя существенною потребностью, усвоенною  годами привычкою, безъ которой не могь совершаться твой ежедневный образъ жизни. Въ нихъ ты находнлъ для себя лучшую отраду и утѣшеніе. Даже на смертномъ одрѣ тебя не покидала забота о неоконченномъ литературномъ трудѣ. Твои литературные труды особеннаго характера. Для таковыхъ трудовъ не всякій способенъ. Они требовали отъ тебя особенныхъ исключителышхъ знаній, которыя ты могъ пріобрѣсть только ири посредствѣ личныхъ наблюденій и чрезъ знакомство съ обширною иноязычною литературою. Поэтому труды твои имѣютъ особенное научное достоинство и дѣлали твою старость, дѣйствительно, многозначительною.

Твоя старость далѣе была праведная. Постоянное трезвенное углубленіе въ предмсты литературныхъ занятій богословскаго характера, возносили твой духъ горѣ — къ Богу и спасали его отъ нисхожденія его долу — ниизу, въ область господства страстей человѣческихъ. Твои серьезныя богословскія занятія въ тиіши молитвеиной и занятной клѣти, устраняли тебя отъ суеты мірской, наполняли твою жизнь особенной такъ сказать духовной атмосферой, сообщали ей какой-то особенный характеръ не оть міра сего, какимь отличается жизнь людей благочестивыхъ и праведныхъ. Глубокій богословъ по своему образованію, ты былъ строгій ревнитель церковныхъ уставовъ въ своей жизви. Шссть дней ты посвящалъ труду, а въ седьмой день ненремѣнно былъ въ церкви Божіей на молитвѣ и внимательно, съ сознаніемъ важности церковной службы, какъ строгій литургисть, слѣдилъ за службою церковною и входилъ въ духъ и спасительную силу православнаго христіанскаго богослуженія.

Твоя строгость была смиренная. Ты занималъ высокое служебное положеніе за границею и сравиительно рано оставилъ свое оффиціалъное служеніе. Свѣточъ твоей жизни сравнительно рано скрылся подъ спудомъ частной кабинетной жизни и тогда, когда ему слѣдовало бы свѣтить на свѣщницѣ. Какъ дальнѣйшее продолжениіе твоей службы тебя ожидало высокое служебное поприще или святителъскій кидаръ отъ ряснъ златыхь и каменій честныхь. Но не избралъ ты для себя этого высокаго жребія. Твое смиренноомудріе не допустило тебя возложить на себя этого отвѣтственнаго предъ Богомъ бремени.

Твоя старость была счастливая. Окончивъ доблестно свое общественно-церковное служеніе, ты жилъ внѣ всякихъ служебныхъ отношеній. Въ этомъ твоемь положеніи тебя не касались волны моря житейскаго, воздвигаемаго страстями человѣческими. Ты могъ житъ спокойно, въ крѵгу своей нѣжно любимой семьи, съ сознаніемъ, что никому не въ тягость, что твое мѣсто на землѣ ниикому но нужно, что у тебя нѣтъ враговъ и завистниковъ, что никто мысленно не желаеть твоего преждевременнаго устраненія изъ того свѣта, пока Самъ Господъ, по премудрому своему знаменательные дни праздника св, Пасхи, радостныя пѣспопѣніи котораго ты особенно любилъ. Извѣстно, что смерть есть неизбѣжный удѣлъ нашъ, что рзно ли, или поздно ли, тогда или въ другое время, а придется всѣмъ намъ до единаго возлечь на смертномъ одрѣ. Но всякому истинно вѣрующему должно быть особенно желательно умереть именно во дни, подобные настоящимъ, потому что страхъ смерти и скорбь скорбящихъ и болѣзнующихъ въ эти дни нѣсколько слабѣютъ и умѣряются по причинѣ свѣтлаго торжества церкви о Воскресшемъ Спасителѣ. Значитъ нѣкая милость и особенное устроеніе Божіе проявилось къ тебѣ, дорогой нашъ усоншій, если Господь позвалъ тебя къ себѣ именно въ такое время, когда отъ имени Господа св. церковъ всѣхъ чадъ своихъ приглашаетъ—царствія Христова пріобщиться въ нарочитомъ дни воскресенія Христова. Не ссть ли это счастливое заключеніе счастливой старости?!..

Братіе-сослужители, дѣти, сродницы, знаемые и всѣ, для кого особенно близокъ и дорогъ почившій, подчинимся Божественному о немъ устроенію, усмотримъ въ жизни и въ таинствѣ смерти его знаки особеннаго къ нему благоволенія и любви Господа, вознесемъ о немъ свои горячія молитвы, да отверзетъ ему Господь въ сей нареченный и святой день двери украшенныхъ чертоговъ райскихъ, чтобы узрѣть ему не зерцаломъ въ гаданіи, но лицомъ къ лицу славу Христа и его небесной церкви, совоспевающей церкви земной и совоспѣвагощсй: „Христосъ воскресе изъ мертвыхъ, смертію смерть поправъ и сущимъ во гробѣхъ животъ даровавъ. Аминь“.