Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Ираида Бундина (Россия)
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Сергей Николаев
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Константин Обозный
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

 Дайнис Иванс и  Владимир Стешенко

Дайнис Иванс и Владимир Стешенко

Судьба Рижской «девотки»

Елена Савина (Покровская)

Скромная плита  на кладбище Beaverville в Санкт-Мэрис округа Иллинойс США: «LUDMILA KRUGLEVSKA

madame 

BORN – MAY 29.1895 DIED 1991

TARTU ESTONIA»

Вот и всё, куда вместилась целая долгая и не простая жизнь  двоюродной сестры моего папы, дочери большого учёного-астронома, Члена-Корреспондента АН СССР Покровского К. Д.

Тарту Эстония 29 мая 1895 год.  В семье  коллежского секретаря, астронома-наблюдателя при  астрономической обсерватории Юрьевского университета  Константина Доримедонтовича (11.05.1868 Нижний Новгород – 5.11.1944 Киев) и пианистки-дирижёра  Юлии Николаевны (ур. Мальковская. 19.06.1867 Бугульма –в ночь на 10.01.1914 Юрьев)  Покровских родилась дочь - Людмила.

 

Покровские Константин Доримедонтович и Юлия Николаевна

Молодожёны только в апреле приехала в Балтию на новое место службы главы семейства, и поселились по улице Садовой в доме № 8. Впереди было ещё много переездов, но это было позже.

Карьера Константина Доримедонтовича  поднималась успешно. К 1904 году он уже получил чин статского советника, а в 1906 году избран профессором астрономии вольной высшей школы в Санкт-Петербурге. «Звездный атлас», изданный в С-Петербурге в 1906 г., принес К.Д. Покровскому мировую  славу.

В 1914 году уходит из жизни Юлия Николаевна (ур. Мальковская). Тарту на Национальном кладбище  на красивый памятник, выполненный в Германии и являющийся скульптурным достоянием города,  до сих пор  экскурсовод обращает внимание туристов. На мраморном обелиске высечены ноты траурной музыки Мендельсона и слова: «Юлия Николаевна Покровская».

  

Покровская/ Круглевская Л.К. (примерно 1913-1916 гг.) 

Людмиле девятнадцать, Лидии семнадцать, Елене пятнадцать, а Владимиру всего двенадцать лет.  Отцу одному сложно воспитывать четверых детей, и через год он вновь женится на купеческой вдове из Керчи, Евгении Григорьевне Воробьёвой (ур. Апостоловой). Она до конца  жизни Константина Доримедонтовича будет верной подругой, соратником и матерью для  его детей.

Евгения Григорьевна Воробьёва (ур. Апостолова).

Профессор Покровский К.Д. работает одновременно и в Юрьеве, и в Петербурге. Тревожный 1916 год вынуждает искать другое место для Юрьевского Университета. Это поручено отцу Людмилы. Университет переезжает на Урал. Покровский К.Д. становится первым ректором Пермского Университета.

Покровская/Круглевская Л.К. (примерно 1916-1922 гг.)

Туда же из Московского университета в мае 1917 года переводится на должность профессора церковного права юридического факультета  Фиолетов Николай Николаевич.

Где и в какое время Людмила Константиновна и Николай Николаевич познакомились и поженились, доподлинно неизвестно.  Можно только предположить, что их брак продлился примерно с 1918 до 1922 года, так как в 1923 году Фиолетов Н.Н. уже венчается  с другой женщиной. Неизвестны и причины  крушения первого брака. Возможно, это была гибель от голода их  ребёнка в Петрограде в 1919 году, которая оставила  тяжелый отпечаток на всю жизнь в сердце Людмилы. А возможно, что к разрыву привело увлечение мужа молоденькой слушательницей его лекций Наденькой, или ещё какие-то, неведомые мне причины. Но с уверенностью можно сказать, что эти два трагических события сыграли не последнюю роль в её духовном религиозном поиске.

Больше детей у Людмилы не было. И это стало причиной крушения второго брака с профессором Юридического права, потомком И.И. Пущина, Круглевским Александром Николаевичем. Их союз продлился примерно с 1924 до конца 1931 года. После этого Людмила Константиновна уже не делала попытки создать семью. Но до конца жизни сохранила фамилию второго мужа.

   

  Фиолетов Н.Н. 1917-18 г.                                                                             Круглевский А.Н.

  (рис. Богдановича)

С 20-х годов  по 1944 год  жизнь Круглевской Л.К. прочно  связана с Прибалтикой.  В 1930 году она получает латвийское гражданство.

Благодаря хорошему образованию (Тарту – в 1012 г. окончила  7 классов женской  гимназии, затем в 1913 году сдала экзамен на аттестат зрелости в мужской гимназии, и в 1914 году заканчивает 8 педагогический класс женской гимназии.  В 1914 году поступает на историко-филологический факультет Юрьевских  высших женских курсов. А в 1915 году переходит в Юрьевский Университет, где учится 2 года, сдав большую часть экзаменов). Параллельно учёбе Людмила преподаёт русский язык в местной русской школе.

С переездом семьи в Пермь, связан и переход Людмилы на учёбу в Пермский Университет (1918-1919 годы). Также продолжила свою педагогическую практику в женской школе г-жи Орловой.

Завершить образование удалось уже в Томском Университете в 1921 году, куда забросила гражданская война всю их семью.

Не смотря на то, что  отец не вернулся  в Пермский Государственный Университет, а был назначен на службу в Пулковскую обсерваторию, Людмила Константиновна  обосновывается в Перми  и преподаёт в Педагогическом Институте (1921-1922 годы). С 1921 по 1923 год она также преподаёт русский язык на Рабочем факультете, и предлагают место на кафедре истории русского языка в Пермском Университете.

В 1924 году Людмила Константиновна вместе со вторым мужем, Круглевским А.Н., приезжает в Латвию. 

В 30-х годах Людмила Константиовна Круглевская работает как  специалист-филолог-лингвист  в Русском институте университетских знаний (РИУЗ). Она читает лекции  по  истории русского языка, введению в фонетику, языкознанию, славянским языкам, сравнительной грамматике балтийских языков и  истории новой русской литературы.

Из воспоминаний её учеников известно, что Людмила Константиновна свободно говорила на одиннадцати языках и была глубоко образованным и думающим преподавателем. Позднее, в 60-е годы Круглевская Л.К из эмиграции писала одному из них, что занимается индейскими диалектами.

Лекции Круглевской отличались живостью и  нестандартностью подачи материала. Её ученик и почитатель Инфантьев  Борис Фёдорович вспоминал: «Людмила Константиновна, помимо своих прямых обязанностей, стремилась привить нам интерес к проблемам западничества и славофилизма, а также уважение к латвийской школе балтистов во главе с профессором Эндзелином, большой поклонницей которого она была, и имя которого она не преминала нам напомнить чуть ли не каждом занятии. Только перед одним пунктом программы Людмила Константиновна спасовала. Открыто она заявила нам, что осветить вопрос программы «Ленин о русском языке» она не в силах, и просила одного из студентов подготовить соответствующее сообщение на эту тему…. Людмила Круглевская читала курс стилистики русского языка. Однако помимо своих непосредственных задач стремилась воспитывать нас в духе русского западничества. В частности, преподаватель горячо рекомендовала нам читать «Философические письма» Чаадаева. Когда же я выразил недоумение по поводу того, какое же отношение имеют эти произведения к стилистике русского языка, ведь они написаны по-французски, Круглевская призналась: цель ее предложений не столько связана с читаемым ею курсом, сколько с ее стремлением познакомить нас в сложившейся необычной политической ситуации с мыслями русского почитателя западной культуры…»

 

Фото, которое подарил Инфантьев Светлане Ковальчук «Студенческий бал в РИУЗ. Начало 30-х годов.» Крайняя слева в первом ряду – Л.К. Круглевская. Фото из персонального архива С.Н. Ковальчук

Этапами становления профессионального права на преподавание в Латвии стали: Испытания Цензорной комиссии Министерства  образования на знания латышского языка в июне 1934 года, которые она прошла успешно; в ноябре 1936 года та же комиссия  дала право преподавания русского языка в русскоязычных школах;  в ноябре 1940 года той же комиссией было признано её высшее образование по Томскому Университету.

Круглевская Л.К. свою педагогическую деятельность  осуществляла   в Школе Якова Ландау, которая закрылась в 1932 г. по материальным соображениеям. Потом перешла вместе с учениками в школу Симона Горфинкеля, но судьба и этой школы была недолгой.  А в 1940-1941 преподаёт в 3-й Рижской городской еврейской школе.

Параллельно с 1940 по 1944 год  преподаёт в Латвийском Университете.

Школа Я. Ландау. Рига Альбертинская дом 10а

Латвийский Университет

Православное мировоззрение у Людмилы Константиновны формировалось в атмосфере  родовых традиций Покровских, где с начала  семнадцатого  века практически все представители этого рода были священнослужителями. Вероятно, и  первое замужество за профессором теософии Фиолетовым Н.Н. , преподавателем  дисциплин православия, во многом связано с её религиозными взглядами. До 1942 года  ее знали не только как глубоко верующего православного человека, но и активного деятеля на православном поприще, выполняющим все предначертания церкви, а также активного пропагандиста своей веры инославным.      

Не смотря на то, что Людмила Константиновна родилась в русской семье, её мировоззрение и духовное становление в основном  проходила в Прибалтике. И это не могло также не сказаться на её взглядах. К тому же, её первая половина жизни прошла в сложные годы политических перемен, которые она не могла принять в силу своего воспитания.  

Свои западнические симпатии Круглевская претворила в жизнь в 1942 году, перейдя  по убеждению из православия  в католичество.

Мне кажется, причина кроется в том, что католики не допускают расторжения брака, чему, Людмила Константиновна весьма сочувствовала, тяжело пережив два развода.

Инфантьев Б.Ф. вспоминал: «Нельзя сказать, что все требования и практику католической церкви Круглевская принимала безоговорочно. Так, она была шокирована, когда на приеме у епископа Ранцана в Чистый Четверг, к столу были поданы бутерброды с... телятиной.

С другой стороны, она сама сетовала, что, выполняя предначертания католической  церкви, не может повторить аскетического подвига Франциска Ассизского: всячески поганить пищу, чтобы побудить к ней отвращение. После того, как в первые голодные  годы Петрограда там с голоду умер ее ребенок, нарочито портить пищу у нее рука не  подымалась.

Все же для духовного подвига она находила место таким образом, что отдавала свои продовольственные карточки - единственное наше средство существования в годы гитлеровской оккупации – другим, а сама существовала на хлебном супе с  сахарной свеклой, – единственное, что в столовках можно было получить безкарточек, и теми объедками, которые оставались недоеденными на тарелках отобедавших. (Такой практикой занимались и другие русские интеллигенты, привезенные в Ригу отступающими гитлеровцами). Примечательна в этом контексте история килограмма крупы, приобретенного  Круглевской перед самим уходом гитлеровцев из Риги. Ее духовные руководители (Стрелевич и Стукель) нашли такое создание запасов противоречащим евангельским заветам и посоветовали для совершенствования своего христианского существ пресловутый этот килограмм ликвидировать. При чем и один и другой советчик признались, что они сами не смогли бы поступить именно так, но для достижения морального совершенства это совершенно необходимо. И Круглевская крупу ликвидировала».

Для коллег казался  своеобразным и  повседневный быт Людмилы Константиновны. Ежедневно в 6 часов утра она слушала в костеле Марии Магдалины мессу, которую служил епископ Ранцан, ежедневно исповедовалась и причащалась. Именно только католическую ис­поведь она считала действенной, потому что ксендз, глубоко разбирает поступки и ошибки исповедующегося, в отличие от пра­вославного священника, где  исповедь всегда условная.

После исповеди Людмила Константиновна  шла в университет читать лекцию.

Рижские «девотки» (посвятившие себя Христу женщины) – в Риге их было три.

Чтобы не мешать друг другу, они поделили между собой костелы, и уделом Круглевской Л.К. стала Мария Магдалина.

Отличаясь остроумием, Людмила Константиновна шутила и тут,  что ей очень нравился епископ Ранцан – большой, толстый, с красным носом. Он был неподражаем особенно  в тот момент,  когда произносил евхаристические слова: «Господи, я не достоин, чтобы ты вошел в дом мой».

Круглевская, уезжая  из Латвии с беженцами в 1944 году в Германию, говорила о причинах своего отъезда: «Уезжаю  только потому, что, будучи сосланной, в Сибирь (в этом она ни на минуту не сомневалась), я не буду иметь возможности ежедневно исповедываться и причащаться».

Я же позволю себе предположить, что это была не единственная причина её отъезда.

Учебный 1942/1943 год был завершен спокойно, но печально. И так редкие на Филологическом факультете  ряды студентов поредели. Остались считанные единицы... Но всем вселяли страх и отчаяние   те страшные предсказания о надвигающемся ужасе в лице наступающей Советской Армии, о которых не прекращали  трубить все средства массовой информации. Где тут было думать о свадебном  ритуале и о грамматических особенностях белорусского языка. Из преподавателей поддалась этому психозу и Людмила Круглевская.

Также в 1944 году арестовали  отца Людмилы, Покровского К.Д. Не дожив до суда, он умер в тюремной больнице. После чего имя учёного, по учебникам которого учились астрономы мира всю первую половину двадцатого века, было вымарано из всех научных изданий и забыто на пол века. Людмила не могла не понимать последствий этого события. Впереди её ждал неминуемый арест и, в лучшем случае, ссылка в Сибирь, как и  произошло в дальнейшем с её младшим братом Владимиром, когда тот вернулся с фронта.

О второй половине жизни Людмилы Константиновны долгое время  не было известно ничего. Её следы терялись где-то в эмиграции. Поиски в архивах за границей были для меня по многим причинам недоступны. Только при помощи коллеги-исследователя Романа Корнева, удалось найти в иностранных архивах немного, но удивительных по существу документов. С большой признательностью приняла эту информацию.

Так удалось до конца восстановить жизненный трагический путь моей двоюродной тётушки.

И так, первые семь лет в эмиграции прошли в Германии. Там начинается интересная жизнь. Круглевская Л.К. преподает русский язык, пребывая в академической степени доктора, в Балтийском Университете. Ведет научную работу, издает печатные труды (известна ее переписка 23.10.1947-15.07.1949 с издательством  Vandenhoeck & Ruprecht, одной из специализаций которого, как раз,  и было издание филологической  литературы).

Холл Балтийского Университета в Германии

В 1951 году,  с помощью международная организация по делам беженцев при ООН, Людмила Константиновна эмигрирует в США. 8 января 1951 года из Бремерхафена корабль General C. H. Muir  перевозит Круглевскую в США, куда она прибывает 20 января в Нью-Йорк.  Она обосновывается на Армори авенью Шампань, Иллинойс 604 ист.

В это же время эмигрировал в США дядя Людмилы Константиновны, певец, в прошлом солист Мариинского театра, Александрович Александр Дмитриевич  (ур. Покровский Александр Доримедонтович). Было ли общение между ними в те годы, сказать трудно. Пока нет никаких свидетельств.

В музее истории Пермского Государственного Университета мне удалось найти фотографию Людмилы Константиновны в 1964 году, которую пересняли из личного архива Владимира Константиновича Покровского (брата Людмилы). К сожалению, фотография оказалось весьма плохого качества. Но всё равно я решила её поместить в эту статью, как уникальную, т.к.  она относится к периоду жизни Людмилы Константиновны в США:

 1964 год

В 1971-72 учебном году Людмила Константиновна еще преподает иностранный язык в одной из школ Иллинойса. Это известно из списка учителей этого года, подписанного монахиней. Возможно, в это время Круглевская  Л.К. уже приняла монашеский постриг.  

Вероятно, на глубокую религиозность Людмилы Константиновны повлияла и духовная традиция  Нижегородского рода Дроздовых-Стужиных-Покровских.  Уже с XVIII века  предки, родственники Круглевской (Покровской) входили в сословие духовенства, начиная с дьячков и поднимаясь до положения священников. Есть даже сведения, что её прадед,  протоиерей Покровский Доримедонт Васильтквич, состоял в родстве с  Иеремией (в миру Иродион Иванович Соловьёв; в схиме Иоанн) 10 (21) апреля 1799 — 6 (18) декабря 1884) —  епискоом Нижегородским и Арзамасским.

Умирает сестра Людмила 21 апреля 1991 в том же штате, пройдя свой жизненный и духовный путь  от глубокого православия, через боль потерь и разочарования, к католическому монашеству.

                Савина Елена Николаевна (ур. Покровская)

                 Москва 05.2016 г., дополнено 03.2017 г.

 

Источники:

- Исторический архив Национального архива Эстонии (Тарту) – Ajalooarhiiv: EAA. ф.  402, оп. 3, д. 1338; Там же. ф. 2443. оп. 1. д. 115 

- ГАРФ  фонд Р4737, оп. 2, д. 1812;

- Архив А.Н. СССР  ф. 543, оп.4, д.1462;%

- ЦАНО, ф. 570, оп. 559, д. 87;

- ЦИАМ Ф.418, оп.301, д.567;

- ГАПО, ф. 180, оп. 2, л. д. 260;

- Личный архив В.К. Покровского;

- Статьи разных лет и разных авторов из «Вестник Университета» изд. ПГУ;

- Архивы США;

- Борис Инфантьев «Светлой памяти Людмилы Константиновны Круглевской» http://shh.neolain.lv/seminar25/salm%2012.kruglevska.htm ;

- Татьяна Фейгмане  http://www.russkije.lv/ru/lib/read/l-kruglevska.html# ;