Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин
Фёдор Эрн

Уникальная фотография

Рабочие рижского предприятия «Феникс», 1897 год

Рабочие рижского предприятия «Феникс», 1897 год

Русские олигархи средневековой Риги

Александр Гурин

Вы, наверное, удивитесь, но никогда русских так не уважали в Риге, как во время немецкого господства в XIII–XIV столетиях. Славяне ходили по городу с гордо поднятой головой и в союзе с рижскими немцами совместно эксплуатировали Европу, оставляя для жителей западных стран самый опасный и неприятный бизнес, а для себя — право подсчитывать прибыль. 700 лет назад русские жили почти во всех ливонских городах, были богаты. Некоторые из них вели себя в Риге, как ныне российские олигархи в каком–нибудь Лондоне…

Площадка для бизнеса

…Представим себе, что рижанин, идя сегодня по Вецриге, вдруг «провалился» бы в прошлое на 800 лет и оказался в 1207 году. Он, конечно, воскликнул бы: где же Рига?! Не было ни привычных нашему взору шпилей церквей, ни Рижского замка на берегу Даугавы, ни узких каменных улочек Старого города. Маленькое поселение с сотней одноэтажных деревянных домишек окружал деревянный палисад, именуемым почему–то городской стеной… Словом, дыра дырой. Но уже в то время среди рижан можно было встретить славянских купцов, очарованных большим торговым потенциалом нового городка.

Немцы обеспечили русским бизнес, что называется, на блюдечке с голубой каемочкой. Хотя, казалось бы, поселение русских купцов существовало на берегу речки Ридзене еще в XII веке: славяне присутствовали здесь еще до рождения основателя Риги епископа Альберта. Но много ли они могли наторговать в двух ливских поселках, расположенных на том месте, где ныне находится Вецрига?

Почему же в начале XIII столетия главным в Риге оказался все же мигрант Альберт? По этому поводу в XIX веке балтийские немцы даже придумали легенду. Их далекие предки–крестоносцы разбили русских и овладели Ливонией (Напомним, что в XII столетии на Западе эту землю считали находящейся «в Руси»). Правды в созданной остзейцами легенде не больше, чем в утверждении, будто полеты американских космонавтов на Луну прогнали оттуда НЛО с пришельцами. На самом деле Ливонию Альберту просто отдали. Ведь выгоды от торговли с портовым городом Ригой и другими немецкими ливонскими городами намного перевешивали небольшую дань, которую можно было собрать древнерусским князьям в доливонской Латвии.

Основание Риги епископом Альбертом было вовсе не частью «крестовых походов» или дранг нах остен» («движением на восток»), а частью масштабного бизнес–проекта. Разговоры о крестовых походах и необходимости крещения язычников были всего–навсего идеологическим прикрытием. Не случайно деньги на проект давали не германский император и Папа Римский, а купцы из Бремена и Любека. Как же они просчитались!

Основав Ригу, колонисты довольно быстро решили, что не будут таскать каштаны из огня для толстосумов из своей метрополии. Стоило крестоносцам взять Ливонию под контроль, как рижане запретили своим бывшим землякам из Германии напрямую торговать с Русью. Сделки заключались только через ливонских посредников. Схема была такова: русичи продавали товары рижанам (в XIII веке рижские купцы еще не ленились лично отправляться за товаром на Русь), те с выгодой перепродавали их купцам с Запада, а европейцам доставался коммерческий риск в виде долгого и опасного плавания по морю. Причем во время такого путешествия западные торговцы могли потерять не только груз, но и саму жизнь. Заметим, что древнерусские купцы и сами умели плавать за море, но не любили этого делать. Их можно понять: многим ли понравится двигаться по бурному морю на корабле, напоминающем большую деревянную лодку? В подписанном в 1229 году торговом договоре между Ригой и Смоленском по воле послов смоленского князя был вписан пункт: русские могут свободно плавать на готский берег (то есть на Запад). Но новгородцы и смоляне решили: пусть немцы сами рискуют своими головами в бурном море!

Напрасно Ганза — объединение германских городов — требовало от ганзейского города Риги разрешить германцам торговать с Полоцком или Смоленском напрямую. Рижане отлично понимали, что их прекрасные каменные улицы и дома, их мощная каменная стена построены на доходы от торговли с Русью. И никому не собирались отдавать даром свою сверхприбыль.

По всей Латвии

Уже в XIII столетии в Ригу приплывали за русскими товарами торговцы из Германии, Англии, Фландрии, Швеции… Естественно, что русские сразу же стали в Ливонии очень уважаемыми людьми. У них была в Риге своя церковь, своя гильдия, свой госпиталь. Никто не препятствовал им торговать, покупать дома, а получить гражданство можно было без клятв верности и экзамена на знание языка. Рижане с радостью давали купцам с Руси большие кредиты под честное слово и обещание привезти на следующий год купленные на эти деньги товары. Относились к русским с подчеркнутым уважением, знание русского считалось в Риге престижным.

Некоторым русским так понравились возможности для бизнеса в бойких ливонских торговых городах, что они решили навеки поселиться в Ливонии. И вот что примечательно. Даже в советский период (не говорю уже про труды остзейских немцев XIX, начала XX века) многие латвийские историки, что называется, в упор не видели русских в Ливонии. В крайнем случае, готовы были признать наличие русских кварталов в Риге и Таллине, да складов русских торговцев в Вендене (Цесисе). Теперь посмотрим архивную книгу, в которой в Рижском магистрате записывались кредиты. Среди бравших средства на развитие своего бизнеса числились русские купцы из Дерпта, Кокнесе, Розитена (Резекне), Икскюля (Икшкиле)…

Итак, русские жили во многих ливонских городах. В Риге же они не ограничивались русским кварталом, а селились по всему cредневековому городу. И местные немцы были этому рады: присутствие русских гарантировало продолжение выгодной торговли.

Почти олигархи

Еще один миф — об отсталости и некультурности русских того времени. Между тем, русские в средневековой Риге успешно вели дела, умело конкурируя с местными немцами. Были они люди грамотными, любознательными (сохранились сведения, как некий Тимофей в XIV столетии ездил за море в Любек). Укажем еще несколько примечательных штрихов. Ныне, как известно, чемпион мира по шахматам и десятикратный победитель чемпионатов мира по шашкам живут в России. Похоже, на Руси неплохо играли в эти игры еще в XIV столетии. Рижский магистрат даже запретил своим купцам, отправлявшимся в Полоцк за товаром, играть в этом городе в шашки. Возможно, ратманы просто боялись, что рижане будут проигрывать, в результате чего останутся и без желанного товара и без денег. В самой Риге в 1330 году пять русских купцов имели лавки на Ратушной площади, напротив Дома Черноголовых. Согласитесь, столь выгодные для торговли места могли получить лишь весьма уважаемые люди.

Русские рижане имели в собственности здание русской гильдии, владели садами за городской стеной, лугами в Пардаугаве, землями у озера Юглас… Откуда они брали средства на то, чтобы становиться землевладельцами?

В то время рижский магистрат заставлял горожан жить по принципу: живи сам и давай жить другим. Численность членов ремесленных цехов регулировалась, чтобы всем хватало работы. Купцам запрещалось покупать слишком много товара, дабы и другие торговцы имели возможность вести свой бизнес. К примеру, в Полоцке в XIV веке рижанин не имел права покупать более 250 штук шкурок соболя. И вовсе не из–за запретов полоцкого князя, а согласно распоряжению собственного магистрата.

На фоне этих ограничений обращают на себя внимание масштабная торговля рижских русских купцов XIV столетия. Иван Русский порой заключал сделки почти на 500 марок серебра (это — около 200 килограммов драгоценного металла). Степан и Ксенофонт одолжили однажды торговому партнеру серебра на еще большую сумму — 180 марок. Сохранился документ, согласно которому купец Василий обещал поставить Генриху Борнесу пол–ласта (более тонны) воска…

Ныне можно задуматься вот о чем. Россия быстро развивается, становится все богаче. Не наступят ли в будущем времена, когда к русским в Риге станут относиться так же, как 700 лет назад?