Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Вера Бартошевская
Василий Барановский
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Светлана Видякина
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Юрий Голубев
Борис Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Оксана Дементьева
Надежда Дёмина
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Сергей Николаев
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
А. Преображенская, А. Одинцова
Анастасия Преображенская
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Юрий Иванович Абызов

Юрий Иванович Абызов

Огород и сад на рижской улице Суворова

Виктор Подлубный

 

 www.chas-daily.com

05.10.2012

Меня всегда интересовало продолжение судеб героев рассказов о рижской русской старине. В частности, судьба и жизнь потомков известного рижского купца Ильи Ивановича Боброва, построившего дом в Старой Риге, на улице Смилшу, 8, о котором на страницах «Часа» рассказывал знаток русской Риги Кирилл Соклаков

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава семейства Василий Жиделев с супругой Валентиной и детьми - Надеждой, Виктором, Ольгой и младшенькой Лидией.

Мне повезло. Благодаря случаю и одной весьма энергичной даме я связался с внучкой Ильи Боброва - Тамарой Стахиевной Никифоровой, а она вывела меня на Кирилла Алексеевича Боброва, еще одного внука Ильи Ивановича и хранителя семейных архивов. Мы созвонились и встретились.

Gazeta.lv

Рижские огороды

Кириллу Алексеевичу 73 года. Но по виду столько не дашь... На встречу Кирилл Алексеевич принес множество старинных фотографий. У него хорошая память, перебирая снимки, мой собеседник безошибочно называл имена и даты.

Но речь у нас пошла не об отцовской линии Кирилла Алексеевича, а о материнской. Эта линия тоже в русской Риге была известной и уважаемой - матушка моего собеседника Лидия Васильевна была урожденная Жиделева. В свою очередь ee отец Василий Жиделев был выходцем из Ярославской губернии, торговал в Риге дичью, в частности русскими зайцами, которых к нам доставляли вагонами. Торговля велась на набережной, в Охотных рядах - там где сейчас стоит музей оккупации. А супруга Василия Жиделева, матушка Лидии, была родом из Петербурга, с Гороховой улицы, из известного рода Жемчуговых.

 

 

 

 

 

 

Кириллу Алексеевичу 73 года, но ему столько не дашь... На встречу Кирилл Алексеевич принес множество старинных фотографий.

В самом начале ХХ века Василий Жиделев решил наряду с торговлей заняться и огородничеством. Полученный им в наследство земельный участок располагался тогда на рижской окраине, на том месте, где сейчас разбит Зиедоньдарзс (Ziedondarzs, что по-латышски означает Вешний сад).

К делу Жиделевы подошли с умом и прилежанием, и дело у них пошло хорошо. Да так хорошо, что в очень короткое время Василий Жиделев уже имел почетное звание поставщика двора его императорского величества. То есть в Риге в начале ХХ века процветали не только торговля и промышленность, Рига успешно выращивала разнообразные овощи, включая такие изысканные виды, как спаржа и дыни, а также арбузы, которые, правда, по прихоти ботаников не есть овощи, а ягоды...

Вешний сад

Я удивился эдакому «нездешнему ассортименту», но Кирилл Алексеевич объяснил успехи огородников Жиделевых тем, что они использовали новейшие агротехнологии, теплицы и первоклассное органическое удобрение - конский навоз. Память о том успешном агротехническом предприятии до наших дней сохранила маленькая, мощенная булыжником рижская улочка, отходящая от Зиедоньдарзса в сторону улицы Деглава. Она называется Спаргелю, то есть Спаржевая.

В 1910 году в семье купцов и огородников Жиделевых родилась младшая дочка - Лидия. Ee старшие сестры Надежда и Ольга вышли замуж за потомков другого известного рижского купеческого рода - Кузубовых. Не долго ждала суженого и Лидия - как-то раз брат Виктор привел в дом своего друга Алексея Боброва, потомка не менее известной рижской купеческой семьи. Ему Лидия сразу же приглянулась, он за ней, как водится, долго ухаживал, потом сделал предложение, и Лидия дала согласие. Так родилась еще одна ветвь семейства Бобровых, визитную карточку которой украсили вензеля «Л», «А», «Б» - Лидия и Алексей Бобровы.

Кирилл Алексеевич объяснил успехи огородников Жиделевых тем, что они использовали новейшие агротехнологии, теплицы и первоклассное органическое удобрение - конский навоз.

Но к тому времени, а именно в 1935 году Жиделевы уже продали городским властям свои овощные плантации. Город на этой продаже настаивал, поскольку разросся и периметр огородов уже со всех сторон оказался стиснутым жилыми домами. Жиделевым выплатили компенсацию, которая была разделена между детьми. После чего магистрат снес огороды, на месте которых главный городской садовник Андрей Зейдакс разбил парк. Он же дал парку и название - Вешний сад, Зиедоньдарзс.

«Поражение в правах»

В 1940 году от советской власти досталось всем рижским купеческим родам. В частности, Сергея Кузубова сослали в Сибирь только за то, что 20 лет тому назад он служил в царской армии. Отца моего собеседника Кирилла Алексеевича, правда, не тронули, хотя он, по мнению новой власти, был махровым буржуем - домовладельцем. Тронуть Алексея Боброва не тронули, но сильно «поразили в правах».

 

 

 

 

 

 

 

Бобровы и Кузубовы на Рижском взморье. 1942 год. Мальчик в первом ряду - Кирилл Алексеевич.

Поэтому после войны жить семье стало очень тяжело. Глава семьи с трудом устроился работать на железной дороге - помощником машиниста. А потом работал кассиром на станции Авоты, просуществовавшей до 1965 года (ныне от нее сохранился только перрон). Зарплата была 30 рублей в месяц. Чтобы прокормить семью, Алексей ездил в местечко Смарде за картошкой, потом сам ee продавал. А зимой ловил малосъедобную рыбку - казарагу (колюшку) и вытапливал из нее рыбий жир - тоже на продажу...

 

 

 

 

 

Огороды на ул. Суворова. На снимке крайний слева - Алексей Бобров, рядом с ним его жена Лидия.

Жили бедно, но зато в своем собственном небольшом юрмальском доме, который Алексей Бобров некогда построил сам. Им с Лидией крепко повезло: площадь дома была меньше 75 кв. метров, поэтому его не реквизировали. В нем-то мой собеседник Кирилл Алексеевич Бобров и вырос. Потом устроился работать на ВЭФ, где трудился многие годы... Сейчас он вспоминает свою зарплату в 115 рублей - она ему по тем временам казалась большой, потому что ее на жизнь вполне хватало...

Спаржевая улица

Но вернемся в бывшие огороды Жиделевых. Работы по разбивке на их месте парка длились с весны 1936 года до лета 1938-го. Зиедоньдарзс стал первым рижским парком, разбитым посреди уже выстроенного жилого квартала. Надо отметить, что в наши годы процессы градоустройства происходят совсем не так: любая освобождающаяся территория тут же застраивается зданиями... Все парки у рижан - от Петра Первого, с прошлого да позапрошлого веков.

За два года в Зиедоньдарзсе появились эстрада (она простояла до 1949 года, после сгорела), бассейн и фонтан. В нем было высажено около 60 видов деревьев. В том числе и обыкновенные ели, многие из которых, однако, уже в 1960-е годы не выдержали скверного городского воздуха...

Много позже, в 1981 году, главный вход в парк украсила скульптура рижского поэта Александра Чадарайниса (Чака), в честь которого переименовали прилегающую часть улицы, носившей до этого имя генерал-губернатора Прибалтийского края и военного губернатора Риги Александра Аркадьевича Суворова.

Предусматривается «консервация с умеренной реконструкцией» тихой, покрытой булыжником улицы Спаргелю, не изменившей своего вида со времен купцов Жиделевых, Бобровых, Кузубовых...