Авторы

Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Марина Костенецкая
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Юрий Абызов со своим любимцем

Юрий Абызов со своим любимцем

Две тайны Общества гарантов Русского театра

Виктор Подлубный

«Ves.LV»

Ну, тайны не тайны, но два небольших историко–юридических нонсенса это точно! Для лучшего понимания того, о чем пойдет речь, коротенькая историческая справочка.


Денежный взнос как творческая составляющая

Родившись в 1883 году, Русский театр в Риге уже через год, увы, готовился закрываться. Причин тому было много, но главной были деньги, а именно их полное отсутствие. Энтузиазм русской общественности помог театру родиться, но питаться одним только энтузиазмом не по силам никакому организму.

И тогда представители русской общественности пошли на прием к вновь назначенному лифляндскому губернатору Зиновьеву с нижайшим прошением о финансировании из российской казны русского театра в российском же губернском городе… Зиновьев согласился помочь. И таки помог, возложив бремя заботы о театре на городскую казну. После чего Рижская городская дума скрепя сердце стала выделять театру по 5000 рублей ежегодно. Назначив при этом комитет, надзирающий за правильным расходованием денег.

И театр тут же ожил! Премьеры пошли одна за другой, был успех, аншлаги, овации, шампанское, цветы… Позже надзирающий комитет был преобразован в Управление русского театра в Риге, которое в 1906 году преобразовалось в Общество гарантов, перед которым была поставлена уже совсем иная задача: не надзирать, а гарантировать (в первую очередь финансами) постоянное существование русского театра в российском губернском городе Риге.

К 1912 году число гарантов выросло до 130, а предоставляемая ими сумма достигла 11 500 рублей в год. Столько же к тому времени давала театру и городская дума. Благодаря чему Рижский русский театр стал одним из лучших в России, и в архивах не найти ни одного упоминания о том, что актеры его бедствовали. Напротив, они жили очень и очень достойно, снимая многокомнатные квартиры в центре города…

С началом Первой мировой войны все это рухнуло. В годы первой независимой Латвийской республики Общество гарантов русского театра пробовало ожить, но по–настоящему так и не ожило.

08_garanti_3

Чихая от столетней пыли

Лет 15 тому назад идея возродить Общество гарантов пришла в голову одновременно нескольким людям. Среди них были Анатолий Каменев, в прошлом главный редактор «Советской молодежи», и Владлен Дозорцев, драматург. Но все же главным в деле возрождения оказался Зиновий Николаевич Сегаль — многолетний завлит театра, соратник и боевой помощник всех режиссеров, руководивших театром с 50–х годов прошлого столетия…

Как сейчас помню, достали мы с Зиновием Николаевичем с антресолей старые архивные бумаги, сели и, прежде чем начать возрождение былых традиций, начали дуэтом чихать от накопившейся за столетие пыли. Задача передо мной была поставлена несложная, но ответственная: реставрировать печать возрождаемого Общества гарантов, его эмблему (по–нынешнему логотип), а также придумать форму и текст бланков гарантийных обязательств, один из которых остается у гаранта, а второй вывешивается на стене в театральном ретрофойе. И главное — придумать привлекающий внимание плакат, однозначно дающий понять, что новое общество — преемник старого. Не забыв при этом, где, в какой стране, живем мы теперь…

Ни самой печати, ни ее оттиска самого начала XX века почему–то не нашлось. Сохранился лишь смутный оттиск печати 20–х годов. Текст читался, эмблема — нет. Что касается первого логотипа, то он сохранился тоже в очень мутном виде. Компьютерных дел мастер Сергей Журавлев проявил недюжинное умение, чтобы получить хотя бы намек на то, что там было изображено.

Ясно было, что это две маски — аллегории Трагедии и Комедии. А также символическое изображение театра как дома, излучающего свет. А внутри дома то ли ваза, то ли какой иной сосуд как символ утоления духовной жажды. И что–то еще внизу, под сосудом…

С масками мы справились довольно быстро, восстановив Комедию, а потом инвертировав ее в Трагедию. Лучи света тоже хлопот не доставили, хотя пришлось повозиться, пересчитывая их: а вдруг в том количестве был заложен какой–то глубокий сакральный смысл…

Стены дома и крышу решили сделать не столь массивными, а поизящнее, посовременнее. А вот дальше, пардон, был сплошной полет нашей с Зиновием Николаевичем фантазии. Решили вазу заменить на лаконичный и очень стильный логотип Театра русской драмы: занавес и три звезды над ним. И решили не мучиться с расшифровкой того, что было под вазой, а обозначить ясное, понятное и, будем надеяться, вечное местопребывание театра: наша Рига.

Так что, если какой–то дотошный юрист захочет обвинить нас в неполном выдерживании неких принципов правопреемства, то он будет де–юре прав, а де–факто — нет, поскольку в период между существованием Общества гарантов царских времен и Общества гарантов нашей поры произошли огромные изменения — начиная с того хотя бы, что сама территория, где происходили изменения, сменила губернский статус на республиканский.

08_garanti_5 

Правильный нонсенс

Кстати, в связи с этими изменениями еще больший историко–юридический нонсенс оказался в плакате, который располагался по центру композиции, что была выстроена нами на стене ретрофойе театра.

Там надпись «Общество гарантов Русского театра в Латвии» обрамляют портреты Суровцева, лифляндского губернатора, Керковиуса, городского головы, и Незлобина, первого настоящего антрепренера. Нонсенс в том, что, когда все они верой и правдой служили России и Мельпомене, никакой Латвии еще и в помине не было.

И уж никак не мог гарантировать «постоянное существование в Латвии Русского театра» князь Серафим Петрович Мансырев, на что у него были свои веские причины: в 1918 году он, депутат Государственной думы, с превеликим трудом избежал смерти, уйдя из Петербурга в Эстонию, где и прожил остаток дней…

Но что было сделано при создании плаката, то было сделано. Главное, не было забыто, где, в какой стране, мы теперь живем. После чего плакат много лет провисел на стене фойе и на историко–юридический нонсенс никто внимания не обращал, а если и обращал, то никуда не жаловался. Значит, де–факто мы с Зиновием Николаевичем все сделали правильно.